Бесплатно

С нами Бог!

16+

21:04

Пятница, 28 фев. 2020

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Медаль «В память 100-летия Отечественной войны 1812 г.»

Фото: Медаль «В память 100-летия Отечественной войны 1812 г.»

Славный год сей минул...

16.10.2012 23:17

100-летие Отечественной войны 1812 года

«Великие события в жизни народов не только дают новый
курс их истории, но действуют морально на народную душу.
Эти события не забываются никогда, но особенно влияние их
сильно и ярко в дни, посвященные воспоминаниям о них» 
(из письма к наказному атаману Оренбургского казачьего войска).

В истории нашей Родины было много войн, но лишь две из них названы Отечественными. 200-летие одной из них –  Отечественной войны 1812 года – мы отмечаем в этом году.

Думаю, многие исследователи той эпохи сожалеют, что в 1812 г. не было еще ни кинематографа, ни фотографии. Поэтому мы лишены возможности видеть события тех лет на фотографиях. Однако в 1912 г., ко времени празднования 100-летия Отечественной войны 1812 года, эти изобретения были уже в ходу и в большой моде. И к чести наших предков надо сказать, что использовали они их при съемке этих торжеств очень достойно. Фотографии, запечатлевшие основные моменты этих юбилейных празднеств, дают нам возможность стать очевидцами событий 100-летней давности.

Конечно, торжества эти были призваны почтить память тех, кто пролил кровь и сложил свою голову в битвах той войны, отстояв независимость России. Но произвести впечатление они должны были, прежде всего, на современников. И отмечавшееся с необыкновенной пышностью 100-летие Отечественной войны1812 г. было действительно всенародным праздником, подготовка к которому началась более чем за год и шла под личным наблюдением Императора Николая II.

Ещё в 1910 году была собрана Особая межведомственная комиссия для решения всех вопросов, связанных с юбилейными торжествами. На одном из заседаний этой комиссии было принято решение по «Восстановлению полей сражений 1812 года и постановке памятников на них». Согласно этому решению на Бородинском поле предполагалось восстановление укреплений и сооружение двух больших памятников на местах ставок Кутузова и Наполеона и шести памятников меньшего размера – полкам и дивизиям русской армии. В конце 1910 года Главный штаб Московского военного округа предложил воинским частям, участвовавшим в Бородинском сражении, на свои средства поставить памятные знаки на тех местах поля, где они сражались. Предложение нашло широкий отклик, и в штабах корпусов и военных округов стали собирать сведения об этих воинских частях, а несколько позже – средства на сооружение памятников.

Для координации этой ответственной и многогранной деятельности по предложению Главного управления Генерального штаба от 17 ноября 1911 года была образована при штабе Московского военного округа Юбилейная комиссия, которой и поручалась организация празднования 100-летнего юбилея.

Был также учрежден специальный Комитет по созданию Музея 1812 года, который стал собирать экспонаты, связанные с войной. Строились дороги и специальная железнодорожная ветка для царского поезда, реконструировался вокзал станции Бородино. На Чистых прудах строилось здание для панорамы Ф.А. Рубо «Бородино», открылась для посетителей Кутузовская изба в Филях, а в селе Горки Можайского уезда, по дороге из Москвы в Бородино – установлен памятник М.И.Кутузову. В периодической печати стали появляться многочисленные статьи, выходили отдельные книги по истории войны, по истории полков. В 1911 году вышел в свет первый путеводитель по Бородинскому полю.

Задолго до торжеств1912 г. были сделаны по всей России запросы у губернаторов о наличии живых свидетелей войны 1812 года. Их оказалось всего 25 человек и все в возрасте более 110 лет, за исключением одного И. Машарского, которому исполнилось 108 лет. Он был очевидцем сражения под Клястицами. Самому старшему из этих стариков, бывшему фельдфебелю А. И. Войтинюку, шёл 123-й год. Он был слаб настолько, что не мог ходить без посторонней помощи. В Бородинском сражении он участвовал в качестве фельдфебеля Волынского пехотного полка. Остальные – крестьяне с окрестных сёл Бородина.

Бородинское поле стало местом проведения главных торжеств и воспринималось уже как военно-исторический памятник, имеющий не только мемориальную, но и научную ценность. Под руководством офицеров Генерального штаба здесь были впервые восстановлены артиллерийские укрепления – Шевардинский редут, Масловские флеши, южная Багратионова флешь.

Ведущую роль в торжествах играла армия. В соответствии с ранее принятым решением воинским частям и соединениям, участвовавшим в Бородинском сражении, было разрешено установить памятники на местах их расположения в 1812 году. Желающих оказалось столь много, что пришлось ограничить количество монументов. В результате на Бородинском поле было установлено 33 монумента.

Сами события Бородинского сражения определили места установки наиболее значительных групп памятников: в районе Батареи Раевского, на Семеновских высотах, на флешах Багратиона, на Утицком кургане. Авторами этих монументов были как архитекторы-профессионалы, так и военные инженеры, офицеры различных полков. Памятники создавались в основном в Москве мастерами фирмы «Иванов и Синицын» из гранита, песчаника, белого камня с бронзовыми и чугунными деталями. Надписи на них, в некоторых случаях вызолоченные, указывают названия воинских частей, сражавшихся здесь 26 августа 1812 года, их численность и потери, названия частей-преемниц, на чьи средства устанавливался тот или иной памятник. На некоторых из них золотом начертаны проникновенные слова о нравственном значении подвигов предков: «И клятву верности сдержали...», «Слава погибшим за Русь православную», «Доблесть родителей – наследие детей...». Монументы Бородинского поля разнообразны по своим архитектурным формам: это и памятники-обелиски, и памятники-колонны, и просто каменные глыбы со сколами, увенчанные крестами и орлами, памятники-часовни. В строгих и величественных монументах нашли отражение архитектурные особенности в основном двух стилей, господствовавших тогда в России, – модерна и неоклассицизма. Особые архитектурные формы и надписи придали этим памятникам символическое значение.

В этих монументах и восьми мемориальных досках в Спасо-Бородинском монастыре были в разной степени реализованы предложения семидесяти шести воинских формирований (из ста семи).

Монументы, установленные на командных пунктах М.И. Кутузова и Наполеона («Павшим Великой армии» – сооружался французским правительством по особому разрешению российской стороны), зафиксировали их расположение на поле битвы. Около Спасо-Бородинского монастыря по проекту архитектора С.К. Родионова был установлен как бы составленный из нескольких ярусов орудийных стволов монумент с надписью «Благодарная Россия – своим защитникам».

Летом 1912 года, когда работа по возведению монументов была в разгаре, на Бородинском поле произошло знаменательное событие. Стараниями Юбилейной комиссии по Высочайшему повелению прах генерала Д.П. Неверовского, героя Бородинского сражения, был перевезен из Германии в Россию. Неверовский был сражен в октябре 1813 года в Битве народов под Лейпцигом и похоронен в г. Галле. 8 июля 1912 года состоялось торжественное, с воинскими почестями, погребение останков героя на левой (южной) Багратионовой флеши, рядом с памятником «Бессмертной дивизии Неверовского».

Непосредственно перед началом празднеств была проведена подготовка по размещению высших военных и гражданских чинов, многочисленных делегаций от участвовавших в сражении воинских соединений, принимавших затем участие в военном параде, военно-учебных заведений, депутаций от всех губерний и сословий России. Необходимо было благоустроить и украсить все места, где предполагалось проведение празднеств, и, конечно, обеспечить безопасность Императора, Царской Семьи, французской и других иностранных делегаций и многочисленных высокопоставленных гостей. Вся подготовительная работа была проведена в срок и на должном уровне.

Торжества начались 25 августа крестным ходом со Смоленской Иконой Божией Матери, вдоль фронта расставленных на поле войск «в воспоминание такого же события накануне Бородинского сражения». Ярко светило солнце, день был как по заказу. У Спасо-Бородинского собора, возведённого женой погибшего генерала Тучкова, в ожидании прибытия Государя собралось многочисленное духовенство во главе с митрополитом Владимиром. Все аллеи возле храма были усыпаны листьями и живыми цветами. У батареи Раевского выстроены воинские части, которые принимали участие в Бородинском сражении. У могилы Багратиона ожидали начала торжеств высшие воинские чины – генералы, адмиралы, а также офицеры рангом пониже и множество представителей разных ведомств.

Утром 25-го августа царский поезд прибыл в Бородино, где приехавшим был оказан пышный прием. На место празднеств Император Николай II прибыл на автомобиле, под колокольный звон собора, со всем семейством – наследником и дочерьми.

После торжественной встречи он побывал в соборе, а затем отправился на Бородинское поле, где высились памятники полкам и дивизиям. У батареи Раевского он сел на приготовленного для него коня (семейство заняло роскошные экипажи), и начался объезд войск.

Крестный ход

Окончив объезд войск, Император в сопровождении свиты подошёл к старикам (на торжества смогли прибыть только пятеро из живых свидетелей). Царь беседовал с ними, подходил к каждому, спрашивал о прежней службе, о жизни. И когда кто-то из них пытался встать, Государь запрещал это делать. Великие Князья стояли тут же, перед старыми ветеранами. Вся семья будущих Царственных страстотерпцев участвовала в Бородинских торжествах, оставив в музее на память об этом страницу с предельно кратким текстом: «Бородино. 25–26-ое августа1912 г. Николай. Александра. Алексей. Ольга. Татьяна. Мария. Анастасия».


Затем к Бородинскому полю прибыл объединённый крестный ход, растянувшийся на четыре километра. Он шёл из самого Смоленска с чудотворной иконой Божьей Матери, той самой, что была в 1812 году в действующей армии, ею благословляли войска на Бородинском поле перед сражением.

Возле главного памятника у братской могилы огромное шествие с хоругвями и походной церковью Александра I развернулось и был отслужен благодарственный молебен. К вечеру крестный ход направился к Спасо-Бородинскому монастырю, войска были препровождены на отведённые бивуаки. 

26 августа в 7 часов утра пятью пушечными выстрелами было возвещено о начале празднования. После литургии во Владимирском соборе Спасо-Бородинского монастыря почетные гости во главе с Императором Николаем II и его Семьей прошли за крестным ходом к могилам героев Бородинского сражения до батареи Раевского, где состоялся «благодарственный молебен в воспоминаниеизбавления Церкви и державы Российской от нашествия галлов и с ними два десяти языков». Был прочитан особый приказ Армии и Флоту, который заканчивался благодарственным обращением к павшим: «имена ваши и содеянные вами подвиги неизгладимо будут жить в памяти благодарного Отечества». После этого войска церемониальным маршем (разыгрывания «баталий» как это было в 1839 году, не предусматривалось, но некоторые солдаты – к примеру, те, что стояли в почетном карауле у памятников, – были одеты в мундиры 1812 года) прошли перед Главным монументом, отдавая почести героям Бородина. Далее в небольшом здании с мезонином и классическим портиком-лоджией, специально построенном к юбилею на месте инвалидного домика, прошли торжественные приемы особо почетных гостей праздника.

Затем Император Николай II прибыл в свою Бородинскую усадьбу, посетил храм и дворец. В этот день раздавались книги и подарки, велась «пальба из орудий», вечером была устроена иллюминация,  вручались памятные медали.

После торжеств на Бородинском поле празднование переместилось в Москву. 27 августа с самого утра народ собрался возле Кремля. Красное крыльцо у Соборной площади устелили красными коврами. Под звон колоколов через него состоялся выход всей Царской Семьи в Успенский собор. Государя и его свиту встречал митрополит Владимир с крестом в руке. Царь и всё его Семейство, поклонившись народу, прошли в Успенский собор. Из ризницы собора были вынесены ветхие, кое-где обожженные и простреленные пулями боевые знамена 1812 года. Началась служба и молебен с коленопреклонением к боевым реликвиям.

Главным событием следующего дня (28 августа) стал большой военный парад на Ходынском поле. В нем участвовали 75 500 человек – корпуса: гренадерский, 13-й, 17-й и 25-й.

В среду, 29 августа торжества продолжились. В 10 часов Государь с тремя старшими дочерьми поехал к архиерейской обедне и панихиде по Александру I и всем участникам1812 г. в Храм Христа Спасителя, который заполнила высшая государственная знать. По правую сторону, у солеи, заняли места лица Императорской Фамилии, позади лица государственной свиты. Так же по правую сторону стояли военные в мундирах. По левую сторону – сановники. На клиросе – синодальные певчие в белых с синим кафтанах. Митрополит Владимир с епископами Анастасием Серпуховским и Василием Можайским в белых серебряных облачениях совершили торжественную литургию. В 2 ½ часа пополудни на Царской площади был смотр воспитанникам московских средних и низших учебных заведений. В 3 ½ ч. Император с детьми посетили выставку 1812 года в Историческом музее, а затем прекрасную панораму Бородинского боя.

29 августа на Красной площади также состоялись заключительные массовые торжества по случаю юбилея. Они начались крестным ходом к специально установленному шатру с выставленными перед ним боевыми знаменами, под звон всех московских колоколов и гром пушек с Кремлёвской стены. После грома пушек, в наступившей торжественной тишине был зачитан Высочайший Императорский манифест, затем совершен благодарственный молебен с коленопреклонением под пение всех московских духовных хоров. Во второй половине дня крестный ход направился через Никольские ворота в Успенский собор, а войска и народ, под звуки музыки, стали расходиться. 

31 августа. Крестный ход в Смоленске30-го августа – в последний день своего пребывания в Москве – Царская Семья после обедни в Успенском соборе вышла за большим крестным ходом на Красную площадь. Толпа на площади была громадная, целое море голов – тишина и спокойствие полные. Вечером 30 августа в Кремлевском дворце был дан большой парадный обед. За каждым из лиц Императорской Фамилии стояли придворный и паж. На хорах играл оркестр Большого Московского театра, и пели артисты и артистки Императорской московской оперы. На стенах Георгиевского зала висели мраморные доски с фамилиями Георгиевских кавалеров. После обеда Государь обходил в Андреевском зале, присутствовавших за обедом. Большинство из них были жители Москвы, старые генералы и разные высшие чины. Поздно вечером этого же дня Царственные особы с сопровождающими, покинув Москву, тронулись в обратный путь, проведя на следующий день 4 часа в Смоленске, где посетили древний Успенский собор и осмотрели памятники 1812 года.

Этим завершилась торжественная неделя в честь столетнего юбилея победы 1812 года. В октябре1912 г. в Историческом музее была развёрнута выставка, которую посетил Император вместе с особами Царствующего Дома. А в1913 г. был издан каталог «Выставка 1812 год», являющийся ныне библиографической редкостью.

ВЫСОЧАЙШИЙ МАНИФЕСТ

Божьей милостью
Мы, Николай Второй,
Император и Самодержец Всероссийский, Царь Польский,
Великий Князь Финляндский и прочая, и прочая, и прочая,
объявляем всем верным Нашим подданным:

Сто лет тому назад тяжкому испытанию подверглось Наше Отечество. Многочисленные иноземные армии, предводимые величайшим полководцем того времени, вторглись в пределы Империи Нашей и направили свое победное шествие к сердцу ее - Первопрестольной Москве. Неминуемая, казалось, опасность угрожала Государству Нашему от противника, не знавшего дотоле поражений. Но милосердие Божье и величие духа народа Нашего спасли Россию. По призыву Верховного Вождя своего, блаженной памяти Прадеда Нашего, Императора Александра Благословенного встал русский народ на защиту Родины и ее Святынь. Неисчислимые подвиги совершены были русскими войсками - сухопутными и морскими, - удивившими мир беззаветною храбростью своею и непоколебимою верностью долгу.

Высокие примеры безграничной преданности Престолу, самоотверженной любви к Родине, глубокой веры в милость Господню, непреклонной твердости духа показал народ Русский, во всех сословиях своих, отдавши на благо Отечества свое достояние и жизнь своих сынов.

И свершилось великое дело народное: исполнился обет Благословенного Царя - не полагать оружия, доколе не останется в Его Царстве ни единого неприятельского воина.

26-го августа 1812 года на полях Бородина, доблестные войска Наши после кровопролитнейшей битвы, покрывшей их неувядаемою славою, сломили силы неприятельского нашествия. Ослабленные встреченным отпором иноземные войска, хотя и вступили в Первопрестольную Москву, но должны были вскоре покинуть ее, уступая неведомой им дотоле твердыне народного сопротивления.

С памятной Бородинской битвы благословил Господь успехом русское оружие, и тяжелая война была окончена со славою и честью для Нашего Отечества.

Ныне, в сотую годовщину Бородинского боя, вспоминая великий подвиг народа Нашего, Мы призываем всех верных Наших подданных, вместе с Нами, возблагодарить Господа сил за милость, явленную Им Отечеству Нашему в годину испытаний, и вознести к Престолу Всевышнего горячую молитву: да пребудут во веки веков в памяти народной высокие примеры военной и гражданской доблести предков в Отечественную войну; да воодушевятся сими примерами все верные сыны России в доблестном служении родине, и да ниспошлет Нам Всемогущий святую помощь Свою в исполнении непоколебимого желания Нашего - в единении возлюбленным народом Нашим направлять судьбы Державы Нашей к славе, величию и преуспевания ее.

Дан на Бородинском поле в 26-й день августа, в лето от Рождества Христова тысяча девятьсот двенадцатое, Царствования же Нашего в восемнадцатое.

На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою написано:
«НИКОЛАЙ».

Версия для печати