Бесплатно

С нами Бог!

16+

20:38

Пятница, 17 ноя. 2017

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Большевизм как идеология национал-сепаратизма

29.08.2017 22:35

По просьбам наших читателей мы размещаем текстовую версию 1-го выпуска программы "Контрпропаганда".

В последнее время с экранов центрального телевидения, газетных передовиц и крупных сетевых порталов всё чаще можно услышать призывы к ресоветизации, к возвращению красного проекта. Товарищ Прилепин в духе Ленина собирается завоёвывать Россию, брать её, как рейхстаг. Товарищ Сёмин пугает своих адептов белогвардейцами, несущими якобы разрушение нашей стране, и утверждает, будто бы суверенитет возможно сохранить лишь путём ресоветизации. Конечно, для мало-мальски знакомого с отечественной историей человека очевидна полная противоположность данной концепции реальности. Хотя бы потому, что именно большевики по итогам цветной революции 17-го года расчленили некогда единое Российское государство и на протяжении всего своего правление активнейшим образом развивали сепаратизм в созданных ими национальных республиках. В частности, нынешняя Украина – прямое порождение коммунистической политики. Таким образом, коммунист, ратующий за целостность государства, подобен лисице, отстаивающей целостность курятника.

Обратимся к тезисам отцов-основателей Советского Союза:  

«…При таких условиях очень естественно, что «свобода выхода из союза», которой мы оправдываем себя, окажется пустою бумажкой, неспособной защитить российских инородцев от нашествия того истинно русского человека, великоросса-шовиниста, в сущности, подлеца и насильника, каким является типичный русский бюрократ. Нет сомнения, что ничтожный процент советских и советизированных рабочих будет тонуть в этом море шовинистической великорусской швали, как муха в молоке…»«…Если великорусский коммунист настаивает на слиянии Украины с Россией, его легко заподозрят украинцы в том, что он защищает такую политику не по соображениям единства пролетариев в борьбе с капиталом, а по предрассудкам старого великорусского национализма, империализма. Такое недоверие естественно, до известной степени неизбежно и законно, ибо веками великороссы впитывали в себя, под гнётом помещиков и капиталистов, позорные и поганые предрассудки великорусского шовинизма…» (Владимир Ленин)

«Каленым железом прижечь всюду, где есть хотя бы намек на великодержавный шовинизм…» (Григорий Зиновьев)

«Мы, в качестве бывшей великодержавной нации должны поставить себя в неравное положение в смысле еще больших уступок национальным течениям» (Николай Бухарин)

Вот, на таких идеологических императивах с первых месяцев утверждения большевистской власти строилась коммунистическая национальная политика… Главный враг был определён сразу и чётко: «великорусская шваль», которая, согласно Ленину, виновата буквально перед всеми народами, населявшими ненавистную ему страну, а, значит, приговорена расплачиваться за эту «вину», искуплять её кровью, которой вождь мирового пролетариата не жалел никогда, допуская уничтожения 90% русского народа во имя торжества своей идеи.

Ярче всего суть большевистской национальной политики отразилась в материалах X съезда РКП(б). Делегаты были обеспокоены судьбой окраин и страждущих под гнётом «великорусской швали» малых народов.

В своей речи будущий «отец народов» Иосиф Сталин, сокрушаясь о «неимоверных страданиях» «обречённых на вымирание» помещиками и капиталистами «загнанных народах», заявлял:

Суть этого неравенства национальностей состоит в том, что мы, в силу исторического развития, получили от прошлого наследство, по которому одна национальность, именно великоросская, оказалась более развитой в политическом и промышленном отношении, чем другие национальности. Отсюда фактическое неравенство, которое не может быть изжито в один год, но которое должно быть изжито путем оказания хозяйственной, политической и культурной помощи отсталым национальностям.

При традиционной ненависти к национальности великорусской «чудесный грузин» с большой чуткостью отозвался о национальности украинской:

А недавно еще говорилось, что украинская республика и украинская национальность - выдумка немцев. Между тем ясно, что украинская национальность существует, и развитие ее культуры составляет обязанность коммунистов. Нельзя идти против истории. Ясно, что если в городах Украины до сих пор еще преобладают русские элементы, то с течением времени эти города будут неизбежно украинизированы.

Лет 50 тому назад все города Венгрии имели немецкий характер, теперь они мадьяризированы. То же можно сказать о тех городах Украины, которые носят русский характер и которые будут украинизированы, потому что города растут за счет деревни. Деревня - это хранительница украинского языка, и он войдет во все украинские города как господствующий элемент.

То же самое будет с Белоруссией, в городах которой все еще преобладают небелорусы. Верно, что белорусские массы, пока что не очень живо, так сказать, не с очень большим интересом относятся к вопросу развития их национальной культуры, но, несомненно, что через несколько лет, по мере того как мы апеллируем к низам белорусским, будем говорить с ними на том языке, который им понятен прежде всего, - естественно, что через год-два-три вопрос о развитии национальной культуры на родном языке примет характер первостепенной важности.

Именно Ленину и Сталину обязана Украина своими границами, а украинцы собственным производством в отдельную нацию. Именно при этих коммунистических вождях расплодились украинские писатели, академики, украинские школы и институты. Именно при Иосифе Виссарионовиче обрела «украинская республика» международный статус в качестве равноправного члена ООН. Он же пожаловал «украинцев» «государственными границами», которые включили в себя территории, о которых не приходилось им мечтать, но которые сегодня так рьяно отстаивают они.

Процесс «украинизации» возглавил в 20-е годы Лазарь Каганович. А главным активом его стали т.н. галицийские «янычары», вскармливаемые ещё австрийцами и всего более враждебные русским. 

«Галицкое москвофильство – корень графов Бобринских, епископов Евлогиев, русской черной сотни – необходимо уничтожить. И сделать это нужно как можно быстрее», - формулировал задание зав. отделом прессы ЦК КП(б)У Хвыля-Олинтер. Люди, не забывшие, что они – Русские и открыто выражавшие несогласие с тотальной украинизацией Малороссии, приравнивались им к «классовым врагам», которых следовало немедленно «уничтожать».
Галичане открыто указывали цель украинизации: «Вот уже десять лет коммунисты не за страх, а за совесть украинизируют Малороссию, чтобы таким образом парализовать нормальный рост общерусской культуры и тем самым противодействовать росту общерусского национального сознания».

Малороссия украинизации сопротивлялась. «Тип “малоросса” не умер и до сих пор на Украине», - негодовал «щирый украинец» Коряк-Блумштейн. «Презренный шкурнический тип малоросса, который ... бравирует своим безразличным отношением ко всему украинскому и готов всегда оплевать его», - вторил ему нарком просвещения УССР Шумский.

Особенно показательно проходила украинизация Донбасса. До революции здесь было 7 украинских школ. В 1923 г. Наркомпрос Украины приказал в течение трех лет украинизировать 680 школ региона. На 1 декабря 1932 г. из 2 239 школ региона 1 760 (или 78,6%) были украинскими, еще 207 (9,2%) – смешанными русско-украинскими. К 1933 г. закрылись последние русскоязычные педагогические техникумы. Однако достигнутые успехи нисколько не охладили пыла украинизаторов. 4-го пленум Донецкого обкома КП(б)У в октябре 1934 г. постановил: «Строго соблюдать украинизацию советских органов, решительно борясь со всякими попытками врагов ослабить украинизацию». За полгода до этого тот же обком приказал полностью перевести на украинский язык 23 из 36 местных газет, еще 8 должны были печатать как минимум две трети информации по-украински, 3 – на грекоэллинском и лишь две газеты области решено было оставить на Русском языке. Точно такая же политика проводилась и в остальных областях УССР.
К 1937 г. в республике практически не осталось газет на Русском языке.

Советской властью с первых дней её существования была ставка на развитие, разжигание местечковых национализмов при полном подавлении национального самосознания русского народа. В этом самосознании виделась большевикам угроза самая большая, его надлежало заглушить всемерно. И старались: рушили храмы, истребляли Бога в душах, подменяя его коммунистическим идолом, вытесняли русскую культуру так называемой культурой советской. Цель была: обратить русский народ в бесформенную, обезличенную массу, забывшую своё имя (белых негров, как откровенно выражался Троцкий), в табор непомнящих родства, по меткому выражению, употреблённому ещё в начале века русским философом Львом Тихомировым. А для этого когда ещё советовал Бухарин – пропустить русский народ через концентрационные лагеря:«Пролетарское принуждение во всех формах, начиная от расстрела... является методом выработки КОММУНИСТИЧЕСКОГО человека из ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО материала капиталистической эпохи». «Мы перекипятили русскую кровь» - скажет позднее один из известных большевистских писателей. Масса белых негров, беспамятных, бессловесных, марширующих покорно – вот, удел русского народа в представлении коммунистических идеологов.

Ещё в 1918 году большевики ввели закон против антисемитизма. За одну лишь агитацию по этому ленинскому закону полагался расстрел. Антисемитизм был в глазах коммунистической власти страшным преступлением. Таковым называл его и Сталин, декларировавший непримиримую борьбу с ним. В 1931 году «вождь» сделал заявление, перепечатанное всей мировой прессой за исключением советской: «Коммунисты, как последовательные интернационалисты, не могут не быть непримиримыми и заклятыми врагами антисемитизма. В СССР строжайше преследуется законом антисемитизм, как явление, глубоко враждебное Советскому строю. Активные антисемиты караются по законам СССР смертной казнью». Борьба с антисемитизмом, приравненным к контрреволюции, велась повсюду, начиная со школы.

Именно на заре большевизма и период расцвета его, слово «русский» впервые было поставлено вне закона. «Русский» - значит, патриот, националист, антисемит – враг, которому нет места в стране торжествующего Интернационала.

Следствием национальной политики большевиков стали и новые границы, произвольно проведённые ими. Когда-то единое государство, Российская Империя, была обращена в союз братских республик, которым «центрохам», как прозывали в антибольшевистских кругах Совнарком, щедро прирезал русские территории. Ленинские границы, по живому искромсавшие Россию, подобно тому, как искромсана была душа русского народа, разрушили веками сложившуюся территориальное целостность страны вообще, и отдельно взятых регионов в частности, и стали миной замедленного действия, которая должна была сдетонировать в свой срок и разорвать страну на части.

Так называемые националы в Советском Союзе зачастую имели привилегированное положение в сравнении с русскими. Ташкентец Андрей Чиланзарский отмечает в цикле своих очерков «Цвети, родной Узбекистан!»: «Представители нерусских национальностей были в СССР на особом положении. Нас так и делили: на русских и националов. (Как будто русские – это не национальность!) Всем «националам» разрешалась набрать символическое количество баллов для поступления в институт. Если же русский приезжал из республики поступать на учебу в Москву, то ему зачастую говорилось: у нас разнарядка только на националов, а вы возвращайтесь в республику – у вас там есть свои университеты… В общем-то всех привилегий для себя узбеки только тем и добивались, что громко раскрывали рот о своих якобы ущемленных правах. Вот им эти права и «восстанавливали», за счет отъема значительной части прав у русских. Такова была политика советской власти: заткнуть рты недовольным, а то не дай бог отделятся, воспользовавшись правом наций на самоопределение. Только эта идиотская политика не помогла сохранить страну – они все равно отделились».

На протяжении десятилетий советские люди со школьной скамьи воспитывались в духе межнационального братства. Помните фильм «Цирк»? «Рожайте нам хоть чёрненьких, хоть красненьких, хоть зелёненьких в крапинку…» Коммунистическое руководство крепило дружбу с «братскими» режимами Африки, арабского мира, Латинской Америки. Туда шли нескончаемым потоком наши ресурсы, сюда таким же потоком стремились студенты «родственных» стран, там выполняли «интернациональный долг» наши солдаты, проливая кровь за чужие интересы и чужую землю. Отстраивались и богатели советские республики. Русская молодёжь ехала в пустынные степи – поднимать целину. А в это время хирела и угасала разгромленная и опустевшая русская деревня, сиротела русская земля, русская средняя полоса, а с нею и русская Сибирь оказывалась забыта. Из неё черпались последние соки, безрассудно растрачиваемые на близких и совсем дальних «родственников», но взамен она не получала ничего.

«Братством народов» прожужжали уши всем. Но вот, что характерно: советскими стали преимущественно русские люди. Ни грузины, ни армяне, ни киргизы, ни иные народы не забывали своего исконного имени, не забывали ни на мгновение, что они – грузины, армяне, киргизы… Да, все национальные республики подчинялись советским законам, но оставались национальными. И понятие советский человек олицетворялось, в основном, русскими. За счёт русских строилось всё мифическое братство советских народов, которое затрещало по швам, обнажив всю ложность свою, при первом толчке. В конце 80-х обнаружилась неприглядная истина: «Братство братством, а табачок-то врозь». Ленинское наследие сдетонировало, когда его перестроившиеся последыши поднесли огонь к заботливо оставленному фитилю, и вдруг выяснилось, что никакого советского братства не было и нет, а «братские народы» всё это время копили в себе зёрна шовинизма, удобренные некогда большевиками, и ненависть к «оккупантам», причём понимая под таковыми не столько Советский Союз, сколько Россию, не столько коммунистов, сколько русских. Платой за иллюзии «братства» стала русская кровь, хлынувшая на окраинах гибнущей державы…

Вот, такую ресоветизацию, такой СССР-2, такой суверенитет пытаются навязать сегодня красные пропагандисты, целой сворой спущенные с цепи для очередного развала нашей страны, а, вернее, той её части, что ещё уцелела после большевистский преступлений.

Источник Версия для печати