Бесплатно

С нами Бог!

16+

10:37

Вторник, 17 окт. 2017

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Андрей Сошенко. Песок - плохая замена овсу

23.07.2017 00:49

«Цифровая экономика» подменяет сам смысл экономики.

Продолжу тему предыдущих материалов о т.н. «цифровой экономике». Вот проект Программы «Цифровая экономика РФ», разработанный Минкомсвязи России.

Первое, что очень хотелось, так это найти в программе определение «цифровой экономике». Не нашел. Что-то там, во первых строках, об «экономическом укладе» и переходе на «качественно новый уровень» каких-то технологий. Но, это не определение, а, в лучшем случае, — размышление. «Экономический уклад» — отдельное понятие, не тождественное «экономике». Как можно в документе так грубо смешивать понятия? А ведь, прежде всего в любом нормативно-правовом акте, регулирующем соответствующую сферу правовых отношений, должен быть понятийный аппарат. Как можно писать программу, не понимая самой сферы регулирования? Либо разработчики сами не понимают, о чем пишут, либо намеренно уходят от определений, чтобы спрятать истинные мотивы и цели.

Хотел было проанализировать отдельные положения программы, пришел к выводу, что анализировать такую «воду» не просто сложно, а бессмысленно, потому как большинство «изысканных» формулировок не поддаются осмыслению. Комментировать пустоту отдельных фраз в сочетании с намеренной заумностью и туманностью  определений — неблагодарный труд.  Стиль описательной части документа в большей степени напоминает школьное сочинение креативного ученика: явный дефицит конкретности, невнятность словосочетаний, увлеченность сокращениями, аббревиатурой, никому не понятными показателями и цифрами в разделах «плана мероприятий».

Как и что обсуждали в Ново-Огарево на заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам при Президенте России и на Международном экономическом форуме-2017 в Санкт-Петербурге? Непонятно. Как ее, эту программу, члены Правительства читают? Или делают вид, что осознанно принимают по ней решение? Потому возникает еще один вопрос. Для кого написана программа Минкомсвязи? Для своих работников и близких по духу либералов? Или все же государственные документы должны поддаваться осмыслению не только самими разработчиками проектов правовых актов?

Такой же стиль и подходы были в других программах, например по «Административной реформе», «Информационному обществу» и многим иным. Потом, после принятия программы по «цифре», если она окажется принятой, будет куча подзаконных актов, поручений Правительства, подпрограмм, ведомственных программ, регламентов и множество иных документов, в которых уже вообще никто, кроме избранных, разобраться не сможет. И «радужные» формулировки программы в реальности превратятся в свою противоположность. Таким и подобным методом проводились все «демократические» реформы последних 25 лет: высокие и пустые лозунги, недостаток конкретности, намеренная запутанность формулировок целей и мероприятий,  отсутствие отчетов по исполнению (вернее — они есть, но «на птичьем языке» и по загадочным критериям). В итоге — обратный результат заявленным «лучезарным» целям «реформы». Затем находится новый модный термин взамен отработанного (вместо «цифровая экономика» появится позже еще какая-нибудь «модернистская»), о предыдущем забывается, и всё начинается сначала.  Круги реформ, таким образом, все круче и круче сдавливают шею государству.

Поэтому, только преклоняюсь перед трудом разработчиков резолюции совместного заседания Общественного Координационного совета по защите семьи, детства и духовно-нравственных ценностей, Общественного Координационного совета по защите базовых культурных ценностей и Экспертного совета Общественно-политического клуба на тему: «Тотальная цифровизация общества  — угроза государственности и национальной идентичности», которые сделали исчерпывающие выводы на основе этих «туманностей» в тексте программы. Нужно же было «вникнуть» в каждый пункт этой казуистики в программе, чтобы понять реальные и масштабные риски, содержащиеся в общем потоке завиральной редакции документа.

По сути — в этом профессиональном общественном заключении на Программу сказано все самое главное. Не всё, конечно, но основное.

Уже обращал внимание на никчемность и неадекватность экзальтированных лозунгов и клише, употребляемых СМИ.

«»Цифровая экономика» и «умное производство» — главные темы екатеринбургской выставки «Иннопром», которую посетил В.В.Путин 10 июля этого года»! — пестрят модернистскими заголовками сообщения прессы. Тут всё сразу: и «иннопром», и «умное производство», и «цифровая экономика».

Вот еще одно из сообщений на эту тему.

«По словам директора направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив (АСИ) Дмитрия Пескова (не путать с пресс-секретарем В.В. Путина, тоже Дмитрием Песковым — А.С.), впервые на «Иннопроме» будет представлена логика организации цифрового мира в промышленности будущего… «У нас представлены отдельные модельные проекты разных российских институтов развития и компаний: «Роснано», «Сколково», РВК и многих других. Из каждого, может быть, вырастет новая отрасль, которой сегодня еще не существует. Мы закладываем определенную философию того, как эта промышленность должна развиваться», — сказал Песков».

Ну, что же! Слова представителя АСИ только в подтверждение мысли о том, что пустоту «нанотехнологий», о чем говорил в предыдущих материалах, хотят натянуть на пустоту «цифровой экономики», все смешать, усилить одну профанацию другой.  «Менеджеры» — всё те же.

Какое отношение имеет чубайсовская ОАО «Роснано» к изучению  свойств частиц порядка нанометра и созданию на их основе соответствующих технологий и производств? А инновационный центр «Сколково», детище Дмитрия Анатольевича, научно-технический комплекс по коммерциализации новых технологий, который давно презентуется как «российская Кремневая долина», что реализовала, где результат деятельности? Вот, наверное, со слов директора направления «молодые специалисты» АСИ, наконец-то на выставке в Екатеринбурге, мы об этом и узнаем.

Что мы видим в реальности на этой выставке?  Можно посмотреть репортаж «1 канала», затратив 5 минут.

Не видно и не слышно ни о проектах «Роснано», ни о разработках «Сколково». Вообще их не видно и не слышно! Вместо этого — «представлены уникальные разработки из разных стран». В основном из Японии. Кстати, особо «цифрового», заявленного громкими презентациями, так обнаружить и не удалось. Всё давно известное, ранее называемое без приставок «цифровое». Мотоциклы, роботы, российский самолет МС-21, система ГЛОНАСС.

Хотя, конечно, пугающие нотки «цифры» звучат в комментарии «1 канала». Пока в качестве очертаний той будущей «экономики» «киборгов и кентавров», к которой так стремятся наши либералы и разработчики программы «Цифровая экономика РФ»  вместе со всем «прогрессивным человечеством». Так, напрягают определения в комментариях «искусственный разум, который контролирует городской транспорт» и «головной убор с датчиком мозговой активности». При более внимательном рассмотрении, правда, «искусственный разум» пока не более чем «система контроля транспорта», а «датчик мозговой активности»  — просто считывающее устройство параметров организма (пульса, давления и т.д.).  Но опасность здесь не в конкретных этих разработках, а в ориентирах, которые даются в комментариях корреспондентов, направленных на дальнейшую интеграцию подобных отдельных систем в «искусственный разум». Необходимость  создания «искусственного разума», по-хорошему, отсутствует, но кому-то очень хочется стимулировать направление НИОКР именно в этом направлении. Слова из комментария: «Такие роботы уже сегодня при помощи Интернета сами связываются друг с другом, обмениваются опытом, и даже делятся заказами». Не так уж они «связываются» и «делятся опытом», как хотят представить корреспонденты, но опасность в самом направлении комментария, настраивающего именно на такую перспективу.

Или употребляется термин в комментариях «Киберфизические системы» (интеграция вычислительных ресурсов в физические процессы). Так вот, система отслеживания и управления процессами  «Московского центрального транспортного кольца», упомянутая в репортаже,  пока не имеет ничего общего с «киборгами» (совмещение биологического организма с электронным или иным воздействием) и кентаврами (смешение биологических видов). Но, само название насчет «киберфизичности» настраивает на работу человеческого ума именно в этом направлении, создания «киборгов».

Но вернемся к нашим «баранам»: «Роснано» и «Сколково». Где их разработки, «модельные проекты», презентованные директором направления «молодые специалисты» АСИ? Ах, их нет?  Так чем объясняется такая тяга рекламы «Роснано» и «Сколково»? Или их «миссия» в другом? Не реальные разработки и внедрение в промышленное производство передовых технологий, а только настраивать на «нанотехнологии» и «цифровую экономику», искусственное создание «смысла» этим пустым понятиям? Создавать общественный фон для принятия программ типа «цифровая экономика»? Ну, еще «распил» государственных средств. Если это так, тогда, действительно, работают эффективно «эффективные менеджеры» «Сколково», «Роснано», Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексея Кудрина и тому подобных структур.

В «цифровой экономике» есть вообще экономика? Или это просто порочная мировоззренческая система координат?  Повторю неоднократно сказанное. Нет никаких сомнений, что реализация «цифры» в экономическом смысле будет точно такой же, как и от «деятельности» «Роснано» и «Сколково». Только масштабом несоизмеримо большим. А вот «результат» в духовном плане — да, будет реальным. Подмена души человеческой железкой, ориентир научной деятельности на создание «киборгов и кентавров», внедрение «гей-культуры», создание системы тотального контроля над личностью, дальнейшая «интеграция» в «мировую финансовую систему» и тому подобное.

У управленцев старой школы есть испытанный простой прием. При принятии потенциальных управленческих решений задавать себе мысленно вопрос: «А что произойдет, если этого решения (такого-то и на такую-то тему) вообще не будет?» И моделировать, соответственно, ситуацию, рассматривать иные варианты решения проблемы. Так вот, зададимся вопросом: а что произойдет, если «цифровой экономики», как и самой программы по «цифре», вообще не будет?

Плохого ничего не произойдет. Как известно, все открытия и прорывы делаются на стыке наук. На «стыке наук», но на «каше» всех отраслей промышленности, направлений и определений. А «цифровая экономика» — в чистом виде «каша», в которой перемешано все, что можно. В случае реализации «цифровой экономики» государственные деньги будут вбухиваться скопом на то, на что никто, кроме «эффективных менеджеров», разобраться не сможет. Это же доказано многократно всеми либеральными реформами.

А что произойдет хорошего? Отдельные отрасли и подотрасли науки и промышленности будут развиваться под именами собственными. В нужных случаях интегрироваться, в других — отпочковываться, создавая новые направления науки и промышленности. Нужно просто принимать решения о государственной поддержке перспективных направлений.

Кстати, а затянувшийся перманентный процесс «реформирования» российской науки, случайно, не те же имеет основания? Чтобы некому было возвысить авторитетное научное слово против всяких «цифр», «территорий смыслов», «новых культур»? Чтобы не было единой профессиональной силы, не позволяющей разрушить экономику страны «цифровой экономикой»?

«Песок плохая замена овсу», — как говорил О. Генри. «Цифра» — плохая замена экономике. Точнее, «цифра» — никакая не экономика, а, в лучшем случае, сопровождение экономики. Но именно такая «цифровая экономика», которую проталкивают либералы, выраженная в программе Минкомсвязи, становится антитезой, разрушителем настоящей экономики.  И лучше вообще уйти от этого понятия. Нужны конкретные проекты, конкретные направления развития экономики по отдельным направлениям, отраслям, перспективным подотраслям и т.д.. «Цифра» при этом, может быть помощником, но не подменять смысл науки и экономики.

Андрей Сошенко, секретарь МОО «Русское Собрание»

Источник Версия для печати