Бесплатно

С нами Бог!

16+

07:01

Среда, 24 апр. 2024

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

В Петропавловской крепости работает выставка «Алтай — императорская вотчина»

03.10.2023 11:12

Она представляет 200 предметов, архивных фотографий и старинных книг о горном деле из собрания Алтайского краеведческого музея (Барнаул). Проект приурочен к 200‑летию этого старейшего в Западной Сибири музейного учреждения.

Колыванскую вазу, которая создана на Алтае и хранится в Эрмитаже, знают многие петербуржцы, которые интересуются историей своего города. В музее-юбиляре, расположенном в четырех тысячах километров от Северной столицы, бывали немногие. Поэтому показ раритетов из барнаульского музея в родственном ему Музее истории Петербурга выглядит естественным и закономерным. Кроме того, имперскую столицу и Алтай связывают страницы общегосударственной истории.

Ровно 300 лет назад предприимчивый уральский промышленник Акинфий Демидов (1678 – 1745), узнав, что на Алтае нашли медные руды, направил туда своих приказчиков. В 1727 году на реке Колыванке был пущен первый завод. Вскоре выяснилось, что алтайские минералы содержат еще и серебро: были построены заводы по выплавке драгоценного металла. В 1747 году, после смерти Демидова, его алтайские заводы были взяты в казну, создан округ Колывано-Воскресенских заводов. Серебро стали отправлять в Петербург для чеканки монет. К началу XIX века в округе действовало пять крупных сереброплавильных заводов, которые существовали более 100 лет до полной выработки запасов руды. Кстати, медные монеты чеканили на самом Алтае, везти их из столицы было слишком затратно.

 

Еще одной важной отраслью промышленности Алтая стало камнерезное дело. В 1802 году открылась Колыванская шлифовальная фабрика на месте бывшего медеплавильного завода. Сырьем стали яшма и порфир, которые добывали в алтайских каменоломнях. Фабрика была изначально «заточена» под заказы на создание крупных предметов для императорских интерьеров. В собрании Эрмитажа кроме знаменитой Колыванской вазы (ее вес — 16 тонн) находится еще почти 90 предметов. Яшмы и порфиры также использовались при создании интерьеров храма Спас-на-Крови.

Алтай был славен не только промышленностью: на рубеже XIX – XX веков это был крупнейший аграрный регион Сибири, бесперебойно поставлявший пшеницу на российский и мировой рынки.

Выставка показывает историю Алтая с 1747-го по 1917 год, отсюда слово «вотчина» в названии проекта. Эпиграфом к ней стал фрагмент гранитного памятника Акинфию Демидову. Он был установлен в 1825 году на месте первой рудоплавильной печи. Об этом распорядился Петр Фролов, начальник округа Колывано-Воскресенских заводов, создатель Горного музея, ныне Алтайского краеведческого. Он — местный уроженец, сын мастерового, был в юном возрасте отправлен отцом в Петербург, здесь в 18 лет окончил Горное училище. Фролов завершил карьеру снова в Петербурге, будучи тайным советником и сенатором.

Лучшей иллюстрацией его деятельности является чугунный рельс от железной дороги, ­соединявшей Змеиногорский рудник с сереброплавильным заводом. Дорога длиной почти 2 км, спроектированная Фроловым, была построена в 1809 году. Одна лошадь тянула по рельсам три вагонетки и заменяла 25 лошадей, если бы им пришлось везти тот же груз по грунтовой (а других не было) дороге. Или освобождала от изнурительной работы 600 крепостных крестьян.

Впрочем, условия труда на рудниках тепличными не назовешь. Об этом свидетельствуют «свеча сальная» и масляный светильник, которые использовались при подземной добыче руды. На радость любителям геологии из Барнаула привезена большая коллекция алтайских минералов. В том числе образцы малахита и горного ­хрусталя. Музей истории Петербурга дополнил показ двумя большими яшмовыми вазами XIX века, изготовленными на Колыванской фабрике.

Выставку завершает этнографический раздел, который рассказывает о жизни алтайских крестьян. Среди них было много старообрядцев. Женский традиционный костюм «кержачек», так называли на Алтае старообрядцев, состоял из рубахи и сарафана, а не кофты и юбки, как требовала сибирская мода конца XIX — начала XX века. По талии сарафан подпоясывали ярким тканым поясом с кистями. На поясе, привезенном в Петербург, читаем текст: «Хитрая моя работа — подарить мне вас охота — кого люблю того дарю — люблю сердечно дарю на вечно».

Дмитрий Иванов

Санкт-Петербургские ведомости

museum

 

Источник Версия для печати