Бесплатно

С нами Бог!

16+

18:13

Воскресенье, 14 апр. 2024

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Ленин и торфосос

Автор: Рылов Владимир | 13.06.2012 23:28

К вопросу о топливном кризисе в первые годы советской власти.

Известно, как Ленин восхищался научно-техническими достижениями. Выход из создавшегося положения ему виделся в «добывании торфа гидравлическим способом… [это] открывает возможности добычи в огромном количестве… Мы эти машины произвели… я лично советовал посмотреть кинематографическое изображение работ по добыванию торфа». Гидравлический торфосос («механизирующий добычу торфа, сравнительно со старым способом») разработал российский инженер Р.Э. Классон. Он же был назначен Лениным руководителем Гидроторфа, учреждения, занимавшегося торфоразработками с помощью торфососа. Машины спроектировали российские инженеры, но изготовлены они были плохо, часто ломались. Ленин считал, что «торговые сношения с заграницей помогут нам эти машины… получить великолепно исполненными». Но с гидравлической добычей торфа возникли и другие проблемы: «особо внимательно надо следить за Гидроторфом как в связи с данными уже за границей заказами на торфососы к сезону 1922 г., так и в связи с недавним сообщением Р.Э. Классона о решенной им задаче обезвоживания». Ленин указывал «дать премии в Канаде и Германии за лучшие способы обезвоживания торфа» и «денег на это не надо жалеть». Необходимо добавить, что Ленин не доверял Классону и другим инженерам, работавшим над торфососом: «изобретатели – чужие люди, но мы должны использовать их».

Обезвоженный торф был нужен Ленину как ресурс для «восстановления народного хозяйства РСФСР и электрификации и страны». Он считал, что «армия может и должна (при помощи всеобуча) оказать громадную помощь делу электрификации». Известно высказывание Ленина о том, что «Коммунизм – есть советская власть плюс электрификация всей страны». Но, пока социализм означал «перевести хозяйство страны, в том числе и земледелие, на новую техническую базу… современного крупного производства. Такой базой является электричество»; «чтобы электрическая станция превращалась в опору просвещения». Тогда же, с помощью электричества Ленин предлагал интенсифицировать земледелие: «Прошу разрешить до субботы… вопрос о заказе электропахотных орудий (Наркомзем). Спешно!». Однако «электроплуги», несмотря на проведенные испытания, что называется «не пошли».

Об интересе к электростанциям говорит такое распоряжение Ленина: «обязательно найдите виновных, чтобы мы могли этих мерзавцев сгноить в тюрьме», которые «медленно оформляли заказ на водные турбины!!», «в коих у нас страшный недостаток!!». Кроме того, даже в вопросе об электрификации, Ленин никогда не забывал о своих политических противниках: «надо вместе с МК (Московский комитет РКП. – В.Р.)… + МЧК (Московская ЧК. – В.Р.) составить… программу очистки от меньшевиков полной к 1. XII 1921 г.» (речь шла о работниках подмосковной электростанции). Несмотря на энергичные ленинские распоряжения, не все шло гладко с электричеством. Например, Ленин писал о линии электропередач от Каширской электростанции: «я лично видел, что столбы-“виселицы” по Каширской дороге уже валятся на землю. Работа плохая. Не будет ли из-за этого смертельных случаев?».

Кроме решения топливной проблемы Ленин нашел и другое применение торфу: «Я решительно против всякой траты картофеля на спирт. Спирт можно (это уже доказано) и должно делать из торфа. Надо это производство спирта развить». Однако «теперь выяснилось, что вопрос о производстве спирта из торфа окончательно не решен», «нельзя еще говорить о массовом производстве спирта из торфа», - сетовал Ленин. Поэтому он решил принять «все меры к тому, чтобы всячески ускорить пуск в ход опытного завода для производства спирта из торфа», поскольку то, «что касается предложения… о том, чтобы крестьянам платить за картофель спиртом, я возражаю категорически».

По словам Д.Д. Галковского, «по мысли Ленина, теория торфоразработок должна была стать общеобязательным предметом не только в институтах, но и во всех средних школах. В торфе привлекала наглядность: из гнилой земли – электричество. Идея торфоразработок была идеей?фикс свихнувшегося журналиста. В стране с богатейшими запасами угля и нефти предполагалось перейти на наименее калорийное топливо». Ленин отметал все «насмешки над фантастичностью плана [электрификации], вопросы насчет газификации и пр.», он утверждал, что «надо научиться ценить науку, отвергать “коммунистическое” чванство дилетантов и бюрократов». Известна картина советского художника «Ленин у карты ГОЭЛРО», т.е. у плана электрификации. Возникает вопрос, почему ни один советский художник не написал картину «Ленин и торфосос»?

Последствием ленинской «науки» стали лесные пожары в Подмосковье летом 2010 г. Дело в том, что, по словам главы Института водных проблем РАН академика В.И. Данилова-Данильяна (бывшего министра охраны окружающей среды РФ), они возникли по причине уничтожения торфяных болот. Академик назвал главными виновниками возникновения лесных пожаров советские власти, осушавшие болота. Торфяные болота осушались для получения из них топлива (торфа), освоения территорий под сельскохозяйственные угодья, а также по идеологическим причинам: «Хотя бы потому, что на них невозможно было построить советскую власть. Комары, гадюки, лягушки – “реакционные” существа. На такой территории ни политинформации, ни партсобрания не проведешь». Эти действия советских властей привели к нарушению экологического баланса, уничтожению целых экосистем, а, главное, загнали россиян в ловушку. Теперь, по словам Данилова-Данильяна, компенсировать количество откачанной из болот влаги будет чрезвычайно трудно: «При средней глубине болот, положим, метр (некоторые менее глубокие, некоторые намного глубже) в них содержалось не менее тысячи кубокилометров воды, то есть в разы больше, чем за год несла в море Волга, больше, чем несут в море все реки европейской части России. Сколько торфяников осушено, сколько потеряли воды не вполне осушенные, сколько и где ее осталось и каков ее режим в нынешних торфяных болотах – неведомо». По предварительным оценкам, ущерб от аномальной жары и вызванных ей торфяных пожаров составил в 2010 г. для российской экономики не менее 450 миллиардов рублей. При этом стоимость Федеральной целевой программы, по обводнению осушенных болот может составить около 20-25 миллиардов рублей. Такова, так сказать, цена торфососа. За ленинскую любовь к «науке» Россия еще долго будет расплачиваться.

Но у Ленина были и другие способы борьбы с топливным голодом. Так, в  октябре 1919 г. он писал Г.Е. Зиновьеву в Петроград: «Говорят, сланцы под Веймарном неглубоки. Снять 2?З сажени земли и можно экскаватор пустить, который будет массу сланцев ломать и давать. Надо напрячь силы; мобилизовать туда буржуазию (в землянках поживут); работать 3 смены по 8 часов; вызвать подъем рабочих в Питере на это дело; мобилизовать крестьян (4 часа в день на две недели для начала и т.п.)». Тогда же Ленин отдал распоряжение коменданту Кремля П.Д. Малькову: «шпалы, имеющиеся в Кремле и употребляемые в качестве топлива, использовать для подъездных путей для постройки рабочих поселков и водокачки. Вместо шпал… заготовить топливный материал путем слома ветхих строений».

Можно привести примеры и других оригинальных мыслей Ленина о решении топливного вопроса. Так, 20 мая 1921 г. он написал распоряжение в Президиум Высшего совета народного хозяйства «об использовании подъемников города Москвы и других больших городов для рудничных надобностей каменноугольной промышленности в горнотехническом отделе Главугля»; «об использовании лифтов для Донбасса», «отнять все лишнее… для помощи горному делу». Однако распоряжение Ленина выполнялось плохо: «практически ровно ничего не сделано», «назначить ответственное лицо», «наказать за волокиту». Эта история имела неожиданное продолжение. В 1921 г. Ленин писал: «мне сообщили, что лифт не будет действовать 20, 21, 22 сентября. Это верх безобразия. Есть люди с больным сердцем, коим подъем вреден и опасен. (Ленин всегда заботился о людях, живущих в Кремле. – В.Р.) Я тысячу раз поручал следить за лифтом, назначив ответственное лицо. Объявляю строгий выговор, поручаю установить виновных в непредупреждении вовремя; сообщите список ответственных лиц еще раз, меры взыскания им». Наверное, «наказание за волокиту» подействовало на «ответственное лицо» и лифты отправили на шахты в Донбасс. Интересно, убрали ли все лифты из московских домов и из Кремля тоже? А если убрали, то как лифты помогли «угледобыче»? Или Ленин «позабыл» о своем майском распоряжении? К большому сожалению, составители примечаний к ПСС ответов на эти вопросы не дали.

Однако ни торфосос, ни другие ленинские «инновации» не дали ожидаемого эффекта. Пришлось возвратиться к веками проверенному топливу – дровам и опробованному способу – их заготовке посредством трудповинности. В феврале 1921 г. Ленин заявил: «несомненно, что до окончания сплава мы из топливного кризиса не выйдем». В конце декабря 1921 г. Ленин отметил, что «к дровяной работе наших топливных учреждений мы за отчетный год относились очень внимательно». Несмотря на особое внимание партии и правительства «к дровяной работе», топливный кризис существенно тормозил «строительство социализма»: «Предлагаю немедленно развить исключительную энергию помощи лесным органам по выполнению заданий на усиленную вывозку и заготовку дров и лесоматериалов в ударные зимние месяцы, усилив волостные отделы труда по проведению выполнения населением возложенных на них норм лесозаготовок и вывозки в порядке трудгужповинности и трудгужналога». С 1 октября 1921 г. Ленин объявил приказ Совета труда и обороны по проведению «трехнедельника» с целью «вывозки заготовленного топлива из лесу до установления санного пути»; «все силы и средства на достижение этой цели». При этом предполагалась «персональная ответственность за энергичное выполнение объявляется предгубисполкома, предгублескома и предгубчека в советском и партийном порядке».

Ленин точно объяснил интерес к дровам и лесному фонду страны в телеграмме «всем лескомам и губчека»: «несмотря на постоянные напоминания ЦУЛП лескомы продолжают задерживать отчетность о ходе своих работ или доставляют таковую не по форме или в неполном виде… отсутствие точных сведений о пополнении дровяного фонда сильно затрудняет планово-распределительную работу центра и тяжко отражается на всех отраслях народного хозяйства, ибо дровяное топливо есть основа работы всей госпромышленности и желдорог, а лесоматериалы, кроме удовлетворения острых внутренних нужд страны, служат реальным базисом для внешнего товарообмена, без коего невозможно экономическое возрождение Республики». При этом Ленин предписывал «всем губчека проследить за точным соблюдением установленных ЦУЛП сроков и форм».

Интерес к лесу вполне объясним. Как известно, продажа леса была и остается важной статьей российского экспорта. Лес в России служил традиционным строительным материалом, из дерева изготавливалась большая часть предметов, используемых в повседневной жизни. В нижеследующем распоряжении Ленина об использовании деревянных гвоздей также проявились «случайности и закономерности» социалистического строительства: «В распределении газет (речь шла об «Известиях ВЦИК» и «Правде». – В.Р.)… мы отменили подписку. Это шаг вперед от капитализма к коммунизму. Но капитализм нельзя убить сразу. Он возрождается в виде “совбуров”, советской бюрократии, которая под разными предлогами захватывает газеты»; «Представим себе, что мы научились делать не только “первый шаг от капитализма к коммунизму”, но и второй и третий шаг. Представим себе, что мы научились распределять правильно по 3 экземпляра газет на каждую библиотеку и читальню, из них 2, допустим, на “расклейку” (предполагая, что мы сделали четвертый шаг от капитализма к коммунизму, я допускаю, решаюсь допустить, что вместо варварской “расклейки”, портящей газету, мы прибиваем ее деревянными гвоздями – железных нет, железа и на “четвертом шаге” у нас будет нехватка! – к гладкой доске, чтобы было удобно читать и чтобы сохранялась газета)».

Можно привести и другой пример «инновационного» подхода к использованию лесного материала. В августе 1919 г. он написал распоряжение: «сообщите в Научно-пищевой институт, что через 3 месяца они должны представить точные и полные данные о практических успехах выработки сахара из опилок». В октябре 1919 г. он писал Зиновьеву: «Говорят, Жук (убитый) делал сахар из опилок? Правда это? Если правда, надо обязательно найти его помощников, дабы продолжить дело. Важность гигантская». Составители примечаний к этим ленинским документам отмечали: «к вопросу получения сахара из опилок Ленин обращался неоднократно». Однако надоумил Ленина Л.Б. Красин. Он написал Ленину «записку, в которой сообщил, что из одного пуда опилок можно получить 18 фунтов сахара. В ответной записке Ленин писал: “Невероятно: на 1 пуд – 18 фунтов!! 45 %??? Содержание сахара?%?”». Но, накормить советских людей «сахаром из опилок» все-таки не удалось. Однако «способ получения глюкозы, маннозы, этилового спирта и т.д. путем гидролиза древесины получил в Советском Союзе за годы Советской власти широкое распространение». Зато получилось напоить водкой из древесного спирта.

О еще одном способе использования лесного фонда и о том, как Ленин предлагал решать проблему топлива, свидетельствуют нижеследующие документы. Они представляют собой Постановление СНК о сборе «шишечного топлива», а также разъяснения, т.е. инструкции учреждением, которые этим займутся. Сведений о том, как «проводились в жизнь» решения «партии и правительства», выявить не удалось. Возможно и то, что «шишечный сбор» вообще не проводился. Ленин признавал в 1921 г.: «В Смольном (в 1917 – 1918 гг. – В.Р.) мы калякали о принципах и, несомненно, больше чем следовало. Теперь, после трех лет, по всем пунктам производственного вопроса… есть декреты, - такая печальная штука эти декреты, - которые подписываются, а потом нами самими забываются и нами самими не исполняются».

Необходимо сказать и о некоторых других лицах подписавших указанные документы. Нарком труда Шмидт по какой-то причине одно из распоряжений не подписал, его подписал заместитель наркома А.М. Аникст. В.А. Антонов-Овсеенко, подписал документ в качестве заместителя председателя ГКТ. Он был членом Реввоенсовета, одним из ближайших помощников Л.Д. Троцкого. В 1921 г. руководил, наряду с М.Н. Тухачевским, кровавым подавлением Тамбовского восстания. Вызывает некоторое удивление подпись под одним из распоряжений А.В. Луначарского. Дело в том, что в «шишечном сборе» предполагалось использовать детский труд, привлекать школьных работников, а Луначарский, как известно, являлся наркомом просвещения. Этот «культурный большевик» также был причастен к эксплуатации принудительного труда. Например, Ленин в марте 1920 г. указывал Луначарскому организовать детские концлагеря: «под Питером взять ряд монастырей для помещения дефективных и беспризорных детей и подростков». А в 18 январе 1920 г. Ленин предлагал Луначарскому, «создать словарь настоящего рус­ского языка», для чего надо было «посадить за сие 30 ученых, дав им красноармейский паек».

Следует сказать и о том, что распоряжения опубликованы со множеством ошибок, опечаток, каковых в тексте мною было выявлено немало. Это говорит о небрежности ранних публикаторов ленинских декретов. Кстати, на это обстоятельство обращал внимание и Ленин. Например, он писал  В.В. Воровскому по поводу издания брошюры «III Интернационал. 6 – 7 марта 1919»: «Брошюра издана отвратительно. Это какая-то пачкотня. Нет оглавления. Какой-то идиот или неряха, очевидно безграмотный, собрал, точно в пьяном виде, все “материалы”, статейки, речи и в беспорядке напечатал», «Великое историческое событие опозорено подобной брошюрой». Ленин писал: «я объявляю строгий выговор за подобное издание»; и «требовал»: «исправления путем вклейки. (Виновных засадить в тюрьму и заставить вклеивать во все экземпляры.)». Очевидно, что до такой «пачкотни», как «Известия ГКТ», руки у Ленина не дошли. Оглавление в журнале присутствует. Редактора не пришлось «засаживать в тюрьму», чтобы он «вклеивал во все экземпляры» журнала ГКТ. Тексты распоряжений приведены в соответствие правилами современной орфографии.

 

РАСПОРЯЖЕНИЯ СОВНАРКОМА И ДРУГИХ ОРГАНОВ
СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ О ПРОВЕДЕНИИ ТРУДОВОЙ ПОВИННОСТИ ДЛЯ СБОРА ШИШЕЧНОГО ТОПЛИВА

[14, 20, 22 сентября 1920 г.]

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
Совета Народных Комиссаров о шишечном сборе

В целях использования, оставшегося до выпадения снегов, времени для сбора шишечного топлива, Совет Народных Комиссаров постановляет:

1. В местностях, имеющих хвойные леса, привлечь к работам по сбору шишечного топлива детей школьного возраста и трудоспособные элементы населения в возрасте более 40 лет для женщин и 50 лет для мужчин.
2. Порядок привлечения населения к добыче шишечного топлива определяется особой инструкцией, вырабатываемой Главкомтрудом и Москомтрудом при участии представителей заинтересованных ведомств.

Председатель Совета Народных Комиссаров: В. Ульянов (Ленин)

Управляющий делами Совета народных Комиссаров: Бонч-Бруевич

14/IX – 20 г.                                                       Секретарь: Л. Фотиева

О проведении сбора шишечного топлива в осенний период 1920 г.
(В развитие постановления С.Н.К. от 14/IX – 20 г.)

 1. Сбор шишечного топлива в течение текущей осени производится по губерниям: Вятская, Вологодская, Пермская, Олонецкая, Череповецкая, Тихвинская, Новгородская, Петроградская, Псковская, Тверская, Рыбинская, Ярославская, Костромская, Иваново-Вознесенская, Московская, Владимирская, Егорьевская, Смоленская, Калужская, Тульская, Рязанская, Брянская, Орловская, Пензенская, Тамбовская, Воронежская, Ветлужская, Нижегородская, Казанская, Симбирская, Самарская, Саратовская, Витебская, Гомельская, Черниговская, Харьковская, Киевская и Екатеринбургская.

2. К сбору шишечного топлива привлекаются: а) дети в возрасте от 13 – 18 лет, б) мужчины в возрасте 50 – 55 лет, в) женщины в возрасте 40 – 45 лет.

Примечание 1-е: Дети школьники идут в лес для сбора шишек вместе со школьными руководителями и осуществляют эту работу в виде образовательных экскурсий. Дети внешкольные, составляя отдельные от школьных детей группы, получают в руководители, для отправления в лес на сбор шишек, лицо по назначению местных Исполкомов.

Примечание 2-е: В отношении указанных в п. 2 возрастных категорий действуют общие правила охраны труда и здоровья малолетнего и старого населения. Проведение этой формы общественного труда подлежит контролю Инспекций Труда и школьных руководителей.

3. За время от 25 сентября до 1-го ноября текущей осени перечисленные категории населения работают по сбору шишечного топлива не меньше 20 рабочих дней, в случае неблагоприятных климатических условий (проливные дожди и т.п.) число рабочих дней соответственно сокращается.

4. Продолжительность рабочего дня определяется для населения старше 40 лет (женщин) и 50 лет (мужчин) в 6 часов, для детей 13 – 15 лет – 4 часа, 15 – 16 лет – 5 часов, 16 – 18 лет – 6 часов.

Примечание 1-е: За рабочие часы считается лишь то время, которое действительно посвящено сбору топлива; время затрачиваемое на передвижение к месту сбора и обратно, равно – на перерыв для питания и др. занятий, в рабочие часы не зачисляются.

Примечание 2-е: Время, затрачиваемое сборщиками на ходьбу до места сбора, засчитывается из расчета 20 минут на версту и оплачивается по минимальным тарифным ставкам для данной местности.

5. Лескомы обязаны снабжать сборщиков корзинами, мешками и пр. инструментами сбора шишечного топлива. Лица, представляющие собственные орудия сбора, получают премию, устанавливаемую местными органами Главлескома, совместно с заинтересованными учреждениями.

6. Собираемое в лесу шишечное топливо сносится сборщиками на ближайшие склады (именуемые складами 1-й зоны) и сдается представителям Лескомов.

Примечание 1-е: Расстояние от места сбора шишек до склада 1-й зоны не должно превышать полверсты.

Примечание 2-е: При переносе шишечного топлива должны соблюдаться установленные Наркомтрудом для малолетних и подростков нормы.

7. Организация сбора и ответственность за техническое руководство возлагается на Лескомы.

8. Органами Главлескома отчетность по производственным [вероятно опечатка. – произведенным?] работам ведется по принятой для первомайского субботника по 7-ми дневным периодам и предоставляется Комтрудам. За нехозяйственное использование рабсилы, Комтруды привлекают уполномоченных Лескомов к ответственности.

9. Работа по сбору шишечного топлива оплачивается деньгами и натурой по следующей норме: за сбор 150 пуд[ов] шишек уплачивается сборщикам, как за изготовку одного куба 12-ти вершковых дров в данном месте, плюс как за вывозку полкуба дров с 10 верстного расстояния. Время, затрачиваемое сборщиками на ходьбу до места сбора, засчитывается из расчета 20 мин[ут] на версту и оплачивается по минимальной тарифной ставке для данной местности.

10. За уклонение от выполнения работы по шишечному сбору виновные несут ответственность, согласно существующим установлениям.

Зам. Предглавкомтруд Антонов-Овсеенко.
За Народного Комиссара Труда Аникст.
Народный Комиссар Просвещения Луначарский.

«Известия ВЦИК», № 210 от 22/IX.

О шишечном сборе

Совнарком 14 сентября постановил привлечь население к трудовой повинности, сбору хвойных шишек. Снестись с лескомами об организации. Привлеките детей от 13 лет, женщин от 40 лет, мужчин от 50 лет. До конца октября каждый привлеченный работает по сбору шишек 20 дней. Плата по нормам лескомов. Организуйте дело немедленно под личную ответственность председателя Комтруда № 1943.

20 сентября.

Зампредглавкомтруда Антонов-Овсеенко

Известия Главного комитета по проведению всеобщей трудовой повинности. М.,1920, сентябрь.  № 6. С. 19 – 20.

Полная версия со всеми примечаниями в формате .doc

Версия для печати