Бесплатно

С нами Бог!

16+

22:16

Пятница, 30 окт. 2020

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Пресс-служба Президента России

Фото: Пресс-служба Президента России

Что означает для Белоруссии скидка на российский газ?

Автор: Суздальцев Андрей | 27.11.2011 14:54

В ходе заседания Высшего Государственного Совета Союзного государства России и Белоруссии, состоявшегося 25 ноября в подмосковных Горках, Россия предоставила Белоруссии очередные беспрецедентные скидки на газ.

Россия и Белоруссия достигли договорённости о реструктуризации долга за газ. «Сейчас Белоруссия платит 244 доллара за тысячу кубов. Мы договорились с белорусским руководством о том, что в силу непростой ситуации в белорусской экономике мы реструктурируем эти платежи на следующий год», – цитирует Владимира Путина «Интерфакс». Путин уточнил, что цена на газ для Минска в первом квартале 2012 г. составит $164 за тысячу кубометров. «На следующий год при средней планируемой цене около $400 за 1000 кубометров для европейских потребителей Белоруссия будет платить нам в первом квартале $164 с тысячи кубов», – пояснил он.

Надежды белорусского руководства на резкое снижение цены на поставляемый в Белоруссию российский природный газ могут вполне оправдаться уже 25 ноября, когда в Москве после длительного перерыва соберется Высший Государственный Совет Союзного государства России и Белоруссии [статья написана 24 ноября, 25 ноября соответствующие решения действительно были приняты Высшим Государственным Советом России и Белоруссии – прим. «Легитимиста»].

-

Согласно информации из анонимных источников, опубликованной в газете «Ведомости», Кремль и российский Белый дом готовы предоставить Минску скидку 50% — то есть от нынешней цены почти $300 за тысячу кубометров до $150. В связи с этим планируемая недополученная прибыль ОАО «Газпром» должна превысить $3 млрд. С учётом того, что с 1 января 2011 г. Россия предоставила Белоруссии неограниченный доступ к российской нефти по внутрироссийской цене, объём российских энергетических преференций, которые получит Белоруссия в 2012 г., составит около $7,5 млрд. При реэкспорте российской нефти и нефтепродуктов, выработанных из российского сырья, Минск обязан вносить экспортную пошлину в российский бюджет.

Открытый доступ к российскому рынку, системе госзакупок, российским технологиям, получаемым белорусской стороной в рамках союзных программ, добавит еще $2 млрд, что позволит Минску в будущем году получить преференций и дотаций от российского бюджета в объёме до $1000 на каждого жителя республики.

В этом случае мы оставляем за скобками процесс кредитования республики со стороны России, что было бы неправильно, т.к. в условиях сохранения политической надстройки российско-белорусской интеграции — Союзного государства — надеяться на возврат кредитов было бы наивно. Однако только в этом году Белоруссия получила первый транш в $800 млн из $3-миллиардного кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭС, где основную долю составляют средства российского бюджета. Минск, несмотря на попытки уклониться от выполнения условий кредитования, надеется получить в ближайшие дни вторую часть кредита ЕврАзЭС в $445 млн. 18 ноября в белорусской столице Сбербанк России подписал кредитное соглашение на $1 млрд и авансировал на 2012 г. кредиты в $5 млрд.

В целом только за первое десятилетие XXI в. Белоруссия получила от России различного рода преференций, дотаций, скидок, списаний долгов и т.д. на общую сумму более $60 млрд. Вместе с тем объём помощи вызывает недовольство белорусского руководства, считающего, что республика должна получить больший объём компенсаций за участие в интеграционных проектах на постсоветском пространстве, инициируемых Россией. В частности, вывозя из России более 21 млн т нефти в год, белорусские власти хотели бы нарастить импорт российской нефти по внутрироссийской цене до 30 млн т, о чём и заявил Александр Лукашенко 18 ноября в интервью телеканалу «Россия». При этом два белорусских нефтеперерабатывающих завода [Мозырьский и Новополоцкий – прим. «Легитимиста»] не в силах переработать более 18 млн т нефти в год.

Столь массированная экономическая поддержка белорусской экономики продолжается долгие годы и не имела отношения к «союзническому» статусу Белоруссии, который во многом оставался декларативным. Республика проводит собственную внешнюю политику, не ограниченную рамками Союзного государства, что позволяет Минску заниматься «маятниковой» дипломатией между Брюсселем и Москвой, оставлять Москву без поддержки в моратории ДОВСЕ, в период российско-грузинской войны и по вопросу признания независимости новых закавказских государств — Абхазии и Южной Осетии.

За 16 лет российско-белорусской интеграции не появилось ни одной реально действующей совместной корпорации, белорусский рынок остаётся закрытым для российского товарного экспорта рядом нетарифных ограничений, число которых медленно сокращается (республика долгое время являлась мировым лидером по различного рода ограничениям для российского экспорта).

Сохранение Белоруссии в системе российских дотаций и преференций тем не менее не спасло её экономику от глубокого структурного экономического кризиса, который поразил Белоруссию в 2011 г. Последствия кризиса — дефицит конвертируемой валюты, 100%-ная инфляция за текущий год, подбирающийся к $5 млрд дефицит внешней торговли, уровень средней зарплаты от $230 до $150 (региональные и отраслевые различия в зарплате достигают 50%). В республике начался процесс деиндустриализации, экономика страны стихийно переформировывается в миграционную экономику. Ещё до кризиса более миллиона трудящихся республики из 4,6 млн трудоспособного населения работали в странах ЕС и России (более 600 000 — в России). Процесс миграции рабочей силы в 2011 г. резко ускорился, что сказалось в ряде отраслей экономики страны — строительство, общественный транспорт, промышленность. После визита Лукашенко в Таджикистан у белорусского руководства появились планы использования таджикских гастарбайтеров в сельском хозяйстве.

Очевидно, что без финансовой и ресурсной поддержки со стороны России белорусская экономика нежизнеспособна. В создавшихся условиях Лукашенко ничего не остаётся, как демонстрировать интеграционный энтузиазм и входить в любые интеграционные проекты, которые сулят ему получение кредитов, дотаций и преференций. Цели белорусского режима в данном случае вполне понятны —необходимо использовать российскую политику по всемерному расширению и стимулированию интеграционных процессов на постсоветском пространстве для сохранения белорусской экономической модели — экономической основы режима Лукашенко. Именно по этой причине Лукашенко настаивает на получении экономических преференций авансом: Белоруссия уже имеет открытый доступ к российской нефти. Судя по завершению переговорного процесса по вопросам поставки газа в Белоруссию в 2012 г., Минск уверен, что в ближайшее время цена поставки газа в республику приблизится к внутрироссийской. Стоит обратить внимание на то, что вопрос о цене за газ для Белоруссии в 2012 г., согласно внешним источникам, не связан с проблемой покупки концерном «Газпром» последнего пакета (50%) акций белорусского газотранспортного предприятия «Белтрансгаз» [по итогам заседания Высшего Государственного Совета 25 ноября достигнута договорённость о приобретении 50% акций ОАО «Белтрансгаз» со стороны ОАО «Газпром» за 3 млрд долларов США (более 90 млрд рублей), цена приобретения 100% акций ОАО «Белтрансгаз» обошлась российской корпорации в 5,5 млрд долларов США (165 млрд рублей) – прим. «Легитимиста»].

Со своей стороны Россия, рассчитывая и дальше привлекать Белоруссию к интеграционному проекту Таможенный союз — Единое экономическое пространство — Евразийский экономический союз, с готовностью выполняет требования белорусской стороны, выходя на новый виток оплаты белорусского суверенитета. Российское руководство понимает, что декларируемое Лукашенко требование «равенства во всём» — равных прав субъектов хозяйствования и прежде всего равного доступа к ресурсам —  относится исключительно к российскому рынку и российским ресурсам. Трудно представить, чтобы Минск обеспечил равные права российских корпораций в процессе белорусской приватизации или в доступе к белорусским ресурсам, включая калий.

Между тем в основе запускаемого 1 января 2012 г. единого экономического пространства лежит свобода перемещения капиталов, рабочей силы, товаров и услуг, что ставит под вопрос выживание белорусской экономической модели. Несмотря на получение беспрецедентной в истории мировой экономики помощи, российско-белорусские отношения обречены на новый кризис уже в рамках единого экономического пространства.

 

Впервые опубликовано в журнале Forbes 

Версия для печати