Бесплатно

С нами Бог!

16+

22:34

Четверг, 21 сен. 2017

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Ответы Главы Дома Романовых г-ну Полу Гилберту, главному редактору Royal Russia

04.04.2017 00:26

"В том, что настанет день, когда мы получим возможность вернуться в свое Отечество, родители совершенно не сомневались"

Ваше Императорское Высочество, Вы родились в Мадриде в 1953 г., воспитывались и в Испании, и во Франции. Какие у Вас воспоминания о семейной жизни, и какое влияние на Вас оказали Ваши августейшие родители в детстве?

Мои родители очень любили друг друга и создавали вокруг себя атмосферу любви. Жить в такой обстановке с самого детства — большое счастье.

При этом я не могу сказать, что меня как-то особенно баловали, или что мне всё разрешали. И папа, и мама умели быть строгими и требовательными. Например, они весьма настойчиво контролировали, чтобы я усердно изучала русский язык. Далеко не во всех королевских семьях, оказавшихся в изгнании, было такое отношение к обязательности изучения молодым поколением родного языка.

Были и другие ограничения, связанные с религиозными и моральными устоями. И самое главное — родители неуклонно внушали мне мысль, что наше положение, как членов династии — это в первую очередь не права, а обязанности. Мы не принадлежим себе в полной мере, а принадлежим нашей Родине — России.

В том, что настанет день, когда мы получим возможность вернуться в свое Отечество, родители совершенно не сомневались. Даже в самые, казалось бы, безнадежные времена, когда коммунистический режим казался незыблемым. Все эти убеждения и свой искренний оптимизм они передали мне. Наверное, это получилось потому, что даже в строгости у них было много любви, и они проповедовали свою веру и свои идеи не наказаниями, а личным примером и терпеливым объяснением.

После смерти Вашего деда Императора в изгнании Кирилла Владимировича Ваш отец Великий Князь Владимир Кириллович стал Главой Российского Императорского Дома и посвятил более 50 лет своей жизни службе России. Как Вы бы хотели, чтобы его помнили в истории?

И деду, и отцу Господь вверил миссию быть хранителями идеала Российской Православной Легитимной Наследственной Монархии в страшную эпоху, когда вся система традиционных ценностей разрушалась насильственными и кровавыми методами.

Я бы хотела, чтобы соотечественники дали справедливую оценку этому исповедническому подвигу отца и деда, и чтобы помнили их с такими же мыслями и чувствами, которые выразил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в своей проповеди над гробом папы после его отпевания в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга: «Вся жизнь его прошла за пределами России, попеременно в разных странах. Но он сознавал себя в них скитальцем, ибо его помыслы и чувства были устремлены к стране, которую он считал своим Отечеством. Он никогда не имел ни гражданства, ни подданства какого бы то ни было государства. Единственным оправданием своего существования он считал возможность по мере сил послужить Родине. Он полагал его священным долгом и на протяжении всего, далеко не легкого, жизненного пути совершал свою миссию как мог, как понимал».

Ваша августейшая мать Е.И.В. Государыня Великая Княгиня Леонида Георгиевна происходила из Грузинского Царского Дома. Она занималась благотворительной деятельностью и содействием развитию искусства. Как Вы бы хотели, чтобы её помнили в истории?

Мама была верной, надежной и деятельной спутницей отца. В семейной жизни она была живой иллюстрацией грузинской пословицы: «Муж — голова, а жена — шея». Конечно, папа был главой семьи. Но мама всегда оставалась для него «шеей» — давала опору и, в некоторых случаях, направление.

Она не забывала о своей принадлежности к Грузинской династии и любила Грузию. Но интересы России и Дома Романовых стояли для неё на первом месте. Мама была чрезвычайно добрым, отзывчивым, весёлым и остроумным человеком. Многие люди, даже настроенные к нам с предубеждением, после общения с ней меняли свои взгляды и проникались симпатией к нашей семье и к нашему делу, даже если далеко не во всем разделяли наши взгляды.

Мама, не только по моему мнению, но и по свидетельству многих знавших её, являлась воплощением Царицы-Матушки, образ которой веками поддерживался в народном сознании. В этом образе — всё наиболее тёплое и трогательное, что хранит в себе монархический идеал Государства-Семьи.

Великий Князь Владимир Кириллович и Великая Княгиня Леонида Георгиевна посетили Россию в ноябре 1991 года по приглашению мэра Санкт-Петербурга, Анатолий Собчак. С точки зрения исторической перспективы, почему этот визит был так важен для Российского Императорского Дома?

Когда папе поступили первые приглашения из России, а вернее, тогда еще из СССР, многие соотечественники за рубежом активно отговаривали его от поездки. Из США приехала целая группа во главе с Архиепископом Лос-Анжелосским Антонием, чтобы воспрепятствовать посещению. Они утверждали, что в России всё остаётся коммунистическим, что всё под властью КГБ, что кругом ложь, что Церковь не та, и народ не тот, что, приняв приглашение от коммунистов, Глава Дома Романовых предаст свои убеждения и т.п.

Но позиция отца была твёрдой: если на Родине появилась потребность в нас — мы обязаны ехать. Да, в России ещё много сложного, болезненного и непонятного. Но другой Родины у нас нет, и никогда не будет. Как говорил Спаситель, не здоровые имеют нужду во враче, но больные. И если в нашей стране не всё ладно, но мы можем хоть чем-то помочь, и наши соотечественники сами нам об этом говорят, наш долг быть с ними.

Кроме того, отец всю жизнь мечтал увидеть Россию, о которой ему столько рассказывали его родители. Он был уже не молод, и знал, что его здоровье находится не в самом лучшем состоянии. И он почувствовал сердцем, что Господь посылает ему — именно ему, на закате его дней — возможность начать возвращение на Родину наших идеалов и принципов, нашего наследия и опыта.

Поэтому он не согласился с мнениями противников визита и принял приглашение. Мама всецело его в этом поддержала и помогла выдержать эмоциональный натиск тех, кто не смог понять глубокого смысла этого исторического момента.

Благодаря тому, что папа и мама осуществили свой первый после революции визит в Россию именно в ноябре 1991 года, в истории нашей страны и нашей династии навсегда осталось, что Глава Дома Романовых и его супруга не поддались эмигрантским предрассудкам, не размышляли о политических выгодах, не медлили и не набивали себе цену, а сразу с открытой душой устремились на Родину в самом начале нового этапа его бытия.

Безусловно, после падения коммунистического режима процесс реинтеграции нашего Дома в общественную жизнь страны всё равно бы рано или поздно начался. Но я благодарна Богу, что он начался именно так, и что именно моему отцу было суждено восстановить порванную связь времён.

Вашего деда Императора в изгнании Кирилла Владимировича часто обвиняют в измене. Недоброжелатели утверждают, что в 1917 году он присягнул на верность новому Временному правительству, и что он даже носил революционный красный бант, хотя не было никаких надежных свидетелей, которые на самом деле это видели. Он отрицал эти обвинения в своих мемуарах. Можете ли вы прокомментировать это обвинения?

Клевета всегда была одним из действенных орудий недобросовестной политики.

Вы сами отметили, что нет никаких авторитетных свидетельств о каких бы то ни было неблаговидных поступках моего деда во время Революции.

Из его переписки с дядей Великим Князем Павлом Александровичем в февральско-мартовские дни 1917 года, хранящейся в Государственном архиве Российской Федерации и многократно публиковавшейся, явствует, что они вместе предпринимали усилия, чтобы «всячески, всеми способами сохранить Ники (то есть Императора Николая II) на престоле».

Возможно, они не во всем верно оценили ситуацию и допустили какие-то ошибки. Но то, что в их действиях не было никакой измены, не подлежит сомнению.

Служить Временному правительству ни дед, ни Великий Князь Павел Александрович не стали, подав в отставку после вероломного ареста Императорской семьи.

Выдумки о «красном банте» и прочая клевета стали распространяться после того, как дед принял на себя ответственность за судьбу династии в изгнании.

Ясно, что иначе не могло быть. Было бы удивительно и невероятно, если бы глава династии не стал жертвой лживых нападок.

После прихода к власти большевиков в эмиграции оказался весь спектр политических сил, готовивших революцию в России. Циничные вожаки партий имели огромный опыт клеветы на династию. Среди них были и крайне левые, которые ненавидели монархию не меньше, чем большевики, и февральские заговорщики, видевшие в монархии, в лучшем случае, декорацию, и правые, возомнившие себя «монархистами больше, чем сам Царь» и считавшие себя вправе руководить Государем как марионеткой. Конечно, всех их раздражало, что старший в Доме Романовых не побоялся принять наследственные права и обязанности и выступить с независимой и самостоятельной позицией. И если они клеветали на Николая II и всячески старались дискредитировать его семью, когда он ещё был самодержавным императором, то в отношении императора в изгнании, у которого уже не было никаких средств защиты, кроме чести и слова, все эти люди чувствовали себя совершенно вольготно.

Справедливости ради нужно сказать, что многие деятели эмиграции со временем одумались, пересмотрели свои взгляды и перестали распространять ложную информацию, а некоторые извинились и заявили о своей преданности моему деду, или, если не успели при его жизни, моему отцу. Наиболее известный из них — философ Иван Ильин.

В 1992 году Президент Российской Федерации Борис Ельцин вернул паспорта Вам и членам Вашей семьи. С тех пор Вы много раз посетили Россию и встретились с людьми всех слоев общества. Начиная с того визита в 1992 году, что Россия для Вас лично значит?

Россия — это моя Родина, и этим всё сказано. Я с детства воспитана в этом сознании.

Я чувствую себя в своем Отечестве и во всех регионах современной Российской Федерации, и в других независимых государствах, возникших после распада СССР.

Мы всецело признаем существующее законодательство и суверенитет новых государств. Но в историческом, духовном и социокультурном смысле все народы бывшей Российской Империи имеют одно Отечество — единое цивилизационное пространство. Потому что за эту общность боролись, трудились и проливали кровь наши отцы, деды и прадеды.

В России, конечно, я бываю чаще, и здесь деятельность Императорского Дома развивается наиболее интенсивно. Я с радостью вижу, что большинство соотечественников, даже если они не во всем разделяют наши убеждения, относятся к нам доброжелательно, с любовью, пониманием и сочувствием.

Наша работа чужда любым формам политической борьбы. Мы занимаемся проектами, связанными с благотворительностью, укреплением национального, религиозного и гражданского мира, развитием связей между народами бывшей Российской Империи, просвещением, сбережением историко-культурного и природного наследия и тому подобными гуманитарными акциями.

На протяжении почти столетия Императора Николая II жёстко критиковали западные историки и биографы. По вашему мнению, ошибались ли эти исследователи и авторы?

Никто не может запретить критиковать любую историческую личность.

Но нужно уметь отличать объективную критику от клеветы и наветов.

Положительные и отрицательные оценки должны быть подкреплены доказательствами, которые возникают при тщательном изучении исторических источников и их анализе.

Обо всех следует судить по плодам. Россия при Императоре Николае II увеличила численность своего населения в полтора раза, а по темпам экономического развития вышла на первое место в мире. Рабочее законодательство России было самым прогрессивным, и это признал даже американский Президент Тафт. В монографиях великого русского ученого Дмитрия Менделеева, французского экономиста Эдмона Тери и других авторитетных авторов содержатся аргументированные анализы и прогнозы состояния России и перспектив её развития, которые показывают, что Николай II сделал для своей страны очень много.

Кто-то скажет, что раз царствование Императора Николая II закончилось революцией, то любые его достижения теряют цену и смысл.

Но это несправедливый подход.

Согласитесь, что если шофёр не смог помешать взорвать гранату в его автомобиле, это еще не значит, что он был плох как водитель, или что автомобиль имел плохую конструкцию либо неправильно ремонтировался.

Безусловно, Император Николай II, как и любой человек и государственный деятель, не был безгрешным и совершал ошибки.

Но он был глубоко верующим, великим патриотом, честным, искренним и любящим человеком, с мужеством и достоинством пережившим все страдания, которые ему было суждено испытать и во время правления, и после отречения.

Святая Церковь актом канонизации Царской Семьи подтвердила, что Император Николай II является одним из главных нравственных ориентиров нашего народа. И я вижу, что это решение духовенства нашло отклик в сердцах соотечественников.

Поэтому, не отрицая права историков обсуждать правильность или неправильность тех или иных политических шагов Императора Николая II, я никак не могу одобрить тех, кто пытается очернить его память или изобразить его пустым легкомысленным человеком, увлеченным только своей семьей.

Для этого в истории нет никаких оснований.

На Ваш взгляд, почему реабилитация царя-мученика Николая II Верховным судом РФ так важна для правильного понимания истории России?

Некоторые неправильно понимают слово «реабилитация» и думают, что это что-то вроде амнистии.

На самом деле, реабилитация жертв политических репрессий — это признание, что в отношении человека совершены незаконные действия от имени государства, что ныне эти действия государством признаются незаконными, а человек в полной мере восстанавливается в своих правах, чести, достоинстве и добром имени.

Для современного Российского государства акт реабилитации св. Императора Николая II, его семьи, других казнённых членов нашего Дома и их верных служителей имеет огромное правовое и нравственное значение.

Российская Федерация является правопреемницей Российской Советской Федеративной Социалистической Республики и Союза Советских Социалистических Республик.

Местный государственный орган, обладавший всей полнотой власти — Уральский совет рабочих и солдатских депутатов — вынес смертный приговор Императору, его семье и их приближенным, а высшие государственные органы Советской России — Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народны Комиссаров признали это решение правильным и одобрили его.

До тех пор, пока в 2008 году Президиум Верховного Суда Российской Федерации не принял по моему заявлению решение о реабилитации Святых Царственных Мучеников, они с юридической точки зрения считались казнёнными правильно и обоснованно.

Ни церковная канонизация, ни отдельные заявления некоторых руководителей страны, лично осуждавших цареубийство, здесь ничего изменить в правовом смысле не могли. Получалось, что для Церкви и верующих Николай II и его семья — святые, для большинства соотечественников, во всяком случае, они — невинные жертвы террора, а для государства — преступники, достойные смерти.

Конечно же, это было абсурдом и страшным кровавым бременем, от которого наше государство должно было избавиться.

Слава Богу, что высшая судебная инстанция современной России признала правоту приведенных мною доводов и приняла законное и обоснованное решение.

Я хочу с благодарностью особо отметить вклад в это дело Председателя Верховного Суда России Вячеслава Лебедева, который глубоко вник в суть вопроса и положил конец нарушениям законности. До вынесения 1 октября 2008 года вердикта по делу о реабилитации казнённых членов Царской семьи мы не были с ним знакомы и никоим образом не могли повлиять на его позицию. Он сам во всем разобрался и согласился с приведенными в моем заявлении доводами, основанными на законе «О реабилитации жертв политических репрессий» и на доказанных исторических фактах.

Акт о реабилитации Императорской Семьи, их августейших родственников и их приближенных, казнённых богоборческим тоталитарным коммунистическим режимом — одно из наиболее ярких доказательств того, что в России произошли колоссальные положительные изменения в области осмысления её истории и защиты прав человека в настоящем.

В свое время Ваш отец получил письма от Королевы Елизаветы II и ряда других царствующих монархов и главы династий, в котором они поздравили его с Вашим рождением в 1953 году. Вы поддерживаете отношения с членами царствующих и нецарствующих королевских домов Европы?

Конечно. Ведь мы все — родственники, и постоянно общаемся. Как и в любой большой семье, с кем-то отношения очень близкие и дружеские, с кем-то более официальные. Иногда на эти отношения накладывает отпечаток официальная политика. Я понимаю, что каждый монарх, глава династии, и другие члены Королевских Домов должны, прежде всего, служить интересам своих стран. Я сама поступаю точно также и всегда прилагаю все мои силы, чтобы защищать доброе имя России и поддерживать всё, что способствует ее усилению.

Но в то же время, благодаря родственному общению мы все имеем возможность оказывать влияние на международную ситуацию в смысле смягчения, успокоения, помощи в поиске взаимоприемлемых компромиссов. Иногда нецарствующие династии даже имеют в этой области больше возможностей, чем те, которые царствуют.

Это, своего рода, составляющая «народной дипломатии», осуществляемой не политическими, а социокультурными гуманитарными способами.

В декабре 2014 года Вы были награждены Орденом св. Сергия Радонежского I степени — одной из высших наградой Русской Православной Церкви — в знак признания Ваших усилий в течение многих лет на благо Церкви. Что Вы думаете о Вашем отношении с Православной Церквью в пост-Советской России?

Связь Дома Романовых с Православной Церковью неразрывна. Решение о призвании нашей династии на царство принял Великий Собор 1613 года, который был не только Государственным Земским Собором (то есть представительством территорий и сословий), но и Поместным собором Русской Православной Церкви. В нем в качестве курии — Освященного Собора — принимали участие все митрополиты, архиепископы и епископы России и настоятели крупных монастырей.

Согласно Основных государственных законов Российской Империи, Император не может исповедовать иной веры, кроме Православной, и является верховным защитником и хранителем догматов Православия, блюстителем правоверия и благочиния.

После Революции соработничество Церкви и Династии приобрело особое значение. Ведь жесточайшим гонениям была подвергнута не только монархическая идея, но и вера в Бога как таковая, и весь комплекс традиционных ценностей.

В годы изгнания и мои дед с бабушкой, и мои родители, и я с сыном очень переживали разделенность Русского Православия на юрисдикции и всегда старались способствовать возрождению единства Церкви.

Как только появилась возможность, мой отец вступил в контакт со Святейшим Патриархом Алексием II. С первых визитов нашей семьи на Родину Патриарх Алексий, ныне здравствующих Патриарх Кирилл и многие другие Архиереи и священнослужители Русской Православной Церкви оказали нам неоценимую духовную и деятельную поддержку в реинтеграции.

Я постаралась внести свой вклад в дело воссоединения Русской Православной Церкви Заграницей с Матерью-Церковью на Родине, которое произошло в 2007 году.

К Святейшему Патриарху Кириллу я и мой сын относимся с большой любовью и глубочайшим уважением. Это яркий и выдающийся иерарх Вселенского Православия, сохранивший наследие своих предшественников и увеличивший благотворное влияние Церкви на жизнь государства и общества, молитвенник, мудрый духовный наставник, блестящий проповедник и опытный церковный администратор.

Сохраняя нерушимую верность Православию, я и мой сын поддерживаем неизменно добрые отношения с соотечественниками, исповедующими другие традиционные для России веры — Ислам, Буддизм, Иудаизм. У нашей страны есть богатый опыт межконфессионального сотрудничества, который нужно беречь и развивать.

В Сентябре 2015 года началось новое расследование в отношение идентификации так называемых Екатеринбургских останков — расследование, в котором Церковь принимает активное участие. Это расследование включает в себя дополнительные судебно-медицинские экспертизы над останками. Почему это новое расследование так важно для Церкви и Российского Императорского Дома?

Вопрос о «екатеринбургских останках» остаётся неразрешенной проблемой, волнующей миллионы соотечественников.

В свое время государственная власть России допустила ошибку, волевым образом объявив эти останки принадлежащими Царской Семье и совершив их погребение в родовой усыпальнице нашего Дома, хотя существовали серьезные и весомые сомнения в их подлинности.

При исследовании «екатеринбургских останков» имели место процессуальные нарушения. После обнаружения захоронения в Поросёнковом логу в 1979 году их выкапывали, перевозили, возвращали и обратно закапывали без какой-либо фото или видеофиксации и протоколирования, без соблюдения научных правил археологических раскопок.

На вопросы научного и исторического характера, заданные Патриархом Алексием II, не были даны удовлетворительные ответы.

Николай Соколов, следователь по особо важным делам, назначенный Белым правительством, провёл тщательное расследование в 1919 году, вскоре после убийства Императора, его семьи и его окружения. Нынешнее расследование должно тщательно рассмотреть все обстоятельства и сравнить свидетельства, содержащиеся в докладе Соколовa, со всеми другими позднейшими данными.

Установлено, что захоронение было потревожено ранее своего официального обнаружения. Там обнаружили некий кабель, а также монеты 1930-х годов. Очень важно установить в какой степени захоронение могло быть нарушено.

Русская Православная Церковь до сих пор не нашла достаточных оснований, чтобы признать «екатеринбургские останки» мощами святых царственных мучеников. В 1998 году ни Патриарх, ни Санкт-Петербургский Митрополит, и ни один Епископ Русской Православной Церкви не принял участие в церемонии погребения «екатеринбургских останков» в Петропавловском соборе. Несмотря на присутствие Президента Б.Н. Ельцина и многих других первых лиц государства. Священники, совершавшие службу, никого не упоминали по именам, а молились по формуле «ихже имена Ты, Господи, веси», то есть, «Господи, Ты Сам знаешь их имена». Так в Православной Церкви молятся о безвестных покойниках.

На настоящий момент позиция Церкви не изменилась.

Российский Императорский Дом всецело солидарен с Церковью. 17 июля 1998 года я, моя мать и мой сын прибыли в Троице-Сергиеву Лавру и присутствовали на Литургии, отслуженной Патриархом, чтобы продемонстрировать нашу солидарность с ним.

Во-первых, я, как верная дочь Церкви, не могу не поддержать Патриарха в вопросе, который является принципиальным для верующих. А во-вторых, я и сама твёрдо убеждена, что в таких делах не может оставаться недосказанностей и сомнений. И это также неизменная позиция Императорского Дома.

Нужно понимать, что в мире нет сил, более заинтересованных в том, чтобы подлинность «екатеринбургских останков» подтвердилась, чем Церковь и династия.

Церковь и Императорский Дом не отвергали и не принимали подлинность «екатеринбургских отстанков». Мы надеемся, что этот вопрос может быть скоро решён.

Для Церкви это была бы еще одна чтимая народом святыня, а для нас — еще и прах близких и дорогих родственников. Их гробница стала бы местом паломничества верующих и духовным центром сторонников восстановления монархии.

Но ни Церковь, ни Императорский Дом не могут обмануть соотечественников. Пока есть сомнения, окончательные решения принимать невозможно. Это не бессмысленные капризы, не мракобесие и недоверие к науке, а ответственное отношение к истории и к религиозным чувствам людей. Церковь и Императорский Дом — это вечные институции, каждый в своей области. Они не заинтересованы в политических шоу ради сиюминутных целей, а стремятся к установлению истины, сколько бы времени это ни заняло.

К счастью, в прошлом году достигнута договоренность, что вопрос будет исследован, если так можно выразиться, «с нуля». Работают две параллельные комиссии — государственная и церковная. Была вскрыта гробница отца Императора Николая II Императора Александра III в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга для получения дополнительного генетического материала. Продолжаются исследования исторических источников, их сравнение, установление причин противоречий в них.

Надеюсь, сравнение результатов всех экспертиз даст более определенный ответ на вопрос о подлинности «екатеринбургских останков».

Россия стала предметом критики на протяжении последних двух лет из-за воссоединения Крыма с Российской Федерацией. Каково Ваше мнение об этом событии?

Крым — это не безлюдная территория, а земля, населенная людьми. И они на референдуме приняли решение о воссоединении с Россией. Никаких доказательств того, что этот референдум есть результат насилия или фальсификации, не существует.

Важно помнить, что Крым исторически не имел никакого отношения к Малороссии в Российской Империи и к Украинской Советской Социалистической Республике в СССР.

Решение о включении Крыма (без Севастополя) в состав Украины волевым образом принял лидер тоталитарного коммунистического режима Н.С. Хрущев в 1954 году. Никаких референдумов или даже опроса жителей тогда не проводилось.

При распаде СССР вопрос о Крыме не рассматривался. Забыли и о том, что юридически Севастополь оставался городом Российской Федерации.

Можно было бы сказать, что это результат новых исторических процессов, и с этим необходимо смириться. В общем, так оно и было. Я дважды посещала Крым в составе Украины. Видела, что жители Крыма тяготеют к России в духовном и культурном смыслах, но остаются лояльными гражданами Украины. И ничего плохого в этом не было, потому что, как я уже говорила, по моему глубокому убеждению, границы и политические обстоятельства не способны разрушить единство гораздо более высокого уровня — цивилизационное.

Но после государственного переворота в Киеве в 2014 году, когда был свергнут законно избранный Президент Украины В.Ф. Янукович, новые власти совершили действия и сделали заявления, имевшие недвусмысленно угрожающий характер для национального и религиозного мира в стране. Начались гонения на русскоязычных граждан, прозвучали выпады в адрес Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, появились отвратительные проявления антисемитизма... Всё это было по прямым указаниям или с явного одобрения политиков, пришедших к власти.

В этих условиях государственные власти Крыма, не нарушая законов Украины, обеспечили согражданам возможность проголосовать за дальнейшую судьбу полуострова. И большинство совершенно демократическим путем высказалось за воссоединение с Россией.

Тем самым Крым избежал Гражданской войны, которая там (принимая во внимание сложности межнациональных отношений) могла бы стать еще более ожесточенной и кровавой, чем в Донецкой и Луганской областях.

Когда мне указывают на те или иные нарушения, допущенные, по мнению этих людей, при воссоединении Крыма с Россией, я призываю обратить внимание на два фактора.

Во-первых, волеизъявление граждан Крыма осуждают те, кто одновременно признает законность таких явлений, как, например, провозглашение независимости Косова. Я не беру на себя доскональную оценку всех международно-правовых аспектов, но точно вижу, что здесь откровенные двойные стандарты: одним можно, а другим, почему-то, нельзя.

И, во-вторых, самое главное, референдум в Крыму помог спасти тысячи человеческих жизней. Это в любом случае оправдывает данный акт, имеющий и исторические, и актуальные основания.

Россия имеет очень тесные исторические и духовные связи с Украиной. Многие русские православные христиане по-прежнему живут в Украине сегодня. Дипломатическая и политическая напряженность между двумя странами ухудшились после воссоединения Крыма с Россией. Каким образом можно улучшить эту ситуацию, на Ваш взгляд?

Ситуация в Украине — страшная боль для меня и моего сына. Украинцы, русские и белорусы — самые близкие, самые родные народы. По сути, исторически, это три ветви одной нации. Ужасно, когда люди убивают друг друга, но еще ужаснее, когда это делают братья и сестры.

В настоящее время перспективы весьма туманны. В Украине за последние 25 лет смогли сформировать поколение, утратившее былое понимание единства духа и культуры славянских народов. Многие там видят в лице России врага, виновного в нынешних бедах Украины. Эти настроения нагнетаются политическими деятелями и средствами массовой информации.

Кровь, пролитая с обеих сторон в Донецкой и Луганской областях, надолго станет незаживающей раной.

Я переживаю и молюсь за всех погибших и страдающих, скорблю вместе с матерями, отцами, женами, сестрами, детьми, потерявшими своих сыновей, мужей, братьев и отцов, независимо от того, с какой стороны они были. Для меня события в Украине — безумный и трагичный всплеск Гражданской войны, изначально порожденной Революцией 1917 года.

Я призываю всех опомниться, прекратить взаимное истребление, попросить друг у друга прощения и решать все проблемы только путем переговоров, ставя на первое место не то, что нас разобщает, а то, что сближает.

Только так можно остановить кровопролитие и постепенно восстановить взаимное доверие и сотрудничество.

После распада Советского Союза в 1991 году наблюдается растущий интерес к династии Романовых и к её наследию в современной России. С того времени, Вы неустанно работаете, чтобы восстановить репутацию и доброе имя династии Романовых. Почему так важно, чтобы сегодняшнее и будущие поколения Россиян понимали вклад дома Романовых в историю и культуру России?

Важно не только помнить о вкладе нашей династии, но комплексно знать историю своей страны, извлекать опыт из её прошлого, давать правильную нравственную оценку и хорошему, и плохому, стараться избегать ошибок, развивать положительный опыт.

Еще нужно научиться понимать, что во все времена всем есть, в чём покаяться. Мы не можем быть правы во всём, а наши противники, конкуренты или оппоненты — во всём неправы. А значит, нужно учиться давать справедливую оценку не только другим, но и себе. Учиться слушать и слышать других и признавать их правоту, если они способны её доказать. Прощать тех, кто причинил нам боль и обиду, и не бояться самим просить прощения.

Только таким образом можно достичь национального единства внутри страны и нормального мирного сосуществования с другими народами.

Рассказывая о своих предках, я отнюдь не только прославляю их. Я не идеализирую историю царствования нашего Дома. Напротив, я говорю, что нам есть, чем гордиться, но также есть много, в чем нужно каяться, и в чем я прошу прощения у Бога и у народа за себя и за предшествующие поколения династии.

Никого из соотечественников я не воспринимаю как врагов. Несогласные, идейные противники, критики того, что дорого мне — всё равно мои дети, браться и сестры. И я готова вести диалог и обсуждать прошлое, настоящее и будущее с людьми любых взглядов, ища пути совместного служения России.

С момента распада Советского Союза в 1991 году растущее количество Россиян поднимает вопрос о возможном восстановлении монархии в России. Последний опрос, проведённый в 2013 году, показал, что 28% Россиян поддерживает восстановление монархии. На Ваш взгляд, как смогла бы восстановленная монархия приносить пользу стране и народам в России в 21-м веке?

Монархия — это не какая-то форма, присущая определенной эпохе, а вечный принцип — принцип Государства-Семьи.

В наш век преобладает другой тип государственности — Республика. Ее я назвала бы Государством-Акционерным Обществом, Государством-Фирмой.

Когда-то люди думали, что монархия с её патернализмом и традиционализмом отжила свое, и республиканский строй станет намного эффективнее и прогрессивнее.

Однако общемировой кризис, усугубляющийся с каждым годом, показывает, что республиканский принцип и соответствующая идеологическая система совершенно не обеспечивают благоденствия. Наоборот, проблемы растут, как снежный ком.

Материализм, цинизм, эгоизм, беспочвенность и пренебрежение к наследию прошлого — это не путь к свободе и процветанию, а трясина, в которой гибнет дух и достоинство человека, разрушается окружающий его мир.

Во многих странах начинается понимание этого и обращение к традиционным ценностям.

Если когда-то кризис монархии стал частью общего кризиса веры и традиции, то теперь тяготение к вере и традиции порождает всё больший интерес также и к монархической идее.

Я убеждена, что монархия может быть востребована и в России, и во многих других странах.

Наследственный монарх обеспечивает преемственность в Истории как живом развивающемся процессе и способен быть подлинным арбитром, не обязанным своей властью ни одной партии и группе, и поэтому способным представлять и защищать интересы всей нации в целом.

Если рассуждать о прогрессивности, то опять же, мы увидим, что монархам удавалось быть гораздо более эффективными модернизаторами, чем республиканским правителям. В России достаточно вспомнить Петра I Великого, Екатерину II Великую и Александра II Освободителя.

Монархия — более человечный строй, чем республика. Пройдя через опыт революций, порождающих бездушное всепожирающее Государство-Левиафан, человечество нуждается в восстановлении естественной и органичной государственности, объединяющей граждан не на основе только «общего дела» («общего бизнеса»), как республика, а в первую очередь, на основе осознания каждым народом себя единой семьей, что даёт монархия.

Конечно, бывают процветающие фирмы, и бывают неблагополучные семьи.

Но ни один нормальный человек не променяет свою семью, пусть и с проблемами, на фирму, пусть и весьма успешную.

Короче говоря, будущее у монархии, на мой взгляд, есть. Но было бы огромной ошибкой полагать, что монархия может быть восстановлена в один момент, в результате какой-то политической комбинации.

Разрушение монархического менталитета шло много десятилетий. Многие из тех, кто заявляет о себе, как о стороннике монархии, на самом деле не понимают, что это такое, и подразумевают под монархией диктатуру или просто красивую декорацию.

Решение о восстановлении монархического строя должно быть принято большинством народа на основе понимания и признания всей системы ценностей монархии, знания её истории, понимания всех её достоинств и недостатков (которые тоже имеются, как у любого человеческого устройства).

Без этого в реставрации монархии не будет никакого смысла, и она никогда не станет прочной.

Требуется терпеливая просветительская работа. Восстановление монархии — дело не самого ближайшего будущего. Но и при республиканском строе Императорский Дом способен и всецело готов приносить пользу своей Родине, не ставя никаких условий и не стараясь искусственно что-то ускорить или навязать.

Императорский Дом, и верные ему соотечественники должны не торопить события, не разменивать свои идеалы на сиюминутные политические дивиденды, а жить по принципу: «Делай, что должно, и будь, что будет».

Если Россия опять стала бы монархией, взошли бы ли Вы на престол?

Если Россия вновь станет монархией, на престол взойдет то лицо, которое на тот момент будет законным Главой Дома Романовых. Кто бы это ни был — я, мой сын, или следующие поколения — он исполнит свой долг.

Романовы никогда не стремились к власти. Первый царь из нашей династии Михаил Феодорович воспринял известие о призвании его на царство не с радостью, а с ужасом. Когда Николай I в 1825 году узнал, что он стал Императором, его первыми словами жене были: «Дорогая, наша счастливая жизнь закончилась».

Мы отчётливо понимаем, что власть — это не желанный плод, а тяжелый крест. И глубоко несправедливы те, кто пытается нам приписать стремление к власти.

Но Господь призвал именно наш род быть хранителями исторической преемственности и идеала Православной Российской Монархии. Если этот идеал будет вновь принят нашим народом, от своей ответственности мы не уклонимся.

Обратится ли Российский Императорский Дом за реституцией недвижимости, изъятой и национализированной при Советской времени?

Я неоднократно заявляла, что, как и мои дед и отец, я принципиально отвергаю идею реституции.

Ни сейчас, ни в будущем я не намерена ни просить, ни требовать что-либо из собственности, принадлежавшей моим предкам.

Мой дел император Кирилл I указывал на опасность реституции для гражданского мира в стране еще в 1920-е годы, то есть сравнительно скоро после революции, когда были живы непосредственные владельцы экспроприированной собственности и их несомненные прямые наследники.

Сейчас, по прошествии столетия, реституция тем более невозможна. Ее гипотетические плюсы несопоставимы с совершенно очевидными реальными минусами. Она породила бы волну новых конфликтов, подрывающих национальное единство.

Только Церковь и другие традиционные конфессии имеют право на возвращение храмов, монастырей и зданий, необходимых для социальной деятельности, так как это имущество было изначально посвящено Богу и создавалось для сугубо религиозных целей.

Ясно, что, призывая других отказаться от идеи реституции, я не могу требовать её для себя.

Если нам суждено в том или ином качестве вернуться на Родину на постоянное жительство, вопрос о месте проживания решится не путем реституции, а путем, который не ущемит ничьих интересов и не повлечет расходов из государственного бюджета.

В 2015 году, Владимир Петров, депутат законодательного собрания Ленинградской области, предложил такую идею, что члены Российского Императорского Дома должны переселиться в Россию на постоянное жительство. Есть ли у Вас такое намерение или стремление переселиться в Россию?

Конечно, мы стремимся вернуться в Россию навсегда. Если бы мы были просто частными лицами, мы могли бы это сделать давно. Но я и мой сын несем ответственность за судьбу Российского Императорского Дома Романовых как исторической институции. Поэтому наше окончательное возвращение может произойти после решения некоторых правовых вопросов.

Пока проекты и предложения некоторых российских политиков не до конца проработаны. Но идея витает в воздухе, что подтверждают обращения, подобные упомянутому Вами.

Мы считаем, что было бы справедливо, чтобы современное Российское государство официально признало статус Российского Императорского Дома как исторической институции, то есть фамильной корпорации, имеющей несомненную преемственность с момента основания и продолжающей свою жизнь и деятельность на основе своих исторических законов, в той их части, которая не противоречит действующему законодательству Российской Федерации.

Этот статус не предполагает никаких привилегий, не имеет никакой политической или имущественной составляющей. Его смысл — в восстановлении исторической справедливости и преемственности. Он не только не противоречил бы Конституции Российской Федерации, но стал бы прямым исполнением 44 статьи о сохранении историко-культурного наследия.

Однако повторю, мы считаем правовое оформление статуса Императорского Дома справедливым и полезным решением, но не выдвигаем это в качестве некоего условия. Мы понимаем, что серьезные решения требуют времени. Радуемся тому, что у нас есть возможность посещать Родину и участвовать в её жизни. И стараемся служить России всеми силами, которые у нас есть, в тех условиях, которые имеем уже сейчас.

В следующем году исполняется 25-летие Вашего наследования прав и обязанностей Главы Российского Императорского Дома. Что означает для Вас эта знаменательная веха?

Только то, что в следующие годы, сколько бы мне их ни дал Господь, я должна продолжать работать так, чтобы ни моим предкам, ни моим потомкам не было за меня стыдно.

Источник Версия для печати