Бесплатно

С нами Бог!

16+

07:25

Суббота, 31 окт. 2020

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Рождённые революцией

Автор: Рылов Владимир | 16.09.2010 00:30

В последнее время в современном российском обществе не утихают споры о «реформе МВД», под которой подразумевается не просто реформа Министерства внутренних дел, как учреждения, не «переименование милиции в полицию», а серьезная перестройка, «структурная реформа», способная преобразовать, доставшуюся от тоталитарной эпохи современному российскому обществу, советскую милицию.

Причины повышенного внимания к проблемам милиции со стороны, как власти, так и российского общества, очевидны всем заинтересованным сторонам, они признаются и сотрудниками милиции. Эти причины состоят в отсутствии эффективности органов МВД, низком рейтинге доверия к милиции со стороны граждан по причине коррумпированности значительной части сотрудников милиции, их низких моральных, культурных, деловых и прочих качеств. Поэтому необходимо найти корни современных негативных явлений в истории, ставшей уже российской, милиции. Это нужно для того, чтобы получить ответы на вопросы о причинах негативных явлений в милиции, которые задает как власть, так и современное российское общество.

Как известно, слово «милиция» происходит от термина употреблявшегося еще в Древней Греции и означавшего «народное ополчение», т.е. вооруженные отряды свободных граждан полиса, привлекавшихся эпизодически для выполнения военно-полицейских функций на непрофессиональной основе. Тем самым «античная милиция» отличалась от «античной полиции» тем, что последняя создавалась на профессиональной основе и была наемной городской стражей набиравшейся не из свободных граждан полиса. Нечто похожее, то есть добровольные вооруженные отряды «свободных граждан» на непрофессиональной основе существуют в различных странах мира, в том числе и в США. Например, и в России в XVIII в. имелась «ландмилиция», иррегулярная армия, состоявшая из свободных граждан и выполнявшая военно-полицейские функции на южных окраинах империи.

Однако в начале ХХ в. «милиции» суждено было возродиться в России еще несколько раз. Так, во время революции 1905 – 1907 гг. власти создавали иррегулярные отряды для борьбы с революционным движением, аграрными беспорядками, бандитизмом в различных регионах страны: на Кавказе и даже в центральных аграрных губерниях. Как известно, сразу после февральского переворота новые власти издали распоряжения об упразднении полиции и жандармерии, как органов сыска «царского режима». Вместо полиции началось создание милиции, о чем последовали распоряжения Временного правительства в марте – апреле 1917 г. Суть этих распоряжений сводилась к тому, что упразднялся Департамент полиции МВД, Отдельный Корпус жандармов, а вместо них на добровольной основе, с выборными начальниками, подчиненная местному самоуправлению, комплектовалась «народная милиция». Причем допускалось принятие на службу в милицию «бывших чинов полиции и жандармерии», лояльных новому режиму.

Как известно, собственно советская, «рабочая милиция», была образована 28 октября 1917 г. постановлением Народного комиссариата внутренних дел по «уполномочию Советского правительства». Согласно постановлению милиция подчинялась исключительно Советам, причем новая власть, согласно В.И. Ленину, сможет осуществить революционные преобразования на практике, управляя государством «не через полицию, не через чиновников. Не через оторванную от народа постоянную армию, а через всенародную, поголовную, вооруженную милицию рабочих и крестьян»[1]. При этом Ленин подчеркивал, что новая милиция «должна соединить в себе функции народной армии… с функциями главного и основного органа государственного порядка и государственного управления»[2]. Ленин прекрасно понимал, что для реализация собственных теоретических изысканий в области организации «пролетарской милиции» недостаточно опыта. Поэтому он отмечал: «Как именно начать проводить всенародную милицию - дело практики… организовывать ли сначала рабочую милицию, опираясь на рабочих в крупнейших заводах, т.е. на рабочих, наилучше организованных и способных выполнять роль милиционеров, или организовать сразу всеобщую обязательную службу всех взрослых мужчин и женщин в милиции, посвящающих этой службе одну или две недели в год и т.п.; этот вопрос не имеет принципиального значения. Если разные районы начнут по-разному, в этом нет худа: богаче будет опыт, развитие образования будет идти более плавно и ближе к указаниям практики»[3].

Как ленинские идеи находились близко к «указаниям практики» и как «рабочие выполняли роль милиционеров» свидетельствует нижеприведенный документ. Данный документ отложился в деле № 74 (Оп. 1.) «Протоколы и доклады Волостных Исполнительных Комитетов и переписка с Волостными Исполнительными Комитетами о выполнении продовольственного налога и натурального налога» в фонде Острогожского уездного исполкома (Ф. 602), находящемся на постоянном хранении в Государственном архиве Воронежской области.

Упомянутый документ являет собой по внешней форме распоряжение председателя Острогожского уездного исполкома Каменскому волисполкому, а по сути жалобу на поведение местной милиции. Суть этого, я бы сказал «вопля отчаяния» местной власти, состояла в том, что отряд пешей милиции, располагавшийся в сельской больнице, превратил врачебный пункт в настоящую помойку, милиционеры вели себя в нем не просто как оккупанты (это было бы еще полбеды), а как банда мародеров. Кроме того, уездная власть, судя по всему, повлиять на отряд милиции никак не могла, поскольку данное подразделение подчинялось не местным властям, а Райзаготконторе, которая занималась выколачиванием из крестьян «продовольственного и натурального налога» с помощью того же отряда пешей «Рабоче-крестьянской Красной Милиции». Документ, относящийся к 1921 г., ярко живописует, так сказать «моральный облик» советской милиции в указанное время и свидетельствует о социально-бытовом конфликте между органами советской власти и местной милицией.

 

РАСПОРЯЖЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ОСТРОГОЖСКОГО

УИСПОЛКОМА КАМЕНСКОМУ ВОЛИСПОЛКОМУ

[машинопись]

18 ноября 1921 г.

Каменскому волисполкому.

Согласно отношения Отдела Народного Здравоохранения от 15 ноября 21 года за № 5847, который сообщил, что помещения находящегося в слободе Каменка, отведенное под Врач[ебную]-амбулаторию в настоящее время занято по распоряжению Заведующего Райзаготконторой[4] т. Мельникова[5] под казармы Пешей Усовмилиции[6]. Милиционеры, занятое ими помещение содержат чрезвычайно грязно, всякого рода отбросы выкидываются в окна, имеющийся погреб при помещении превратили в клозет. Двор и надворные постройки также загажены испражнениями.

Помимо всего этого помещение с каждым  днем систематически изменяет свой прежний вид, штукатурка и побелка внутри помещения вся исцарапана, загрязнена, потолок прострелян пулей, выбиваются стекла и частично бьются, оконные запоры затериваются, на полу производят рубку дров, отремонтированные печи и [трубы? неразб.] тоже частично разрушаются. Кроме этого, систематически (Л. 371 об.) идет хищение дров, принадлежащих амбулатории.

Неоднократные заявления Заведующего амбулаторией фельдшером Новиковым[7] об освобождении помещения и об устранении вышеперечисленных чрезвычайно неблагоприятных условий тов. Мельниковым не приводились в исполнение, а потому Президиум Уисполкома предлагает Вам с получением сего принять самые энергичные меры к устранению всего вышеперечисленного и об исполнении донести Президиуму Усполкома.

Председатель Уисполкома /подпись/ неразб.

Секретарь /подпись/ неразб.

Управканцелярии Уисполкома /подпись/ неразб.

 

ГАВО. Ф. 602. Оп. 1. Д. 74. Л. 371 – 371 об



[1] Ленин В.И. ПСС. Т. 32. С. 166.

[2] Ленин В.И. ПСС. Т. 32. С. 42.

[3] Ленин В.И. ПСС. Т. 32. С. 26.

[4] Районная заготовительная контора – одно из учреждений, занимавшихся сбором «натурального и продовольственного налога» после отмены продразверстки в 1921 г.

[5] Инициалы не установлены.

[6] Уездная советская милиция.

[7] Инициалы не установлены.

 

Версия для печати