Бесплатно

С нами Бог!

16+

10:47

Вторник, 17 окт. 2017

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

А.Ю. Сорокин

Фото: А.Ю. Сорокин

Республика и Династия. Курьезы законодательства

Автор: Сорокин Андрей | 09.07.2016 00:52

В последнее время, в связи с очевидным ростом роли Российского Императорского Дома в общественной жизни России, а также с повышением интереса к его деятельности и, соответственно, возникновением реальной возможности нарастания монархических настроений в стране, активизировались разного рода «принципиальные республиканцы», псевдо-монархические провокаторы и откровенные клеветники.

В либерально-революционном угаре они в тысячный раз повторяют и повторяют давно развенчанные вымыслы, как о монархии в целом, так и статусе Династии Романовых в частности, особенно, после революции 1917 года. Даже некоторые вполне, казалось бы, уважаемые СМИ выражают недоумение, поскольку, по их неискушенному мнению, после изменения формы государственного правления Российский Императорский Дом существует только в воображении монархистов. С их точки зрения, республика отрицает вероятность наличия Династии в каком-либо качестве, тем более признания её на уровне правовых актов. Однако, эта точка зрения, это мнение, в лучшем случае, является результатом искреннего заблуждения.

Не будем здесь уделять излишнее внимание «доводам» противников монархии и Российского Императорского Дома, углубляться в вопросы теории государства права или подробно останавливаться на особенностях статуса Династии в современной России. С последними читатель может ознакомиться на официальном сайте Императорской Семьи по адресу http://www.imperialhouse.ru/rus/monograph/articles/4388.html.

Мы же приведем лишь несколько примеров, когда именно в нашей стране, именно после изменения формы государственного правления, именно на уровне правовых актов факт существования Российского Императорского Дома был признан, причём как факт, имеющий именно юридическое значение.

Если значительная часть наших сограждан не может правильно назвать дату начала Второй мировой войны, то с датой смены формы правления в России дела обстоят ещё хуже. Основная группа респондентов полагает, что монархия в России перестала существовать в момент отречения Императора Николая II от Престола (не будем в нашей статье обсуждать, было ли оно в действительности и имеет ли оно юридическое значение), т.е. 2 марта 1917 года. Кто-то считает, что «последним царем Михаилом» был Великий Князь Михаил Александрович, который «также отрёкся», но 3 марта 1917 года. Те, кто удосужился ознакомиться с вопросом более тщательно, назовут дату 5 (18) января 1918 года, день единственного заседания Всероссийского Учредительного собрания, завершившегося знаменитым «Караул устал». И лишь малая толика особо интересующихся правильно определит дату провозглашения Российской республики – 1/14 сентября 1917 года.

Узурпировав и без того сомнительные полномочия Учредительного собрания, под предлогом им же спровоцированного выступления генерала Корнилова, самопровозглашенное, как теперь принято говорить, Временное правительство опубликовало следующий исторический, по крайней мере, документ:

«От Временного правительства

Мятеж генерала Корнилова подавлен. Но велика смута, внесенная им в ряды армии и страны. И снова велика опасность, угрожающая судьбе Родины и ее свободе. Считая нужным положить предел внешней неопределенности государственного строя, памятуя единодушное и восторженное признание республиканской идеи, которое сказалось на Московском государственном совещании, Временное правительство объявляет, что государственный порядок, которым управляется Российское государство, есть порядок республиканский, и провозглашает Российскую республику. Срочная необходимость принятия немедленных и решительных мер для восстановления потрясенного государственного порядка побудила Временное правительство передать полноту своей власти по управлению пяти лицам из его состава во главе с министром-председателем. Временное правительство своей главной задачей считает восстановление государственного порядка и боеспособности армии. Убежденное в том, что только сосредоточение всех живых сил страны может вывести Родину из того тяжелого положения, в котором она находится. Временное правительство будет стремиться к расширению своего состава путем привлечения в свои ряды представителей всех тех элементов, кто вечные и общие интересы Родины ставит выше временных и частных интересов отдельных партий или классов. Временное правительство не сомневается в том, что эта задача будет им исполнена в течение ближайших дней.

Подписали:
министр-председатель А.Ф. Керенский
министр юстиции Зарудный».

Вот так, «памятуя… восторженное признание», двумя лицами, из которых фамилия второго практически не известна никому, более чем тысячелетняя русская монархия была заменена республикой. И ни одного слова о народном волеизъявлении или Учредительном собрании.

Но, тем не менее, предопределив вопрос о форме правления, Временное правительство не осмелилось вовсе отменить выборы и созыв Учредительного собрания.

Работа над проектом Положения о выборах в Учредительное собрание была завершена в августе 1917 г. Положение это ныне именуется самым демократичным законом о выборах: выборы всеобщие, равные, прямые при тайном голосовании. Знаменитая либеральная «четырёххвостка». Принятый закон значительно опережал развитие избирательного законодательства в других странах. Так, избирательные права были предоставлены женщинам, был установлен низкий для того времени возрастной ценз в 20 лет (в Великобритании, Италии, США, Франции возрастной ценз составлял 21 год, в Бельгии, Германии, Нидерландах, Испании - 25 лет), избирательные права были предоставлены военнослужащим, Положение о выборах в Учредительное собрание не признавало имущественного ценза, ценза оседлости и грамотности, ограничений по вероисповедному или национальному признакам.

Но мы обратим внимание на иной, относящийся к нашей теме, аспект Положения. В соответствии с 10-м пунктом «самого демократичного» избирательного закона (здесь и далее – орфография оригинала):

«Члены царствовавшего в России дома не могут ни избирать, ни быть избираемыми в Учредительное собрание».

Не станем задаваться вопросом, какую опасность увидели радетели всеобщих выборов в праве членов Династии избирать и быть избранными. Не будем удивляться тому, что о царствовании Династии в документе, подготовленном до провозглашения России республикой, говорится в прошедшем времени. Констатируем факт: в правовом акте, имеющем конституционное значение, «здесь и сейчас» безоговорочно признается существование «царствовавшего в России Дома» и, соответственно, его Членов. Правда, признаётся на свой, революционный манер – через ограничение активного и пассивного избирательного права. Государь Император Николай II Александрович – не гражданин Романов, а Глава Российского Императорского Дома, не бывший и не бывшего! За что и ограничен в правах. То же самое верно и в отношении иных членов Династии. То, что Династия именуется «царствовавшей» никакого значения не имеет.

Быть может, такая ситуация с подтверждением факта существования Императорской Фамилии сложилась вследствие, так сказать, переходности при разработке Положения о выборах? Ведь работа над Положением началась ещё в марте 1917-го, когда «восторженное признание» было ещё далеко не очевидно. Отнюдь. «Выражая непреклонную решимость вырвать человечество из когтей финансового капитала…», буквально те же самые ограничения «победивший пролетариат» прописал в Конституции (Основном Законе) Российской Социалистической Федеративной Советской Республики на прошедшем 10 июля 1918 года заседании V-го Всероссийского Съезда Советов, т.е. уже после ареста депутатов, не принадлежавших к большевистской партии.

Статья 65 первой советской Конституции гласила:

 

65. Не избирают и не могут быть избранными, хотя бы они входили в одну из вышеперечисленных категорий:

а) лица, прибегающие к наемному труду с целью извлечения прибыли;

б) лица, живущие на нетрудовой доход, как-то проценты с капитала, доходы с предприятий, поступления с имущества и т.п.;

в) частные торговцы, торговые и коммерческие посредники;

г) монахи и духовные служители церквей и религиозных культов;

д) служащие и агенты бывшей полиции, особого корпуса жандармов и охранных отделений, а также члены царствовавшего в России дома;

е) лица, признанные в установленном порядке душевнобольными или умалишенными, а равно лица, состоящие под опекой:

ж) лица, осужденные за корыстные и порочащие преступления на срок, установленный законом или судебным приговором.

Оставим авторам этой нормы убеждённость в непременном стремлении членов Российского Императорского Дома быть избранными в Советы или даже просто избирать кого-либо в рабоче-крестьянские «органы народовластия». Уясним себе главное: если полиция названа бывшей, то «царствовавший в России дом» – нет. Он столь же реален и члены его столь же осязаемы, как и монахи, и частные торговцы, и лица, состоящие под опекой. Естественно, в условиях большевистской диктатуры правовой статус Династии и её Членов не мог простираться дальше «поражения в правах». Но факт остаётся фактом – существование царствовавшего в России Дома признаётся на конституционном уровне, на уровне закона, обладающего самой высокой юридической силой. И помехой этому не является ни республика, ни даже социализм.

Через семь лет, 11 мая 1925 года XII Всероссийский Съезд Советов, в статье 69 новой, принятой им Конституции (Основного Закона) РСФСР, т.е. уже субъекта Союза Советских Социалистических Республик, подтвердил и существование Российского Императорского Дома, и лишение его Членов избирательных прав:

Статья 69. Не избирают и не могут быть избранными, хотя бы они и входили в одну из перечисленных категорий:

а) лица, прибегающие к наемному труду с целью извлечения прибыли;

б) лица, живущие на нетрудовой доход, как-то: проценты с капитала, доходы с предприятий, поступления с имущества и т.п.;

в) частные торговцы, торговые и коммерческие посредники;

г) монахи и духовные служители религиозных культов всех исповеданий и толков, для которых это занятие является профессией;

д) служащие и агенты бывшей полиции, отдельного корпуса жандармов и охранных отделений, члены царствовавшего в России дома, а также лица, руководившие деятельностью полиции, жандармерии и карательных органов;

е) лица, признанные в установленном порядке душевнобольными или умалишенными;

ж) лица, осужденные за корыстные и порочащие преступления на установленный законом или судебным приговором срок.

Как видим, здесь из числа «лишенцев» уже исключены монахи и служители религиозных культов, для которых «это занятие» профессией не является, а также лица, состоящие под опекой, а в число не имеющих права избирать и быть избранными включены лица, руководившие деятельностью полиции (вновь названной «бывшей»), жандармерии и карательных органов. Относительно последних возникает вопрос, относятся ли к названным органам такие «карающие мечи», как ВЧК, ГПУ при НКВД и ОГПУ при СНК СССР? Впрочем, это довольно грустная и, скорее всего, неуместная шутка.

Обратим внимание на другое.

Во-первых, пятью словами Конституции признавался и сам факт существования Российского Императорского Дома, и членство в нем, и, соответственно, порядок и условия приобретения такого членства, а также наличие и действительность регулирующих членство суверенных внутридинастических норм, и установленная ими иерархия, и, следовательно, статус, включая внешние атрибуты (титул, герб, возглавление орденских корпораций и т.п.), Главы Династии и его прерогативы в отношении членов Династии.

Во-вторых, эта Конституция РСФСР (1925 г.) действовала до принятия в январе 1937 года новой Конституции РСФСР, т.е. до вступления в силу в Конституции СССР от 5 декабря 1936 года, составленной под руководством Н.И. Бухарина и прозванной по имени расстрелявшего незадачливого автора вождя «Великой Сталинской». В конституциях «победившего социализма», действовавших аж до 1977 года (СССР) или 1978 года (РСФСР), уже не упоминалось о лишении избирательных прав. Ко времени их принятия на всех парах работал весьма действенный механизм лишения прав вместе с жизнью. Но то, что в течение двух самых кровавых десятилетий советской власти законодатель не счёл возможным забыть о существовании Династии Романовых и не видел препятствий для подтверждения этого существования на конституционном уровне, свидетельствует об очень важном. О том, что в российской республике, именующейся правовым государством, не должно быть законодательного безразличия к особому правовому статусу Российского Императорского Дома. Правда, в таких новых условиях значение этого естественно-правового суверенного образования состоит в том, что наличие Династии и Её Главы является необходимым условием для обеспечения преемственности правопорядка, в случае народного волеизъявления в пользу восстановления российской монархии в том или ином её виде. Волеизъявления,

являющегося, согласно самой же демократической идее, высшим источником права.

Что не так уж и невозможно, судя по тому кем-то хорошо проплаченному гвалту, который раз от разу поднимают враги русской державной традиции.

Что же до «бывших», полезно обратиться к закону Российской Федерации «О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи» - http://constitution.garant.ru/act/president/182948/.

Версия для печати