Бесплатно

С нами Бог!

16+

20:19

Пятница, 17 ноя. 2017

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Ручейки крови, шампанского и вина стекали прямо в реку…

01.07.2016 07:39

Мы за ценой не постоим? Оборона Севастополя.

Если въезжать в Севастополь по железной или автодороге через станцию «Инкерман-1», с левой стороны видно нечто, напоминающее алупкинские каменные хаосы. Огромные каменные глыбы, скатившиеся с горы почти к самой дороге. Некоторые валуны массой до 50 тонн. Все это следы взрыва невиданной силы, который более 70 лет назад уничтожил гору Шампань.

Из книги Э.Манштейна "Утеpянные победы": "29 июня должно было начаться генеpальное наступление на внутpеннюю часть кpепости... Здесь пpоизошла тpагедия, показавшая, с каким фанатизмом боpолись большевики... Когда наши войска воpвались в населенный пункт Инкеpман, вся скала за населенным пунктом задpожала от чудовищной силы взpыва.".  

Штольни образовались при добыче инкерманского камня, который добывался здесь с незапамятных времен. Из строительного камня добытого из этой скалы построены лучшие двоpцы и кваpталы Неаполя, Рима, Афин, Константинополя, и уж конечно Севастополя. На инкеpманские каменоломни был сослан тpетий pимский папа Климент. Выpубленную им пещеpу можно посетить в Свято-Климентовском монастыpе, по дpугую стоpону долины.

До 1941 года в них находился склад шампанских вин, откуда и взялось название «Шампаны». К началу войны в Каменоломенном овраге были построены и приспособлены для хранения имущества 27 штолен. В 14 штольнях размещался завод шампанских вин. В штольни была также эвакуирована часть запасов винкомбината "Массандра". В дни обороны в связи с налетами авиации противника в штольни был вывезен весь боезапас с открытых площадок. В штольнях размещалось техническое имущество минно-торпедного отдела, военно-воздушных сил, порох артбоесклада. В Инкерманских штольнях был создан уникальный военный город, цеха заводов, всевозможные мастерские, базы и склады. Здесь создавали мины, минометы, гранаты, ремонтировали пушки и танки, делали лопаты для саперов, ножи и другое воинское имущество, шили зимнее и летнее обмундирование, обувь, белье. Там же размещался подземный госпиталь на 2000 человек. 

По соседству с цехами находились "жилые кварталы". Семье рабочего отводилась площадь от четырех до шести квадратных метров. Этого вполне хватало, чтобы поставить кровать, столик, несколько стульев. Каждая семья воздвигала вокруг своей "квартиры" самодельные стены из простыней, одеял, занавесок, а более расторопные устраивали даже "капитальные" стены из фанеры. Получились вполне уютные комнаты, где можно было хорошо отдохнуть после трудового дня. Проходы между "квартирами" именовались "улицами" или "проспектами", которым присваивали то или иное название.

В следующих залах были расположены амбулатории, детские ясли, детский сад, столовая, кино, клуб. В конце 1941 г. в штольнях находилось до 10 000 жителей Инкермана и близлежащих поселков.

С утра 26 июня 1942 года части 25-й стрелковой дивизии, 8-й бригады и 3-го полка морской пехоты отражали атаки немцев, пытавшихся пробиться в Инкерманскую долину. Советским войскам пришлось отойти к югу. К вечеру они заняли рубеж: изгиб реки Черная — Каменный столб — Инкерманский монастырь — южный берег Инкерманской долины у устья реки Черная. К этому времени в Шампани находилось свыше 30 тысяч раненых, женщин, детей, стариков. В подземелье находилось также более 500 вагонов боезапаса. На ближайшем заседании Военного совета Черноморского флота было принято решение о судьбе инкерманских штолен. Их со всеми находящимися внутри следовало взорвать. Это задание было поручено начальнику объекта Советской балки технику-интенданту Прокофию Саенко. Начальник особого отдела НКВД Черноморского флота приказал старшему оперуполномоченному капитану Сергею Гусеву сопровождать техника и в случае колебаний пристрелить его, и провести взрыв самому. Однако этого не потребовалось. В 2 часа 30 минут 30 июня 1942 г. огромная монолитная скала приподнялась в воздух, раскололась и со страшным грохотом тяжело осела. Вот этот взрыв и вызвал изумление генерала Манштейна. Взрыв был таким мощным, что его услышали даже в Симферополе. Этот взрыв считается одним из сильнейших неядерных взрывов в истории человечества.  Несколько дней из под завалов раздавались стоны людей погребенных заживо, ручейки крови, шампанского и вина стекали прямо в реку Черная.

В воспоминаниях непосредственного участника событий, мичмана Саенко, события представлены так: всего с одним напарником, с превеликими трудностями и риском, они пешком прошли (проползли) через насквозь простреливаемый город, и добрались до Каменоломенного оврага уже в сумерках, когда дневная бомбардировка пошла на убыль. Здесь было сравнительно тихо, а от центрального входа уже доносились голоса немецких сапёров. Забежав в ближайшую штольню, Саенко принялся засовывать подрывные заряды между ящиков с боеприпасами, когда с ужасом обнаружил, что выделенного бикфордова шнура хватит едва для десятиминутной задержки. Наспех соорудив из промасленных тряпок нечто похожее, мичман чиркнул спичкой, и оба товарища кинулись наутёк… Взрыв застал их в балке, примерно в километре от штолен. От полученной контузии Саенко потерял сознание, а когда, уже под утро, пришел в себя, то долго не мог сообразить, почему всё вокруг покрыто снегом. Потом догадался, что это – белая каменная крошка, поднятая взрывом.

После освобождения Севастополя было принято решение незамедлительно приступить к очистке штолен Советской балки для приема на хранение военного имущества и боезапаса. Основные работы по освобождению проезда через балку от обвалившегося камня вели пленные немцы. А работами по расчистке руководил все тот же Саенко. И уже в 1946 г. первые партии боезапаса флота начали поступать на хранение в Инкерманские штольни... Недостроенные штольни, казематы, потерны и другие подземные сооружения были замурованы, некоторые приспособлены под винзаводы, склады и т.п. В 70-80-е гг. здесь размещалось восемь воинских частей. И, несмотря на то, что место охранялось, местным ребятам удавалось, укрываясь от взгляда часовых, проникать сквозь лазы внутрь каменного хаоса "Шампанки" ­– так называют это место инкерманские подростки. В пылу азарта, в порыве самоутверждения они стремились найти лазы и пробраться глубоко под землю. В нагромождениях скал искали (и находили) порох, невзорвавшиеся снаряды, оружие и т.д. Завершив свои вылазки, мальчишки, уже забыв о подстерегавшей их опасности, рассказывали одногодкам душераздирающие подробности увиденного в подземелье – следах взрывов, крови, остатках скелетов.

Версия для печати