Бесплатно

С нами Бог!

16+

15:08

Суббота, 24 июн. 2017

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Феодоро: славная история и трагическая судьба православного княжества в средневековом Крыму

25.07.2016 01:24

В контексте воссоединения Крыма с Россией со стороны антироссийских сил неоднократно звучали заявления о том, что изначально Крым не был российской территорией, а был аннексирован Российской империей в результате присоединения Крымского ханства. Соответственно, подчеркивается, что русские не являются коренным народом полуострова и не могут иметь приоритетных прав на данную территорию.

Получается, что полуостров – территория Крымского ханства, исторические наследники которого – крымские татары и Турция, являющаяся преемником сюзерена бахчисарайских ханов – Османской империи. Однако, при этом как то забывается, что до появления Крымского ханства полуостров был христианским, а его население составляли греки, крымские готы, армяне и те же славяне. 

Ради восстановления исторической справедливости стоит обратить внимание на события, происходившие в Крыму пятивековой давности. Крымские татары, сегодня позиционирующие себя в качестве коренного народа полуострова, тогда еще только начинали свой путь по этой благословенной земле. Практически три столетия, с начала XIII века и по рубеж XV-XVI веков, на территории Крыма существовало православное княжество Феодоро. Его славная история и трагический конец лучше любых разглагольствований ангажированных политиков свидетельствуют о действительной судьбе коренных жителей полуострова. 

Уникальность княжества Феодоро в том, что это небольшое по площади и численности населения государство появилось на руинах Византийской империи, павшей под ударами западноевропейских крестоносцев. То есть, принадлежало оно к «византийской традиции», официальным наследником которой все последующие века считалось российское государство с его основополагающей идеей «Москва – Третий Рим». 

 

История Феодоро восходит к самому началу XIII века, когда бывшие византийские владения в Крыму оказались разделенными. Часть попала под власть генуэзцев и превратилась в колонии процветающего на тот период итальянского торгового города Генуя, а часть, сумевшая отстоять свою независимость и сохранившая православную веру, оказалась под властью княжеской династии греческого происхождения. Историки до сих пор не пришли к единому выводу относительно того, к какой же конкретно династии принадлежали правители государства феодоритов. Известно, что в жилах многих из них текла кровь таких прославленных династий как Комнины и Палеологи. 

Территориально под властью феодоритской династии оказались земли в южной гористой части полуострова Крым. Если обозначить территорию княжества на современной карте, то окажется, что она простиралась примерно от Балаклавы и до Алушты. Центром государства стал город-крепость Мангуп, развалины которого до сих пор радуют туристов, оставаясь одной из наиболее привлекательных целей маршрутов по историческим памятникам горного Крыма. На самом деле Мангуп – один из старейших средневековых городов Крыма. Первые сведения о нем приходятся на V век н.э., когда он носил название «Дорос» и выполнял роль главного города Крымской Готии. Уже в те давние времена, за несколько столетий до крещения Руси, Дорос – будущий Мангуп был одним из центров крымского христианства. Именно здесь в VIII веке вспыхнуло восстание местных христиан против власти Хазарского каганата, на некоторое время сумевшего подчинить себе горные районы Крыма. 

Возглавлял восстание епископ Иоанн, впоследствии канонизированный как Святой Иоанн Готский. По происхождению Иоанн был греком – внуком византийского солдата, переселившегося в Крым с малоазийского берега. С юности выбрав для себя путь священнослужителя, в 758 году Иоанн, находясь в тот период на территории Грузии, был рукоположен в епископы и, вернувшись на родину, возглавил епархию Готфии. Когда в 787 г. в Крыму произошло мощное антихазарское восстание, епископ принял в нем самое активное участие. Однако войскам каганата, на время выбитым из горных районов, вскоре удалось одержать верх над восставшими. Епископ Иоанн был схвачен и брошен в тюрьму, где через четыре года и скончался. 

Поминая епископа Иоанна, нельзя не упомянуть и о том, что он в разгар противостояния иконоборцев и иконопочитателей встал на сторону последних и способствовал тому, что с территории Малой Азии и других владений Византийской империи на юго-западный берег Крыма стали стекаться иконопочитатели – священники и монахи, создававшие свои монастыри и внесшие огромный вклад в дело утверждения и развития православного христианства на Крымском полуострове. Именно иконопочитателями было создано большинство знаменитых пещерных монастырей горного Крыма. 

В IX веке, после того, как Хазарский каганат окончательно утратил свое политическое влияние в горной части Крымского полуострова, последняя вернулась под власть византийских императоров. Херсон, как теперь назывался античный Херсонес, стал местоположением стратега, осуществлявшего управление византийскими владениями на южном побережье Крыма. Первый распад Византийской империи в XII веке отразился на жизни полуострова тем, что он оказался в сфере влияния одной из ее трех частей – Трапезунта, контролировавшего центральную часть Южного Причерноморья (ныне это турецкий город Трабзон). 

Многочисленные политические перипетии в жизни Византийской империи не могли не сказаться на ее реальной роли в управлении крымским побережьем. Постепенно базировавшиеся в Херсоне представители императорской власти – стратеги, а затем архонты, лишились реального влияния на местных феодальных правителей. В результате в Мангупе, как теперь назывался Дорос, и воцарились князья феодоритов. Историки обращают внимание на тот факт, что еще до появления княжества Феодоро, мангупские правители носили титул топарха. Вполне возможно, что один из них был именно тем топархом, которого взял под свое покровительство киевский князь (по одним данным – Святослав, по другим – Владимир). 

Существует версия, что княжеская семья Феодоро принадлежала к византийскому аристократическому роду Гаврасов. Этот древний аристократический род, в X-XII вв. правивший Трапезунтом и окрестными территориями, имел армянское происхождение. Что неудивительно – ведь «Великая Армения», восточные земли Византийской империи, имели для последней большую значимость, поскольку находились на передовой борьбы с извечными соперниками Константинополя – сначала персами, затем арабами и турками-сельджуками. Некоторые историки считают, что именно один из представителей фамилии Гаврасов был прислан в Крым трапезунтскими властителями в качестве наместника и, впоследствии, возглавил собственное государство. 

Самым известным представителем этого рода был Феодор Гаврас. Без преувеличений этого человека можно назвать героем. В 1071 году, когда византийская армия потерпела сокрушительное поражение от турок-сельджуков, ему было всего лишь чуть больше двадцати лет. Однако молодому аристократу армянского происхождения удалось без помощи византийского императора собрать ополчение и отвоевать у сельджуков Трапезунт. Естественно, что он стал правителем Трапезунта и окрестных территорий и около тридцати лет возглавлял византийские войска в боях против сельджукских султанов. Гибель подстерегла военачальника незадолго до того, как ему должно было исполниться пятьдесят лет. В 1098 году Феодор Гаврас попал в сельджукский плен и был убит за отказ принять мусульманскую веру. Спустя три столетия трапезунтский правитель был канонизирован православной церковью. 

Представители фамилии Гаврасов, конечно, гордились своим знаменитым родственником. Впоследствии трапезунтская фамилия разделилась как минимум на четыре ветви. Первая правила в Трапезунте вплоть до воцарения сменившей их династии Комниных. Вторая занимала важные государственные посты в Константинополе. Третья возглавила Копривстицу - феодальное владение на территории Болгарии, просуществовавшее до конца XVIII века. Наконец, четвертая ветвь Гаврасов осела на юго-западном берегу Крыма. Кто знает – не им ли было суждено возглавить государство феодоритов?

Как бы то ни было, но вглубь тех смутных времен уходит и установление политических связей между Русью и крымским княжеством со столицей в Мангупе. Являясь осколком Византийской империи, княжество Феодоро играло достаточно важную роль в системе династических связей православных государств Восточной Европы и Причерноморья. Известно, что из феодоритского правящего дома происходила княжна Мария Мангупская (Палеолог) – супруга Стефана Великого, господаря Молдавии. Другая мангупская княжна вышла замуж за Давида – наследника трапезунтского престола. Наконец, сестра Марии Мангупской Софья Палеолог стала ни много, ни мало – супругой московского государя Ивана Третьего. 

В княжество Феодоро уходит своими корнями и несколько русских знатных фамилий. Так, в конце XIV века из Феодоро в Москву переселилась часть княжеской семьи Гаврасов, давшая начало старой боярской династии Ховриных. На протяжении длительного времени именно этой крымской фамилии была доверена важнейшая для московского государства должность казначея. С XVI века от фамилии Ховриных взяли начало две другие знатнейшие русские фамилии, сыгравшие немаловажную роль в отечественной истории – Головины и Третьяковы. Таким образом, несомненна как роль феодоритов в развитии российской государственности, так и историческое присутствие «русского мира» на юго-западном берегу полуострова Крым. 

Следует отметить, что именно в период существования государства феодоритов южный берег Крыма переживал настоящий экономический и культурный расцвет. Фактически правление феодоритской династии было сравнимо по своей значимости для Крыма с эпохой Возрождения в европейских государствах. После владычества хазар и долговременной политической смуты, вызванной внутренними распрями в Византийской империи, два столетия существования княжества Феодоро принесли юго-западному берегу Крыма долгожданную стабильность. 

Именно на период существования государства Феодоро, т.е. на XIII – XIVвв., приходится эпоха расцвета православия и православной государственности на юго-западном побережье Крыма. Феодоро было своеобразным центром православия в Крыму. Здесь действовало множество православных церквей и монастырей. После завоевания восточной части Византии турками-сельджуками, монахи из знаменитых православных обителей горной Каппадокии, нашли пристанище на территории крымского княжества. 

 

На территорию Крыма, в том числе и в населенные пункты, входившие в состав княжества Феодоро, в массовом порядке мигрировали и анийские армяне – жители города Ани и его окрестностей, подвергшихся разрушительному нападению турок-сельджуков. С собой анийские армяне привезли замечательные торговые и ремесленные традиции, открыли приходы Армянской Апостольской Церкви во многих городах и населенных пунктах как генуэзской, так и феодоритской части Крыма. Наряду с греками, аланами и готами армяне стали одной из основных составляющих христианского населения полуострова, оставаясь таковой и после окончательного завоевания Крыма турками-османами и их вассалом – Крымским ханством. 

Высокой степенью развития отличалось сельское хозяйство – основа экономики феодоритов. Жители юго-западного Крыма всегда были прекрасными садоводами, огородниками и виноградарями. Виноделие получило особое распространение в княжестве, став его визитной карточкой. Находки археологов в крепостях и монастырях бывшего Феодоро свидетельствуют о высоком развитии виноделия, поскольку практически в каждом населенном пункте обязательно находились давильни для винограда и хранилища вина. Что касается ремесел, то Феодоро также обеспечивало себя гончарной, кузнечной и ткацкой продукцией. 

Высокого уровня развития в Феодоро достигло строительное ремесло, благодаря владению которым местными умельцами воздвигались замечательные памятники крепостной, церковно-монастырской и хозяйственной архитектуры. Именно феодоритскими строителями были воздвигнуты крепостные сооружения, на протяжении двух столетий защищавшие княжество от многочисленных внешних врагов, покушавшихся на его суверенитет. 

В период своего расцвета княжество Феодоро имело не менее 150 тысяч человек населения. Практически все они были православными. В этническом плане преобладали крымские готы, греки и потомки алан, но также на территории княжества проживали армяне, русские и представители других христианских народов. Большое распространение на территории княжества имел готский диалект немецкого языка, который сохранялся на полуострове вплоть до окончательного растворения крымских готов в других этносах Крыма. 

Примечательно, что Феодоро, несмотря на малые размеры и небольшую численность населения, неоднократно давало отпор превосходящему по силам противнику. Так, маленькое горное княжество не смогли взять ни орды Ногая, ни воинство хана Едигея. Тем не менее, ордынцам удалось закрепиться в некоторых районах, прежде контролировавшихся мангупскими князьями. 

Христианское княжество на южном берегу Крыма, представлявшее собой осколок Византийской империи и поддерживавшее связи с остальным православным миром, было костью в горле как для католиков-генуэзцев, также создавших ряд опорных пунктов на побережье, так и для крымских ханов. Однако точку в истории этого удивительного государства поставили не генуэзцы и не ханы. Хотя вооруженные столкновения с генуэзцами случались неоднократно, да и властители Крымской орды хищнически посматривали в сторону процветающего горного государства. Полуостров вызывал интерес и у набиравшего силу южного заморского соседа. Османская Турция, разгромившая и полностью покорившая Византийскую империю, рассматривала теперь и бывшие земли Византии, в том числе и Крым, как территорию своей потенциальной экспансии. Вторжение османских войск на полуостров Крым способствовало быстрому установлению вассалитета Крымского ханства по отношению к Османской Турции. Вооруженным путем туркам удалось преодолеть и сопротивление процветающих генуэзских факторий на крымском побережье. Понятное дело, что схожая судьба ожидала и последнее христианское государство полуострова – княжество Феодоро.

В 1475 году Мангуп подвергся осаде со стороны многотысячной армии Гедик Ахмед-паши – полководца Османской Турции, которому, естественно, ассистировали вассалы Стамбула – крымские татары. Несмотря на многократное силовое превосходство над феодоритами, пять месяцев османы не могли взять укрепленный Мангуп, хотя и сосредоточили вокруг горной крепости многочисленные воинские силы – практически все участвовавшие в завоевании Крыма отборные подразделения. 

Помимо жителей и княжеской дружины город защищал и отряд молдавских воинов. Напомним, что молдавский господарь Стефан Великий был женат на мангупской княжне Марии и имел в крымском княжестве свои родовые интересы. Триста молдован, прибывших вместе с недавно занявшим мангупский престол князем Александром, стали «тремястами спартанцами» Крыма. Феодоритам и молдаванам удалось уничтожить элиту тогдашней османской армии – янычарский корпус. Однако силы были слишком неравны. 

В конце концов, Мангуп пал. Не сумев одолеть малочисленные силы его защитников в прямом бою, турки взяли город измором. Разъяренные многомесячным яростным сопротивлением его жителей, османы уничтожили половину его 15-тысячного населения, а вторая часть – преимущественно женщины и дети – была угнана в рабство в Турцию. В заточении умер князь Александр – последний правитель Феодоро, успевший поправить крайне непродолжительное время, но показавший себя великим патриотом и отважным воином. Там же погибли другие представители правящей фамилии. 

Пережившее куда более могущественные Константинополь и Трапезунт, маленькое крымское княжество стало последним бастионом Византийской империи, до конца сопротивлявшимся натиску неприятеля. Память о подвиге жителей Мангупа, к великому сожалению, практически не сохранилась. Современные россияне, в том числе и жители Крыма, мало осведомлены о трагической истории маленького горного княжества и населявших его смелых и трудолюбивых людей. 

Долгое время после падения Феодоро на территории, некогда входившем в состав этого княжества, проживало христианское население. Греческие, армянские, готские города и деревни оставались житницей Крымского ханства, поскольку именно их обитатели продолжали прекрасные традиции садоводства и виноградарства, сеяли хлеб, занимались торговлей и ремеслами. Когда Екатерина Вторая приняла решение о переселении в Российскую империю христианского населения Крыма – прежде всего, армян и греков, это стало сильнейшим ударом по экономике Крымского ханства и в конечном итоге способствовало его разрушению в не меньшей степени, чем прямые военные действия российских войск. Потомки крымских христиан, в том числе и обитателей княжества Феодоро, дали начало двум замечательным этносам России и Новороссии – донским армянам и приазовским грекам. Каждый из этих народов внес и продолжает вносить достойный вклад в российскую историю. 

Когда нынешние поборники украинской «самостийности», рассуждают о коренных и некоренных народах полуострова, то нельзя не напомнить им трагическую историю конца последнего православного княжества на территории Крыма, напомнить, какими методами освобождалась крымская земля от ее настоящих коренных жителей, до последнего отстаивавших свой дом и свою веру.

 

Автор Илья Полонский

Источник Версия для печати