Бесплатно

С нами Бог!

16+

22:45

Вторник, 17 мая. 2022

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Народ, пострадавший за любовь к России

27.03.2022 23:20

Судьба русинов не может оставить безразличным

Глава международного центра «Матица русинов» Петр Гецко обратился к президенту России Владимиру Путину с предложением помочь преобразовать Западную Украину в Карпатскую Русь. По его мнению, если Западная Украина останется в том же виде, что и сейчас, то всегда будет под вопросом «стратегия национальной безопасности России, не исчезнет русофобия».

О том, что происходит сейчас с народом русинов в Западной Украине рассказала Telegram-каналу «Общественной палаты РФ» президент общественной организации «Гильдия межэтнической журналистики» Маргарита Лянге. «Чудовищная государственная политика дискриминации на Украине касалась не только русскоязычных жителей Донбасса, но и русинов, которые составляли большинство населения Закарпатья. Им категорически запрещали использовать родной русский язык, а за отказ признавать себя частью украинского народа в СБУ волокли даже 70-летних бабушек. Тысячи молодых русинов, не согласных с такой политикой, начиная с 2014 года просто исчезли. Родные до сих пор ничего не знают об их судьбе».

По словам Маргариты Лянге, на Украине с 1996 года реализовывалась госпрограмма «по решению проблем русинов», которая перекрывала им доступ на руководящие должности, открыто декларировала ускоренную украинизацию, запрет на референдум о самоидентификации и усиленное применение уголовной ответственности ко всем несогласным на ассимиляцию. «Сегодня, когда благодаря России у народа Донбасса появилась надежда стать свободными и самобытными, русины напоминают, что и они уже 30 лет мечтают о такой же свободе и самобытности», – добавила Лянге.

* * *

В декабре 1991 года, при проведении всеукраинского референдума о независимости, состоялся и еще один плебисцит, в Закарпатской области, где жители края решали вопрос об автономии. В последний день перед референдумом слово «автономия» по просьбе Кравчука заменили на «особый статус». 78 процентов жителей Закарпатья проголосовали за восстановление статуса, предусмотренного ещё Сен-Жерменским договором 1919-го года и действовашего в составе Чехословакии до 1939 года. Однако власти Украины, полностью проигнорировав результаты волеизъявления, подавили все признаки автономии и насильственно записали русинов в украинцев.

Сегодня слова «особый статус» запрещены к произнесению на Украине под угрозой тюрьмы. Русинов не признают за отдельную нацию. И это притом, что почти полтора миллиона русинов живут в США, Канаде, Австралии, Югославии, Словакии, Польше, Чехии, Румынии, Венгрии, и везде они считаются самостоятельной национальностью. Запрещены русинские книги и пресса, детям запрещено учиться на родном языке. Госкомитетом Украины по делам национальностей разработан и утвержден «План мероприятий по решению проблем украинцев-русинов». Цель документа видна с первых же строк: «Четко очертить и задекларироватьпозицию Украинского государства относительно бесперспективности идей обособления или автономизации Закарпатья на любой основе – культурной, этнической, административно-территориальной и т. п.». И далее: «Осуществить систему мероприятий, направленных на закрепление позиций «украинскости» Закарпатья (язык, культура, подбор кадров и пр.). Предотвратить проведение локальных референдумов с целью определения «самоидентификации» украинцев Закарпатья (русины или украинцы)». Похоже на бумагу канцелярии «рейхскомиссариата Украина» времен немецкой оккупации. А это XXI век. Как бы Европа.

К сожалению, в России недостаточно знают о русинах, малом, но духовно близком нам народе с трудной, подчас трагической историей. Их язык и письменность ближе к русскому, чем к украинскому, хотя их и неправомерно причисляют к украинцам. Эти люди называли сами себя русинами, руснаками или русскими. Русинами считали себя бойки, лемки, подоляне, долиняне, гуцулы и другие. К началу 20 века их насчитывалось от 3.1 до 4.5 млн. человек. В Закарпатье существовало мощное политическое и культурное движение, которое украинские историки называют москвофильским, а польские — москалефильским. По свидетельству М. Грушевского, председателя Украинской Центральной Рады, профессора Львовского Университета, автора десятитомной «Истории Украины-Руси», все национальные организации в Галиции и Буковине находились в руках москвофилов. Те, кто называл себя «украинцами», были антирусским меньшинством. И сам термин «украинец» носил тогда не этнический, а скорее национально-политический характер.

Малейшие симпатии к России автоматически приравнивались австрийскими властями к государственной измене. Задолго до войны австрийская жандармерия вела списки «политически неблагонадежных», которых в случае войны надлежало арестовать или выслать вглубь страны. В первое десятилетие 20 века прошли три крупных политических процесса –братьев Геровских, Львовский и Марамарош-Сигетские процессы. Местные активисты украинских партий активно помогали властям: доносили и выступали официальными обвинителями в судах. На двух Венских процессах им удалось добиться смертного приговора. Подсудимых спас русский царь: через испанского короля ему удалось добиться замены смертной казни пожизненным заключением.

В августе 1914 года, с началом Великой (Первой Мировой) войны, в Галиции была проведена этническая чистка. Людей уничтожали за то, что они называли себя русскими. Первые в истории Европы концентрационные лагеря – Терезин и Талергоф – были созданы для русских. В Каменке Струмиловой было арестовано более 120 крестьян, повешено и расстреляно десять. В селе Полоничная Каменцкого уезда украинофилы распространяли слухи, что война началась по вине русинов. Мол, они написали русскому царю прошение. Начались доносы и угрозы. Местный жандарм, украинофил, арестовал 32 человека и всех отправил в Талегоф. В лагерь отправляли без разбору – детей, женщин и стариков. 74-летнего Михаила Зверка арестовали по доносу односельчанина за то, что он читал газету «Русское слово». В селе Устьи Жидачивского уезда жандармы расстреливали тех, кто называл себя русским, на месте. Условия содержания в Талергофе были ужасными. Первые месяцы в лагере не было даже бараков. Люди спали на голой земле. Курить и читать строго запрещалось. Лагерный паек составлял одну пятую часть армейского рациона. Конвоиры, в основном боснийцы, избивали и всячески издевались над заключенными. Практиковалась пытка в виде подвешивания на столбах.

В декабре 1915 года в Талергофе начался сыпной тиф. В течение полутора лет умерла четверть всех заключённых. А эшелоны с новыми жертвами прибывали в лагерь регулярно. Концентрационные лагеря для русских в Галиции были предшественниками нацистских Освенцима, Дахау, Треблинки.

Когда в сентябре 1914 года после тридцатидневных упорных боев с австро-венграми русские войска заняли всю Галицию, местные русины встречали их как освободителей и близких родственников. Прибывшие с войсками корреспонденты российских и зарубежных изданий обнаружили в Галиции огромное количество свежих могил. Почти в каждом селе жители рассказывали о казненных или угнанных в концлагерь родных и близких. Сообщение о зверствах австро-венгерской армии шли сплошным потоком из всех уголков Карпатской и Галицкой Руси. Российскому обществу казалось невероятным, что все эти чудовищные злодеяния творили цивилизованные европейцы, еще недавно считавшиеся образцом гуманности и порядка. Всего во время Первой мировой войны в австрийские концлагеря было сослано от 30 до 40 тысяч русин. По данным составителей «Талергофского альманаха», от австро-венгерского террора на территории Галиции, Буковины и Закарпатья пострадали 120 000 человек. Было убито около 300 униатских священников, заподозренных в симпатиях к православию. В результате геноцида численность русин во Львове сократилась вдвое. Более ста тысяч галичан, спасаясь от австрийского террора, летом 1915 года бежали в Россию вместе с отступающей русской армией. В отместку австро-венгерские власти приказали сжечь оставленные ими дома.

Затридцать лет существования независимой Украины на официальном уровне о «Талергофе» и геноциде русинов Галичины в Австро-Венгрии не было сказано ни слова. Не любят вспоминать об этих трагических страницах истории националисты, особенно львовские, тернопольские и ивано-франковские. Для нынешних сторонников Бандеры и Шухевича «Талергофа» не существует, так как в их концепцию извечного противостояния русских и украинцев не вписывается тот факт, что в начале XX века Галичина была населена симпатизировавшими России русскими (русинами), а до 1890 года о нации «украинцев» там вообще никто не слышал.

Когда в 1945 году решался вопрос о вхождении Закарпатья в состав СССР, то русины изъявили желание воссоединиться с РСФСР, а не с УССР, Киев и Львов они считали более чужими, чем Москву. Да только кто тогда прислушивался к голосу малых народов! Так что Западная Украина неоднородна: состоит из умеренного и отнюдь не русофобского Закарпатья и Тернопольской, Ивано-Франковской и Львовской областей, родины самых отъявленных украинских радикалов. В постсоветский период именно эти области стали источником бандеровской идеологии, подмявшей под себя всю Украину. Интересы всех этнических групп, даже венгров и поляков, были принесены в жертву принципа: «единая страна — один язык». Несмотря на это, русины сохранили свою идентичность, немало русинских политических деятелей активно выступали против «майдана».

Источник Версия для печати