Бесплатно

С нами Бог!

16+

18:43

Среда, 14 ноя. 2018

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Цесаревич Георгий Михайлович: Либерально-демократическая система ведет к упадку и деградации

09.07.2013 18:38

Е.И.В. Государь Наследник Цесаревич и Великий Князь Георгий Михайлович благоволил ответить на вопросы редактора газеты «Монархист» М.Кулыбина.

- Ваше Императорское Высочество, Вы являетесь наследником, продолжателем великой Династии, которая отмечает в этом году 400-летие. Что это для Вас значит?

- Все люди должны помнить о своих предках и стараться быть достойными их. Следовать их примеру в том, что они совершили доброго, полезного и героического. И извлекать уроки из их ошибок и грехов.

Кто-то знает о своих предках больше, кто-то меньше. Мне в этом смысле повезло: история нашего рода известна за почти 700 лет, из которых 300 с лишним лет мои прародители правили Россией. Родственные отношения с другими династиями связывают нас с всемирной историей в еще более древние эпохи.

Но это накладывает на меня серьезнейшую ответственность. Как и любой человек, я иногда добиваюсь каких-то положительных результатов, а иногда ошибаюсь и совершаю неверные действия. Но мои достижения по целому ряду объективных причин пока несопоставимы с достижениями моих предков. А вот вес каждой ошибки и слабости больше, чем у многих других людей.

Я знаю и чувствую, что люди судят нас очень сурово и требовательно, сравнивая то, что делаем мы, с деяниями наших предшественников. Но даже когда мы сталкиваемся с недостатком объективности и недопониманием разницы обстоятельств, все равно в таком отношении к нам есть некая высшая справедливость. Ведь кому больше дано, с того больше и спросится.

Я вижу свой долг перед соотечественниками и перед моей матерью, перед всеми моими предками и потомками в том, чтобы беречь доброе имя и честь Романовых. Стремлюсь, чтобы наши традиции и духовные ценности сохранились и служили Отечеству при любом государственном строе. Я обязан как можно больше узнавать о родной стране, совершенствовать русский язык, прилагать все усилия, чтобы приносить реальную пользу соотечественникам, прежде всего, наиболее нуждающимся в помощи.

В то же время как наследник Российского Императорского Дома, внесшего неоспоримый вклад в жизнь нашей страны, я считаю себя вправе ожидать, что оценка моих дел и слов – пусть самая строгая – будет не бездушной, не злой, не политизированной, а родственной. Что мои сограждане поддержат меня в том, что у меня получается хорошо. А если я что-то сделаю не так, чему-то не сразу научусь или что-то не сразу пойму, то отнесутся к этому с братской любовью и с пониманием судьбы нашей династии, столько лет проведшей в вынужденном изгнании.

- Православно-монархическая традиция насчитывает многие столетия. Что Вы думаете о прошлом и будущем монархической идеи? 

- Идея монархии – это идея Государства-Семьи во главе с прирожденным отцом или матерью нации. Строй, основанный на этой идее, может переживать периоды расцвета и упадка, но сама идея будет существовать всегда, пока существует человечество. Кризис монархии происходил и происходит не изолированно, а вместе с кризисом всех традиционных ценностей – религии, семьи, государственного суверенитета, национальной идентичности.

Революции и распространение республиканской формы правления не избавили человечество от страданий и бед, а скорее, усилили их. В ХХ веке именно разрушение монархий привело к власти тоталитарные режимы, погубившие десятки, если не сотни, миллионов человек. В наши дни мы видим, что система либерально-демократических взглядов и политических методов ведет к упадку и деградации. В Западном мире происходит поляризация взглядов: с одной стороны, доводятся до абсурдных крайностей либеральные установки, а с другой стороны – в форме протеста распространяется ксенофобия, нетерпимость к инакомыслию, склонность решать проблемы насилием и вандализмом. Тем временем либеральная демократия вырождается в новые формы тоталитаризма, ставящего человеческую личность под абсолютный внешний контроль и тем самым порабощающего ее.

По моему глубокому убеждению, именно историческая законная наследственная монархия позволяет найти справедливый баланс между свободой и порядком, традицией и требованиями современности, интересами государства и правами личности. Я не хочу сказать, что монархия это панацея от всех социально-политических и экономических болезней человечества. Но это тот путь, на котором можно наиболее эффективно с ними бороться.

В семье гораздо легче достичь согласия и взаимной поддержки в трудную минуту, чем в среде партнеров, которых связывает лишь общее дело и выгода. И в монархии гораздо больше связей, основанных на любви, вере, чести и долге, соединяющих нацию в единое целое, чем в республике, где перечисленные мною чувства и убеждения воспринимаются как анахронизм.

На новом витке истории рано или поздно придет понимание ограниченности и бесперспективности материалистического рационализма и потребительского эгоизма. Тогда настанет пора возрождения традиционных ценностей, среди которых легитимная монархия занимает одно из первых мест. Поэтому у монархической идеи, имеющей великое прошлое, несомненно, есть и великое будущее.

- Вы пока живете на Западе. Не опасаетесь ли Вы, что Ваши взгляды повредят Вам в жизни и деятельности? Ведь там пока господствуют совсем иные настроения…

- У Романовых было и есть много недостатков, но боязливость им не была присуща никогда. Мне не свойственно делать резкие заявления, способные кого-то обидеть. Я способен видеть здравые и положительные идеи в самых разных доктринах, в том числе в либерально-демократической, в коммунистической, и в любой другой. Я никому ничего не навязываю. Но это совсем не означает, что я должен отречься от традиционных убеждений, присущих Императорскому Дому и разделяемых мной лично, или бояться о них говорить.

Миссия Династии заключается в том, чтобы осуществлять независимый арбитраж. Для этого нужно оставаться равноудаленным от партий и равноприближенным к людям, независимо от исповедуемых ими взглядов. Конечно, для арбитража обязательно уметь идти на компромиссы, иногда очень серьезные. Но компромисс – это искусство, предполагающее достижение согласия на основе взаимного уважения, а не приспособленчество и не предательство собственных идеалов.

Мы принципиально не участвуем ни в каких формах политической борьбы и высказываемся только о духовных, нравственных и культурных аспектах жизни. Наши честные оппоненты и на Западе, и в России, я уверен, способны услышать наши аргументы, понимают и уважают нас, даже если не согласны с нами. И мы к ним относимся также.

Ну, а те, кого не устраивает сам факт нашего существования, все равно не удовлетворятся никакими уступками, потому что их позиция исключает конструктивность. Так что в опасениях высказывать свои взгляды нет даже практического смысла.

Единственное, в чем мы постоянно осуществляем самоконтроль и призываем верных нам людей контролировать себя – это чтобы наши высказывания и поступки не причиняли никому боль, не оскорбляли ничьи чувства. Св. Император Николай II очень верно сказал, что зло и неправду нельзя победить злом. Любую беседу и полемику нужно вести с уважением к собеседнику, даже если он позиционирует себя как противник того, что дорого нам. Только тогда мы имеем шанс переубедить его или найти компромиссное решение. Задача Императорского Дома заключается не в том, чтобы победить кого-либо или присоединиться к временным победителям, а в том, чтобы среди наших соотечественников не было побежденных.

- В одном из своих первых интервью, еще юношей, Вы сказали, что из Русских Государей – Ваших предков, Вы особенно почитаете Императора Петра Великого. Изменились ли со временем Ваши симпатии?

- Я не перестаю восхищаться волей и энергией моего великого предка и его готовностью к самопожертвованию. Он много требовал от других, но к себе был требовательнее всего. Даже его смерть стала символом этих качеств, ведь он смертельно заболел, спасая зимой в ледяной воде солдат с севшей на мель шлюпки.

Петра Великого упрекают в чрезмерной увлеченности западным опытом. Эти обвинения становятся особенно популярными, когда в отношениях между Россией и Западным миром наступает очередное охлаждение. Но давайте не будем забывать, что Петр I не просто формально перенимал без разбора все иностранное, а всегда действовал исключительно в интересах России. Проводя свои реформы, он не хотел сделать Россию удобной и послушной Западу. Наоборот, он заимствовал западный опыт, чтобы усилить свою страну, сделать ее самодостаточной и конкурентоспособной во всех отношениях.

Конечно, Петр I совершал и ошибки. В чем-то он переусердствовал. Спустя столько лет легко об этом судить. Однако итогом его царствования стало приобретение Россией статуса великой державы, решение многовековой проблемы выхода к Балтийскому морю, создание Российского флота и регулярной армии и множество других реальных достижений. Не случайно его почитали такие патриоты как М. Ломоносов и А. Пушкин, которых никак нельзя упрекнуть в излишнем «западничестве».

Петр I своим собственным примером доказал, что любой труд достоин уважения, что нет «непрестижных» профессий, что нет никаких рангов, которые препятствуют работе в любых полезных сферах. Он сам освоил множество наук и ремесел. В своей деятельности я стараюсь следовать примеру моего предка.

И в той работе, которую выполняю сейчас в компании «Норильский Никель», я надеюсь принести пользу моей Родине, развивая ее экономические связи с внешним миром и защищая репутацию отечественных производителей. Я стараюсь следовать традиции Петра I, которая заключается не в том, чтобы упрямо сохранять все свое только потому, что оно свое, и не в том, чтобы считать все чужое лучше своего, а в том, чтобы совмещать лучшее из собственного и из иностранного опыта и делать свою страну все сильнее. Тогда в любом случае, - и в сотрудничестве, и в конкуренции – мы сможем разговаривать с Западом и вообще с любыми внешними силами на равных.

Из предков, вызывающих мои особенные симпатии, кроме Петра I, теперь я назвал бы еще Александра Невского, Иоанна III, Николая I и Александра III. Эти государи, каждый по своему, воплотили в себе большинство положительных качеств, присущих Русским Монархам.

- Согласно недавнему опросу общественного мнения, до четверти россиян не против возрождения в стране монархии. Видите ли Вы перспективы для ее восстановления и как Вы мыслите будущую монархию?

- Я ясно отдаю себе отчет, что восстановление монархии на настоящем этапе преждевременно. Действительно, времена разброда, всеобщего равнодушия, крайнего индивидуализма и стремления к безответственной и безграничной свободе уходят. Многие люди в поисках выхода из кризиса стремятся к усилению государственной власти. Но для восстановления монархии этого недостаточно. Необходимо понимать, что далеко не любая авторитарная власть является монархией, а тоталитаризм вообще глубоко чужд и враждебен монархическому мировоззрению.

Монархия – это не одна из партийных доктрин, и тем более, не диктатура какой-то сильной личности. Монархия – это сложившаяся на протяжении столетий совокупность духовных и культурных ценностей, система традиционных методов управления, комплекс идей, основанных на вере, чести и служении. Поэтому ее нельзя восстановить путем некоей политической комбинации. Ни насилие, ни закулисный сговор с влиятельными силами, ни популистское использование сиюминутного всплеска общественных настроений не способны привести к восстановлению монархии.

Необходимо, чтобы большинство сограждан получило верное представление и о преимуществах, и о недостатках монархии, все взвесило и приняло свободное и осознанное решение, основанное на анализе и понимании главной сути этого государственного строя. Задача Императорского Дома и всех традиционалистских сил на настоящем этапе заключается в том, чтобы спокойно и уверенно заниматься просветительской работой, восстанавливать в сознании людей то, что было разрушено или искажено демагогической пропагандой.

Я не сомневаюсь, что монархия в России имеет будущее. Может быть, ее возрождение произойдет не при нашей жизни. Но, в любом случае, это будет современная и динамично развивающаяся легитимная наследственная монархия. Монархия, религиозно основанная на Православии, но обеспечивающая свободу всех традиционных вероисповеданий и нерелигиозных граждан. Монархия, наделенная достаточным кругом полномочий, но опирающаяся на систему демократических учреждений всех уровней. Монархия, совершенно внепартийная, совместимая с любым общественно-экономическим строем, осуществляющая независимый арбитраж между всеми политическими, социальными, национальными и религиозными общностями и группами на основе права и справедливости. Монархия, гарантирующая сочетание традиционных устоев и здорового консерватизма с постоянной эффективной модернизацией. Другие, частные моменты предсказывать бесполезно. Жизнь сама подскажет формы и нюансы воплощения монархического принципа в современных условиях.

- Православие исторически было одной из основ, на которых зиждилась Русская государственность. После десятилетий гонений со стороны богоборцев Церковь начала возрождаться, но в последнее время возобновились нападки. В чем Вы видите причину живучести атеистических предрассудков и что нужно делать в сложившейся ситуации?

- Дело, мне кажется, даже не в атеистических предрассудках. По крайней мере, не только в них. Абсолютных атеистов очень мало. Есть люди, далекие от Церкви или от иных конкретных вероисповеданий. Но в важнейшие моменты жизни почти все вспоминают о Боге. Кроме того, далеко не все атеисты относятся к Церкви враждебно.

Речь идет, скорее, о сравнительно узкой, но активной и агрессивной части общества, которая пытается навязать большинству свои представления. Эти люди стремятся снять все табу, оправдать любой грех и, в конечно итоге, уничтожить в сознании людей различие между добром и злом. Им кажется, что так будет комфортнее жить.

Традиционные религии, а в России – в первую очередь Православная Церковь, становятся для этого меньшинства противниками, потому что продолжают настаивать на необходимости сохранения в обществе моральных принципов. В мире идет непрекращающаяся борьба за души и умы людей. Поэтому атаки на Церковь были, есть и будут. Нужно относиться к этому как к печальной неизбежности и просто правильно реагировать.

Безусловно, нужно уметь различать справедливую критику и злобные нападки. Реальные грехи и ошибки признавать не стыдно. Наоборот, умение каяться и исправляться вызывает уважение и понимание, что личные недостатки священнослужителей и верующих не способны ослабить авторитет религии.

Однако часто мы видим, что некоторых людей раздражают вовсе не негативные явления в жизни духовенства и паствы, а как раз, наоборот, то, в чем Церковь сильна, и чем она нужна людям. Их не устраивает рост численности верующих и строительство новых храмов, они возмущаются участием Церкви в жизни государства и общества, стремятся вытеснить Церковь в какое-то гетто. В ряде европейских стран мы видим, как это уже оборачивается откровенной дискриминацией верующих.

В России, к счастью, эпоха воинствующего безбожия не искоренила веру, а наоборот, стала своего рода прививкой от религиозного индифферентизма и крайнего секуляризма. Люди не скрывают свою религиозность. Авторитет Церкви, Патриарха и духовенства находится на должной высоте. Большинству понятна разница между Церковью как институцией и отдельными ее оступившимися членами, проступки которых пытаются использовать для дискредитации православия в целом.

Чтобы это здравомысленное отношение общества к Церкви сохранялось, самое главное – не поддаваться на провокации и не принимать навязываемые нам правила игры. Если мы будем действовать теми же методами, как и агрессивные противники Церкви, то чем же мы тогда от них отличаемся? Нужно уметь твердо защищать свои права и моральные устои, но помнить, как мы уже говорили, что зло нельзя победить злом. Агрессивность есть следствие внутренней неуверенности в собственных силах и в правоте своего дела. Если мы даже в борьбе за нашу веру и наши идеалы не забудем о любви, спокойствии и терпении, то достигнем гораздо лучших результатов.

- Вы уже многие годы достаточно часто посещаете Россию, видитесь и общаетесь с современными русскими людьми. Какие изменения, на Ваш взгляд, произошли в обществе за последние годы? 

- У меня сложилось впечатление, что наши соотечественники с каждым годом обретают все больше внутренней свободы. Увлечение внешними проявлениями мнимой свободы, оборачивающимися вседозволенностью и хаосом, проходит. В то же время укрепляется достоинство личности, правовая культура, понимание взаимосвязи прав человека и обязанностей гражданина. Люди становятся менее манипулируемы, их уже нельзя превратить ни в покорную массу, ни в беснующуюся толпу.

Конечно, нам всем вместе нужно еще приложить много усилий, чтобы преодолеть тяжелые последствия революции, братоубийственной Гражданской войны, тоталитаризма, постсоветской разрухи. Не следует идеализировать и дореволюционную Россию – в ней тоже было много недостатков. Мы должны помнить о прошлом, но возрождать не отжившие формы, а вечные принципы. И идти только вперед с верой, надеждой и уважением к себе и к окружающим.

Источник Версия для печати