Бесплатно

С нами Бог!

16+

01:53

Пятница, 17 сен. 2021

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

С.А.Маньков

Фото: С.А.Маньков

Выбор для современного монархиста: истина или клевета?

Автор: Маньков Сергей | 31.07.2008 21:58

"Сalomniez, calomniez, il en restera toujours quelque chose"[*] , – восклицал один из героев оперы Джоаккино Россини «Севильский Цирюльник». "Чем страшнее ложь, тем легче в нее поверить", – вторил ему доктор Йозеф Геббельс.

И действительно, отличительной чертой нашего времени является необъяснимо живучая вера широких общественных слоев в самую гнусную и неприкрытую ложь, в псевдоисторические мифы и нелепые легенды. Особая приверженность этому позволяет разного рода проходимцам без особых усилий нажить коммерческий капитал и сделать свое имя известным и популярным. Именно поэтому в российском обществе имеют такой успех завалившие прилавки магазинов и витрины киосков образчики печатной продукции, в диапазоне от «желтой прессы» до «новой хронологии» академика А.Т. Фоменко.

К сожалению, повальное отсутствие критического взгляда на получаемую информацию, неумение сопоставить источники и аналитически осмыслить их дают неутешительную, но реальную картину подлинного образовательного уровня и состояния культуры в нашей стране, который далек от того количества лиц, имеющих дипломы о законченном высшем образовании, выданных Министерством образования РФ.

Грешит отсутствием этих свойств и т.н. «патриотический лагерь» нашего общества. Одним из таких живучих мифов является та омерзительная клевета, которой в 1980-х – 1990-х гг. подверглась Российская Императорская семья. Истоки этой клеветы вполне объяснимы. Русская монархия со своей системой ценностей, православным миросозерцанием, делавшим Россию сильным и централизованным государством, всегда имела много врагов и недоброжелателей. Попытки оклеветать Императорскую власть и ее Августейших носителей предпринимались всегда, достаточно вспомнить многочисленных заговорщиков: декабристов, народовольцев, эсеров, большевиков, боровшихся за власть довольно часто не только бомбами и пулями, но и сочинением многочисленных скабрезных эпиграмм, карикатур, памфлетов и листовок, всячески порочащих русских Царей и членов их Семьи. Кульминацией этого стало положение, сложившее в последний период царствования Святого Императора-мученика Николая II, когда либеральная оппозиция, ставшая неожиданным союзником революционных террористов, бросила все свои силы на дискредитацию своего Монарха и его правительства. Можно вспомнить скандально и одновременно печально знаменитую речь болгарского профессора и русского думца П.Н. Милюкова от 1 ноября 1916 г. «Что это, глупость или измена?». Именно, русская общественность того времени сама создала, раздула, а затем искренно поверила в собственные россказни о «Царице-шпионке», «хлысте Гришке Распутине», «австрийском и немецком шпионе генерале Сухомлинове» и т.д.

К чему это привело, мы все прекрасно знаем. Подпилив основание Российского Престола «прогрессивная» либеральная интеллигенция ввергла страну в смуту Февраля и Октября 1917 г., Гражданскую войну и красный террор, и сама по большей части погибла в революционном угаре. Казалось бы, та ее часть, которая уцелела путем эмиграции, должна была отринуть революционную ересь, покаяться и вернуться в состояние верноподданных. Но не тут-то было. Русские «образованцы», либералы и социалисты, продолжали упорствовать в своей клевете на Императорскую Россию и монархическую идею. Особенно тяжко доставалось от них живым ее носителям – монархистам, сплотившимся под легитимным знаменем, поднятым двоюродным братом Святого Царя-мученика Великим Князем Кириллом Владимировичем, в 1924 г. дабы упрочить попранный авторитет Династии воспринявшим в соответствии с Основными Государственными Законами Российской Империи титул Императора.

Левую русскую эмигрантскую печать буквально захлестнула волна статей порочащих Главу Российского Императорского Дома с той же энергией, с какой это делалось до 1917 г. в отношении Императора Николая II. Тем более что у этой антидинастической компании были вполне отчетливые заказчики, служившие в Иностранном отделе ГПУ. Вот лишь один из документов, об истинных инспираторах дискредитации Династии Романовых, ставший доступным в наши дни:

«Агентурное сообщение Иностранного отдела ОГПУ от 24 апреля 1924 г.

В «Мюнхенер нойстре нахрихтен» № 101 от 15 апреля появилась статья под заглавием «Русская пустота», касающаяся деятельности русской эмиграции и, в частности, мюнхенской группы Кириллистов.

Статья эта является результатом моих свиданий с политическим редактором газеты бароном Энгельгардом и данными ему информациями о деятельности мюнхенской группы.

За этой статьей последуют другие и в еще более определенном духе с указанием имен и некоторых фактов из деятельности отдельных лиц группы, материалы посланы бар. Энгельгарду.

Появление этой статьи, да еще приездом К<ирилла> В<ладимировича>, произвело чрезвычайное впечатление среди русской эмиграции в Баварии и на баварские правые и правительственные круги, поддерживающие кирилловскую группу.

Выступление против кирилловской группы такой влиятельной газеты как «МНН», являющейся органом господствующей в Баварии партии, несомненно повлечет за собой изменение отношения к упомянутой группе со стороны правительственных и общественных кругов Баварии и сможет даже повлиять на устранение некоторых ее руководителей (Эвальд, Бискупский). Статья в «МНН» передана в редакции газет «Руль» и «Время», которые согласились перепечатать ее у себя, она в выдержках уже помещена в «Руле» № 729 от 24 апреля, во «Времени» она появится почти в целом виде с соответствующими добавлениями и разъяснениями в ближайшем номере.

Кроме того, редактору «Времени» даны дополнительные материалы о Бискупском и других членах мюнхенской группы, которые также будут использованы для статей в последующих номерах».

(см. Центральный Архив ФСБ РФ ф. 2 оп. 1 д. 324 л. 68, Цит. по: Русская военная эмиграция 20-40-х годов: Документы и материалы. Т 2. Несбывшиеся надежды … 1923 г. – М., 2001 с. 287).

Думаю несложно понять, что таковых донесений было немало. Деньги на их реализацию выделялись из советской казны явно тоже не мизерные. Равно как и на обработку сознания подсоветских граждан, которых путем лживой агитации, угроз, репрессий и школьного воспитания заставляли поверить, что Царская (традиционная) Россия, с ее 1000-летней историей, укладом жизни, верой, славными победами и т.д. – это «плохо», что наша страна до 1917 г. была «тюрьмой народов», а ее население было «беспросветно угнетаемо проклятым Царизмом».

Но все же советская пропаганда часто давала сбои и осознание того факта, что, несмотря на все предпринимаемые усилия, монархическая форма правления для большого количества людей в нашей стране по-прежнему выглядит вполне органичной и желательной, постоянно не давала покоя кремлевским властителям «эпохи развитого социализма». В недрах советского агитпропа тогда было выпестовано явление под условным название «проект В. Пикуль». Когда в небесталанной литературной форме показывалась дореволюционная Россия, а ее правители из Дома Романовых все как один совершенно не считаясь с реально происходившими событиями изображались дегенератами. Все это преследовало только одну цель; убедить широкие массы населения в справедливости мысли, что «монархия сама по себе может и неплохая штука, только ее носители все настолько омерзительные личности, что она вообще не нужна».

С падением советского строя в России стало возрождаться монархическое движение. Продолжать врать об «ужасах царизма», стало не то что не модно, но в ряде случаев просто невозможно. Открылись архивы библиотеки, стали переиздаваться дореволюционные и эмигрантские книги и брошюры, появляться свободные от советско-тоталитарных идеологических догматов исследования. Народ стал узнавать правду о своем прошлом. Но этот процесс явно не нравился определенным кругам уже бывшей советской интеллигенции, доморощенным либералам и коммунистам. Безусловно, это понятно, политическую и идейную конкуренцию не любит никто.

Но особую опасность для становления монархического движения стали представлять т.н. «патриоты», т.е. советские люди с абсолютно коммунистическим воспитанием и поведением, именующие себя зачастую «монархистами». В лучших традициях советского агитпропа и «проекта В. Пикуль», эта новая генерация людей набросилась на живых представителей Российского Императорского дома с необъяснимым неистовством и энергией, уже не раз опробованным до 1917 года и в последующее время, порой напоминающим патологию, стала клеветать и сеять ложь о Доме Романовых. Наиболее яркими их представителями стали К.К. Веймарн (настоящая фамилия Евтушенко), Л.Е. Болотин, Р.Г. Красюков и М.В. Назаров (настоящая фамилия Пахомов). Большинство из этих лиц, не имеет исторического, юридического и вообще какого-либо гуманитарного образования, но, тем не менее, с усердием профанов берется довольно смело и вольно толковать Законы о престолонаследии Российской Империи, династическое право иностранных государств, историю Императорского Дома, догматы и учение Православной Церкви и другие вопросы. Первый удар был обращен, конечно же, на то, что составляет основу любой монархической системы – систему престолонаследия. Окончательной целью их было конечно максимальным образом зародить сомнение в обществе в наличии прав на престол у живых представителей династии.

Конечно, лишенное своего естественного Главы – Государя, занимающееся только устроением панихид, молебнов и исторических конференций а-ля «Как хорошо было до 1917!», монархическое движение сходит на нет и, погрузившись в мемориальную деятельность, перестает играть сколько-нибудь значимую общественно-политическую роль.

Кульминацией всех потуг этих господ стал выход многотысячным тиражом (аж 3-х изданий) книги М. Назарова-Пахомова »Кто наследник Российского престола?», являющейся сгустком безграмотных и алогичных инсинуаций и нелепых небылиц в адрес Августейших Членов Российского Императорского Дома. Тот факт, что именно благодаря деятельности Глав Дома Романовых в изгнании: Императора Кирилла Владимировича, Великого Князя Владимира Кирилловича и ныне здравствующей Государыни Великой Княгини Марии Владимировны, русская монархическая идея была сохранена и оказалась донесена до нас, ни малейшим образом не смущает автора этого опуса. По справедливому замечанию редактора петербургской газеты «Монархистъ» Михаила Кулыбина в письме-ответе М. Назарову: »Озаглавив свою писанину «Кто наследник российского престола?», Вы до самых последних строк так и не ответили на этот вопрос, сконцентрировавшись на клевете в адрес Законных Престолонаследников. И не мудрено… Цель Вашего бумагомарания - доказать, что Наследников вообще нет, и разрушить тем самым саму основу монархического мировоззрения, заключающуюся в верности Богом данному Государю» (см. «Монархистъ» № 52, 2005 г.).

Не буду вдаваться в очередное опровержение тех антимонархических мифов, которые приводят указанные выше субъекты и их предшественники. Они уже убедительно разобраны в трудах и статьях сенатора Н.Н. Корево, святителя Иоанна Шанхайского, М.А. Александрова, С.В. Думина, А.Н. Закатова, протоиерея о. Льва Лебедева, Г.М. Некрасова, зарубежного юриста Б.П. Хорана и др. и не нуждаются в повторении. Любой здравый человек, действительно и честно желающий разобраться в вопросе русского Престолонаследия, может обратиться к ним. Единственно чему я хотел бы посвятить свою статью это разоблачению единственного утверждения врагов Династии, которое не нашло отражение у вышеперечисленных авторов. Это происхождение первого супруга Вдовствующей Государыни Леониды Георгиевны – американца «Кирби».

С.А.Маньков

Казалось бы, происхождение его не имеет ровным счетом ни какого значения, тем более что женитьба на бывшей ранее замужем – вдове или разведенной – не играет никакой роли для восприятия прав на Российский Императорский Престол, ибо не запрещено ни одной из статей Основных Государственных Законов Российской Империи. В истории Дома Романовых были прецеденты, таких союзов никак не влиявшие на статус их заключивших. К примеру, в 1907 г. Великий Князь Николай Николаевич-младший (1856 – 1929) сочетался браком с принцессой Анастасией (Станой) Николаевной Черногорской (1867 – 1935), бывшей до того в 1889-1906 гг. в браке с принцем Георгием Максимилиановичем Лейхтенбергским, князем Романовским (1852 – 1912) и разведшейся с ним. Этот брак никоим образом не сказался на статусе супруги, получивший титул Великой Княгини, а тем более супруга. Оба они благополучно поминались за литургиями во всех христианских храмах Империи и были включены в «Придворный календарь», как члены Царствующей фамилии.

Но указанного вопроса о «Кирби», хотелось бы коснуться в силу особого интереса к нему в псевдо-патриотических кругах, смущающих нормальных граждан, могущих стать искренними сторонниками законной Монархии.

Итак, что же утверждают по данному вопросу враги Императорского дома, подстрекающие то и дело «волны» анти-династической компании? Господин «Кирби» - коммерсант, представитель семьи еврейских банкиров-совладельцев банка «Kuhn, Loeb & Co», был первым браком женат на дочери банкира Янкеля Шиффа «на чьи деньги делались все русские революции». От брака с ним Великая Княгиня Леонида Георгиевна (урожденная княжна Багратион-Мухранская) имеет дочь Хелен и «поддерживает связи с богатейшими еврейскими и масонскими кругами США, вплоть до банкирских домов, известных своим финансированием революции в России» (Более подробно в разных интерпретациях см.: Болотин Л.Царское Дело. Материалы к дорасследованию убийства Царской Семьи. – М., 1996;Веймарн К. Истинное возрождение и реставрация. Б.м. 1984; Назаров М.В. Кто наследник Российского престола? – М., 2004; Селищев Н. Тайна смуты //»Литературная Россия». 1995. № 10).

Для начала определимся с фамилией, по-английски пишущейся как «Kirby». Любой человек мало-мальски знакомый с английским языком и его грамматикой знает, что фамилия »Kirby» транскрибируется на русский язык не как «Кирби», а как »Кёрби». С этого момента будет называть всех ее носителей именно – Кёрби (с сиротливой для русского языка буквой »ё»).

Теперь коснемся самого бредового, но особо приятного для слуха патриотствующих личностей, буквально живущих гипертрофированной донельзя «теорией всемирного заговора», утверждения о связях Кёрби с «главным спонсором» русской революции Я. Шиффом. Для чего нам необходимо, обратиться к генеалогии и кратко коснуться биографии этого человека.

Яков-Генри (Гирш) Шифф родился 10 января 1847 г. во Франкфурте-на-Майне, в еврейской семье Моисея Шиффа и Клары, ур. Нидерхофгейм. В 1865 г. в 18-летнем возрасте он переехал в Нью-Йорк. Здесь он начал работать в банке Kuhn, Loeb & Co. В 1875 г. женился на дочери одного из владельцев банка Соломона Леба Терезе. В 1885 г. стал управляющим данного банка. Банк участвовал в финансировании многих крупных проектов в разных отраслях американской промышленности и строительстве железных дорог. Позже Шифф стал главным партнером и совладельцем банка, вице-президентом Торговой палаты США и в течение ряда лет входил в городской совет Нью-Йорка. Также Я. Шифф известен как еврейский национальный активист и филантроп, чья деятельность по финансовой поддержке революционеров хорошо известна в России и повторять ее лишний раз не нужно (см. Иоанн (Снычев), митрополит. Творцы катаклизмов//Пастырь добрый. Труды митрополита Иоанна. – СПб., 1996). Умер он 25 сентября 1920 г. в Нью-Йорке. От брака с Терезой Леб у него было двое детей: сын, Мортимер Леб Шифф (1877 – 1931), крупный деятель скаутского движения в Америке и дочь, Фрида Шифф (1876 – 1958) (см. Adler C. Jacob Henry Schiff: A Biographical Sketch. – New York., 1921,Cohen, N.W. Jacob H. Schiff: A Study in American Jewish Leadership. – New York, 1999).

Возможно, именно она была первой женой «американского еврея» Кёрби? Но не так всё просто. Во-первых, Самнер Мур Кёрби (Sumner Moore Kirby), именно так было имя первого супруга княжны Леониды Георгиевны Багратион-Мухранской, родился в 1895 г., т.е. был на 19 лет моложе Фриды Шифф (см. Дворянские роды Российской Империи. Т. 3. Князья/ под ред. С.В. Думина. – М., 1996). А во-вторых, Фрида Шифф была замужем только один раз, за отпрыском довольно известного в США банкирского дома – Феликсом Морицем Варбургом (1871 – 1937) (см. Chernow R.The Warburgs: The Twentieth-century Odyssey of a Remarkable Jewish Family. New York, 1993).

Возможно, «разоблачители Кирилловичей» ошиблись, и речь шла не о дочери, а о внучке Якова Шиффа? Но и в этом случае все тщетно. Единственная дочь Мортимера Шиффа – Дороти Шифф (1903–1989), владелица (1939-1976) и главный редактор (1950–1976) газеты «Нью-Йорк пост», была замужем неоднократно, но в 1920-е – 1930-е гг. ее мужьями были последовательно два лица: с 1923 г. биржевой брокер Richard B.W. Hall, a с 1930-го г. George Backer. Имена явно не совпадают с Sumner Moore Kirby.

Чтобы снять с Кёрби последние подозрения в связях с партнерством «Kuhn, Loeb & Co», а, следовательно, и с «богатейшими еврейскими и масонскими кругами США», обратимся к изданиям этой компании, существовавшей с 1867 по 1977 гг. (см. Kuhn Loeb & Co. Investment Banking Through Four Generations. privately printed, 1955; Kuhn, Loeb & Co. A Century of Investment Banking. New York: privately printed, 1967). Ни в одном из них, среди списка генеральных партнеров фамилия Kirby не фигурирует.

Как видно С.М. Кёрби не удостоился «высокой чести» быть родственником Я. Шиффа, но всё же: Кто же Вы мистер Кёрби? Кто ваши предки? Какова их национальность? Кем была Ваша истинная, а не вымышленная первая жена?

В действительности Кёрби – это шотландский дворянский род, известный с XIII века. Изначально фамилия «Kirby» писалась в качестве «Кyrkeby» или «Kirgby» и этно-религиозное происхождение ее носителей было заложено уже в ней самой. Так как в ее основу (корень) было положено шотландская форма английского слова «Church», т.е. «церковь». Христианское происхождение ее носителей в Средневековье не вызывает сомнений.

С.А.Маньков

Со временем семья Кёрби разделилась на несколько ветвей, некоторые из которых до сих пор проживают на Британских островах. Линия к которойпринадлежал Самнер Мур Кёрби, эмигрировала в США в кон. XVIII - нач. XIX вв. По вероисповеданию они принадлежали к Епископальным христианам-протестантам. Отец Самнера Мура, Фред Морган Кёрби (Fred Morgan Kirby) – был известным американским бизнесменом. Он родился в 1861 г. городке Браунсвилль (Brownsville) (штат Нью-Йорк), в бедной семье Вильяма Кёрби и Анжелины Элизабет Слайтер (Angeline E. Slater). До 14 лет он учился в общественной школе Уотертауна (Watertown). С 14 лет отправляется работать в фирму Харви Мура, владельца склада галантереи. Здесь он делает карьеру от занимавшегося рекламой порученца до бухгалтера. Вскоре он создает экономическую теорию «пяти и десяти центов», применение которой принесло емусостояние. Постепенно скопленный им капитал позволяет Фреду Моргану Кёрби, продолжавшему работать в фирме Мура, организовать свой собственный бизнес и стать владельцем сети крупных оптовых складов и дешевых магазинов к востоку от р. Миссисипи. В 1912 г. фирмы Мура, Кёрби и нескольких других предпринимателей были слиты в корпорацию F.W. Woolworth Co., где с 1916 г. Фред Морган занимает пост Вице-президента. Созданная Кёрби корпорация просуществовала до 1997 г.

Но Ф.М. Кёрби известен в США даже не столько как удачливый бизнесмен, но как крупный благотворитель в сфере здравоохранения, образования и помощи малоимущим. В частности в 1920 г. при Лафайет-колледже (Lafayette College) в штате Пенсильвания на его средства была создана библиотека, позже названная его именем, в 1931 г. в штате Пенсильвания была организована больница носящий имя его матери – Angeline Elizabeth Kirby Memorial Health Center. Оба эти учреждения существуют по сей день. В память трудов Фреда М. Кёрби на ниве благотворительности в 2004 г. по инициативе Пенсильванской исторической и музейной комиссии в его честь была установлена мемориальная доска, украшенная родовым гербом Кёрби. Скончался Фред Морган Кёрби 16 октября 1940 г.

От брака с Джесси Амелией Оуэн (Jessie Amelia Owen) 24 августа 1895 г. у него родился сын Самнер Мур Кёрби. 19 марта 1896 г. младенец был крещен в Епископальной церкви св. Стефана (35 Franklin Street, Wilkes-Barre, Pennsylvania, USA). Повзрослев, он окончил колледж. Некоторое время принимал участие в бизнесе своего отца. Позже организовал собственное дело, связанное скнигоиздательством и книготорговлей. Долгое время Кёрби жил в Европе, где его семья владела недвижимостью.

С.А.Маньков

Первой супругой С.М. Кёрби была епископальная христианка, уроженка Цинцинати (штат Огайо) Дорис-Ленди Вейленд (Doris Landy Wayland) (род. 27 сентября 1901). Брак был заключен в церкви г. Скрентон (штат Пенсильвания) 8 апреля 1925 г. От него в Ницце (Франция) у супругов 6 апреля 1928 г. родилась дочь Глория Прайс Кёрби (Gloria Price Kirby). В 1931 г. брак распался и был расторгнут 8 октября того же года.

В январе 1932 г. в Ницце Самнер Мур Кёрби вступил в брак с православной русской эмигранткой из Санкт-Петербурга Валентиной Вагнер (род. 21 марта/2 апреля 1895), дочерью бывшего артиста оркестра Мариинского театра Конрада Робертовича Вагнера, но и этот брак оказался недолговечным.

И, наконец, 1934 г. Кёрби заключает свой третий и последний брак с княжной Леонидой Георгиевной Багратион-Мухранской (род. 1914), дочерью Главы Грузинского Царского Дома князя Георгия Александровича Багратион-Мухранского (1884-1957) и его супруги Елены Сигизмундовны, урожденной Новина-Злотницкой (1886-1976) (из дворян Черниговской губернии, прапраправнучка Царя Грузии Ираклия II). От этого брака в Женеве родилась дочь Хелена-Луиза (в православии – Елена) (род. 13 января 1935).

Через три года и этот брак Кёрби распался. Говоря о своем первом супруге Великая Княгиня Леонида Георгиевна позже отмечала, что «это был хороший человек, он очень многим помогал и, вместе с тем, это был очень трудный человек» (цит. Думин С.В. Романовы: императорский дом в изгнании. Семейная хроника. М., 1998 с. 302-303; см. также: Leonida, Grande-duchesse de Russie. Chaque matin est une grace. Saint-Amand-Montron: JC Lattes, 2000).

С.А.Маньков

После развода оформленного в Ницце 5 ноября 1937 г. Кёрби выделил деньги на содержание своей дочери Елены, которая осталась с матерью. Продолжая жить во Франции Самнер Мур вел свой бизнес. Самое интересное, что Кёрби в 1938 г. даже хотел издать мемуары Императора в изгнании Кирилла I Владимировича, но из этого ничего не вышло (см. Граф Г.К. На службе императорскому дому России. 1917–1941 гг. Воспоминания. – СПб., 2004 С. 331). Разумеется, что ни Великий Князь Владимир Кириллович, ни его будущая супруга Великая Княгиня Леонида в то время не были даже знакомы.

Но именно здесь в столь любимой им Европе его ждала трагическая развязка жизни. После оккупации Франции нацистами и вступления США во Вторую Мировую войну на стороне антигитлеровской коалиции Кёрби, как гражданин враждебного государства был задержан, вывезен в Германию и помещен в печально знаменитый концлагерь Бухенвальд. Здесь 7 апреля 1945 г., за несколько дней до освобождения лагеря американцами, он умер вследствие плохих условий содержания и недостатка питания.

Смерть Самнера Мура Кёрби, как и миллионов представителей других государств и наций, явилась бы «рядовой» каплей того вселенского потока боли и страданий, которым ознаменовалась Вторая Мировая война, если бы после смерти имя этого американца шотландского происхождения не придавалась лживому поношению и политиканским спекуляциям со стороны доморощенных псевдопатриотов и лжемонархистов. Но не в силе Бог, а в правде. В той правде, которая всё равно восторжествует над миром.

В заключение, хотелось бы сказать, что автор данной статьи, не ставит себе целью кого-то оправдать или убедить. Хочется лишь всех искренне сомневающихся поставить перед выбором: прийти к истине или пребывать в клевете, умножая ложь? Решайте сами, господа.

*(итал.) «клевещите, клевещите, от этого всегда что-нибудь да останется»

 

Версия для печати