Бесплатно

С нами Бог!

16+

17:11

Четверг, 20 фев. 2020

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Очерк участия воронежцев в Отечественной войне 1812 года

08.04.2012 18:33

Воронежская губерния не входила в число 11 губерний, охваченных пожаром войны 1812 года, и находилась в стороне от театра военных действий, но внесла значимый вклад в победу русского оружия над армией «двунадесяти языков». На зов Отчизны откликнулись представители всех сословий, объявлен был сбор средств на экипировку ополчения и регулярных частей.

Воронежское дворянство помогало действующей армии снабжением, подвижным составом и деньгами. Были пожертвованы 982 лошади для артиллерии в возрасте 5-7 лет не ниже 1 аршина 14 1/2 вершков. Для продовольствия армии было поставлено 2000 волов и 250 парных фур с 500-ми упряжных волов для перевозки войсковых грузов и ещё 79 волов для провианта. Компенсируя эти затраты, император повелел сложить с подушного оклада, причитающегося за 1812 год, 50 000 рублей. Из сложенной с подушного оклада пятидесятитысячной суммы ещё 16 936 рублей 13 копеек были пожертвованы в пользу казны.

Воронежская губерния выставила против неприятеля 10 (!) полков ополчения.

Правящий архиерей, Епископ Воронежский и Черкасский Антоний (Соколов) благословил ополчение и принял деятельное участие в сборе пожертвований. По Благословению Преосвященного Антония Воронежская духовная консистория разослала по приходам указы с призывом к настоятелям монастырей и духовенству жертвовать деньгами, вещами серебряными и золотыми. Было обнародовано его «Воззвание к жителям Воронежа». От монастырей, приходов и клира Воронежской епархии было собрано более 50 тысяч рублей. Многие выпускники семинарии получили благословение на служение в качестве военных священников. Ратниками ополчения стали тридцать шесть человек из церковного клира. Епископ Антоний, по мнению современника, “архипастырь очень деятельный и обладавший редким даром слова”, с начала войны неоднократно служил торжественные молебствия о даровании победы русскому оружию, сопровождая их яркими проповедями.

В июле-августе 1812 года в Воронеже из рекрутов Воронежской, Саратовской и Пензенской губерний  были сформированы 3-й и 4-й егерские полки, численностью в 1987 человек нижних чинов каждый. Обмундирование, амуниция и обозы были приобретены так же за счёт дворянства губернии на  сумму 150 тысяч рублей. Боевое снаряжение, провиант и жалованье для вновь сформированных полков доставлялись за счёт правительства. За содействие в формировании этих полков многие удостоились монаршего благоволения: так, полковник Куликовский из Острогожского уезда был награждён орденом Св. Анны 2-й степени. В августе полки выступили в поход.

О новобранцах лестно отозвался Главнокомандующий фельдмаршал Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов: "Вновь сформированные полки: 5-й и 6-й Рязанские, 7-й и 8-й Тамбовские пехотные и 3-й и 4-й егерские Воронежские по прибытии их армии при осмотре моем найдены, что они в столь короткое время довольно хорошо образованы и что большая часть людей стреляют довольно хорошо". Оба полка хорошо показали себя в кровопролитном Тарутинском сражении 6 (18) октября 1812 года.

3-й Воронежский егерский полк принял участие в сражении у Малоярославца, где был сорван  план Наполеона прорваться на калужскую дорогу. Армия Наполеона вынуждена была отступать по разоренной Смоленской дороге. В числе войск Кутузова, преследовавших отступающего противника, были 3-й и 4-й егерские полки.

После сражения под Малоярославцем 3-й егерский полк сражался под белорусским городом Чашники, ходил в рейды при Ляхове, Язвине, 2 ноября участвовал в бою при Лукомле, а 4-го — при Волновыске. Числился в резерве до сентября 1813 года, когда принял участие в блокаде крепостей в Пруссии. За боевые отличия 3-й егерский был переименован в гренадерский егерский.

4-й егерский полк 23 октября вступил в бой у Вязьмы, которую французское командование пыталось удерживать. В результате штурма русские войска овладели Вязьмой и заставили неприятеля отступать в западном направлении. 26 октября 4-й егерский полк участвует в сражении под Витебском и Дорогобужем:
В феврале 1813 года егери 4-го полка сражаются под городом Калишем, 13-го марта – при взятии крепости Ченстохов, 7 мая егеря сражались при Кенигсварте, 8—9 мая — при Бауцене, 12 мая при Герлице, а 14—15 — в знаменитом Дрезденском сражении. Полк – участник сражений в «Битве народов» при Лейпциге, в осаде крепости Данциг, а также в заключительных сражениях войны с Наполеоном.

На стенах Храма Христа Спасителя, построенного во исполнение обета Императора Александра I Благословенного «за спасение России и во славу русского оружия в этой беспримерной войне» на добровольные народные пожертвования, были установлены 177 мраморных доски, где были указаны места и время сражений, наименование армий, дивизий и полков, участвовавших в них, а также имена убитых, раненых и отличившихся офицеров и других лиц, указы императора за время войны. На этих досках Славы русского оружия 3-й и 4-й егерские полки упоминаются 19 раз!

Известен список из 256 дворян Воронежской губернии, сражавшихся в годы 1-й Отечественной войны, опубликованный к столетнему юбилею в Памятных книжках Воронежской губернии за 1912г.

В Памятных книжках приводятся лаконичные сведения об участии воронежских дворян в военных действиях, о наградах,  ранениях…

В их числе – друг А.С. Пушкина и доблестный представитель плеяды военных, генерал-лейтенант Николай Николаевич Раевский (1801-1843), одиннадцатилетним мальчиком вступивший на военное поприще и состоявший вместе с семнадцатилетним братом Александром адъютантом под началом отца, знаменитого полководца Н.Н. Раевского. В.А. Жуковский писал о подвиге на Салтановской плотине под Дашковкой, когда Раевский увлёк за собой солдат Смоленского пехотного полка, ринувшись в гущу неприятеля вместе с малолетними сыновьями:

«Раевский, слава наших дней,
Хвала! Перед рядами
Он первый грудь против мечей
С отважными сынами».

“Сын мой, Александр, выказал себя молодцом, а Николай даже во время самого сильного огня беспрестанно шутил; этому пуля прорвала брюки; оба сына повышены чином” (Русская старина. 1874, 767), – вспоминал об этом Николай Николаевич-старший в письме сестре супруги Е.А. Константиновой 22 июля 1812 года. Так, Николай был досрочно произведён в подпоручики.

Отец, выдающийся русский полководец Н.Н. Раевский-старший принимал участие во всех значимых сражениях войны, с ним были и его сыновья. В Бородинском сражении 7-й пехотный корпус Раевского защищал  Курганную высоту, которую впоследствии стали именовать батареей Раевского. "Редут смерти" как её окрестили французы, можно узреть на знаменитой панораме Ф. Рубо "Бородинская битва". "Как храбрый и достойный генерал с отличным мужеством отражал неприятеля, подавая собою пример", – так аттестовал Н.Н. Раевского М.И.Кутузов. Имя отца Николая Николаевича (старшего) было увековечено к столетию войны в названии 25-го Смоленского пехотного генерала-от-кавалерии Раевского полка, размещавшегося в одноимённых «Раевских» казармах в нашем городе и сохранившихся до наших дней.

Николай был с отцом при  Мире и Романове, в сражениях при Кенигсваре и Бауцене, под Дрезденом и Кульмом, в «Битве народов» под Лейпцигом и дошел до Парижа. За отличия при взятии Парижа подпоручик Николай Николаевич Ра­евский-младший был награжден орденом Свя­того Владимира 4-го класса с бантом.

После войны Николай Николаевич служил в Гвардии и Главном штабе, командовал Нижегородским драгунским полком (где в 1792-1797 гг. был командиром его отец). В Персидскую кампанию его полк получил георгиевские ленты на штандарт, а сам командир — ордена Святого Ге­оргия 4-го класса и Святой Анны 2-го класса. В Русско-Турецкую кампанию  1828 — 1829 го­дов Николай Николаевич Раевский-младший был награжден орденами Святой Анны 2-гокласса с алмазами,   Святого Владимира 3-го класса, тогда же последовало его производство в чин ге­нерал-майора, с назначением командиром сводной кавалерий­ской дивизии.

Осенью 1837 года он стал начальником I отделения Черноморской При­брежной линии, годом позже был назначен командиром всей Черноморской Береговой линией и награждён орденом Белого Орла.

Имя Н.Н. Раевского тесно связано с освоением ныне широко известных и любимых курортниками зон отдыха. В описываемые времена они носили иной – военно-стратегический статус: в 1838 — 1839 годах были заложены форт Вельяминовский (ныне г. Туапсе), укрепление Тенгинское (неподалёку от современного поселка Джубга), укрепление Новороссийск, форты Головин­ский и Лазарев (ныне Головинка и Лазаревское, входящие в черту Большого Сочи), форт между крепостью Анапою и укреплением Новороссийск. Этому форту было присвоено имя Николая Николаевича — форт Раевский.

С Воронежем Николай Николаевич связан через жену Анну Михайловну (ур. Бороздину) – , принёсшую в приданное имение Красненькое Новохопёрского уезда, где Раевский и почил в Бозе в 1843 году.

В 1995 году в центре села Красного, на холме, где некогда возвышалась церковь архангела Михаила со склепом Раевского, установлен памятный знак из карельского лабрадора «… в память генерал-лейтенанта Раевского Н.Н. (младшего), друга А.С. Пушкина и декабристов, основателя г. Новороссийска, почетного гражданина г. Новохоперска. 14.9.1801 – 24.7.1843. От Фонда культуры России».

Знаменитый генерал-от-инфантерии, генерал-адъютант Николая I, член Государственного Совета, наместник на Кавказе и командир Кавказского отдельного корпуса, шеф Самогитского 7-го гренадерского полка Николай Николаевич Муравьёв-Карский (1794-1866), родственник и близкий друг Святителя Игнатия Брянчанинова, прапорщиком в 1812 году был направлен в квартирмейстерский отдел 1-й армии, служил под началом талантливых военачальников Толя и Милорадовича, принимал участие в сражениях под Бородино, Тарутино, Вязьмой, за границей – под Лютценом, Бауценом, Дрезденом, Кульмом и Лейпцигом, а в1814 г.- под Фер-Шампенуазом и Парижем, за что был удостоен орденов Св. Анны 4-й степени, Св. Владимира 4-й степени, Св. Анны 2-й степени. Войну закончил поручиком в должности обер-квартирмейстера при Гвардейской кавалерийской дивизии, а по возвращении в Россию был переведён в Гвардейский генеральный штаб.

Николай Николаевич впоследствии возглавлял исследовательскую экспедицию на восточном побережье Каспия, побывал с дипломатическими поручениями в Хиве и Константинополе, участвовал в персидской 1826-1827, турецкой 1828-1829 гг, польской1831 г, венгерской 1849г, крымской 1853-56 гкампаниях, стал выдающимся военным деятелем, сподвижником и продолжателем дела Ермолова на Кавказе. Среди его наград – Ордена Св. Георгия 4-й, 3-й и 2-й ст., Св. Анны 1-й ст., Св. Владимира 2-й ст. (1830), Белого Орла, Св. Александра Невского, шпага «За храбрость». Автор «Курса фортификации», отличился и на литературном поприще, подготовив 2-томный труд "Война за Кавказом в1855 г."и оставив обширный дневник, печатавшийся в 70 - 90-х гг. в "Русском архиве". Скончался в имении жены селе Скорняково Задонского уезда, где незадолго до смерти многое успел сделать для предотвращения эпидемии холеры. Генерал отличался скромностью, простотой и аскетизмом, подражая в привычках Суворову. Могила и надгробие покорителя Карса находятся в Задонском Рождество-Богородицком мужском монастыре, близ алтаря Владимирского храма.

Широко известен тайный советник Александр Дмитриевич Чертков (1789-1858), археолог, историк и нумизмат, президент московского Общества истории и древностей российских, по отцу внук воронежского губернатора Василия Алексеевича Черткова, а по матери внук и последователь известного библиофила С. И. Тевяшова.

Отечественную войну он встретил в чине корнета Лейб-гвардии Конного полка, отличился в заграничных походах – сражениях под Дрезденом, Кульмом (за отличие в котором получил орден св. Анны 4-го класса и прусский Железный крест) и Лейпцигом. В чине поручика (с 23-го сентября 1813 года), участвовал в деле при Бриене, за Фершампенуаз был награжден орденом св. Владимира 4-ой степени с бантом. Участник взятия Парижа А.Д. Чертков по возвращении в Россию, был назначен казначеем своего полка и вышел в отставку полковником в конце1822 г., после чего 2 года провел в Австрии, Швейцарии и Италии.

   1 из 3    След. стр. →
Версия для печати