Бесплатно

С нами Бог!

16+

09:11

Пятница, 22 сен. 2017

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Если кризис в России закончился, то почему же мы этого не ощущаем?

18.08.2017 00:31

Отвечает профессор ВШЭ Игорь Николаев.

Действительно, если уже, как хором утверждают и президент, и министерства, у нас вовсю идёт экономический рост, то почему обычный россиянин пока не почувствовал, что жизнь становится лучше, доходы растут и т.д.?

Как не почувствовал? Вон, скажет кто-нибудь, продажи автомобилей стали расти, люди поехали на отдых за рубеж. Да, такие свидетельства улучшения состояния дел имеются. Однако есть и официальная статистика от Росстата по динамике гораздо более объективного обобщающего показателя — реальных располагаемых денежных доходов населения. И она говорит об обратном: ситуация продолжает ухудшаться, хотя и не такими темпами, как прежде.

Реальные располагаемые денежные доходы населения снижаются уже четвертый год подряд: в 2014 году — на 0,7% по сравнению с предыдущим годом, в 2015 году — на 3,2%, в 2016 году — на 5,9%, в январе-мае 2017 года — на 1,8% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. Ну, ладно, объяснимо снижение реальных доходов в 2015–2016 годах, когда ВВП за два года снизился больше, чем на 3%. Но в этом-то году экономика растет, а доходы людей все равно падают.

Кстати, это тоже вопрос: кризис действительно закончился? Существует формальный подход к ответу на этот вопрос. Суть его в следующем: если два квартала подряд фиксируется рост ВВП по сравнению с предыдущим кварталом, то это как раз свидетельствует об окончании кризиса. Официально такие показатели Росстатом не рассчитываются (ведомство считает в годовом выражении, то есть квартал к соответствующему кварталу предыдущего года). Однако есть оценочные данные ВЭБа, которые, как мне представляется, близки к тому, что есть на самом деле. Эти данные говорят о том, что если в 3 квартале 2016 года был прирост ВВП на 0,1% по сравнению со 2 кварталом 2016 года, то соответствующий показатель по 4-му кварталу 2016 года составил плюс 0,2%, а по 1-му кварталу 2017 года — плюс 0,7%. Таким образом, уже есть три «плюсовых» квартала подряд и можно практически наверняка утверждать, что формально нынешний экономический кризис закончился.

Конечно, существуют серьезные вопросы по тому, сколь значительное влияние оказал на эти показатели пересмотр методологии расчета ВВП, осуществленный Росстатом в 2017 году. К примеру, показатель прироста ВВП в 1 квартале 2017 года по сравнению с 4 кварталом 2016 года первоначально оценивался в 0,3%, а с учетом новой методологии — уже, как указывалось выше, в 0,7%. Это при том, что первоначально объем ВВП в номинальном выражении в 1 квартале оценивался в 20 212 млрд рублей, а после пересмотра — в 20 091 млрд рублей. Вот так: ВВП стал меньше, но его прирост больше. Теоретически такое возможно (иной подход к учету сезонности и т.п.), но всё-таки, согласитесь, вопросы остаются.

Итак, допустим, кризис действительно закончился, и мы наблюдаем экономический рост. Значит, все самое неприятное позади? Нет, не значит. Не стоит забывать, какой по своей природе этот кризис и какие риски еще могут реализоваться.

По своей природе этот кризис — структурный. То есть в экономике накопились такие диспропорции (ярко выраженная сырьевая направленность, крайне недостаточная доля малого бизнеса, перекосы федерального бюджета, и т.д.), которые в конечном итоге и привели экономику сначала к явному замедлению, а потом и к кризису. Падение мировых цен на нефть и санкции явились только дополнительными отягчающими факторами.

Что произошло спустя два года кризиса? Структурные диспропорции остались. Ситуация, тем не менее, чуть улучшилась: цены на нефть существенно выросли по сравнению с низшей точкой провала; произошла некоторая адаптация экономики к режиму санкционного противостояния. Это и позволило экономике выйти в плюс, ВВП стал расти.

Однако если цены на нефть вновь резко просядут, если начнется новый виток санкционного противостояния (а судя по почти неотвратимому принятию новых санкций американцами в отношении России и грозных обещаний российских властей ответить, ровно так и произойдёт), и вновь резко обесценится рубль, а ощутимых результатов структурного реформирования так и не будет, то мы опять получим кризис. Точнее, новую волну кризиса, потому что те самые пресловутые структурные проблемы пока никуда не делись.

В том числе это, кстати, объясняет тот факт, что фиксируемый в последние месяцы экономический рост не сопровождается ростом реальных доходов населения. Можно публично рапортовать об окончании кризиса, но отдавая себе отчет в том, что реально он еще не закончился, продолжать экономить на доходах населения. Государство, к примеру, экономит на тех же социальных выплатах. В 2016 году пенсии были проиндексированы всего лишь на 4% при фактической инфляции по итогам 2015 года в 12,9% (разовая выплата в 5000 рублей совсем не компенсировала эту значительную недоиндексацию). С 2014 года не индексировался размер государственных стипендий в вузах (1340 рублей в месяц) и в системе среднего профессионального образования (487 рублей в месяц). С 2015 года не повышался размер материнского капитала — это 453 тысяч рублей. И это далеко не полный перечень социальных выплат, которые в реальном выражении резко снизились и продолжают снижаться. С учетом того, что сегодня (по итогам 2016 года) доля социальных выплат в доходах населения достигла рекордно высокой за последние десятилетия величины в 19,2%, становится понятным, почему доходы населения не спешат за экономическим ростом.

Бизнес (работодатели), кстати, ведет себя примерно так же: если экономический рост неуверенный, если есть все шансы на то, что последует новый виток кризиса, то кто же будет спешить поднимать зарплаты. Вот и не спешат.

Так можно ли надеяться на то, что скоро обычный россиянин наконец-то почувствует через свои доходы улучшение экономической ситуации? Все, конечно, зависит от того, реализуются ли в экономике основные её риски в виде падения мировых цен на нефть, очередного обесценения рубля и нового этапа санкционного противостояния. Вероятность негативного развития событий достаточно велика. Это означает, что, скорее всего, улучшение через дополнительные выплаты и индексации ситуации с доходами населения, с уровнем его жизни, если и будет, то будет непродолжительным и не особенно ощутимым. Кстати, во многом это улучшение будет связано с приближающимися президентскими выборами в России в марте 2018 года.

Все по-прежнему: надеемся на лучшее, не отказываемся от подарков к празднику, но готовимся к худшему.

Источник Версия для печати