Бесплатно

С нами Бог!

16+

22:59

Среда, 20 ноя. 2019

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Атакующая стратегия для России

Автор: Любич Антон | 07.02.2009 23:40

Интервью с банкирами Максимом Туулем и Дмитрием Любомудровым.

Развитие экономики – это не абстракция: это реализованная воля, воплощённые устремления и достигнутые планы десятков, сотен, тысяч, миллионов людей. Помочь людям найти друг друга, оказать им помощь и поддержку в реализации их проектов, созидающих нашу страну: от скромной пекарни в небольшом городишке до транспортного коридора от Японии до Польши, – это и есть содействие развитию России. Об этом и о многом другом состоялась наша беседа с членом инвестиционного комитета Торгово-промышленной палаты Российской Федерации Дмитрием ЛЮБОМУДРОВЫМ и президентом АКБ «Надёжный банк» Максимом ТУУЛЕМ, которые любезно согласились рассказать о реализуемом ими совместном проекте – Клубе проектного процесса.

Клуб проектного процесса был создан летом 2007 г. по инициативе ряда банков, страховых, аудиторских, оценочных и других компаний, бизнес которых связан с обслуживанием проектов. Становилось всё более очевидным, что большинство подаваемых в банки проектов не могли получить финансирования из-за слабой подготовки проектов. Кредитные подразделения и потенциальные инвесторы «разговаривали на разных языках». Результатом такого непонимания становилось то, что банки сталкивались с неэффективной загрузкой своих кредитных менеджеров, а инвесторы не дожидались кредитов. Частично эту проблему могли бы решить профессиональные консультанты: юристы, аудиторы, оценщики – однако в России пока не сложилось культуры обращаться к ним за помощью. Наши бизнесмены охотнее тратят деньги на чаевые официантам, чем на советы юристов. Да и привлечение консультантов – не полноценное решение проблемы. Консультант в своём отчёте может указать, что сделано неверно, как нужно поступать правильно: что небо должно быть голубым, а трава зелёной, – но консультант не будет искать инвестору потенциальных покупателей его продукции или более выгодных поставщиков для комплектующих. Это и не функция консультанта, «не его хлеб». А команды для реализации инвестпроекта от подготовки отчёта не появляется. Свести воедино инвестора, банкира, потребителя и поставщика, создание, таким образом, полноценной команды для воплощения инвестиционное проекта – это и есть проектный процесс. Не только в России, но и в мире не удалось создать полноценных организаций, способных оказать такую всестороннюю помощь инвесторам. Первой попыткой это сделать стал Клуб проектного процесса, созданный усилиями Дмитрия Любомудрова и Максима Тууля.

Так было до кризиса. Но теперь инвестиционные программы сокращаются, предприниматели нуждаются в деньгах уже не столько для развития, сколько для рефинансирования старых долгов. Отменило ли это потребность в организациях, подобных Клубу проектного процесса? Или, может быть, это изменило его задачи?

– Вы знаете, несмотря на кризис, созидательную работу никто не отменял, – подчеркнул в ответ на это предположение Дмитрий Любомудров. – Предприниматели также ведут свои проекты, просто ужесточаются требования к их эффективности. Не каждый проект, который раньше считался приемлемым, и сегодня получит финансирование: действуют иные оценки рисков. Раньше на многое закрывали глаза, многие предположения и оценки принимались, а теперь требования ужесточились и требования к подготовленности проекта стали выше. Вот здесь и нужен Клуб, как помощник на стадии создания проектной команды.

– Как же Клуб организует такую помощь?

– В какой-то мере его работа напоминает труд мерчандайзера, эта аналогия подтолкнула нас к созданию механизма «Проектного супермаркета». Для всех видов инвесторов очень важно наличие в проектах детально проработанных цепочек подрядчиков, выполняющих важнейшие функции: бизнес-проект, чтобы получить удовлетворительную оценку в кредитном комитете банка, должен опираться на реальные оферты, заключённые договоры, содержать страхование ответственности, оценку залога, заключения аудиторов, юристов. В нашей стране имеется большое количество компаний, умеющих качественно оказывать такие услуги. Но впервые Клуб проектного процесса предложил разложить их услуги на полки своего виртуального «Проектного супермаркета», куда инвестор может придти и выбрать подходящие ему качественные услуги, построить нужные цепочки. «Проектный супермаркет» даёт проектам возможность по комплексному подбору подрядчиков и клиентов, по согласованию функций консультантов, по организации кредитных синдикатов, а для инвесторов – даёт возможность организовать все необходимые виды мониторинга на протяжении всей жизни проекта. Клуб анализирует запросы тех компаний, которые выставляют свои услуги на полки нашего «супермаркета». Ведь у каждой компании свои требования к клиентам: у банков, например, есть негласные требования о том, каким должен быть минимальный размер кредита – у кого-то это 2 миллиарда рублей, у кого-то 2 миллиона долларов, у кого-то 100 тысяч евро. Клиент об этом может не знать и может вовсе не узнать – такая информация чаще всего является закрытой. Но когда банк начинает сотрудничать с Клубом, он заполняет специальную форму, где указывает свои детальные требований к тем проектам, которые могут рассчитывать на его кредитную помощь. Когда в Клуб приходит предприниматель со своим бизнес-планом, мы его анализируем, помогаем доработать и анализируем, какие банки, консультанты, страховщики и на каких условиях согласятся с ним работать. Наконец, мы помогаем согласовать порой даже различия в документации между, например, формами банков и страховых компаний. Или, например, предприниматель заключил договор со страховой компанией, оценочной компанией и идёт с их полисами и оценками в банк, но банк не доверяет мнению этих компаний, и деньги нашего предпринимателя оказываются потраченными впустую. Клуб же поможет предпринимателю изначально подобрать такую страховую компанию и такого оценщика, мнения которых будут авторитетны для того банка, куда наш предприниматель пойдёт – это изначально сэкономит его время и деньги и позволит достичь лучшего результата. Таким образом, мы проделываем благодаря своим связям и опыту ту работу, которую не под силу проделать предпринимателю Васечкину из Урюпинска, решившему открыть пекарню. Крупные же предприниматели сталкиваются с другими проблемами. Банк может, например, отказаться их финансировать, потому что у самого банка для этого недостаточно средств. Но ведь банк в этом открыто не признается! А Клуб может помочь такому предпринимателю в создании синдиката банков-кредиторов.

– Очевидно, что такая работа, как та, что ведётся Клубом, требует не только опыта и связей, но и особых знаний, умений, навыков…

– Это действительно так – это особая работа проектного менеджера. Но в России даже нет такой специальности, их у нас просто не готовят. Большинство тех, кто занимается в России проектным менеджментом – это люди, учившиеся, как говорят, на своих шишках. Есть, правда, у нас небольшое, очень небольшое количество проектных менеджеров, работающих в компаниях, созданных в России иностранцами – это выпускники английских, американских и других западных фирм. Они работают за очень высокие зарплаты в очень крупных компаниях, и, ещё раз подчеркну, их очень-очень мало. Но в такой гигантской стране, как Россия, реализуются сотни тысяч проектов, которые нуждаются в знаниях и умениях проектного менеджера. Именно поэтому мы стали реализовывать совместный проект по подготовке магистров по проектному менеджменту, а также mini-MBA с Академией государственной службы и экономическим факультетом Московского государственного университета им. Михаила Ломоносова. Однако пройдёт ещё несколько лет, пока первые выпускники получат дипломы, а ведь затем они ещё должны получить навыки практической работы, чтобы стать полноценными качественными специалистами.

– А кто-нибудь составляет Клубу конкуренцию?

– Никто. Никто не хочет брать на себя такую рутинную, тяжёлую работу, никто не хочет принимать на себя такую ответственность: и это признают и в Торгово-промышленной палате, и в «Деловой России», и в МИД, и в Минэкономразвития, и в ВЭБ… Все они являются нашими партёрами по Клубу, и все признают наличие той проблемы с подготовкой проектов, для которой создан Клуб, но никто не готов, кроме нас, помочь её решить самостоятельно.

– Вы в основном говорите о банках, о привлечении банковских кредитов. Но сейчас ведь и государство активно говорит о поддержке инвестиций, модно говорить о «поддержке малого и среднего бизнеса»?

– Государство сталкивается с теми же проблемами. Вот мы на днях едем подписывать соглашение о сотрудничестве с губернатором Пензенской области.

– А что предполагает сотрудничество?

– Расскажу на примере, как строится наше сотрудничество с «Деловой Россией». У «Деловой России» более 70 территориальных подразделений и почти 40 отраслевых союзов. Очевидно, что там потоком идут проекты, но у них нет аппарата для обработки этих проектов. Они создали инвестиционный клуб, но когда они постарались вынести на его рассмотрение пришедшие из регионов проекты, стало очевидно, что большинство таких «проектов» – это только желание получить деньги, подготовленное в таком виде, когда ни один серьёзный финансовый институт его рассматривать не будет. И поэтому по совету Антона Викторовича Данилова-Данильяна, руководителя Экспертного совета «Деловой России», проекты стали отдаваться в наш Клуб для предварительной доработки и подготовки. Мы делаем кредитную экспертизу, показываем предпринимателям, что нужно доработать, и в этом тоже громадная социальная функция нашего Клуба. Мы подняли своеобразный флаг, что из любой деревни, самый маленький проект: какая-нибудь булочная или прачечная, – который ни один московский банк даже на порог не пустит, должен иметь возможность быть реализованным. Ведь это тот самый малый бизнес, который тоже очень нужен стране. А кто им будет заниматься: Минэкономразвития, губернатор? Для такой прачечной наш Клуб становится той площадкой, откуда может придти реальная действенная помощь. Мы не можем ждать десятилетия, пока «бизнесмены станут продвинутыми»: мы должны сами создать условия для того, чтобы человек мог реализовать задуманный им проект, приблизить к нему знания и опыт передовых участников деловой среды. Ведь у нас многие даже не догадываются о том, на что обращают внимание серьёзные инвесторы: что существует страхование ответственности директоров, страхование профессиональных рисков, что перед походом в банк неплохо было бы сходить в консалтинговую компанию, например.

- Проблем действительно много. То, о чём Вы говорите, это проблемы прикладные, реальные, с которыми непосредственно сталкиваются те, кто решается создать в России своё дело. Вместе с тем, ещё несколько месяцев назад российские власти ставили амбициозные планы сделать Россию глобальным финансовым центром, рубль – резервной валютой…

- Для того, чтобы ставить такие цели, мы должны определиться, что Россия имеет такого, что действительно может подтвердить наши амбиции на столь высокий статус. Всё, что я слышал из ведомства Кудрина – это превращение России в какой-то оффшор, чтобы у нас здесь были какие-то финансовые транзитные потоки. Но что такое эти транзитные потоки, нам, финансистам, хорошо известно: никакой созидательной работы, никакой реальной производящей промышленности это не предполагает. Да и не понятно, зачем иностранцам просто так гонять деньги через Москву. Вот американцы, которых мы часто ругаем, в своих интересах (вряд ли кто-то ещё извлекает из этого такую выгоду, как американцы: они в этом глобальном казино хозяева, тогда как остальные – только игроки) создали Всемирный банк, МВФ, ВТО. Кто-то выигрывает и проигрывает, кто-то только проигрывает, а американцы выигрывают всегда. Но нельзя их упрекать в желании защитить собственные интересы. А что сделали мы? Даже если сейчас американское казино обанкротится, что от этого получим мы, Россия? Мы должны играть в свою игру. Первые зачатки этого созданы: Северный и Южный потоки, ШОС, ГЛОНАСС. Но преимущественно все эти проекты построены вокруг сырья. В стратегическом плане ничего не создано. В той же ШОС не создано финансового центра, который мог бы быть альтернативой Америке. Существующий в СНГ Межгосбанк со своими функциями не справляется, являясь только фигурантом громких уголовных скандалов, как недавний с кредитованием оффшоров за счёт средств депозита центрального банка Армении.

- И что же делать?

- Развивать атакующие стратегии. Как учил ещё царский генерал Брусилов, защищаться можно, только контратакуя. Так и в финансовой сфере: нельзя защищаться от финансового кризиса, имеющего глобальный характер, храня свои сбережения в долларах и евро. Вот в Клубе проектного прогнозирования мы разработали пять механизмов для такой атакующей стратегии. Об одном из этих механизмов мы уже подробно говорили – это «Проектный супермаркет». Второй механизм – «Единое Проектное Окно». Его мы воплощаем, в частности в Особых экономических зонах, которые объективно не достигают сегодня тех целей, которые были перед ними поставлены государством при создании. Клуб в сотрудничестве с МИД, с иностранными бизнес-ассоциациями помогает инвесторам повысить эффективность совместной работы в таких зонах, чтобы в Россию приходили инвесторы, чтобы они создавали реальные производства, создавали живые рабочие места. Мы помогаем наладить контакты участникам различных деловых форумов и выставок, чтобы их знакомства не закончились на стадии обмена визитками, а превратились в реальные проекты. Мы связываем инвесторов друг с другом, помогаем выстроить им цепочки взаимодействия. Как технически работает этот механизм, подробно рассказано на нашем сайте, я лишь отмечу, что мы успешно применили её уже на 3-м Московском Форуме лидеров рынка недвижимости MREF-2008, проходившем в Экспоцентре, и уже заслужили за этот механизм положительные отзывы региональных администраций. Очень важно, что при создании цепочек таких связей мы стараемся вовлекать в них как можно больше российских участников, задействовать их. К сожалению, не всегда они оказываются готовы, многие готовы загибать пальцы и рассказывать о том, какие они умные, но не готовы решать конкретные задачи, которые интересуют бизнес. Например, через нас крупный зарубежный инвестиционный холдинг искал разработчика для создания экономической модели шиппинговой компании. Мы обращались в самые различные российские организации, НИИ, предлагая им реальные деньги, реальный проект. Но никто из них не оказался готов к такой работе и конечный продукт пришлось заказывать в Англии, в Lloyds.

- Вы подробно рассказали о своей деятельности, и она очень интересна и полезна – это как раз то направление конкретных дел, которое, в отличие от слов, улучшает жизнь в стране, развивает её национальное хозяйство. Однако в сегодняшних условиях, разговаривая с двумя финансистами, с двумя банкирами, нельзя не задать вопрос, как Вы оцениваете ситуацию в российской экономике? Вот Михаил Делягин, например, говорит, что у нас кризиса нет, а у нас экономическая депрессия…

- Кризис, безусловно, есть. И я не стал бы жонглировать терминами. Это недостойно экономиста. Но нужно понимать, что кризис – это естественный этап развития капиталистической экономики, которую мы начали строить. Но нужно понять, что пока мы играем в чужую игру, пока не строим своих макро- и микроэкономических атакующих стратегий, рынок делаем не мы, мы плетёмся в конце паровоза, и нас болтает сильнее всех. В сегодняшнем положении виновата та политика, которую нам навязали кудринский Минфин и Центробанк. Мы вкладывали гигантские средства, порядка ста миллиардов долларов в 30-летние американские облигации, создавая американцам длинные деньги, под 2 – 3% годовых. Таким образом, российские финансовые власти заставляли отечественные предприятия кредитоваться за рубежом, но уже на краткосрочных условиях и под 18 – 20% годовых. В результате предприятия сейчас столкнулись с дефолтами, с проблемами margin-call (обесценивания залогов, когда банки требуют или вернуть кредит, или пополнить залог). В принципе, в кризисе не было бы ничего страшного, ведь в идеале кризис ведёт к повышению эффективности производств, вычищает рынок от неэффективных игроков, когда экономика сжимается. Но неуверенность вызывает то, какие уроки извлечём из тех граблей, на которые наступили. Без атак, без стратегического планирования, которым никто не занимается: ни Правительство, ни Центробанк, – мы только ещё больше просядем в результате кризиса, ещё сильнее попадём в кабалу. Те, уроки, которые нужно сделать – это умение действовать сообща, вспомнить, что мы один народ, вспомнить о том, что у нас есть государство. Мы должны быть православными и не участвовать в воровстве. Бизнесу нужно изжить глупость и жадность. Нужно понять, что глобальные проблемы не решить в одиночку даже олигархам, что стало понятно сейчас. Нужно механизмы для всей страны, инвестировать в страну, в создание в ней институтов цивилизованного бизнеса, в промышленность, в сельское хозяйство, в создание собственных финансовых институтов, а не в особняки в Лондоне, виллы и яхты. Бизнес, всё общество должны помочь государству в создании атакующей стратегии и с ней нужно идти за рубеж. Такая стратегия должна стать предметом публичного обсуждения. Пока же мы видим только разговоры, но не видим реальных дел.

- Сейчас наблюдается обвал курса рубля, причём, совершенно необоснованный. Центробанк выделяет банкам средства для повышения ликвидности, а они вместо кредитования реального сектора прокручивают средства на валютной бирже, обваливая рубль ещё сильнее. Вы видите способы выхода из этого замкнутого круга?

- Да. И у нас есть наработки соответствующих решений. Первый – введение налога Тобина на транзакции. Это обнулит большую часть спекулятивных денежных потоков, прекратит прилив дутых долларов. Второй механизм – создание спецбанков, фидуциарных банков, банков с пониженными рисками. У банков ведь две функции: расчётная и трансформация ресурсов. При этом, расчётная функция основная. Мы сейчас все ждём обвала доллара, тогда встанет глобальная расчётная система, и бизнес начнёт умирать. Мы это уже проходили в СССР и России, когда платёжки неделями и месяцами лежали в банках необработанными. Нам нужны спецбанки, которые будут за свою комиссию, как агенты, исполнять поручения правительства: кому и на каких условиях в реальном секторе предоставить деньги. Тогда банк будет исполнять сугубо расчётную функцию, а ответственность за подбор должников будет нести государство. Иначе мы никак не заставим банки кредитовать реальный сектор. Нельзя складывать все яйца в один котёл: об этом после Великой депрессии подумали в США, когда разделили инвестиционные и кредитующие банки. Но для реализации проекта по созданию таких банков (а технологии организации таких расчётов есть, в том числе ФРЦ – бюджетирование, разработанная мной) нет политической воли. Нынешние крупные игроки на банковском секторе сами не занимаются таким банкингом и не дают другим. А депутаты, чиновники сквозь пропитаны коррупцией и не думают всерьёз о таких проблемах. И, наконец, третий механизм – это субординационные кредиты. Так что механизмы есть, они известны, нет политической воли их задействовать.

- Благодарю Вас за интересные ответы, Дмитрий Владимирович и Максим Юрьевич.

 

Версия для печати