Бесплатно

С нами Бог!

16+

15:00

Среда, 19 дек. 2018

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

haile-rastafari.livejournal.com

Фото: haile-rastafari.livejournal.com

Константин Федорович Головин как общественно-политический деятель начала ХХ века

Автор: Рылов Владимир | 06.09.2011 01:54

Константин Фёдорович Головин – один из незаслуженно забытых теоретиков черносотенного движения в России, автор своеобразной системы экономических взглядов.

К.Ф. Головин (21.07.1843 – 13.09.1913) принадлежит к числу практически полностью забытых писателей и публицистов. Головин был автором многих повестей, романов, рассказов, драм, которые начал публиковать в «Русском вестнике» с 1879 г. под псевдонимом К.Ф. Орловский. На протяжении почти сорока лет, вплоть до своей смерти, Головин под собственным именем опубликовал немало статей по социально-экономическим, преимущественно аграрным вопросам. Он также внёс заметный вклад в развитие отечественного литературоведения. Главной причиной, по которой Головин стал забытым писателем, является то, что в ленинской публицистике Головин упоминался как «реакционер», «крепостник» и т.д. Кроме того, он являлся довольно заметной фигурой в правом движении начала ХХ в., что также не способствовало изучению его творчества в советский период. В советское время он упоминался лишь в узкоспециальных литературоведческих работах. Лишь в последние годы к публицистическому наследию Головина стали обращаться историки, занимающиеся вопросами консерватизма в России начала ХХ в.[1]

Головин родился в Стрельне Петербургской губ., в семье генерал-май­ора Федора Гавриловича и Александры Алексеевны, урож­денной Хитрово. Головины вели свое происхождение от знатного византийского рода Комнинов. Один из представи­телей младших Комнинов приехал в XV в. в Моск­ву и получил прозвище Ховра (его потомки стали называться Ховриными). От правнука родоначальника Ивана Владимировича, по прозвищу Голова, произошли Головины[2]. По-видимому, Головин имел корни в Орловской губ. Об этом свидетельствует его литературный псевдоним, а также и тот факт, что на одном из партийных форумов правых в 1912 г. он являлся представителем Орловской губ., хотя жил в Петербурге и в своем имении в Курляндской губ., в котором скончался в 1913 г.

В 1864 г. Головин закончил юридический факультет Петербургский университета и служил «по специальности» во II отделении СЕИВ канцелярии. В 1870 - 1875 гг. был редактором 14-го тома Свода Законов Российской Империи. В 1875 – 1877 гг. состоял на службе в МИД в качестве первого сек­ретаря русского посольства в Вене. Затем был на службе в Ми­нистерстве гос. имуществ, являлся членом Комис­сии по изучению земского и крестьянского хозяйства и крестьянской общины и Комиссии о заповедных имениях (комиссия А.А. Абазы). Чиновничья карьера Головина оборвалась в 1879 г. из-за тяжёлой болезни, всю оставшуюся жизнь он был прикован к инвалидному креслу.

Однако Головин занялся литературно-публицистической деятельностью, став известным писателем и публицистом. Литературным дебютом была повесть «Серьёзные люди», опубликованная в катковском «Русском Вестнике» (1879 г.). В 80-х гг. XIX в «Русском Вестнике» появились его романы, написанные в духе этого журнала: «Вне колеи» (1882 г.), «Блудный брат» (1884 г.), «Дядюшка Михаил Петрович» (1886 г.), «Молодёжь» (1887 – 1889 гг.). Эти произведения были опубликованы и отдельными изданиями. Позднейшие беллетристические произведения: «Чья вина» («Русское Обозрение», 1891 г.), «Погром» (1894 г.), «На весах» («Русский Вестник», 1894 – 1895 гг.), «Медовый месяц» (1897 г.), «Андрей Мологин» («Вестник Европы», 1896 г.) и др. В 1909 г. появился последний роман «Язычники», который был переведен на иностран­ные языки. Помимо романов его перу принадлежат несколь­ко драм, самая известная из которых «Внуки Репетилова» (1890 г.). Опубликовал ряд критических статей в «Историческом Вестнике» и «Русском Обозрении». В 1902 - 1903 гг. вышло полное собрание сочинений Головина в 12 томах. В 1908 – 1910  гг. Головиным были опубликованы «Мои воспоминания» (было издано лишь два тома, которые охва­тывали период до 1894 г.), а также сборник произведений «Осенний вечер и другие новые рассказы» (1912 г.).

В советском литературоведении Головин определялся как продолжатель линии «антинигилистического романа» 60-х гг. XIX в. В рамках данного направления он «клеветнически изображал передовую молодёжь и революционеров», выступал как «идеолог помещичье-дворянской реакции». Однако Головин «подвергал умеренной критике либеральных фразеров, бюрократов, капиталистических предпринимателей, великосветское общество»[3]. Необходимо отметить, что в своих произведениях, выходивших в консервативных изданиях, Головин нещадно критиковал и современные ему социально-политические реалии. Литераторами того времени отмечалось, что его критика иногда совпадала с позициями радикалов и либералов.

В своих художественных произведениях Головин нередко обращался к социально-экономической проблематике. Поэтому закономерно, что с конца 80-х гг. Головин развивал свои идеи уже в публицистике. По аграрному вопросу был опубликован ряд публицистических произведений, вышедших отдельными изданиями: «Наше местное управление и местное представительство» (1884 г.), «Крупное землевладение в Западной Европе и в Рос­сии» (1887 г.), «Сельская община в литературе и действительности» (1887 г.), «Социализм как положительное учение» (1892 г.), «Мужик без прогресса или прогресс без мужика. (К вопросу об экономическом материализме)» (1896 г.), «Наша финансовая политика и задачи будущего» (1899 г.), «Вне партии. Опыт политической психологии» (1905 г.).

Его главное произведение, посвященное вопросам литературной критики — «Русский роман и русское общество» высоко оценивалось современниками и выдержало три дореволюционных издания (1897, 1904, 1914 гг.). В этой работе он также обращался к социально-экономической проблематике. Например, характеризуя русскую литературу XIX в. он отмечал, что «крестьяне, этот главный предмет симпатий наших людей 40-х гг., могли дать материал для реформаторских планов и для трогательных симпатий, но даже в отдалённом будущем не могли стать активными участниками общественной жизни. О них говорилось и писалось тогда много, но сами они, … заявить о себе не могли. Чтобы из народной массы успел выделиться класс, могущий завоевать себе в обществе место и вступить в защиту собственных интересов, образование должно спуститься целым слоем ниже»[4]. Головин также отмечал, что людей 40-х гг. нельзя называть «лишними», так как «из их среды… вышли деятели, вынесшие на своих плечах главные реформы Александра II»[5]. Характеризуя «славянофильское» направление в литературе и общественно-политической мысли, он отмечал, что главной задачей «партии славянофилов» является «пробуждение чувства племенной солидарности… стремление сохранить и поддержать родной язык и культуру, добиться политической независимости» для славянских племен[6]. Согласно Головину славянофильское течение общественной мысли разделилось на два направления, собственно славянофилов и «почвенников». Причем «почвенникам» свойственен ретроградный традиционализм, для которого характерно некритичное восприятие действительности и стремление к сохранению существующих порядков со всеми «неприглядными» сторонами русской жизни. В тоже время, отмечал Головин, «славянофильская школа становится национальной, усваивая принцип «Россия – для русских»[7]. Головиным были высказаны ценные наблюдения о влиянии западноевропейской литературы и философии на русскую, актуальные и в настоящее время. Что касалось собственно литературных вопросов, то он полагал, что «у Гоголя даже второстепенные лица, его Маниловы, Собакевичи, Ноздревы, Коробочки, долго будут жить, как нарицательные имена, одинаково понятные всем классам читающей публики»[8]. Однако советские литературоведы увидели в работе Головина лишь то, что он «в ложном свете представил развитие русского реализма, отрицал положительную роль демократической критики и литературы»[9].

Некоторые работы Головина «удостоил» своим вниманием В.И. Ленин. В статье «Экономическое содержание народничества» он отмечал, что «крепостник» Головин «цепляясь за отдельные фразы», вырванные из контекста марксистских сочинений, критикует социал-демократические взгляды также как и народники, только с правых позиций[10]. В одном из писем Ленин косвенно «высоко оценил» статью Головина «Мужик без прогресса…», поблагодарив своего корреспондента за присланную брошюру[11].

Правые высоко оценивали литературную деятельность Головина. В.М. Пуришкевич отмечал, что если бы Головин «жил в то время когда жили Пушкин, Достоевский, Толстой и Тургенев», то «занял бы место в это блестящей плеяде». Однако Пуришкевич заметил, что Головин хотя и писал романы «захватывающие душу», но, видя, что его романы «не ценятся» читателями «всецело отдался публицистической деятельности»[12].

В начале ХХ в. Головин был членом Русского собрания, выступал с докладами на его заседаниях: «Подоходный налог и его значение в нашей финансовой системе» (1911 г.), «Волостное земство» (1913 г., доклад был подготовлен совместно с В.Е. Боковым)[13]. В годы первой революции стал весьма авторитетной фигурой в пра­вых кругах. В собственном доме в Петербурге он устроил литературно-политический салон правого толка («среды Головина»): «у него собирались друзья, товарищи по перу, члены Госа правого напрвления. ботающий - раб религиозного фанатизма". Думы и Гос. Совета и лица, служащие в высших государственных учреждениях»[14], такие как С.А. Володимеров, М.Я. Говорухо-Отрок, Г.А. Шечков, кн. А.А. Ширинский-Шихматов и др. Головин принимал активное участие в дворянском движении, выступал с докладами на съездах уполномоченных дворянс­ких обществ. Как отмечал В.М. Пуришкевич в своём очерке по истории Союза Михаила Архангела за 1912 – 1913 гг., Головин не пропускал «дворянские съезды». В том же очерке отмечалось, что в 1907 г. Головин был одним из «инициаторов известного общественного движения», явился одним из организаторов СМА, составителем установочных документов этой партии. Головин был непременным участником собраний Главной Палаты СМА – центрального руководящего органа черносотенной партии в Петербурге. «Масса идейного дела, которое совершил Союз Михаила Архангела за 5 лет существования, обязана инициативе К.Ф. Головина»[15], — отмечалось в очерке по истории СМА. Головин был постоянным сотрудником в печатном орга­не СМА — журнале «Прямой путь», его статьи 1908 – 1913 гг. нередко выходили на страницах этого издания. Головин был членом редакционной комиссии «Книги Русской Скорби» в 1912 – 1913 гг.[16], которая выходила под патронажем Пуришкевича («Книга» являлась сборником биографий государственных служащих, деятелей правых партий и др., погибших от рук радикалов во время «смуты» 1905 – 1907 гг.). Головин вошел в состав комиссии для подготовки торжественных мероприятий по поводу 300-летия царствования Дома Романовых, созданной при ГП СМА. Он также работал в составе комиссии по под­готовке книги в память о 300-летии царствования Романовых[17]. Головин принимал участие в работе комиссия «по разбору имеющихся на школьном рынке учебников». Целью комиссии было выявление несоответствующей взглядам правых литературы: учебников, школьных и вузовских пособий и т.п., составление рецензий на подобную продукцию с «критическим» разбором с правых позиций[18].

Будучи уже совсем больным, он принял участие в работе V Всероссийского съезда русских людей в Петербурге в мае 1912 г. На съезде он выступил с приветственным словом к делегатам. Немощного Головина подняли в кресле на эстраду, откуда он обратился к участникам съезда «с проникновенным призывом» к единству монархистов, «без которого побед не бывает»[19]. На съезде Головин выступил также по экономическим вопросам. Он «указал на упадок таких важных отраслей промышленности, как льняная, пеньковая, кожевенная и шерстяная. В допетровские времена вывозили обувь, теперь же вывозят сырую и полуобработанную кожу. Овцеводство падает. По производству льна Россия стоит на первом месте, по вывозу же полотна стоит на одном из последних мест». Головин находил «целесообразным установить вывозную пошлину на необработанные льняные, пеньковые, кожевенные и шерстяные продукты»[20]. Для стимулирования кустарной промышленности, по мнению Головина, «нужно развивать мелкий кредит, организовать сбыт продуктов кустарного производства, … от промыслового обложения, по его мнению, следовало бы освободить все предприятия, где число рабочих не превышает 50 человек»[21]. Таким образом, Головин выступал за государственную поддержку отечественного мелкого и среднего товаропроизводителя. Он справедливо отмечал, что правительственная политика протекционизма тяжёлой промышленности приводит к разорению мелкого кустарного и ремесленного производства, что неизбежно ведёт к пролетаризации населения городов.

В последний день работы съезда К.Ф. Головин выразил благодарность фактическому председателю съезда Н.Е. Маркову за «умелое и терпеливое» руководство прениями. В ответ Марков в ответной речи подчеркнул, что Головин «будучи немощью прикован к [инвалидному] креслу, тем не менее, участвовал в трудах съезда». По предложе­нию Маркова делегаты съезда приветствовали «немощного телом, но столь бодрого духом» Головина[22]. Овация, устроенная Головину черносотенцами, являлась признанием его заслуг перед правым движением. В «Отчёте о деятельности» СМА за 1912 – 1913 гг. смерть Головина, обозначалась как тяжёлая потеря для Союза. Причем отмечалось, что эта утрата равнозначна для Союза смерти «высокого покровителя» СМА В.А. Дедюлина[23].

Необходимо отметить, что некоторые идеи, высказанные Головиным, не потеряли своей актуальности и в настоящее время. Его наследие по политическим причинам оказалось незаслуженно забытым



[1] Антонцева В.А. Аграрная программа К. Ф. Головина в контексте консервативной мысли России рубежа XIX - XX вв.: Дис. канд. ист. наук. Тверь, 2005.; Степанов А.Д. Головин Константин Федорович // Святая Русь. Большая энциклопедия русского народа. М., 2003. С. 194 - 195.

[2] Степанов А.Д. Указ. соч. С. 194.

[3] Иоффе Ф.М. Головин Константин Федорович // Краткая литературная энциклопедия. М., 1964. Т. 2. С. 230.

[4] Головин К.Ф. Русский роман и русское общество. СПб., 1897. С. 55 – 56.

[5] Там же. С. 90.

[6] Там же. С. 109.

[7] Там же. С. 111.

[8] Там же. С. 54.

[9] Иоффе Ф.М. Указ. соч. С. 230.

[10] Ленин В.И. Экономическое содержание народничества. ПСС. 1975. Т.1. С. 523.

[11] Ленин В.И. ПСС. Т. 55. С. 16.

[12] [Пуришкевич В.М.] Шестая годовщина Русского народного Союза им. Михаила Архангела. Отчёт за 1912 – 1913. СПб., 1914. С. 6 – 7.

[13] Кирьянов Ю.И. Русское собрание. 1900 – 1917. М., 2003. С. 153, 157.

[14] [Пуришкевич В.М.] Указ. соч. С. 6.

[15] Там же.

[16] Там же. С. 28.

[17] Информация журнала «Прямой путь» о заседании Главной палаты СМА 28 января 1912 г. // Правые партии. Сб. док и мат. В 2 т. Т. 2. С. 114.

[18] [Пуришкевич В.М.] Указ. соч.С. 29.

[19] Информация журнала «Прямой путь» о Всероссийских съездах СРН и Русских людей // Правые партии. Т. 2. С. 168.

[20] Там же. С. 170 – 171.

[21] С. 171.

[22] Там же. С. 173.

[23] [Пуришкевич В.М.] Указ. соч. С. 7.

Версия для печати