Бесплатно

С нами Бог!

16+

20:18

Пятница, 17 ноя. 2017

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Хроника Русского Легиона Чести. Часть 7

05.06.2016 22:29

Марокканская Дивизия стоит на отдыхе в РЭТЭЙ, пополняется и переформируется. Пришел категорический приказ Главнокомандующего, и Русский Легион вынужден был подчиниться и переодеться в форму французских колониальных войск.

Август 1918 г.

Марокканская Дивизия стоит на отдыхе в РЭТЭЙ, пополняется и переформируется. Пришел категорический приказ Главнокомандующего, и Русский Легион вынужден был подчиниться и переодеться в форму французских колониальных войск. Как некоторый компромисс, на левом рукаве была оставлена повязка с национальными русскими цветами, на которой стоял штемпель французского правительства. На стальных касках, вместо французского герба, стояли черные буквы: L. R. (Legion Russe).

На петлицах, вместо цифры полка, те же буквы: L.R.

Наконец пришло долгожданное подкрепление. Под командой гв. капитана МАРТЫНОВА (Лейб-Гвардии Гренадерского полка) прибывают две полные роты военного состава.

Русский Легион воспрял духом и входит теперь как отдельный батальон в 1-го Бригаду Марокканской Дивизии и покидает славный 8-й Зуавский полк, с которым его связывала тесная семимесячная боевая работа.

Командир 8-го Зуавского полка со всеми офицерами, полковой оркестр, знамя Зуавов и знаменная рота выстроены, чтобы отдать последний привет боевым соратникам.

Русский Легион проходит церемониальным маршем — знамя 8-го Зуавского полка склоняется перед русскими.

Но после того, как он стал отдельным батальоном, то есть самостоятельной частью, высшие военные власти решили, что командование этим батальоном необходимо вверить французскому штаб-офицеру, который, воспитанный на доктрине французской военной школы, сможет точнее и быстрее согласовать действия Русского легиона с общими заданиями Дивизии.

Пришлось подчиниться.

Командовать Русским Легионом был назначен боевой штаб-офицер Иностранного Легиона, майор ТРАМЮЗЭ. Французскому майору очень нравилось самому командовать ружейные приемы всему батальону. Но во французской армии ружья носятся на правом плече, у нас же русских – на левом. Получалось очень весело, когда майор сам подавал команду: Armes sur l'epaule droite!», а батальон Русского Легиона, как один, брал винтовку на левое плечо.

Помощником к-ра был назначен гв. кап. МАРТЫНОВ. Штаб батальона: офицер связи, французской службы лейтенант БРЭНН, офицеры переводчики: французской службы лейтенанты РУРКО – РЕЕРГЭ – РАБОТЬЕ; доктор ЧЕРЕПОВ, доктор КЛЕЙМАН, протоиерей отец БОГОСЛОВСКИЙ.

1-я стрелковая рота: Командующий ротой шт.-кап. СУРИН 1-ый (Борис). Поручики ПРАВОСУДОВИЧ, ПАВЛОВ, подпор. ПРЖЕВАЛЬСКИЙ. 2-я стрелковая рота: Командующий ротой шт.-кап. СУРИН 2-ой (Павел). Подпоручики СМИРНОВ, КУРИЛЛО, ЦВЕТАЕВ. Пулеметная рота: Вр. Командующий ротой пор. ВАСИЛЬЕВ.

Подпор. УРВАЧЕВ. В таком составе Русский Легион вступил в последние сентябрьские бои.

 

СЕНТЯБРЬ 1918 г. Суассон. Последние бои. Смерть батюшки. Атака передовых постов линии Гинденбурга.

Марокканская Дивизия опять в 1-й Армии генерала МАНЖЭНА, задача которой — прорвать фронт немцев между рекой Эн и массивом Сэн Гобэн в направлении города ЛАН.

Впереди 32-я Американская Дивизия замялась, остановилась, поддалась назад и была заменена Марокканской Дивизией.

2 сентября в 5 час. утра стрелковые роты выходят из окопов и под ураганным огнем артиллерии противника бросаются вперед. Старый батюшка. Георгиевский кавалер, — наперстный крест на Георгиевской ленте, — о. протоиерей БОГОСЛОВСКИЙ, несмотря на уговоры, выходит со всеми из окопов и идет под огнем по открытой местности. Без каски, с развевающимися по ветру седыми волосами, высоко подняв крест в правой руке, он благословляет идущих в атаку. Батальон Русского Легиона уже проскочил далеко вперед. Резервные части зуавов торопливым шагом пересекают то место, где стоит батюшка. Французы-католики, пробегая мимо православного священника, снимают каски, крестятся, а ближайшие подбегают и целуют наспех наш крест. Первые лучи восходящего солнца придают этой картине незабываемое впечатление.

В полдень до первой линии дошли грустные вести. Батюшка убит! Разорвавшимся рядом с ним немецким снарядом он был тяжело ранен. Санитары, наскоро перевязав его, понесли на носилках на перевязочный пункт. Уже на носилках, кружившиеся как коршуны стаи немецких аэропланов, посыпавшие свинцовым огнем атакующие войска, пулеметной очередью добили батюшку насмерть. Эта славная смерть быть может избавила его от подвалов Ч.К. Он уже получил приказ вернуться в Россию, но считал своей священной обязанностью напутствовать крестным благословением идущих в атаку своих русских легионеров.

Приказом Главнокомандующего о. БОГОСЛОВСКИЙ был посмертно награжден Почетным Легионом и Военным Крестом с пальмой.

12-й батальон мальгашских стрелков получил задание взять сильно укрепленный опорный пункт ТЭРНИ-СОРНИ. От успеха этой операции зависела фланговая обеспеченность всей Марокканской Дивизии.

Начав движение, попадают под убийственный огонь с точки 172, который их пригвоздил к земле. Будучи вынужденными выделить часть своих сил для парирования появившейся опасности с фланга, они оказались уже недостаточно сильны, чтобы овладеть ТЭРНИ-СОРНИ и залегли, неся громадные потери под все усиливающимся огнем противника. Русский Легион, идя за мальгашами и видя их критическое положение, бросается вперед, маневрирует под смертоносным баражем германцев и, обойдя с востока ТЭРНИ-СОРНИ, врывается в него и в жестокой рукопашной схватке захватывает укрепленный пункт противника. Этот блестящий маневр, освободивший всю Дивизию от нависшей опасности с фланга и позволивший ей начать продвижение вперед, был выполнен, главным образом, 2-й Стрелковой ротой, заслуживающей наивысшую похвалу.

Залп немецкой тяжелой артиллерии попадает в командный пункт и убивает Командующего Легионом французского майора ТРАМЮЗЭ, офицера связи французской службы лейтенанта БРЭННА, доктора КЛЕЙМАНА и трех русских легионеров связи. Командование Русским Легионом переходит к гв. капитану МАРТЫНОВУ. В течение трех суток противник пытается отбить столь важный для него опорный пункт.

Бомбардируя без конца, посылая снаряды с удушливыми газами и десятки эскадрилий с тучами пуль, в этом кромешном аду, по несколько раз в день, немцы бросают свои лучшие части в контратаку.

Неся огромные потери. Русский Легион, с энергией отчаяния, защищает в штыковых схватках взятые позиции.

Вся ярость немецких контратак, как волны бушующего океана, разбились о гранитную скалу русских штыков.

Опорный пункт остался в руках Русского Легиона.

Доблестный командующий Легионом гв. капитан МАРТЫНОВ и командующий 2-й ротой шт.-кап. СУРИН 2-ой (Павел) были награждены, на поле боя, телеграммой Главнокомандующего Почетным Легионом.

Все остальные офицеры были награждены Военными Крестами разных степеней. Четыре Военных Медали на поле боя были прикреплены на грудь особенно отличившимся русским легионерам.

Потери Русского Легиона велики. Убиты: майор ТРАМЮЗЭ, лейтенант БРЭНН, доктор КЛЕЙМАН, о. протоиерей БОГОСЛОВСКИЙ. Ранены: поручик ПАВЛОВ, подпор. ЦВЕТАЕВ, доктор ЧЕРЕПОВ, офицеры-переводчики французской службы: РУРКО, ФЕЕРГЕ, РАБОТЬЕ. Унт.-офицеров и легионеров: убитых 24, раненых 78.

До 1 сентября Марокканская Дивизия остается в линии, в беспрерывных боях отбивая все усиливающиеся атаки противника. Немцы вводят в бой свои лучшие силы, 5-ю Гвардейскую Дивизию и 1-ю Прусскую.

В этой беспощадной смертельной схватке, где воюющим приходилось быть в противогазовых масках, обе стороны показали столько мужества, упорства и героизма, что заслужили высшую похвалу.

Прибывает вызванный телеграммой из отпуска командир пулеметной роты кап. ПРАЧЕК, чтобы принять участие в последнем легендарном бою Русского Легиона. Вместо убитого майора ТРЕМЮЗЭ, Командующим Русским Легионом назначается старый знакомый, высокодоблестный командир 8-го Зуавского полка, майор ДЮРАН.

Измученная Марокканская Дивизия получает 13 сентября приказ атаковать и прорвать укрепленную линию Гинденбурга, последний оплот гордого Тевтона. Русский Легион идет в первом эшелоне за катящим валом баражного огня своей артиллерии.

14 сентября, в 5 час. утра, бросившись вперед, 1-я стрелковая рота, поддерживаемая следующей за ней в 150 метрах 2-й стрелковой ротой, молниеносным ударом врывается в укрепленную узловую траншею «РОСИНЬОЛЬ», забрасывает ее ручными гранатами и, не задерживаясь, следующим броском овладевает в штыковой схватке второй укрепленной линией «Авансэ».

Очистив от противника захваченные линии. Русский Легион, в своем безграничном порыве, опередив баражный огонь своей артиллерии, устремляется на последний назначенный ему объект – 3-ю укрепленную линию «ШАТО де ля МОТТ» и штыковым ударом врывается в нее.

Могучее русское «ура!», вырвавшееся из четырехсот русских грудей, настолько ошеломило немцев, что они не успевают оказать сопротивление и панически сдаются. Взвиваются сигнальные красные ракеты, чтобы предупредить свою артиллерию и авиацию: «мы уже здесь, не стреляйте — переносите огонь дальше!». Такая быстрота продвижения показалась наблюдательным постам артиллерии настолько невероятной, что в ответ взвилась условного цвета ракета с вопросом: «Где вы? – повторите сигнал!».

Русский Легион вдался глубоко клином в расположение немцев. Много пленных и военной добычи попало в руки русских.

Начальник Марокканской Дивизии в своем рапорте об этом легендарном бое доносит: «Все эти действия были проведены так блестяще и с такой стремительностью, что потери Русского Легиона были относительно незначительны [убитых 9 и раненых 25]».

В представлении Русского Легиона к награде он пишет дальше: «Батальон особо отобранных людей, непримиримая ненависть которых к врагу, в соединении с полным презрением к смерти, воодушевляла все их действия. Жертвенность, с которой Русский Легион выполнил свой маневр, смелость и отвага, с которыми он его осуществил под ураганным огнем противника, поразительная энергия и выносливость, им проявленные — требуют представления Русского Легиона к заслуженной им награде».

И действительно, лишь поразительная быстрота действия, замечательная точность в исполнении маневра, боевое счастье сопутствовали русским добровольцам, и полная растерянность противника позволила такой небольшой части, как Русский Легион, за какие-нибудь два часа пройти три ряда грозных железобетонных укреплений, которые в течение полутора лет были непроходимой преградой и на которых разбивались до сих пор все атаки.

Нельзя не отметить благородство и «спортивность» начальника Марокканской Дивизии, избалованного боевыми успехами своей дивизии и привыкшего к блестящим действиям своих полков, покрывших себя громкой боевой славой во всей Франции и признавшего действия Русского Легиона «легендарными».

Начальник тыловой службы генерал БРЮЛАР, обращаясь к русским, живущим во Франции, писал: «Я счастлив довести до сведения русских, находящихся на территории Франции, о геройском поведении на поле битвы Русского Легиона. Слава этим храбрецам, которые проливали и проливают свою кровь и отдают жизнь за общее дело. Они помогли повороту счастья в общем ходе войны. Это истинные герои, которыми будут гордиться все будущие поколения».

Представление к наградам Русского Легиона уважено Главнокомандующим. Батальон получает на знамя «Военный Крест» с двумя пальмами и «фуражэр». Далеко не все полки французской армии, за четыре года войны, получили на свои знамена эту награду.

(Все чины части, получившей на знамя «фуражэр», носят эту награду — род аксельбанта — на левом плече. 2 пальмы давали право на фуражэр цветов Военного Креста, 4 пальмы — цветов Военной Медали, 6 пальм — цветов Почетного Легиона и 8 пальм — двойной фуражэр. В Марокканской Дивизии к концу войны все полки были награждены фуражерами цвета Почетного Легиона, кроме сводного полка Иностранного Легиона, имевшего единственный с полком Альпийских стрелков двойной фуражэр.)

К концу войны доктор ВЕДЕНСКИЙ, поступивший, как говорилось уже выше, простым солдатом в Русский Легион, был награжден за боевые отличия Почетным Легионом и Военным Крестом с пальмой.

Награждение солдата Почетным Легионом – весьма редкое явление во Французской армии, и таких случаев за всю войну было лишь несколько. Как исключительно редкое награждение, выпавшее на долю русского, приводим реляцию по Французской армии, сопровождавшую награждение Почетным Легионом:

«D.М. ou 2/1/1919, J.O. ou 5/1/1919.

Солдат ВЕДЕНСКИЙ Димитрий первого класса Русского Легиона, солдат исключительной храбрости и упорства в бою, соединяет в себе редкое хладнокровие с исключительно удачной инициативой. Будучи врачом в Русской армии, записался одним из первых добровольцем в Русский Легион и принял участие во всех боях последнего. 14 сентября 1918 года первый бросился в атаку, презирая опасность и подавая пример своим товарищам. Содействовал успешному отбитию контратаки противника, установивши, по собственной инициативе, свой пулемет и, несмотря на интенсивный огонь неприятельской артиллерии, своим огнем во фланг наступающему противнику нанес ему полное поражение. Получил, как военный доктор, в Русской армии пять военных наград, и во Французской был награжден Военным Крестом с пальмами».

После перемирия доктор ВЕДЕНСКИЙ был восстановлен в своем звании и чине военного врача. Он уехал во Владивосток к Адмиралу КОЛЧАКУ. Дальнейшая его судьба нам неизвестна.

Таким образом, за 10 месяцев боевой службы через Русский Легион прошло 24 офицера, 3 доктора, батюшка, 7 офицеров и переводчиков французской службы и 994 унт.-офицера и легионера. За этот же период Русский Легион потерял убитыми и ранеными 16 офицеров, трех докторов, батюшку, 6 офицеров и переводчиков французской службы и 523 унт.-офицера и легионера.

Сколько жизней спасли на редкость доблестные доктора Русского Легиона ЗИЛЬБЕРШТЕЙН, КЛЕЙМАН и ЧЕРЕПОВ... Эти люди долга шли непосредственно за первыми цепями и тут же, под жестоким огнем противника, делали раненым уколы против столбняка и, перевязав их, отправляли в санитарный поезд. Но и заплатили все трое дорого за свое мужество и отвагу! Один убит, двое других — тяжело ранены.

Версия для печати