Бесплатно

С нами Бог!

16+

22:41

Пятница, 30 окт. 2020

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Пресс-служба президента Белоруссии

Фото: Пресс-служба президента Белоруссии

Геополитическая мельница

Автор: Суздальцев Андрей | 14.08.2011 19:27

Брюссель начинает закулисный торг с Минском, а Москве в этой ситуации пытаются навязать «второй фронт».

Начиная с 1996 г. Запад (в данном случае в большей степени ЕС и только частично США) выступает в качестве непримиримого критика режима Лукашенко. Вопрос о демократизации республики, включая возвращение к реальному разделению властей и демократическим выборам, соблюдение прав человека и т.д., стал дежурной темой в структурах Евросоюза, Европарламента, ПАСЕ, заявлениях МИДов стран Европы и Госдепартамента США.  

Учитывая, что все эти годы Минск считался официальным «союзником» России, то политическое давление на республику вполне вписывалось в сложный комплекс противоречий между Востоком и Евросоюзом. Традиционно современная Белоруссия в европейских СМИ трактовалась в качестве примера имперской внешней политики Москвы, которая через своего ставленника (Лукашенко) подавляет демократические устремления белорусского народа и готовит поглощение республики Российской Федерацией. Столь брутальная и односложная чёрно-белая формула Запада, включая белорусскую оппозицию, вполне устраивала всех, кроме, разумеется, Москвы, которой годами приходится отбиваться от обвинений в зажиме демократии на собственной территории и ей белорусский «довесок» был совершенно ни к чему. Тем более, что Лукашенко под союзническим «зонтиком» позволял и продолжает позволять себе многое, что дискредитирует Россию.

Стоит напомнить, что белорусские власти вполне разделяли западный политический шаблон, но и использовали его, меняя причину со следствием, в основном в качестве аргумента в спорах с Россией, утверждая, что плохие отношения с Западом являются «платой» Белоруссии за союз с Россией. Естественно, подразумевалось, что Москва должна компенсировать Минску издержки «братских» отношений.

Режим Лукашенко во многом обязан своему долголетию тем, что он живёт на этом геополитическом расколе, питается последствиями противостояния, выполняя роль мародёра на поле боя, который ползает между жертвами и участниками геополитической схватки и опустошает их карманы, а также шныряет через линию фронта, посредничая и обманывая обе стороны.

Стоит напомнить, что в начале своего бесконечного президентства Лукашенко пытался заручиться добрыми отношениями с Западом, предлагая, естественно, не своё, а чужое, т.е. доступ к России. В знак особой приязни к США белорусский президент в 1995 г. за копейки продал Вашингтону единственный оставшийся на территории Белоруссии после распада СССР в то время совершенно секретный ЗРК С-300. Несмотря на протесты Москвы, загрузил в присланный американцами транспортный самолёт… Но логика борьбы за власть заставила искать более надёжную опору, чем Запад.

Сейчас белорусские власти пристально наблюдают за российско-американскими проблемами в сфере размещения в Европе третьего района ПРО США, рассчитывая, что конфронтация по ПРО между Москвой и Вашингтоном неминуемо вгонит Россию в гонку вооружений. В этом случае, как считает белорусское руководство, Белоруссия вновь «понадобится», но уже в качестве площадки размещения российских противоракет, которых пока нет. Естественно, если события вокруг ПРО войдут в стадию противостояния, то, как считают в Минске, экономические проблемы республики останутся в прошлом. Белоруссия полностью «сядет» на российский бюджет.

Республика находится в «серой» зоне борьбы между Евросоюзом и Россией за политико-экономическое влияние на постсоветском пространстве. Долгие годы подразумевалось, что если в Белоруссии побеждает демократия, то она автоматически уходит из-под влияния России и становится в очередь на вступление в Евросоюз. В этом случае линия противостояния с Москвой автоматически сдвигается на семьсот километров к востоку от Польши.

Казалось бы, для Евросоюза, нет особых проблем по белорусской стратегии – расти демократическую оппозицию в республике, которая рано или поздно придёт к власти и обеспечит выполнение задуманных целей:

- Евросоюз получит ощутимую прибавку к своему пока ещё незначительному международному потенциалу;

- демократизация Белоруссии обеспечит авторитет еврочиновников и европолитиков;

- резко сократится влияние России в Восточной Европе и на постсоветском пространстве, что позволит усилить давление на Москву;

- введёт Белоруссию в сферу влияния европейского бизнеса.

Но время шло, менялись политические и экономические реалии, открывались всё новые и новые проблемы, пока не стало очевидным, что белорусский вопрос не столь односложный, как казалось в 1990-е гг., и белорусская оппозиция ничего в данном случае не решает.

Только со временем пришло понимание, что Лукашенко отражает реальное развитие белорусского политического класса, что за долгие годы белорусский президент сформировал своих олигархов и прослойку номенклатуры, включая новый директорат, а также коррупционный бизнес, обслуживающий госсектор экономики. Не стоит забывать и банкиров. Все слои истэблишмента всем довольны и «ждут продолжения банкета».

Так нужна ли Евросоюзу демократия в Республике Белоруссия? Безусловно. Но не сейчас, т.к. если в данный момент в Минске у власти окажется прозападный режим, то его судьба будет однотипна с судьбой украинских «оранжевых».

Проблема в том, что теоретически общая ориентация белорусского политического класса и гражданского общества на Евросоюз гарантирует Брюсселю, что в случае смены режима в Минске, новая власть будет представлять собою белорусский клон украинских Ющенко и Тимошенко. Это ни к чему хорошему не приведёт, что, видимо, в Брюсселе понимается.

Беда в том, что и Украина и, тем более, Белоруссия, всё-таки не Литва, Латвия и Эстония. Это относительно крупные европейские государства и взять их на содержание ЕС не в силах. Брюсселю хватает забот с Грецией, Испанией и т.д. Уверенность проевропейских сил Беларуси в том, что республика, как ни какая восточноевропейская страна, подготовлена к вступлению в ЕС, подкреплена ссылками на распадающуюся инфраструктуру, квалифицированную рабочую силу, которая уже частично покинула родные заводы и рынок, один из самых бедных в регионе. Европе не нужна Белоруссия тракторов и «МАЗов», как, впрочем, и белорусского молока. Своё девать некуда. Западу Белоруссия нужна политически, но не экономически.

Между тем, чем жить той же Белоруссии без России, не ясно. Уверенные заявления высоких должностных лиц США о том, что республика после Лукашенко не останется без поддержки, конечно, ободряют, но пример той же Литвы, которая уже в составе Евросоюза пережила масштабную деиндустриализацию и в итоге доковыляла до миграционной экономики, весьма показателен. В принципе, Белоруссия уже находится на старте подобной же экономической парадигмы, но она во многом пока сдерживается тем, что республика меняет своё участие в интеграционных проектах, инициированных Россией, на энергетические субсидии и доступ к рынку Российской Федерации.

Украина при «оранжевой власти» попыталась стать «мостом» между Москвой и Брюсселем, жёстко противопоставляя себя России и буквально бросившись под ноги Евросоюзу. Закончилось всё Януковичем.

Виктор Янукович ближе всех продвинулся к новому типу постсоветского лидера, относительно продолжительное время успешно и открыто сочетающего в себе проевропейскую направленность и ореол пророссийского президента. Как оказалось, до поры до времени, но всё-таки… Именно такой лидер и устроил бы ЕС в Минске. Беда в том, что в Белоруссии нет своего Януковича. И пока не предвидится. Лукашенко традиционно позиционирует себя пророссийским лидером, что не мешает ему второе десятилетие вести с переменным успехом захватывающую игру с Западом.

Многолетние белорусско-европейские манёвры напоминают пиратские романы. В них есть захваты заложников, взаимный шантаж, закулисные сделки и договорённости, обман и лицемерие. Но есть и определившаяся тенденция: с каждым новым этапом диалога с Брюсселем Минск идёт на всё большие уступки за счёт России, ничего не меняя на внутреннем политическом поле. Так было с отказом поддержать Москву в период российско-грузинской войны и признать Абхазию и Южную Осетию, с вхождением вопреки негативному мнению Кремля в «Восточное партнёрство» и т.д. Запад такого рода торг всегда устраивал. Поэтому когда Москва во второй половине 2010 г. приступила к атаке на Лукашенко, именно Евросоюз бросился ему на помощь. В первых рядах оказалась Литва в лице своего президента, затем подтянулись Польша и Германия, представляемые министрами иностранных дел. Вопрос о признании Западом итогов «выборов» был решён в начале июля на встрече Лукашенко с Сикорским [министр иностранных дел Польши – прим. «Легитимиста»] и Вестервелле [министр иностранных дел Германии – прим. «Легитимиста»]. Задача легитимизации итогов выборов была возложена на белорусскую оппозицию, которая очертя голову включилась в предвыборную кампанию.

Более того, белорусскую оппозицию буквально наняли для стимулирования диалога Минска и Брюсселя, были выделены специальные гранты для установления контактов с белорусской номенклатурой. Белорусское чиновничество учили работать с европейской бюрократией. Осенью 2010 г. белорусская оппозиция реально содействовала укреплению контактов между белорусскими властями и Евросоюзом на различных уровнях по заказу европейских спонсоров. Приоритетны были те проекты, которые ориентировались на установления отношений между «гражданским сектором», т.е. прозападной оппозицией, и белорусскими чиновниками. Куда уж дальше?

В чём причина такого поведения Запада? Дело в том, что Лукашенко Запад объективно устраивает. В геополитическом плане белорусский президент смог сформировать политику, реально направленную против России: у него собственная игра с Китаем и Ираном, он не только не сохранил, но и реально углубил белорусско-грузинские отношения, вполне успешно противостоит попыткам Москвы расширить круг признания вокруг новых закавказских республик [Абхазия и Южная Осетия – прим. «Легитимиста»] за счёт Белоруссии, не поддержал мораторий ДОВСЕ, попытался создать собственный сценарий в Центральной Азии в апреле 2010 г. и т.д. В этом плане белорусский правящий режим бесценен для Запада: он объективно действует против политики России на постсоветском пространстве и даже на мировой арене, но продолжает пользоваться всеми экономическими преимуществами формального «союзника» России.

В политическом плане Лукашенко проводит политику активного вмешательства на политическое поле России, воюя с Кремлём руками левых и маргинально-патриотичных сил, что объективно, пусть почти незаметно, но ослабляет правящие круги России.

В экономическом плане Евросоюз всегда ценил небольшой, но, тем не менее, существенный по европейским масштабам «ручеёк» белорусских нефтепродуктов и реэкспортной российской нефти. До недавнего времени эти поставки были ощутимо дешевле российских. ЕС и США не первый раз вводят против Белоруссии самые разнообразные и, можно сказать, изощрённые, санкции: и против Лукашенко, и против его режима, – но никогда даже не покушались на закрытие европейского рынка для белорусских нефтепродуктов. Между тем, именно из Евросоюза поступает в республику столь дефицитная для режима валюта. Закрытие европейского рынка для основного белорусского экспорта обрекает режим на гибель в считанные недели. Россия в данном варианте Лукашенко не помогла бы, т.к. всю республику на российский бюджет не переведёшь. Проще сменить руководство…

Но Евросоюз никогда не пойдёт на реальную экономическую блокаду Белоруссии, что в Минске прекрасно понимают. Нет иллюзий и в отношении позиции США, которые ещё с 2008 г. фактически отстранились от серьёзной работы по белорусской теме, считая, что если республика находится в сфере влияния России, то Москве с ней и возиться. США не имеют каких-либо интересов в Белоруссии. Не представляет она интереса и для НАТО. Необходимо напомнить, что членами НАТО являются Эстония, Латвия и Литва. Северо-восточный фланг обеспечен с минимальными финансовыми и военно-техническими расходами.

Вашингтон одобрительно относится к попыткам Брюсселя попиариться на белорусской проблеме и всегда готов публично поддержать Брюссель, но не более, продолжая продавливать свою традиционную тему поддержки демократии во всём мире. Столь своекорыстная позиция Запада обрекает белорусскую оппозицию на роль Дон Кихота.

Трагедия белорусской оппозиции заключается в том, что она, выступая против режима Лукашенко, на самом деле всегда боролась не столько с первым белорусским президентом, а с его декларируемым пророссийским вектором. Если бы Лукашенко вёл себя по отношению к России, как Саакашвили, у него не было бы каких-либо проблем с оппозицией. Хотя, в принципе, она и так ему не особо докучала, т.к. всегда разрывалась между необходимостью бороться с режимом и одновременно с Россией. С Россией бороться было безопасней, поэтому львиная доля усилий оппонентами режима тратилась на разоблачение «козней Кремля».

Участвуя в последних президентских выборах 2010 г., белорусская оппозиция мало того что послушно выполняла условия выданных для этого грантов, но и оказывала услугу Лукашенко. Отсюда и вполне либеральные условия проведения агитации, работы пикетов. Всё равно это никак не повлияло и не могло повлиять на итоги «голосования».

Поражает то, что оппозиция до сих пор не может понять, что в либеральных условиях предвыборной кампании был в наибольшей степени заинтересован сам Лукашенко. Он боролся за признания своего права на четвёртый президентский срок, и оппозиция должна была ему в этом помочь.

Оппозицию использовали. И, когда период диалога между Минском и Брюсселем закончился провалом, – Лукашенко в начале декабря принёс извинения Дмитрию Медведеву и поменял диалог с Западом на участие в Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве, а Запад бросил 19 декабря оппозицию на заклание. Автор писал об этом в начале марта 2011 г.: «В результате декабрьского саммита таможенного союза ЕврАзЭс Запад оказался у разбитого корыта. Россия, как говорится, не шевельнув пальцем, обрушила месяцы тщательной работы с Лукашенко, морально-нравственные жертвы со стороны президента Литвы, авторитет правительства Меркель, политическую карьеру Сикорского и т.д., а главное, Европа осталась без белорусской стратегии. Из провала надо было как-то выходить.

Разгром и аресты оппозиции в результате уличной схватки был бы наилучшим итогом всей этой тёмной истории, т.к. позволял свалить всё на Лукашенко и его безжалостный ОМОН. У Запада появилась бы новая тема – освобождение политических заключённых и уже никто бы не вспомнил о политике диалога, об его апологете Милинкевиче, о месяцах вкрадчивых переговоров в кулуарах дипломатических раутов и встреч «накоротке». Разгром 19 декабря можно было бы объявить следствием решений саммита таможенного союза и в итоге всю вину повесить на Россию».

Прошло больше полугода. История повторяется, меняются только нюансы. Евросоюз в очередной раз «сдал» белорусскую оппозицию, цинично использовав для расчётов с режимом. Проблема не закачивается передачей данных о счетах оппозиционных политиков и правозащитников. Безусловно, перед нами показал «спину» огромный айсберг согласованной с Минском операции с участием нескольких стран ЕС, причём круг не ограничивается Литвой и Польшей. Не исключено, что информация далеко не исчерпывается данными о состоянии банковских счетов. Есть основания подозревать, что информацию о белорусской оппозиции готова была предоставить и Германия, но не сделала этого.

В итоге в настоящее время белорусские власти располагают исчерпывающей базой данных о деятельности белорусской оппозиции на территории Евросоюза, что означает нависшую угрозу над каждым оппозиционером в республике или его семьёй, если он находится за рубежом. Естественно, часть оппозиционного актива уже завербована белорусскими спецслужбами.

Арестован пока только Беляцкий [Александр Беляцкий, руководитель правозащитного центра «Весна», функционер партии БНФ, арестован 4 августа 2011 г. финансовой милицией Белоруссии по обвинению в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере на основании сведений о состоянии его банковских счетов в банках Литвы, предоставленных белорусской стороне прокуратурой Литвы – прим. «Легитимиста»], что тоже символично. Беляцкий - правозащитник, то есть не политик. Хотя в условиях Белоруссии отстаивание прав человека уже является политической деятельностью, но всё-таки Беляцкий олицетворяет инфраструктуру оппозиции, непременный и неотъемлемый компонент борьбы с режимом. В этом смысле Беляцкий является исключительно удобной фигурой для начала медленной, но уже гарантированной ликвидации белорусской оппозиции.

Зачем Запад сдал белорусскую оппозицию? Затем, что она уже полностью выполнила своё предназначение и не нужна. Оппозиционным активом рассчитались 19 декабря, сейчас зачистят организационные остатки. И как бы ни пытались отдельные политические фигуры как в Белоруссии, так и в Литве или Польше заявлять о технической ошибке или «так получилось», намекая на «операцию российских спецслужб», шило в мешке не утаишь: белорусская оппозиция уже не нужна и её списали в расход. 

Уверения, что произошли технические ошибки, поразившие соответствующие ведомства и банки в нескольких странах одновременно и исключительно по белорусской тематике, рассчитаны на идиотов, самозабвенно верящих в европейские ценности. 

Заявления, что власти стран-соседей Белоруссии не знали, что делали, а выполняли стандартные операции, формализованные в межгосударственных соглашениях, рассчитаны также на идиотов, т.к. почему-то Великобритания не делится с Москвой в рамках тех же международных соглашений информацией о сбежавших из Москвы в Лондон банкирах и бизнесменах, укравших миллиарды долларов.

Попытки некоторых политических деятелей попытаться по традиции отмыться от грязи предательства путём перевода стрелок на российские спецслужбы выдают в них патологически озабоченных людей, т.к. трудно представить:

- сотрудничество натовских спецслужб с российскими спецслужбами в принципе, тем более против оппозиции третьей страны;

- вербовку российскими спецслужбами банкиров, министров и даже президентов не только Литвы, но и Польши и т.д.

Оппозицию сдали в рамках наметившегося диалога между Западом и Лукашенко. Свидетельством тому является неожиданное освобождение нескольких «декабристов» [11 августа 2011 г. Лукашенко издал указ о помиловании 9-ти участников акции протеста в Минске 19 декабря 2010 г. против фальсификации итогов президентских выборов, приговорённых ранее к различным срокам лишения свободы, никто из осуждённых кандидатов в президенты помилован не был – прим. «Легитимиста»], что подразумевает, что закулисный, пусть пока предварительный, диалог идёт. Стороны обмениваются акциями, призванными продемонстрировать готовность к более широкой повестке дня. Минску нужны деньги МВФ, ЕС – демонстрация собственного потенциала борца за демократию в Белоруссии. Но это тактические шаги.

Есть и стратегические. Понятно, что Лукашенко в политическом плане «не жилец». История с рукотворным валютно-финансовым кризисом в республике, который с апреля 2011 г. перерос в экономический, продемонстрировала Москве бессмысленность работы с Лукашенко. Москве известна природа белорусского экономического кризиса, поэтому Российская Федерация ограничилась минимальной, жёстко обусловленной финансовой поддержкой, проведя её через наднациональный фонд. Есть надежда, что Лукашенко всё понял.

Но данный сигнал уловили и в Евросоюзе. Иллюзий нет – или Запад вместе с Россией решает белорусскую проблему, или Россия решает её сама, но уже полностью по своему плану и добиваясь собственных целей. Ситуация стала напоминать весну 1944 г., когда стало ясно, что советская армия может собственными силами добить Гитлера, но не ранее 1946 г., выйдя к Ла-Маншу. Сейчас, в 2011 г., возникла похожая ситуация, когда Москве надо навязать «второй фронт».

Сейчас перед Евросоюзом стоит задача раздавить Лукашенко руками Москвы. Понятно, что для российско-европейского диалога по белорусской теме, который пока не начался и не факт, что вообще начнётся, белорусская оппозиция, как бельмо на глазу. Само существование белорусской оппозиции было оправдано в качестве партизанского отряда в тылу российской сферы влияния. По этой причине она не пригодна даже в качестве посредника между Москвой и Брюсселем. Являясь структурным дополнением белорусского авторитарного режима, белорусская оппозиция попала в те же геополитические жернова, что и сам режим Лукашенко. «Геополитическая мельница» ещё не закрутилась, но кое-кого уже перетёрли в муку.

 

Первоначально опубликовано на личном сайте автора «Политобоз»

Версия для печати