Бесплатно

С нами Бог!

16+

00:23

Пятница, 20 сен. 2019

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

И снова о золоте

Автор: Любич Антон | 09.11.2010 17:47

В ведущей деловой газете мира – The Financial Times – 7 ноября 2010 г. вышла статья президента Всемирного банка Роберта Зеллика «Большая двадцатка должна смотреть дальше, чем Бреттон-Вудс II» (The G20 must look beyond Bretton Woods II). Эта статья заслуживает особого внимания в преддверие очередного саммита Большой двадцатки, участие в котором примет и Президент России.

Система Бреттон-Вудс II (или – Ямайская система) возникла в 1973 г. на Ямайской конференции в результате фактического дефолта США по исполнению принятых по Бреттон-Вудскому соглашению 1944 г. обязательств, номинированных в золоте (США обязаны были оплачивать золотом предъявленные к погашению бумажные доллары по установленному соглашением курсу, но, исполнив несколько требований Франции и Западной Германии, президент Никсон объявил в 1971 г. об отказе от дальнейшего исполнения обязательств, что носит в науке название «дефолт», хотя по соображениям политкорректности к США этот термин применять не принято). Не помогли даже загадочно возникшие студенческие демонстрации 1968 г. против неудобного для американцев президента Франции Шарля де Голля.

Основа этой системы – отказ от золотого обеспечения валют, система «плавающих курсов». Центральный банк страны в такой ситуации не связан никакими ограничениями при эмиссии денежных знаков. Внутри страны он может неограниченно выгребать сбережения граждан из их карманов за счёт инфляции, а на международной арене «невидимая рука рынка» должна установить курсы валют друг по отношению к другу. Фактически в такой ситуации возникает система резервных валют. Таковыми на сегодняшний день считаются доллар США, евро, английский фунт стерлингов, японская иена и швейцарский франк. При этом на долю доллара США приходится более 60% валютных резервов центробанков мира. Такое положение вещей позволяет США финансировать внутреннее потребление за счёт сбережений, производимых в других странах (прежде всего, так называемых странах БРИК: Бразилия, Россия, Индия, Китай), искусственно понижая курс доллара США.

Интересно, что проводить подобную политику доступно только одной стране в мире – США. Когда, столкнувшись с бюджетными сложностями, американский опыт попробовала перенять Зимбабве, инфляция достигла 6,5 квинкватригинтиллионов процентов годовых (квинкватригинтиллион – это 10 в 108-й степени) в 2008 г. В результате подобной двухгодичной инфляции Зимбабве была вынуждена отменить собственную валюту 30 июня 2009 г. Президент Резервного банка Зимбабве Гидеон Гоно тогда оправдывался: мол, я ведь делал всё то же самое, что делают и США (об этом он говорил в интервью журналу Newsweek). Но, как гласит известная древнеримская поговорка: что позволено Юпитеру, не позволено быку.

Почему же зимбабвийская участь так долго не постигает США, хотя им её уже несколько десятилетий пророчат и неунывающий Линдон Ларуш, и российский «пророк» Михаил Хазин? Дело в том, что всё новые денежные вливания, которые идут из Федеральной резервной системы США, оседают в резервах центральных банков мира, а также на фондовых рынках (прежде всего, на так называемом срочном рынке, где торгуют деривативами – «производными финансовыми инструментами»). Могу привести такую статистику: по данным МВФ и Европейского Центробанка, в 2005 г. резервы центробанков мира возросли по сравнению с 2001 г. в 4 раза! В свою очередь, в 2001 г. они были больше, чем 1997 г., в 6 раз. Итого, за 8 лет активы центральных банков мира увеличились в 24 раза (а в государствах БРИК – в 28 раз). Американский промышленный индекс Доу-Джонса за этот период вырос на две трети. Это результат безудержной денежной эмиссии, цель которой – обмен реальных ценностей стран третьего мира на денежные фантики, щедро эмитируемые в ФРС.

Когда начался глобальный финансовый кризис, пожар решили тушить керосином: ФРС напечатала дополнительно 700 миллиардов долларов США, запустив их в оборот. Теперь ФРС по результатам состоявшегося 3 ноября совета управляющих объявляет о запуске в оборот в течение 2011 г. ещё 600 миллиардов долларов США (официально это теперь называется – «количественное ослабление»). По колоссальному государственному долгу США нужно платить. И лучше это делать «количественно ослабленными» долларами (вкладчикам бывшего Сбербанка СССР не нужно объяснять, что это значит – они «количественно ослабленные» рубли уже получили). Действия ФРС вызвали недовольную реакцию Европы: в манипулировании и искусственном занижении курса доллара обвинил США министр финансов Германии Вольфганг Шойбле. Россия молчит. И продолжает держать долларовые активы в кудринской «кубышке».

Экономический цикл всегда связан с денежно-кредитной политикой. И ничто не иллюстрирует его лучше, чем сравнение с муками наркомана: доза – эйфория – ломка – доза (но уже больше) – эйфория (но уже меньше) и в итоге – ранняя смерть. Кризис 2007 г. стал результатом беспрецедентной в мировой истории кредитной экспансии: центробанки не были ограничены в эмиссии, а кредитные банки – в выдаче кредитов (ставки резервирования находились на уровне, близком к нулю). Началась эйфория, казалось, что изобретён философский камень (гламур и глянец правили бал). Тех, кто указывал на безумие, обвиняли в обскурантизме, а ловким математикам, находившим элегантные объяснения для проводимого курса, раздавали Нобелевские премии почему-то по экономике. И вот начался кризис. И в ответ – новая доза. Однако эйфория была не такой бурной и не такой долгой. Признаки новой рецессии уже присутствуют. И новый кризис не за горами: уже в 2011 или 2012 г. На этом фоне нужно что-то делать. Нелепость концепции «жить в долг» и «зарабатывать на убытках» становится очевидной всё большему числу наблюдателей. И первым из «тяжеловесов» на это рискнул отреагировать президент Всемирного банка Роберт Зеллик.

В своей статье Зеллик не скрывает, что её мотив – общее недовольство очередным «количественным ослаблением», которое на саммите G20 в Сеуле высказывается почти во всеуслышание (сейчас там, перед политиками, заседают финансисты). Развития в рамках Ямайской системы уже нет, её необходимо модифицировать, выйти за её рамки, как ранее вышли за рамки Бреттон-Вудской системы, уверен Зеллик. При этом он предлагает пять направленных на модификацию мировой финансовой системы «практических и выполнимых, а не радикальных» идей, имеющих, по его мнению, «очевидные преимущества».

Во-первых, достижение соглашения между США и Китаем, направленное на выравнивание диспропорций их торговых балансов.

Во-вторых, прекращение валютных интервенций со стороны стран Большой семёрки (обращу внимание, Зеллик везде по тексту говорит именно о «семёрке», а не о «восьмёрке»).

В-третьих, переход к плавающим курсам в развивающихся странах при сохранении у них инструментов по противодействию спекулятивным денежным потокам.

В-четвёртых, Большая двадцатка должна сфокусироваться на поддержке роста за счёт предложения в развивающихся странах (т.е. не за счёт потребления в развитых).

В-пятых, программа восстановления роста мировой экономики должна быть дополнена новой монетарной системой, основанной на обращении не одной, а пяти валют: доллара США, евро, иены, фунта стерлингов и юаня.

После этих постулатов Зеллик переходит к главному, на мой взгляд, выводу: «Система также должна предусматривать применение золота как международного ориентира рыночных ожиданий относительно инфляции, дефляции и будущих валютных курсов. Хотя в учебниках можно увидеть взгляд на золото как на «старые деньги», рынки сегодня по-прежнему используют золото как альтернативный денежный актив».

Последний штрих в концепции Зеллика – изменение управления МВФ и его интеграция с правилами ВТО, чтобы валютный курс не мог использоваться как торговый инструмент.

Концепция Зеллика в статье изложена очень схематично, однако и по тому, что сказано, можно сказать, что Зеллик надеется минимизировать национальный суверенитет и централизовать международную монетарную систему. Конечно, речь о глобальном центральном банке (например, в виде обновленного Всемирного банка) пока не ведётся. Но ключевое слово – «пока». Обратите внимание, что и о золоте президент Всемирного банка говорит не как о стандарте эмиссии, а как об «ориентире рыночных ожиданий». По сути дела, устами Зеллика предлагается интервенционалистски, с наднационального уровня постараться устранить те диспропорции, которые сложились в мировой экономике из-за злоупотребления США денежной эмиссией. И разрешить – вновь за счёт интересов тех, кто в настоящее время выступает кредиторами США (в этом списке присутствует и Россия). Конечно, и США придётся платить по счетам в этой модели, но явно не сопоставимую цену. Главное же, используя шум, выплеснуть ребёнка вместе с водой – добиться ограничения национального суверенитета в пользу наднациональной структуры, которая будет контролировать на уровне МВФ или ВТО валютную политику правительств.

Хочется отметить, что принципиально важно не то, кто зарабатывает на неконтролируемой эмиссии (шулерство останется шулерством, а изобрести философский камень или скатерть-самобранку не получится), а то, что в самом существовании такой эмиссии заключена угроза экономической стабильности. Единственный выход из положения – восстановление товарного стандарта денежной эмиссии (исторически эмиссионным товаром было золото). Однако восстановление товарного стандарта денежной эмиссии не требует наднационального регулятора. Для него вполне достаточно изменения внутренней денежной политики: стабилизации денежной массы, прозрачного антимонопольного регулирования, ужесточения требований по резервированию банковских вкладов вплоть до 100% резервирования по вкладам до востребования. Но восстановление товарного стандарта денежной эмиссии жёстко свяжет денежную и товарную массу (для эмиссии потребуется покупать золото, а на добычу золота, как и любого другого товара, требуются затраты ресурсов), а это означает прекращение насоса по откачке реальных ценностей из одних стран в других за счёт монетарных механизмов и необходимость возобновить занятие реальным производством в странах золотого миллиарда. На это не все согласны. Такая перспектива далеко не всем кажется заманчивой. Поэтому и появляются половинчатые инициативы Зеллика: с одной стороны полумерами можно дискредитировать идею золотого стандарта и попытаться разыграть спектакль с новым главным актёром (вместо «отправленного на пенсию» доллара США), а с другой стороны – постараться сохранить статус-кво (необеспеченные деньги в обмен на реальные товары). Не удивительно, что инициативы из лагеря Всемирного банка прозвучали именно сейчас. Время подходящее.

 

Версия для печати