Бесплатно

С нами Бог!

16+

23:02

Суббота, 21 сен. 2019

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Франция подаёт заявку на лидерство

Автор: Любич Антон | 17.03.2011 02:14

Ливийский кризис может использоваться Францией для утверждения себя в статусе великой державы.

В Совет Безопасности ООН 16 марта 2011 г. поступило официальное обращение Франции, Великобритании и Ливана санкционировать вторжение в Ливию на стороне поднявшего восстание против режима Каддафи Национального совета.

Ранее Франция уже признала Национальный совет законным правительством Ливии.

Нет смысла описывать все перипетии боёв между войсками Каддафи и силами Национального совета. К тому же информация из Ливии поступает чрезвычайно противоречивая. Гораздо интереснее обратить внимание на факт того, что главным действующим лицом из внешнеполитических игроков на фоне ливийской драмы выступает Франция. А ей подыгрывает Великобритания.

Сперва президент Франции Николя Саркози сделал заявление о том, что Франция официально признаёт законным правительством Ливии Национальный совет в Бенгази, направляет в Бенгази своего посла и готова принять посла от Национального совета в Париже. К этому заявлению вскоре (не прошло и суток) присоединился премьер-министр Её Величества Дэвид Кэмерон. Теперь на фоне традиционной политики Китая блокировать любые попытки вмешательства по идеологическим мотивам во внутренние дела какого бы то ни было политического режима, что обусловливает фактическую недееспособность Совета Безопасности ООН, именно Франция и Великобритания выступают фактическими инициаторами военного вторжения. Важно отметить, что первую скрипку в этом дуэте играет именно Франция. Все решения дуэта (участие в подаче проекта резолюции в Совбез Ливана – это дань дипломатическому протоколу, думаю, это все понимают) озвучивал министр иностранных дел именно Франции – Ален Жюппе, а отнюдь не его британский коллега Уильям Хейг.

Закат европейского влияния в мире начался в 1957 г., когда Великобритания и Франция под совместным давлением США и СССР были вынуждены вывести войска из зоны Суэцкого канала, незаконно экспроприированного социалистическим правительством Египта (преемником которого, кстати, был Мубарак) у английских и французских подданных и компаний.

Пощёчина, полученная Францией в Суэце, не была пропущена и забыта. Франция извлекла из неё надлежащие уроки. К тому же, незадолго до этого Франция потерпела поражение в колониальной войне во Вьетнаме (1954 г.). Ответом французской дипломатии на эти оскорбительные для национального достоинства фиаско стало формирование блока европейских государств формально на равноправной основе, но де-факто в виде оркестра, где бы Франция играла роль дирижёра – быть в тени формальных сменяющихся «первых скрипок», но неизменно управлять процессом. Этот замысел начал реализовываться в 1957 г., когда Франция, Западная Германия, Италия и страны Бенилюкса подписали Римский договор, учреждавший Европейское экономическое сообщество – Общий рынок. Примечательно, что когда европейская наднациональная бюрократия попыталась выйти из-под влияния могущественной Франции, именно Франция изящно, через волеизъявление своего народа на всенародном референдуме провалила европейскую конституцию (2005 г.).

Именно Франция выступила против финансовой гегемонии США, когда США через долларовое оружие решили навязать свою власть западному миру, запустив печатный станок необеспеченных золотом банкнот. Тогда в 1965 г. Франция потребовала обмена долларов на золото, чем вызвала небывалое раздражение и угрозы со стороны США. В ответ Франция в 1966 г. вышла из военной организации НАТО. Франция в отличие от Великобритании и Германии, боровшихся за право быть «главным союзником США в Европе», неизменно подчёркивала свою независимость и самостоятельность.

Символично, что восстановление Франции как по-настоящему глобального геополитического игрока, самостоятельного игрока происходит в Северной Африке, в Ливии, на фоне падения режима Хосни Мубарака, чьи предшественники спровоцировали полвека назад Суэцкий кризис. Однако для восстановления французского влияния не достаточно деклараций. Декларации – это первый шаг. Второй шаг – это их материализация. Здесь возможны два варианта: либо Франция обеспечит негласными методами победу поддержанного ею Национального совета в начавшейся гражданской войне, либо Франция открыто вмешается в конфликт. Вполне вероятно, что США займут позицию нейтралитета. Им совершенно не выгодно усиление позиций европейцев в нефтеносной Ливии, поэтому вторжение США в Ливию представляется маловероятным без санкции Совета Безопасности ООН (как бы удивительно это для кого-то ни звучало). Объяснение этому очевидно: США вполне устраивает, что они контролируют нефтяные потоки арабской нефти в Европу. Очевидно, что упомянутая позиция Китая и уклончивая позиция России скорее всего не позволят добиться внятной и адекватной резолюции по ливийской проблеме от Совета Безопасности ООН. В этих условиях перед Францией может встать перспектива самостоятельной военной операции в Ливии.

Саркози уже проявил себя как правый политик. Нам, русским, привыкшим за 20 лет видеть руководителей государства на богослужениях, сложно понять, какой значимый шаг для французского политика, главы французского республиканского государства – появление в католическом соборе, награждение Главы Французского Королевского Дома орденом Почётного Легиона, насколько важно в либеральной, толерантной Европе заявление Саркози о именно христианских (а не «иудео-христианских») корнях Европы. Наконец, мы должны отметить, что именно Саркози начал в Европе демонтаж концепции мультикультурализма: в бытность министром внутренних дел при Жаке Шираке он жёстко подавил беспорядки арабских иммигрантов, а, став президентом Пятой республики, бескомпромиссно и не взирая на критику «правозащитников», депортировал нелегально прибывших во Францию цыган, ведущих асоциальный образ жизни. Франция уже задаёт новый внутриполитический тренд для Европы. Ливийский кризис даёт шанс подтвердить своё внешнеполитическое лидерство.

Поразительно, но факт – главная интрига ливийского кризиса – это не сохранение или потеря власти Каддафи. Партия Каддафи сыграна при любом исходе нынешней гражданской войны. Главная интрига – поданная Францией заявка на возврат ей статуса не просто «члена Большой семёрки, восьмёрки и двадцатки», но по-настоящему великой державы, занимающей равное положение в ряду с США, Китаем и Россией.

 

Версия для печати