Бесплатно

С нами Бог!

16+

23:31

Пятница, 24 ноя. 2017

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Кому повем печаль мою?

08.11.2017 00:38

17-го июля 1918 года в городе Екатеринбурге в подвале дома купца Ипатьева было совершено одно из гнуснейших и омерзительных уголовных преступлений «культурного» двадцатого века.

 По предварительному соглашению и с заранее обдуманным намерением группа, поименно известных, интернационально-аморальных отбросов человечества совершила убийство Российского Государя Императора Николая II и Его Августейшей семьи без какой-бы то ни было видимости суда, без предъявления индивидуального обвинения к каждому из убиенных, зверским способом массового, одновременного убийства на глазах отца и матери их детей и на глазах детей их отца и матери беспорядочной стрельбой из нагана по мечущимся в ужасе по подвалу людей. Не было, нет, и не будет ни одного русского адвоката, которого могли бы заставить выступить в качестве казенного защитника этих звероподобных существ и найти для них хотя бы какую-то тень фактов, могущих смягчить вынесение им самого сурового обвинительного приговора. В этом исключительном случае формальный закон, требующий назначения казенного защитника каждому обвиняемому, должен умолкнуть перед велением неписанного морального кодекса человечества: «НЕТ ЗАЩИТЫ ТАКОМУ ПРЕСТУПЛЕНИЮ»!

Со временем,.. безусловно, не теперь,.. возможно после прохождения человечества через муки атомного века, люди здорового духа и чуткой совести, будущие профессора государственного и уголовного права и профессора гуманитарных наук будут приводить своим слушателям все обстоятельства, предшествующие и последующие этому убийству, как разительный пример мерзкого преступления, совершенного на глазах у всего так называемого культурного человечества, когда вдохновители и физические исполнители, поименно известные, не только не понесли никакого физического наказания, не только так называемая элита Запада не содрогнулась от негодования и возмущения, но это злодеяние прошло при отвратительно жутком молчании правителей и ведущих групп Западного мира. Вдохновители этого преступления и их представители были принимаемы на Западе как созидатели «Нового Мира», мира свободы, права, правды и справедливости. До сего дня дорога в «Новый Мир» этими созидателями-убийцами устилалась миллионами трупов российских людей, но на некоторых участках этой дороги созидатели начали использовать для устилки и материал иностранный, что немедленно вызвало протест, до сего времени молчавших «лучших людей мира». Когда были пойманы с поличным презренные шпионы – чета Розенбергов, нанесших громадный вред своему государству и народу. Когда эти преступники были преданы суду с соблюдением всех представляемых обвиняемым законом прав для защиты и когда они были приговорены к казни на электрическом стуле, волна протеста прошла по всему миру.

Были собраны значительные суммы денег и больше пятидесяти тысяч подписей с требованием их помилования или отмены смертного приговора. Нашлось 50 тысяч милостивых государей, которые прикрываясь гуманитарными идеями, требовали отмены смертной казни для этих мерзких преступников.

Почему же до сих пор ни в одной стране бывших союзников России в Первую мировую войну не собрано ни одного цента на памятник с надписью: «Трагически погибшему нашему верному союзнику Государю Императору Российскому Николаю II»?

Не с этого ли акта надо было начать борьбу против коммунистов, чтобы заслужить доверие и уважение русского народа, а не с бестактного, издевательского поздравления российских людей со свержением с престола Государя-Рыцаря.

Каждый год по всем странам русского рассеяния 17 июля собираются русские патриоты в храмах, чтобы молитвенно почтить память невинно убиенных Государя и Его семьи. И вот прошло сорок лет… До сих пор ни в одной стране, кроме Югославии, так же убиенного Короля Александра, ни разу на этом поминовении не присутствовало ни одно официальное лицо, чтобы засвидетельствовать свое уважение и сострадание к убиенным и отвращение к гнусным убийцам. Но зато некоторые мэры и губернаторы находят время и возможность официально присутствовать и приветствовать собрание шакалов, ожидающих помощи, чтобы разорвать Россию на части. Демократическая мораль этих господ значительно разнится от морали общечеловеческой. Эти две мерки подхода к развернувшимся в дальнейшем событиям в России и во всем мире на «наших» и «ваших». Близорукая попытка ослабления России ради эфемерных материальных выгод в будущем. Безудержная, совместно с коммунистами, эквилибристика и жонглирование словами, утерявшими благодаря этому свое прежнее, полное глубокого смысла значение. Замена поисков ведущей идеи человечества поисками наиболее дальнобойного атомного оружия. Все это мы должны с предельной ясностью понять. УЯСНИТЬ СВОЕ ОДИНОЧЕСТВО и вопреки нашим внутренним разделениям на правых и левых, монархистов и республиканцев, сплотиться в единую великую семью Россия.

Насколько позволяют размеры статьи, нам бы хотелось нарисовать краткую объективную картину царствования Государя Императора Николая II. 

После смерти Государя Александра III, при котором Европа должна была ждать «пока русский царь ловить рыбу», на престол взошел Его сын, Государь Николай II, человек мягкого характера, застенчивый, высоко порядочный, большой семьянин, глубоко религиозный и великий русский патриот. Российское Государство, в управление которым вступил государь находилось в следующим положении: как в продолжение всей своей многострадальной истории, так и в царствование Государя Николая II Россия была окружена видимыми и невидимыми, скрытыми и явными врагами и конкурентами-завистниками. Эти враги понимали лучше, чем утерявшая государственное сознание российская интеллигенция, что под скипетром монарха, при МИРНОМ дальнейшем развитии, несмотря на некоторые неполадки государственного механизма, отнюдь не являющиеся тормозом для дальнейшего поступательного движения в сторону общего благосостояния, Россия будет становиться все сильнее и богаче и займет ВЕДУЩЕЕ положение в Европе. Этому надо было помешать любыми средствами.

Англия со злобой и тревогой наблюдала за мирным продвижением России на Среднем и Дальнем Востоке, оказывая всемерное содействие внешним и внутренним врагам России. Немецкий бык, с налитыми кровью глазами жадно смотрел на степи и чернозем Украины. Единственным препятствием для прыжка Японцев на материк являлась Россия. Потягивался, но еще не проснулся, Китай. Турция все шире пыжилась считать себя великой державой. Франция, поеживаясь от немецкого соседства, забыв свой демократизм, курила фимиам перед русским царем. Больными, ненужными приростками были Польша и Финляндия. Славянские народы находились в степени кипения и с надеждой смотрели на «майку Руссию». Такова была, в кратких словах, ситуация на внешнем фронте, требующая содержания под ружьем громадной армии, так как было неизвестно с какой стороны будет удар, что влекло за собой финансовое напряжение государственной казны и непроизводительные, с экономической точки зрения, траты на вооружение.

Российская интеллигенция находилась под гипнозом европейской цивилизации, отождествляя ее с культурой, страдала идеализацией и ложными представлениями о качественном уровне западной демократии, о действительной сущности и ценности некоторых политический учреждений, о западном демократизме ДЛЯ СВОИХ и презрении и попирании всех демократических основ по отношении к другим народам, им подвластным или с ними конкурирующими. Эта гипертрофия увлечения западничеством приводила к утере национальной самобытности и ложному пониманию национальных задач и национальных нужд. Уже с безрассудным убийством безответственными лицами Государя Александр II обнаружилась у этой интеллигенции катастрофическое падение настоящего патриотизма, когда насущные интересы государства и народа были приносимы в жертву непроверенным книжным идеям, и слепое поклонение западным образцам, без учета и знания всей сложности механизма государственного управления и имевшихся у власти средств и возможностей. К великому сожалению и обидной гримасе истории, эта, по существу, неплохая российская интеллигенция в годы упорной борьбы правительства со всеми трудностями и препятствиями к выходу на широкую блестящую дорогу являлась в большинстве случае тормозом для правительства, а не ее нужным ближайшим помощником. В настоящее время эти лица, претендовавшие на управление государством Российским в лучшем случае, управляют автомобилями в разных государствах мира.

Нужны были две мировых войны, нужна была российская революция, чтобы русские люди поняли, что люди, одетые в смокинги и цилиндры — это еще не культурные люди, и не наши друзья. В порядке наибольшей важности перед российским правительством и российским обществом стояло разрешение невероятно сложного аграрного вопроса. Прирост населения особенно был высок в крестьянской среде, а количество земли, находящейся в ее владении оставалось приблизительно то же. Города и промышленность только начали свое поступательное движение вперед и не успевали поглотить этот избыток крестьянского населения. Общинное землевладение не давало возможности проявить хозяйственную инициативу отдельному земледельцу и являлось крайне реакционной формой землевладения, которую как раз идеализировали социалисты-революционеры, как переходную ступень к социализму и которая при коммунистах вылилась в ненавистные всем крестьянством колхозы. Взоры крестьянства естественно были обращены на земли помещиков и других землевладельцев. Поскольку крестьянство было фундаментом государства, постольку дворянство было его ведущей верхушкой и в свое время прославило Россию на весь мир великими писателями, учеными, полководцами и представителями различного вида искусств. Но в какой мере, в смысле земельном, оскудело крестьянство, в той же мере по ряду исторических причин, нищало и разорялось дворянство. Оба эти полюса были консервативны и в своем большинстве привержены монархии и при нормальных условиях должны были быть нерушимом оплотом государства. Правительство буквально металось между этими двумя полюсами, прекрасно отдавая себе отчет в серьезности создавшегося положения.

Широкие же круги российской интеллигенции, главным образом её крайне левый сектор, из основного государственной важности вопроса сделали предмет безоглядной демагогии и бессовестной критики, не имея сами ни одного мало-мальски разумного и разработанного проекта решения аграрного вопроса. Кадетская партия сидела между двух стульев и лепетала о каких-то отрезках от частновладельческих земель, не разрешая ни крестьянского землевладения, ни частновладельческого. Социал-демократам Маркс приказал думать, что по его теории земля должна постепенно переходить от мелкого владельца к крупному, а крестьянство должно безропотно пролетаризироваться, поэтому социал-демократы вообще не имели аграрной программы. Одни только социалисты-революционеры требовали немедленной передачи всей земли крестьянским общинам, что должно было привести к полнейшей экономической анархии и параличу всей экономики страны. Единственно только правительство имело действительно разработанную аграрную программу, связанную со всей экономикой страны.

Было организованно переселенческое управление, с помощью которого в добровольном, а не принудительном, как у коммунистов, порядке, крестьяне переселялись в Сибирь, ежегодно около миллиона душ, чем достигалась тройная цель: ослабление земельного голода в центре России, заселение надежным русским элементом окраин и содействие скорейшему освоению и процветанию этой богатейшей русской области. С другой стороны, был организован крестьянский земельный банк, с помощью которого ежегодно переходили в личную собственность крестьян десятки тысяч десятин помещичьей земли. Был проведен замечательный закон П.А. Столыпина о праве выхода из общины крестьян на хутора и отруба. Было совершенно ясно, что за исключением крупных поместий, связанных с промышленностью (которые так и не перешли в крестьянское владение – совхозы), остальные дворянские поместья в ДОБРОВОЛЬНОМ ПОРЯДКЕ И БЕЗБОЛЕЗНЕННО, в короткий срок перейдут в крестьянскую собственность.

Было усиленно обращено внимание на высшее, среднее и низшее агрономическое образование. При земствах появились ученые агрономы, организовывались показательные поля, разводился племенной скот, производились различные мелиорационные работы. В селах рылись пруды и артезианские колодцы, осушались болота, боролись с оврагами, проводилось плановое древонасаждение и т.д., и т.д. Вся эта сложная, кропотливая, в порядке эволюционной постепенности, работа правительственных и общественных органов проходила под дикий свист и улюлюканье невежественной левой общественности в Государственной думе, в печати, на митингах и проч., где сплелись воедино демагогия, невежество и жажда «великих потрясений», о которых так красочно и пророчески сказал последний могиканин русской монархии П.А. Столыпин, за что, убитый дегенератом Д. Богровым, и понес венец мученика.

Параллельно с этим, при активном участии правительства, шло быстрым темпом развитие российской промышленности. Чтобы избежать обвинения в необъективности и пристрастия я приведу мнения и таких людей, которых трудно заподозрить в любви к монархическому строю. И так, Ленин в своем труде «Развитие капитализма в России» утверждал, что к концу 19-го века промышленное развитие России происходило скорее, чем в любой другой стране. Уже в эмиграции такие добросовестные социал-демократы как Берлин и некоторые другие также признавали колоссальное развитие русской промышленности перед революцией. Муж, умершей Е.Д. Кусковой, так пристрастно

нападавшей на монархию, С.Н. Прокопович подсчитал, что за время с 1900 по 1913 год национальный доход России увеличился на 80%. Профессор Гриневский, выпустивший свой труд в советской России, сообщал, что хлопчатобумажная и льняная промышленность в России за время с 1900 по 1912 год почти удвоила свою продукцию, резиновая – утроила. Затраты на производство сельскохозяйственных машин увеличилась с 6 до 40 миллионов рублей. Так же утроилось капиталовложение в машиностроительную промышленность. Далее Гриневский утверждает, что никогда еще творческие силы нации и коллективная деятельность не достигали в России такого уровня, как в течение ВОЕННЫХ 1915 и 1916 годов. Революция прервала успешное приспособление русской промышленности к потребностям военного времени и ВЫВЕЛА РОССИЮ ИЗ ВОЙНЫ В ТО ВРЕМЯ, КОГДА ОНА БЫЛА ГОТОВА ВОССТАНОВИТЬ СВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ НА ФРОНТЕ (цит. по статье Г. Константинова от 1 ноября 1957 г., Новое русское слово).

К таким же вы водам приходит и такой крупный общественный деятель как П.Б. Струве, утверждавший, что «с половины 90 годов КРЕСТЬЯНСТВО НАЧИНАЕТ ОБРАСТАТЬ… мясом, промышленность делает большие успехи. Россия выходит на широкий путь хозяйственного развития и укрепления государственно-финансовой мощи. Рост хозяйственной жизни, накапливавшей культурные силы МЕДЛЕННО, НО НЕУКОСНИТЕЛЬНО, подымал народные массы на более высокий жизненный уровень». Вот еще мнение известного философа Бердяева: «В России в начале века был настоящий культурный ренессанс. Только жившие в это время знают, какой творческий подъем у нас был пережит … Традиционное миросозерцание левой интеллигенции пошатнулось. Владимир Соловьев победил Чернышевского. Часть марксистов БОЛЕЕ ВЫСОКОЙ КУЛЬТУРЫ перешла к идеализму». (Русская мысль, 26 июля 1958 г. В. Татаринов – «Имени Петра Великого»).

Наряду с поисками нового происходило углубленное понимание старого, осознание тесной связи между культурой старой России и России ХХ века (так же В. Татаринов). Мы могли бы продлить длинный список честных государственно-мыслящих людей разумного консерватизма, как уже упомянутый великан-патриот П.А. Столыпина, ссылаясь на труд С.С. Ольденбурга «Царствование Государя Николая II», труды профессора Ильина, указать на заслуживающие особого внимания труды Н.Д. Тальберга, и целого ряда других лиц. Если мы добавим ко всему этому, что проведение реформы всеобщего образования должно была закончиться к 1920 году; если за время царствования Государя Николая II были созданы такие два замечательные политехникума и ряд других высших и средних учебных заведений; если мы поймем колоссальное внешне-политическое и экономическое значение финансовой реформы денежного обращения и перехода на золотую валюту; если мы вдумаемся в грандиозность, политическое, военное, экономическое и культурное значение постройки Великого Сибирского Пути, при тогдашних ограниченных строгим бюджетом финансовых возможностях и примитивных по тем временам техническим средствам, (лопата, пила, топор, молоток, лошадь и тачка), среди девственных лесов, болот, рек, незаселённых пустынных мест; при ограниченности времени стройки благодаря климатическим условиям; если мы оценим постройку Мурманской железной дороги в условиях военного времени, дороги, которая вывела нас на севере к незамерзающему морскому порту и ряд других сооружений меньшего калибра и значения; если мы с великой печалью и скорбью представим себе, что получала и чем становилась наша Родина в случае победы над немцами, приобретая Константинополь,

Дарданеллы и выход в Средиземное море; если мы поймем, что перед революцией Россия переживала глубокий эволюционный процесс своего политического, экономического и культурного преобразования, разрешая без потрясений и книжных теорий аграрный вопрос, выводя страну без помощи концентрационных лагерей на первое место среди индустриальных стран, обновляя ведущий класс введением в него народившегося быстрыми темпами нового образованного класса из разных слоев населения и тем безболезненно и без диких коммунистических эксцессов, постепенно демократизируя и уничтожая самой жизнью изживаемую сословность – только тогда мы поймем всю глубину несчастья свалившегося на нашу Родину и наш Народ.

Великая ложь, клевета и пошлость возлагать вину на Государя Николая II за солдатский бунт, случившийся по попустительству одних, вследствие вражеской агентуры других и низкой измены третьих и, самое главное и решающее, из-за глубокого непонимания четвертыми действительных государственных интересов страны в этот ответственейший для народа исторический момент, когда необходимо было вопреки всему тесно сплотиться всем сословиям и политическим группам возле престола в глубоком всесокрушающем патриотическом порыве и не допустить, а тем более не содействовать, мелкому бунту вылиться в революционную вакханалию. К несмываемому нашему стыду и горю, российская интеллигенция в целом не выдержала экзамена на политическую зрелость и ввергла народ в невиданные страдания и муки, а своего благородного Государя отправила на Голгофу.

С великой тоской и великой скорбью мы, случайно уцелевшие, обращаемся к Вам:

ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО!

С чистым лицом и сердцем, с терновым венком на голове, Вы предстали пред ВСЕВЫШНИМ, Который всё видит, всё знает и всё понимает. Для нас Вы и на небесах продолжаете быть нашим Императором и защитником. Мы мятущиеся российские люди обращаемся к Вам со всеподданнейшим ходатайством предстать пред Господом Богом и умолить Его не за нас грешных, а за детей наших, чтобы Он их пожалел, вразумил и прекратил их невинные страдания на Родине сущих и по всему миру рассеянных.

Василий Николаевич Ржевский
Присяжный поверенный московской судебной палаты
Юрист

Написано в шт. Нью-Джерси, США 1958 г.

 

Версия для печати