Бесплатно

С нами Бог!

16+

22:42

Суббота, 21 сен. 2019

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Рассуждения о монетарных факторах

Автор: Любич Антон | 09.09.2010 00:34

3 сентября 2010 г., выступая на банковском форуме в Сочи, заместитель Председателя Центробанка России Алексей Улюкаев объявил о поэтапном сворачивании мер поддержки банковского сектора: антикризисные меры в финансовой отрасли больше не нужны, считают на Неглинной улице, банковская система сама может справляться с внешними вызовами.

Смысл послания понятен: народу пытаются донести идею, что «кризис завершён, пора сворачивать антикризисный пакет мер». В банковской сфере этот пакет заключался в поддержании уровня денежной ликвидности в экономике. За два года монетарная политика Центробанка привела к существенному повышению денежной накачки: если по состоянию на 1 августа 2008 г. денежная масса составляла 14,21 триллиона рублей, то по состоянию на 1 августа текущего года – уже 17,33 триллиона (по официальным данным Банка России). Прирост – почти 22%. Существенно возрос и денежный мультипликатор (отношение безналичной денежной массы к наличной): с 2,73 до 2,88, что свидетельствует о расширении кредитования в экономике на фоне насыщенности финансового рынка денежными средствами. Индекс ММВБ 1 августа этого года составлял 93,6% от своего значения двухгодичной давности (а к сегодняшнему дню уже добрался до значения 95,3% от показателя 1 августа 2008 г.).

Почему эта политика проводилась? Цель была ясна и понятна, даже если открыто и не провозглашалась – обесценить долговую нагрузку: переложить бремя ответственности с плеч должников на плечи кредиторов (которыми у нас являются домохозяйства) – условно говоря, монополии должны были выиграть за счёт банковских вкладчиков. Эта политика принесла свои плоды: способствовала росту цен внутри страны и снижению импорта (из-за обесценения рубля по отношению к евро и доллару США), таким образом, увеличив рублёвую выручку субъектов хозяйствования при сохранении величины рублёвой задолженности. Рост цен коррелировал с ростом денежной массы, за 2008 – 2009 гг. он составил 23,3%. Курс рубля по отношению к бивалютной корзине снизился на 17%. Таким образом, мы можем заметить, что немонетарные факторы в росте цен были не существенными в рассматриваемый период. Многие производители даже снижали цены на фоне снижения реальных ставок заработной платы. В Москве, по результатам анализа рынка вакансий, можно говорить о падении реальных заработных плат за период примерно на 30%.

По данным Росстата, сальдо прибылей и убытков в 2008 г. составило 3,8 триллиона рублей, снизившись по сравнению с 2007 г. на 37%, но оставшись положительным. В 2009 г., по данным оперативной отчётности, этот показатель возрос уже до 4,35 триллиона рублей. Доля убыточных организаций возросла по сравнению с 2007 г. только на 18% (до 30% от общего числа организаций). Все приведённые данные статистики – без учёта малых предприятий.

Следует обратить внимание на следующие статистические данные (Росстат): просроченная кредиторская задолженность возросла по итогам 2009 г. к 2007 г. на 15%, достигнув 958 миллиардов рублей. Рост просрочек связан со взаимными неплатежами организаций (просроченная задолженность перед бюджетом и внебюджетными фондами наоборот даже сократилась на 22% до 121 миллиарда рублей). Однако столь умеренный рост просроченной задолженности сопровождался стремительным ростом совокупной кредиторской задолженности – за указанный период на 39,7% до 14,88 триллиона рублей! Эти данные явно указывают на прошедшую волну перекредитования субъектов хозяйствования, когда старые долги преимущественно реального сектора перед финансовым заменялись на новые (новировались).

Таким образом, монетарные антикризисные меры Центробанка, проводившиеся в рамках парадигмы монетаризма, обесценили долги, позволили должникам перекредитоваться на внутреннем финансовом рынке, поддержали денежный спрос в рамках прежней структуры экономики, которая и привела к кризису. Теперь Центробанк принял решение до конца года свернуть эти меры поддержки докризисного статус-кво. Это приведёт к замедлению темпов роста денежной базы и, скорее всего, уменьшению денежного мультипликатора. Денег станет меньше, долги станут дороже. Но на каком фоне Центробанк приступает к этим мерам? На фоне неурожая резко начали расти цены на сельхозпродукцию. Ажиотаж и стремительный рост цен наблюдается, например, на рынке мясосырья, где на свинину и говядину в течение последнего месяца цены выросли на 5 – 10% в зависимости от позиции. Продолжается государственная политика по выравниванию внутренних цен на энергоносители, что неизбежно приведёт к росту энергетической части себестоимости промышленной продукции и к удорожанию жизни через рост тарифов ЖКХ. Цены на нефть, как источник экспортной валютной выручки, при этом стабилизировались на уровне 75 долларов США за баррель марки «Юралз» и нет оснований рассчитывать на рост реальных цен на неё.

Совокупность перечисленных факторов приведёт к немонетарному росту цен, что вызовет понижение жизненного уровня населения. Очевидно, что политические факторы также влияют на экономику, а в 2011 г. страну ожидают выборы в Государственную Думу. Поэтому снижения уровня жизни населения в таких условиях власти постараются избежать. Для компенсации роста цен и, особенно, тарифов может возникнуть искушение прибегнуть к инфляции и насыщению экономики фиктивными деньгами. Тогда отказ Центробанка от мер антикризисной политики окажется совершенно недолговечным.

Логика монетаризма и в ещё большей степени кейнсианства ущербна, поскольку ведёт не к исправлению тех дисбалансов, которые возникли перед кризисом и вызвали его, а ведёт к перераспределению богатства в целях воссоздания докризисной ситуации. Россия в настоящее время является прекрасной иллюстрацией этого тезиса. В меньших масштабах, чем в 2008 г., но восстановилась и структура нефтяных цен, и структура фондового рынка и, как следствие, структура экономики «нефть в обмен на продовольствие». Денежная накачка экономики является непременным и обязательным условием такого положения вещей. Именно она позволяет должникам снова и снова начинать новый цикл за счёт кредиторов, искусственно обесценивания стоимость долга ровно до тех пор, пока структурные издержки системы ни сделают перекредитование невозможным.

В нашей стране такая политика входит в явный диссонанс со словами о модернизации. Модернизация требует перераспределения трудовых ресурсов и капитала, сворачивания неэффективных производств или их переоснащения, открытия новых востребованных производств. Эти цели возможно достичь лишь в условиях жёсткой денежно-кредитной политики и адекватного таможенного регулирования. Конечно, с этой точки зрения, озвученное Алексеем Улюкаевым решение Центробанка сократить расширение кредита, не связанного с ростом производительности труда и расширением системы капитальных благ, является положительным шагом. Однако существуют большие сомнения, не скатится ли в популистских целях регулятор к проинфляционным мерам, как только немонетарный рост цен наберёт обороты. Интересы сохранения статус-кво теперешних властителей положения – сырьевых монополий – могут возобладать над интересами модернизации.

 

Версия для печати