Бесплатно

С нами Бог!

16+

16:14

Понедельник, 18 июн. 2018

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Памятник Анне Павловне в Гааге. Фото Инесса Филатова

Фото: Памятник Анне Павловне в Гааге. Фото Инесса Филатова

Анна Павловна – русская королева Нидерландов

27.10.2016 01:15

В этом году в Нидерландах отмечается 200-летний юбилей бракосочетания наследного принца королевства Нидерландов Вильгельма Оранского, будущего короля Вильгельма II, и великой княгини Анны Павловны Романовой. На днях королева Нидерландов Максима открыла большую выставку «Яркая королева» в музее дворца Хет Лоо в нидерландском городе Апелдорн. О том, что значило вхождение русской великой княгини в королевскую семью Оранских-Нассау, нам рассказал хранитель музея Хет Лоо Пауль Рем.

–   200-летний юбилей бракосочетания Анны Павловны и Вильгельма II – отличный повод для того, чтобы помочь нидерландцам поближе познакомиться со своей русской королевой. Хотя я мог бы праздновать даты, связанные с нею, каждый год (смеется). Анна Павловна, конечно, но мы здесь говорим Анна Павловна. История отношений между Россией и Нидерландами очень давняя. Но многие об этом знают лишь поверхностно. Кстати, наша нынешняя королева, королева Максима, тоже очень особенная, потому что она приехала из Аргентины.

– С чего лично для Вас началась история Анны Павловны?

 – Я работаю хранителем в музее Хет Лоо уже 24 года, и у нас была большая коллекция принадлежавших ей вещей. Когда я занимался их исследованием, это было похоже на то, как если бы я лично познакомился с этой женщиной. Я был заинтригован, и мне захотелось  рассказать о ней с помощью большой выставки. Я не имел ввиду рассказ о её личной жизни, её характере, мне хотелось рассказать о том, каково было русской великой княгине стать королевой Нидерландов. 

Самая желанная невеста Европы

Шестая дочь российского императора Павла I, великая княжна Анна Павловна, родилась 18 января 1795 г. Детство её прошло в Павловске, в Большом дворце в Гатчине. Она получила блестящее образование и воспитание, была умна, обаятельна и хороша собой. У неё был талант к рисованию, она брала уроки у Ореста Кипренского и была почётным членом Императорской Академии художеств. 

Ей было 15 лет, когда к ней посватался Наполеон. Великому Бонапарту отказали, сославшись на слишком юный возраст принцессы. После победы над Наполеоном Анна становится одной из самых желанных невест Европы с головокружительным приданым в один миллион рублей. Её женихи – герцог Беррийский, принадлежащий к восстановленной в правах династии Бурбонов, и Вильгельм VI Оранский – герой Ватерлоо, наследник нового королевства, возникшего во время Венского конгресса 1815 г. и объединившего Бельгию и Нидерланды под властью дома Оранских.  

Венчание великой княжны Анны Павловны с принцем Вильгельмом Оранским состоялось 9 февраля 1816 г. в церкви Зимнего дворца. Свадебные празднества продолжались полгода. Незадолго до отъезда молодых в их честь в Павловском дворце императрицей Марией Фёдоровной было устроено роскошное празднество. 

На празднике была исполнена ода в честь принца Оранского. Стихи были заказаны старому придворному поэту Нелединскому-Мелецкому.  «Но устаревший поэт, не надеясь на свои силы, поехал в лицей, передал это поручение Пушкину, которому дал и главную мысль, а через час или два уехал из лицея уже со стихами», – писал литературный критик В. П. Гаевский в журнале «Современник». 

На следующий день воспитаннику Царскосельского лицея Александру Пушкину за сочиненные им стихи «К Вильгельму Оранскому» были переданы золотые часы с цепочкой от императрицы Марии Фёдоровны. С этими часами Пушкин не расставался до конца жизни. Сейчас они хранятся в Музее-квартире Пушкина на Мойке в Санкт-Петербурге.

Оказавшись в далекой незнакомой стране, Анна Павловна в совершенстве изучила язык, историю и культуру своей новой родины. Она покровительствует литературе и искусствам, много внимания уделяет воспитанию детей – четверых сыновей и дочери. Но главное, чем Анна Павловна завоевала любовь нидерландского народа, – это милосердие и щедрая благотворительная помощь нуждающимся.  На деньги из своего приданого она строит приюты для бедных детей, открывает школы, больницы и инвалидные дома. 

После смерти супруга, короля Вильгельма II, страстного игрока и коллекционера живописи, оставившего огромные долги, она уговаривает своего брата, императора Николая I, выкупить собранную её мужем коллекцию голландской живописи. Теперь эта коллекция является одним из главных украшений Эрмитажа в Санкт-Петербурге. 

Блеск империи в ста сундуках

– Рассказ мы начали с воссоздания атмосферы, в которой она жила в России. Чтобы люди, живущие здесь, могли познакомиться с Павловском или Зимним дворцом. Или с её семьей, изображённой на известном портрете императорской семьи, на котором Анна Павловна, ещё маленькая девочка, стоит рядом со своим отцом, императором Павлом I.  Я хотел показать, что такое был императорский дом Романовых. 

Вместе с Анной Павловной в Нидерланды прибыли 100 больших сундуков с приданым. Это вещи, которые должны были сделать её жизнь здесь более привычной. Её мать, Мария Фёдоровна, лично следила за тем, чтобы всё было вовремя доставлено. Мебель, одежда, обивка для стен, обои, посуда и т. п. – всё было упаковано, погружено в Санкт-Петербурге на борт корабля «Принц Блюхер» и отправлено в Амстердам. Это было очень разумно. Но когда принц Виллем ещё в Петеребурге увидел вещи из её приданого, он написал домой: «Дорогой папа, если Анна возьмет все свои вещи, наши маленькие дворцы не смогут вместить всё»

Посмотрите на это великолепное огромное зеркало с канделябрами. Сама она была довольно небольшого роста. Но вы видите зеркало высотой почти четыре метра. Для того чтобы просто смотреть, хорошо ли ты выглядишь, не нужно зеркало такого размера, но это российский императорский двор, и они говорят; посмотрите, что у нас есть. Взгляните на эти роскошные сервизы Петербургского фарфорового завода. На эту изумительную мебель. Всё это сделано в России, и всё это – абсолютный топ. 

«Русская кровь» при нидерландском дворе

– Здесь ей пришлось привыкать к очень маленькому, умеренному протестантскому двору. Сохранились письма Анны Павловны. Она очень тосковала, а к тому же была удручена ссорой в своей нидерландской семье – между королём Вильгельмом I и ее мужем, Вильгельмом II. Она много писала матери, и мать отвечала ей: «Анна, попробуй смягчить ситуацию, восстановить мир, твоя главная задача – сделать всё, чтобы у твоего Виллема был уютный дом, чтобы ему было тепло». 

И она делала, стараясь придать блеск и пышность своим нидерландским дворцам. Все они были украшены изделиями из малахита, его всегда можно увидеть во дворцах в России. Нидерландцы совсем не знают этот камень. Я собрал весь малахит, который от неё остался. Консоли, бюро, канделябры, подсвечники и ширма для света, чтобы сделать свет мягче. Когда она давала аудиенции во дворце Сустдейк, там всегда стояла эта вышитая, предположительно, её руками ширма с изображением российского и нидерландского гербов.

Дворец Сустдейк, как и все наши дворцы,  по сравнению, с петербургскими ничего собой не представляет. Но он очень напомнит вам дворец в Павловске, благодаря пристройкам, которые были сделаны здесь при Анне Павловне, и вещам из её приданого. 

– Да, очень напоминает. Там я видела большой портрет Вильгельма III и была потрясена тем, насколько он выглядит как Романов.

– Да! Но знаете, когда он бывал вспыльчив и деспотичен, о нем говорили «сумасшедший Павел», или «это русская кровь». Королева Вильгельмина, прабабушка нынешнего короля, тоже бывала гневлива, а после вспышек говорила:«Простите, это всё русская кровь». То есть если случались ссоры, в этом винили русскую кровь! (Смеется).

– А что придворные думали об Анне Павловне?

– Считали, что у неё трудный характер. Поскольку она приехала из России, она была очень требовательна. В Нидерландах между королем и придворными, так же как и между двором и народом, не было такой большой дистанции. Ей было трудно привыкнуть к тому, что люди запросто подходят к ней. Она ставила себя очень высоко и делала вещи, которые здесь казались странными. Например, бросала на пол использованные носовые платки, которые должны были подбирать придворные фрейлины. Или, например, здесь во дворце Хет Лоо, если ей казалось, что идти слишком далеко, её должны были нести на паланкине. В ней была сила и осознание своего права требовать, чтобы с ней обращались как с императорской особой. 

Однажды у неё была ссора с камергером, и она сказала ему, что это большая честь для такой страны как Нидерланды, что русская великая княгиня согласилась стать их королевой. Она чувствовала себя очень значительной. Это так, конечно, и было. И нидерландцы её очень уважали. 

Русская коронация нидерландского короля

–  Когда в 1840 г. король Вильгельм I подписал акт об отречении от престола, это было здесь, во дворце Хет Лоо, принц Виллем автоматически стал королём – Вильгельмом II, Анна Павловна же – королевой. Церемония коронации была намного красивее, чем в Нидерландах могли себе представить в то время. И в ней было больше русского стиля, чем нидерландского.

Вильгельм II был увлечён Россией, был счастлив, что его жена русская, и называл её Анинька. Вообще, то что они были по-настоящему друг к другу привязаны, очень необычно. 

Они вместе позаботились о том, чтобы это была своего рода русская коронация нидерландского короля. На Вилемме был русский головной убор и мундир в стиле русской армии. На Анне Павловне – платье со свободным рукавом, как носили при российском дворе, и диадема в русском стиле – кокошник. И это очень ярко выраженная  русская деталь в важнейшей нидерландской церемонии.

Предыдущая королева справлялась со своей ролью не очень хорошо. Королева должна устраивать грандиозные балы, давать праздничные обеды и быть образцом хороших манер. В узком семейном кругу быть любящей женой и заботливой матерью, а для внешнего мира быть украшением и символом стиля королевского двора. Анна Павловна справлялась с этим блестяще, балы, которые она устраивала, были знамениты в Гааге.

Но король умер рано, на девятом году правления. При российском императорском дворе, когда умирал монарх, его вдова получала статус вдовствующей императицы и оставалась важнейшей дамой в империи. При нидерландском дворе всё обстояло иначе. Новая королева становится самой важной дамой. А старая не играет больше никакой роли. Анна Павловна чрезвычайно страдает. В 1855 г. она едет в Россию. Спустя год возвращается в Нидерланды, чтобы продожить оплакивать «своего Виллема»

Анна Павловна и Русская православная церковь в Нидерландах

– Она была глубоко верующей и находила большое утешение в вере. Согласно брачному договору, ей разрешалось сохранить русскую православную веру, хотя её дети должны были воспитываться как протестанты. Во всех своих голландских дворцах и, разумеется, в Брюсселе, она устроила русские православные домовые храмы. Иконостасы, золотая и серебряная церковная утварь, богослужебные книги, иконы, священные чаши, хоругви – всё необходимое для совершения богослужения было частью её приданого. Вместе с нею из России приехал священник и церковный хор. В своём завещании Анна Павловна  распорядилась, что после её смерти всё это должно перейти в управление российского посольства в Нидерландах. Многое из этого до сих пор используются во время богослужений в православном храме Святой Марии Магдалины в Гааге.

Любимая королева

– Однажды уже в конце жизни Анна Павловна гостила в Амстердаме в королевском дворце на площади Дам. В какой-то момент на балконе появились король Вильгельм III, сын Анны Павловны, с супругой, и народ их приветствовал. Но когда на балкон вышла Анна Павловна, разразилась настоящая овация, которая продолжалась всё время, пока она стояла на балконе, – так люди выражали ей свою любовь и благодарность. Её очень любили.

– В Гааге есть улица и площадь, которые носят её имя, там стоит посвящённый ей памятник работы российского скульптора Александра Таратынова...

– Кроме того, на севере Нидерландов есть городок, который называется Анна Павловна. Сегодня на выставку приедут 10 его жителей, которым интересна история женщины, чьё имя носит их город. 

– Так что же значила Анна Павловна для Нидерландов?

– Для нидерландской монархии чрезвычайно важным было то, что Анна Павловна происходила из русского императорского дома. Сам по себе факт того, что молодой принц только что возникшего королевства женится на сестре могущественного императора, значил очень много. Потому что это огромный престиж. 

Брачная политика – это международная политика. То есть Анна получила от царя, своего брата, политическое преимущество, и через неё это преимущество получил её муж, король. Таким образом, быть может, «за ширмой»,  она играла важнейшую политическую роль. И если вернуться к вещам, представленным на выставке, её вещам, то эти вещи до сих пор играют свою роль. Если бы вы были президентом иностранного государства или послом и зашли в королевский дворец в Гааге, дворец Нордейнде, вы увидели бы великолепные малахитовые консоли, привезённые Анной Павловной. Таким образом, до сих пор они служат престижу нидерландского королевского дома, благодаря запечатлённому в них блеску и величию большой империи.

К этой выставке я написал книгу на нидерландском языке, чтобы нидерландцы могли лучше узнать и понять, кто была Анна Павловна. Сейчас достаточно мало людей имеют об этом представление. Я считал, что должен это изменить. В том числе и потому, что отношения с Россией, с современной Россией, для нас очень важны.

 

Источник Версия для печати