Бесплатно

С нами Бог!

16+

06:53

Вторник, 26 сен. 2017

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

История РИС-О: зарождение и становление, 1929 - 1939 гг.

Автор: Маньков Сергей | 16.04.2011 13:30

Об истории Российского Имперского Союза в 1929 - 1939 гг.

РИС-О в 1939 - 1945 гг.

РИС-О в 1945 - 1990 гг.

РИС-О в 1990 - 2000 гг.

РИС-О в 2000 - 2005 гг.

РИС-О в 2005 - 2009 гг.

В 1917 г. началась русская трагедия, принесшая неисчислимые скорби и страдания нашему Отечеству. Штурм власти в феврале 1917 г., предпринятый социалистами и лево-либеральной оппозицией в Государственной Думе при поддержке части предавшего присягу генералитета, увенчался успехом. Но свержение 1000-летней Российской Монархии, так долго чаемое врагами России, не принесло долговечного счастья его вершителям – «февралистам». Приход к власти большевиков в октябре 1917 г. превратил вчерашних победителей в побежденных. «Угар» февраля сменился «кровавыми банями» октября. Грянувшая Гражданская война через несколько лет тяжелого противостояния «белых» и «красных» обернулась поражением тех, кто пытался противостоять утверждению власти политических авантюристов, использовавших в качестве аргументов популистские лозунги и беспощадный кровавый террор.

От России оказались отторгнуты более трех миллионов наших соотечественников. Иерархи Церкви, военные, чиновники, предприниматели, ученые, художники, писатели и множество простых русских людей в одночасье оказались на чужбине на положении «апатридов» («людей без Отечества»). Но изгнание не означало для большинства из них потерю веры и любви к России. Напротив, целью многих русских, оказавшихся в зарубежье, стало сохранение всего, что было связанно с Исторической Россией, а их усилия были направлены на борьбу с красными поработителями и возрождение Богоустановленной Царской власти. К сожалению, в эмиграцию проникли те же болезни, которые мешали объединению Белого движения во время Гражданской войны.

Двумя незыблемыми столпами, призывавшими к единству во имя веры и будущей возрожденной России, были лишь Православная Церковь и Российский Императорский Дом Романовых. Обе эти силы переживали тяжкие годы гонений, поставивших их на грань уничтожения. Но по милости Божией обеим им суждено было уцелеть, дабы, как это было на протяжении многих столетий, вести рука об руку верных своих.

После убийства большевиками Императора Николая II и ещё шестнадцати членов Императорской Фамилии уцелевшие представили Династии спаслись в эмиграции. Когда пропала всякая надежда на спасение Императора Николая II, его сына Цесаревича Алексея Николаевича и брата Великого Князя Михаила Александровича, 13 сентября 1924 г. старший представитель Императорского Дома Великий Князь Кирилл Владимирович (1876 – 1938), руководствуясь Основными государственными законами Российской Империи, объявил о принятии перешедших к нему прав и обязанностей Главы Российского Императорского Дома – Императора Всероссийского. Этот шаг, призванный преодолеть революционную смуту и крамолу, восстановить попранную российскую честь на основе уважения веры и закона, был неоднозначно встречен в эмиграции. Возникшие в зарубежье многочисленные воинские организации, казачьи союзы и политические объединения увязли во взаимном идейном и личном противостоянии и, зараженные духом непредрешенчества, бесконечно спорили о своевременности такого шага Государя Кирилла Владимировича, тем самым надолго отодвигая возможность своего возвращения на Родину в качестве реальной силы. Боявшиеся за свою власть большевики также всеми возможными способами пытались противостоять единству национальных сил, оказавшихся в вынужденной эмиграции. Опутывая Русское зарубежье сетями ОГПУ, террором и всевозможными провокациями, они старались разложить, запугать и стравить здоровые русские силы.

В этих непростых условиях эмигрантского бытия, политического противостояния и идейных исканий в день памяти святого преподобного Сергия, игумена Радонежского – 8 октября 1929 г. – в Париже группой русских офицеров была создана новая монархическая организация – Российский Имперский Союз (РИС).

С самого начала его основателями РИС задумывался не столько как партийная, сколько как орденская организация. В идеологическом документе «Заветы и тезисы» от 1932 г. говорилось, что «Российский Имперский Союз есть молодая, независимая, пореволюционная организация – Орден с лозунгом «слово и дело». Это положение отразилось впоследствии и в самом названии организации, с нач. 1950-х гг. именующейся Российским Имперским Союзом-Орденом (РИС-О).

Первым Начальником Имперского Союза был избран бывший воспитанник Пажеского Корпуса и Императорского училища правоведения, участник Петроградского антибольшевистского подполья в годы «военного коммунизма», нелегально перешедший в Финляндию из РСФСР в 1921 г., корнет Николай Николаевич Рузский (1897 – 1962). Руководящим коллегиальным органом Союза являлся Верховный Совет. Большая роль в управлении организации также отводилась должности Генерального Секретаря (первым на эту должность был назначен Г. Гардский). Члены РИС внутри структуры именовались соратниками либо Имперцами.

Символом Имперского Союза стал традиционный для России двуглавый орел со скипетром и державой, увенчанный шапкой Мономаха, за образом которого был помещен меч. Соратником Парижского отдела капитаном Тромпетером было создано Имперское знамя с ликом небесного покровителя РИС святого Сергия Радонежского и надписью: «Мы русскiе, съ нами Богъ!». В то же время был создан своеобразный «гимн» организации – песня «Имперская боевая».

Если говорить об идеологии РИС этого периода, то целью Имперцев была «национальная свободная Имперская Россия, возглавляемая Императором Всероссийским». Как подчеркивалось в программных документах, задачами Союза было обеспечить «свободное национальное развитие всех населяющих Россию народностей, объединенных всероссийской Имперской идеей», и свободное экономическое развитие, где «частная и национальная собственность» были бы независимы от «международных тайных финансовых сил и влияний».

В целом идеологию РИС характеризовали идеи приверженности Православию, монархизм, корпоративизм, антикоммунизм и антилиберализм, отрицание классовой борьбы и сепаратизма, борьба с материализмом.

Надо сказать, что формулировка «Орден с лозунгом «слово и дело» не воспринималась как что-то формальное, призванное придать названию организации лишь некий внешне привлекательный, красивый ореол. Напротив, в понятие «орден» вкладывалась стремление к самопожертвованию всем и вся во имя святой цели освобождения своей Родины от ярма большевизма и восстановления Российской монархической государственности. В тяжелых условиях изгнания, когда помыслы подавляющей части Русского Зарубежья были заняты выживанием и обеспечением существования родных и близких, организация требовала от своих отторгнутых от Отечества соратников, разбросанных по разным частям Земного шара, отдачи сил, времени и средств, духовной и общественной активности для служения России, её вере и традициям.

Основанный на орденских началах, Российский Имперский Союз никогда не стремился стать массовой организацией и включить в свой состав как можно большее число эмигрантов. В противном случае появлялась угроза перенести в РИС все общественные болезни русской эмиграции: взаимное недоверие и неприязнь различных групп и отдельных личностей, – что сделало бы внутреннею структуру громоздкой и недееспособной. Чтобы избежать этой нежелательной возможности, структура Имперского Союза была разделена на Орденскую (внутреннею, кадровую) часть, включавшую в себя наиболее активных членов организации, а также на движение, объединявшее кандидатов в организацию, добровольных помощников и сочувствующих. Также в Российском Имперском Союзе была введена система званий (впоследствии неоднократно менявшаяся): соратник-руководитель, старший соратник, соратник, кандидат, участник движения и т.д.

Идеологические принципы мировоззрения Имперцев тех лет отразились в лозунгах, которые были пронесены через все 80 лет истории Ордена и дошли до наших дней: «Право на отдых имеют только мертвые», «Не бойся сметь, дерзай», «Будет сделано только то, что ты сделаешь сам», «Наша победа даст славу и величие России», «Только Царь спасёт Россию от нового партийного рабства».

В 1930-е гг. РИС имел несколько периодических печатных изданий, находившихся в ведении Агитационного подразделения, возглавлявшегося соратником-руководителем Штерцелем. Эти издания были призваны отражать и распространять идеологию Союза. Центральными из них были издававшиеся в Париже в 1930-1932 гг. «Временник Российского Имперского Союза» (под. ред. Н.В. Субботина), с 1932 по 1936 гг. газета «Имперский клич» (под. ред. В.А. Мшанецкого, затем Н.Н. Кикина) и с 1936 по 1940 гг. газета «Имперская Россия» (под. ред. Н.Н. Кикина). На страницах имперской прессы часто публиковались статьи идеологического и полемического характера, служившие реакцией на действия других эмигрантских групп, информация о мероприятиях, проводимых Имперцами и другими правыми организациями в различных частях света, некрологи, объявления и т.д. Одним из авторов был известный социолог профессор Н.С. Тимашев (1886–1970), который, однако, Имперцем не являлся.

   Региональные структуры Имперского Союза в этот период в зависимости от численности подразделялись на отделы, очаги, представительства, дружины и ячейки. В случае нахождения имперской структуры на территории, занятой коммунистами, предполагался переход её на нелегальное положение с правом создания «военного отдела».

   Наиболее сильные структуры функционировали во Франции, Бельгии и США. Центром РИС в это время считался Париж, поскольку в нем проживал Начальник Союза и все члены Верховного Совета, но после переезда в 1933-1934 гг. соратника-руководителя А.А. Арианова фон Арна в Бельгию, соратника-руководителя Н.К. Глобачева в США и соратника-руководителя Н.В. Субботина в Парагвай, для эффективной связи членов Верховного Совета между собой и координации работы региональных отделов была учреждена Канцелярия Российского Имперского Союза.

Парижский отдел возглавлял Имперец Петр Сабо. Наиболее активными соратниками Парижского отдела были Владимир Александрович Мшанецкий (1904–1935), Николай Николаевич Кикин и Иван Никишин, ведшие издательскую деятельность РИС; В.Г. Донцов, ответственный за сбор средств на имперскую печать; О.Г. Матео, заведующая экспедицией; Крашенниников, капитан А. Сионский, Ю. Мартос, В.Н. Куколь-Яснопольский, Г.Н. Шебеко, Гудим-Левкович, Демидова. Также во Франции имелись очаги и дружины в Ницце (начальник – сор. Н.Г. Шаповаленко, затем Скосырев), Боневиле (начальник – сор. Кондратьев), Безансоне (начальник – соратник Шиллинг), Лионе. Кроме того, в 1934 г. была учреждена Женская Дружина Милосердия при Российском Имперском Союзе во главе которой была поставлена соратница Баталина, которую в 1935 г. сменила соратница Золотницкая. Традиционной формой работы Имперцев во Франции была организация митингов, встреч, вечеров, собраний и имевших большую популярность балов, на которые приглашались известные общественные деятели Зарубежья и члены других правых организаций. Основными местами проведения имперских мероприятий являлись Парижский социальный музей и ресторан «Золотой якорь».

В нач. 1930-х гг. в Париже Российский Имперский Союз приобрел широкую известность благодаря организованной им кампании по бойкотированию продуктов питания и товаров, поставляемых советским торгпредством. В многочисленных листовках Имперцы взывали к совести и чувству долга Русской эмиграции во Франции, за один только 1930-й год внесшей 18 миллионов франков в бюджет СССР, покупая советские товары. Имперцы напоминали, что «на эти деньги содержится ОГПУ и его агенты заграницей, на эти деньги был похищен генерал Кутепов». «Каждый Ваш франк – пуля в голову Ваших братьев, отцов, матерей, сестер, родных и близких». «Если Вы неспособны отказаться от нежинских огурчиков, советских консервов, красной или даже зернистой икры, то Вы неспособны ни на какой подвиг героической, творческой борьбы с врагами». «Никакого компромисса быть не может…Сегодня советская селедка – завтра донос в ГПУ»! Чтобы кампания имела успех, Имперцами было выпущено воззвание к русским торговцам и рестораторам с призывам отказаться от советских товаров. Распространялся список русских ресторанов и магазинов, не торгующих советским. С торговцами, пренебрегавшими этими воззваниями, Имперцы проводили индивидуальную работу и различными мерами убеждали этого не делать.

Вторым по значимости Имперским центром была Бельгия, где действовало два отдела: 1-й в Брюсселе под руководством соратника А.А. Арианова фон Арна (1-го) и 2-й в Лувене под началом его брата Арианова 2-го. Бельгийские отделы были одними из самых многочисленных и активных структурных подразделений Российского Имперского Союза. Российский Имперский Союз в Бельгии имел собственный печатный орган под названием «Имперский Меч». Бельгийские Имперцы тесно взаимодействовали как с русскими эмигрантскими организациями, так и с некоторыми бельгийскими политическими партиями. Наиболее теплые отношения сложились у соратников Имперского Союза с Бельгийской епархией Русской Православной Церкви заграницей (РПЦЗ). Ещё в 1930 г. братья Ариановы передали в храм Воскресения Христова в Брюсселе великую святыню, несколько столетий хранившуюся в семье их матери – крест с частицей мощей святого преподобного Сергия Радонежского. Духовно окормлял бельгийских Имперцев деятельный священник и ревностный монархист-легитимист протопресвитер Александр Шабашев. Особое внимание уделялось работе с молодежью и воспитанию подрастающего поколения. Имперцы входили в состав руководства местных отделений Национальной организации российских разведчиков (скаутов) и Русского национального студенческого союза, находившегося в университетском центре Лувень. Соратники РИС часто выступали с докладами и лекциями на собраниях русского студенчества, устраивали летние скаутские лагеря и вели другую просветительскую работу. В 1930-х гг. несколько десятков членов РИС прошли боевую подготовку на курсах Русской стрелковой дружины им. генерала П.Н. Врангеля. С 1935 г. местные Имперцы во главе с возглавлявшим на тот момент 1-й Бельгийский отдел Николаем Николаевичем Воейковым активно взаимодействовали с бельгийской правой организацией «Рекс-Христос» и её молодым лидером Леоном Дегреллем. Боевое настроение эмигрантской молодежи способствовало росту Имперской активности. Совместно с бельгийскими и с другими русскими правыми движениями Имперцы препятствовали распространению левой пропаганды, неоднократно срывали собрания коммунистов и участвовали в уличных потасовках с левыми.

Первая имперская группа в Соединенных Штатах Америки возникла в 1933 г. под руководством соратника Петра Рута, но подлинное развитие Союз в Северной Америке получил под руководством соратника-руководителя Николая Константиновича Глобачева, в 1934 г. приехавшего из Европы и ставшего Генеральным представителем в США. Вскоре после этого, 15 февраля 1935 г., был организован Нью-Йоркский отдел Российского Имперского Союза. Начальником отдела стал соратник-руководитель Владимир Петрович Яцына-Оношко, секретарем Олег Олегович Пантюхов (сын основателя русского скаутинга), казначеем Михаил Анатольевич Мезенцев, заведующим агитационной частью А.Л. Леущенко (затем – В.А. Санковский). Вслед за Нью-Йорком Имперские очаги заработали во многих других американских городах. Имперцами была налажена издательская деятельность. Выпускались «Информационный бюллетень РИС в САСШ», газеты «Соратник» и «Русская правда», журнал «Призыв», издавались многочисленные листовки и брошюры, в т.ч. на английском языке. Совместно с другой национальной организацией, Союзом мушкетеров Его Высочества Князя Никиты Александровича, Российский Имперский Союз издавал газету «Вера в победу». Наиболее тесные отношения связывали РИС с полковником Н.П. Рыбаковым, издававшим ежедневную национально-ориентированную газету «Россия». Деятельность Имперцев была направлена на противодействие влиянию на американское общество и русскую диаспору просоветских, коминтерновских и либеральных сил, в частности, Американской коммунистической партии и газеты «Новое русское слово». В докладах генерального представителя Верховному Совету высоко оценивалась работа старших соратников П.Н. Караганова, М.А. Мезенцева, В.А. Санковского, А.В. Пфейффера, соратников князя И.Н. Кропоткина, О.Г. Черни, Е.М. Жуковнова, Е.М. Глухарёва и многих других.

Из-за постоянного давления со стороны СССР деятельность РИС в Болгарии не могла достаточно развиться, но, тем не менее, Имперцы вели систематическую пропаганду своих идей, распространяли национальную литературу. Благодаря стараниям соратников Николая Петровича Сидоренко (ум. 1936) и Семёна Михайловича Бабаханова по примеру Бельгии удалось организовать военную подготовку Имперцев на базе стрелковых курсов местного отдела РОВС.

В 1934 г. возникла ячейка Имперского Союза в Брисбене (Австралия), позже разросшаяся в Генеральное представительство, главой которого стал соратник В.М. Витошинский, секретарем – С.А. Логутин. На плечи австралийских Имперцев легла организация в среде Русской колонии Дней скорби и непримиримости (7 ноября, в годовщину большевистского переворота 1917 г.). Ими издавалась собственная газета «Пора!». В 1935 г. соратниками РИС была организована антибезбожная выставка, а также издана агитационная брошюра на английском языке «Ошибки Карла Маркса», призванная вызвать сочувствие у местных жителей к русскому освободительному делу и доходчиво разъяснить подлинное положение дел в «советском раю».

На территории Германии Имперскую работу вел проживавший в Берлине генеральный представитель Игорь Николаевич фон Савицкий. Совместно с Данцигским отделом, который возглавлял соратник Савин, германские Имперцы наладили выпуск ежемесячного журнала «Имперец».

Достаточно активны были Имперцы в Швейцарии, где под началом соратников Бориса Петровича Тэдли (1901 – 1944) и барона Сергея Сергеевича Штейгера в Берне и Цюрихе велась работа по противодействию секте «Свидетели Иеговы», приведшая к её запрету на территории этой страны.

Особое значение среди региональных отделов руководство Имперского Союза придавало тем из них, которые находились в странах, граничивших с СССР. Они рассматривались как стратегически важные, т.к. с их территории РИС планировал наладить переброску агитационных материалов, а при необходимости и людей, в Россию. Данную работу Верховный Совет Российского Имперского Союза начинал вести отнюдь не с нуля, а опираясь на свои давние связи с Братством Русской Правды (БРП). Эта русская тайная правая эмигрантская организация была создана в 1921 г. с благословения Митрополита Антония (Храповицкого) герцогом Г.Н. Лейхтенбергским, поэтом С.А. Соколовым-Кречетовым, генералом П.Н. Красновым и светлейшим князем А.П. Ливеном, составившими Верховный круг БРП. Она ставила целью борьбу с советской властью всеми возможными методами и имела многочисленные отделения в Германии, Маньчжурии, Китае, Эстонии, Латвии, Югославии, Болгарии, Финляндии, США и др. странах. БРП вплоть до начала 1930-х гг. вела успешную подпольную агитационную, диверсионную и партизанскую работу в СССР, сотрудничая с казачьими организациями Дальнего Востока и русскими патриотами в Европе. После 1932-1934 гг., когда в БРП произошли расколы, она потеряла прежнее влияние, хотя отдельные организации БРП продолжали действовать до 1939 г. Ещё до своего переезда в Париж Н.Н. Рузский принадлежал к Финляндскому отделению Братства Русской Правды и осуществлял задания на границе с СССР. В 1932 г. по решению главы БРП светлейшего князя Анатолия Павловича Ливена (1873 – 1937) Российскому Имперскому Союзу в лице соратников-руководителей Рузского и Кикина была оказана финансовая помощь для налаживания периодической печати РИС. Более того в состав Парижского отдела Имперского Союза влилась часть французской группы БРП и Союза северо-западников во главе с полковником Прокофием Львовичем Рогожинским. Благодаря использованию ресурсов Братства Русской Правды, отделам Имперского Союза в Польше (под руководством Павла Алексеевича Жирицкого), Эстонии (под руководством Александра Семеновича Гущина) и Латвии (под руководством соратника Пецгольца) удалось наладить постоянные каналы заброски имперской литературы в контролируемую большевиками часть России. Подобную же работу стремились наладить имперские группы в Манчжурии (под началом соратника Паншина), в Иране (под председательством казака Михаила Супративного) и Литве. С 1933 года по инициативе РИС в Русском Зарубежье ежегодно 11 ноября отмечался День памяти Русского партизана в память о погибших в боях большевиками русских подпольщиках.

Помимо перечисленных выше стран отделы Российского Имперского Союза действовали в Греции (нач. – соратник Космидис), Японии (нач. – соратник С.М. Саляев), Аргентине (нач. – соратник Е. Эльгот), Парагвае (Н.В. Субботин, генеральный представитель РИС в Южной Америке), на испанских Канарских островах (нач. – соратник А.Е. Дубенский), Сирии (нач. – соратник А.П. Волков), Югославии (нач. – соратник Г. Гюббенет), Чехии, Венгрии, Албании, Палестине, Марокко, Канаде, Португалии и др.

Важной составляющей в работе Российского Имперского Союза являлась борьба с идейными химерами русской политической действительности: коммунизмом, республиканизмом, непредрешенчеством и аполитичностью. У Имперцев той поры даже существовал идеологический принцип: «Аполитичны – люди узкие, тунеядцы и эгоисты». Российский Имперский Союз 1930-х гг. имел тесные взаимоотношения с большинством правых политических организаций. Кроме упоминавшегося выше Братства Русской Правды, наиболее сильные связи имелись с Русским общевоинским союзом (РОВС), редакцией журнала «Часовой» (ред. В.В. Орехов) и, поначалу, с Национально-трудовым союзом нового поколения (будущим Народно-трудовым союзом – НТС). В 1938 г. Имперский Союз принял участие в работе Всероссийского Национального Фронта – коалиционной структуры, призванной объединить и скоординировать усилия правой части Русского Зарубежья. Помимо РИС в данную структуру вошли Российский Национальный Союз участников войны генерала А.В. Туркула, Российский национальный союз в Америке Н. Мельникова, Парижский кружок «Белая Идея» В.А. Ларионова, Национально-трудовой союз нового поколения (НТСНП), кружки друзей «Голоса России» И.Л. Солоневича и т.д. Но вскоре Имперский Союз, по воле своего начальника Н.Н. Рузского, покинул данную организацию с формулировкой «из-за нежелания мириться с «идеологической халтурой» братьев Солоневичей и «масонским солидаризмом» НТСНП». При этом у ряда региональных структур РИС сохранились неплохие отношения с местными НТСНП, корме того, продолжилось взаимодействие с другими правыми организациями.

Деятельность Российского Имперского Союза, привлекшая на свою сторону немало верных сыновей Исторической России, заставляла интересоваться его работой агентов советских карательных служб. Например, в 1937 г. сразу после похищения из Парижа главы РОВС генерал-лейтенанта Е.К. Миллера, в рядах РИС был раскрыт советский агент В.Ф. Кондратьев, состоявший в рядах Союза с 1934 г. После разоблачения Кондратьев немедленно исчез, а Начальник РИС Н.Н. Рузский вызывался для объяснений во Французскую секретную службу Сюрте. Для противодействия проникновения большевистской агентуры во внутренней работе Имперского Союза использовались элементы конспирации.

Но деятельность Российского Имперского Союза в этот период не ограничивалась только развитием издательской деятельности, проведением агитационных мероприятий и участием во внутриэмигрантских политических взаимоотношениях. Когда в Испании началась Гражданская война 1936-1939 гг. многие Имперцы участвовали в ней на стороне войск национального правительства генералиссимусе Франсиско Франко, сражаясь с коминтерновцами. Это вооруженное противостояние, вспыхнувшее на Пиренейском полуострове, развернулось между силами испанских республиканцев, захвативших власть в 1931 г., и поддерживающих их левых интернационалистов (коммунистов, троцкистов, анархистов) с одной стороны и Национальными силами (националистами, монархистами, фалангистами, католическими партиями) с другой. Поначалу многие эмигранты очень скептически относились к данной войне, говоря что «это не наше дело», но открыто антихристианская политика испанских республиканцев (поджоги церквей и разграбление монастырей, расстрелы священников, расправы с политическими оппонентами), горячо поддерживаемая столь ненавистными русским изгнанникам коминтерном и СССР, где подобное отношение к христианству и исторической традиции были в чести, предопределили участие в Испанской Гражданской войне соратников Имперского Союза. Воистину напутственными звучали слова генерала М.Ф. Скородумова, написанные в те дни: «Честь и слава русским офицерам, воюющим против большевиков, хотя бы и в Испании. Не всё ли равно, по какому месту бить большевиков: по морде, по затылку или по пятке, т.е. бить ли в России, в Испании или в Японии! Главное бить и не давать опомниться». Большинство Имперцев сражалось в Русском отряде при терсио[1] Донна Мария де Молина, сформированном испанскими монархистами-легитимистами карлистами. В карлистах русских привлекала истовая вера, с которой они шли на врага, а их лозунг «Por Dios, la Patria y el Rey» («За Бога, Родину и Короля») был очень схож с традиционным русским «За Веру, Царя и Отечество». В 1939 г. Гражданская война закончилась победой Национальных сил и установлением в Испании право-консервативной национальной власти. Но эта победа испанских белых была одержана дорогой ценой. Свою долю заплатил и РИС: на алтарь той победы были принесены жизни двух наших соратников – Якова Полухина и Николая Иванова. Яков Тимофеевич Полухин – штабс-капитан Марковского артиллерийского дивизиона, соратник Парижского отдела с 1934 г. и секретарь 2-й Парижской дружины Имперского Союза – оказался в числе первых русских добровольцев, прибывших в Испанию из Африки. В 1937 г. в сражении в районе Конто де Эбро при попытке прорваться из окружения он был тяжело ранен в шею. Будучи перенесен для перевязки в местную церковь, он оказался погребен под её развалинами после артиллерийского обстрела. За боевые отличия в сражениях с красными он был посмертно награждён высокой испанской наградой Лауреадой. Другой Имперец, Николай Иванов, пал смертью храбрых на каталонском фронте за 15 дней до полной победы Национальных сил. С тех пор год за годом Имперцы всех поколений и стран проживания чтят и помнят своих героических и мужественных предшественников, оставивших нам примеры подлинного служения и верности долгу. В память о них соратники Российского Имперского Союза-Ордена приветствуют друг друга особым образом: правая рука прикладывается горизонтально к сердцу, раскрытой ладонью книзу.

Безусловно, самым ярким событием в истории Российского Имперского Союза на первоначальном этапе стал факт безоговорочного перехода в 1939 г. организации под знамена легитимной монархии. До 1939 г. этому, в первую очередь, препятствовало острое противостояние РИС со Второй советской (младоросской) партией, возникшей в эмиграции в 1923 г. Младоросская партия была весьма влиятельной и многочисленной силой, а потому пользовалась поддержкой Императора в изгнании Кирилла I Владимировича. Будучи монархистами-легитимистами, младороссы, однако, пытались объединить в единое целое традиционный монархизм с левыми и фашистскими взглядами, а также с симпатиями к советскому строю, отдельные элементы управления которого они считали возможным сохранить в будущем под лозунгом «Царь и советы». По мнению значительной части русской правой эмиграции, разделявшимся РИС, младороссы своими действиями и взглядами «дискредитировали монархическую идею», уйдя в «левый радикализм».

Соратники Российского Имперского Союза видели в младороссах угрозу для всей русской эмиграции, используемую советскими органами госбезопасности для её идейного разложения и взращивания симпатий к большевистскому строю. Утверждению данной позиции способствовали личные контакты главы младороссов А.Л. Казем-Бека с советскими представителями на Западе (В.К. Путной, графом А.А. Игнатьевым и т.д.), дававшие очевидные основания для обвинений Второй советской партии в связях с НКВД. Младороссы подвергались нещадной критике на страницах Имперской прессы, нередки были и потасовки, происходившие между членами двух организаций.

Имперцы никогда не критиковали персонально членов Династии, но в своих первоначальных программных документах, писали что «не считают себя связанными Основными законами дореволюционной России, в частности, законом о престолонаследовании Императора Павла I-го, открывая этим дорогу новому монархическому пореволюционному творчеству». Справедливости ради надо отметить, что с середины 1930-х гг. в имперской прессе все чаще обсуждался вопрос о легитимизме. Так, например, в газете «Имперский клич» от 11 ноября 1934 г. №18 в заметке с характерным называнием «Может ли легитимист быть членом Российского Имперского Союза», давался однозначно утвердительный ответ, хотя и делалось уточнение, что он при этом не должен был быть «второсоветчиком» (т.е. младороссом). В газете «Имперская Россия» за май-июнь 1937 г. №3 в статье «Идеи Россизма» соратник Манакин писал, что «правые и левые, легитимисты, национал-социалисты и фашисты, все союзы, организации и группировки, стоящие на точки зрения непримиримой борьбы с большевизмом, все они наши друзья, со всеми нам по пути в нашей общей работе на путях Национальной Революции в России». «Имперская Россия» в номере за июнь 1938 г. №6 довольно резко встала на защиту Цесаревича Великого Князя Владимира Кирилловича после фамильярного отзыва о нем в одном из младоросских изданий.

В 1938 г. после кончины Государя Императора Кирилла Владимировича Российский Императорский Дом возглавил его единственный сын Государь Великий Князь Владимир Кириллович (1917 – 1992). При новом Главе Династии Романовых младороссы лишились былого влияния, что позволило большинству монархистов традиционных взглядов оказать открытую поддержку новому законному Главе Династии.

Имперцы оказались перед выбором, и они его сделали. В 1939 году Верховный Совет РИС принял решение выразить полную поддержку Российскому Императорскому Дому, который после смерти Императора Кирилла I в 1938 году возглавил Его Сын Великий Князь Владимир Кириллович.

Данное решение не вызвало дискуссий или споров внутри Имперцев и было вполне органичным и естественным для монархической организации. Единственным лицом, выступившим против этого шага и настаивавшим на т.н. «широком понимании монархизма» в Имперской идеологии, оказался Начальник Союза Н.Н. Рузский. Но, оказавшись в явном меньшинстве, он подчинился решению большинства Верховного Совета и, дабы не вносить раскола в ряды Имперцев, сложил с себя обязанности Начальника Имперского Союза. Временно исполнял обязанности Начальника Генеральный Секретарь Российского Имперского Союза М.П. Тризна, а с 1939 по 1940 гг. РИС возглавлял полковник Прокофий Львович Рогожинский (1885 – 1953). С тех пор Союз стал неизменной опорой Российского Императорского Дома и лично Великого Князя Владимира Кирилловича, ни разу не изменив своему верноподданническому выбору и оставаясь на сегодня старейшей из существующих легитимистских организаций.



[1] Терсио - испанское воинское подразделение, треть батальон.

 

Версия для печати