Бесплатно

С нами Бог!

16+

20:29

Пятница, 14 авг. 2020

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Династия Романовых и благотворительность

Автор: Сорокин Андрей | 17.02.2013 03:22

Сегодня, в год славного юбилея 400-летия Дома Романовых, чья история неразрывно связана с историей нашего Отечества и его народов, наше внимание не может не быть обращено на ту огромную роль, которую сыграл Российский Царский и Императорский Дом в становлении и развитии системы благотворительности и призрения в России.

В то же время нас не должны смущать относительно небольшая доля Августейших пожертвований на некоторые заведения в их общем объеме по Империи. Романовы и не ставили целью соревноваться в щедрости со всеми своими подданными. Члены Императорской Фамилии находились на недосягаемой для «простых смертных» высоте. Важен был не размер суммы, а сам факт участия монархов и их родственников в богоугодном деле.

Покровительство благотворительности со стороны членов Императорской Фамилии выражалось не только в пожертвованиях, но и в управлении благотворительными  ведомствами и входившими в них отдельными обществами и учреждениями. Уже Екатерина II активно занималась разработкой учебно-воспитательных программ  Воспитательных домов и Смольного института. Императрица часто бывала в  Смольном, переписывалась с его воспитанницами.

Её невестка, Императрица Мария Федоровна лично руководила подведомственными ей  благотворительными учреждениями. Она составляла учебно-воспитательные программы, занималась правовыми, административно-хозяйственными, финансовыми и кадровыми вопросами, связанными с этими учреждениями. Мария Федоровна входила во все, даже самые незначительные детали жизни своих учреждений, такие как  прием на работу и увольнение учителей, заключение контрактов на поставку продовольствия, восковых свечей и так далее. Добросовестность при выполнении любой работы, методичность и внимание к деталям были чертами ее характера, проявлявшимися с детства.

Знак для выпускниц Смольного институтаБиограф Марии Федоровны Е.С. Шумигорский отмечает: «Уже одна аккуратность в ведении переписки с родителями при самых тяжелых обстоятельствах домашнего обихода, и чистота черновых тетрадей, в которых первоначально писались, почти без помарок, эти письма, доказывают склонность Принцессы к обдуманному, методическому образу действий...». Другой чертой характера Марии Федоровны была бережливость, хозяйственность. В России это качество получило развитие. «Без сомнения, расчетливость Марии Федоровны может показаться иногда чересчур мелочной для супруги наследника Русского престола, - пишет Шумигорский, но не надо забывать, что финансовые дела Великокняжеской четы... поневоле вынуждали Марию Федоровну быть бережливой на расходы по Павловску...».

Подаренный  Екатериной II наследнику престола и его супруге Павловск стал местом, где Мария Федоровна осуществляла свои первые благотворительные акции. В частности, под ее руководством было проведено оспопрививание в Павловске. Цесаревной была открыта и содержалась на ее средства школа для детей бедных жителей Павловска. Следует отметить, что, став Императрицей, Мария Федоровна деньги считать не разучилась. Четкая организация, порядок и экономность в делах благотворения были в определенной степени обусловлены методичностью и бережливостью Императрицы. Но исходным мотивом ее благотворительной деятельности были доброта, человеколюбие, осознание того, что ее обездоленные подданные требуют поддержки и защиты. Мария Федоровна пережила своего старшего сына Александра I и невестку, Императрицу Елизавету Алексеевну, скончавшись в 1828 г.

В.А. Жуковский, бывший чтецом Императрицы, накануне ее погребения написал восторженные строки:

Благодарим! Благодарим…
Тебя за жизнь Твою меж нами!
За трон Твой, Царскими делами
И сердцем благостным Твоим
Украшенный, превознесенный…
… За благодать, с какою Ты
Спешила в душный мрак больницы,
В приют страдающей вдовицы
И к колыбели сироты!

Вся Россия могла бы присоединиться к этим трогательным словам любви.

В том же году комплекс благотворительных учреждений призрения, находившийся под управлением Марии Федоровны, был преобразован в IV Отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии и назван в честь покровительницы «учреждениями Императрицы Марии», среди которых первоначально было 14 женских учебных заведений и 25 медицинских и благотворительных учреждений (к 4 марта 1917 г. число Мариинских заведений достигало уже нескольких сотен).

В Царствование Царя-Освободителя делами Ведомства Императрицы Марии занималась супруга Александра II Мария Александровна (1824-1880), основавшая в 1867 году Общество попечительства о раненых и больных воинах.

Знак для служащих детских приютовПри активнейшем участии Императрицы Марии Александровны произошли  позитивные изменения в учебно-воспитательной части заведений для призрения детей и юношества, главным образом, в женских институтах. В частности, положительное отношение Императрицы позволило перевести в русло практического обсуждения и реализовать предложение отпускать воспитанниц институтов на каникулы. У этой, казалось бы, вполне разумной идеи было в то время немало противников. При поддержке Императрицы в Смольный институт был назначен инспектором классов и начал в нем преобразования выдающийся русский педагог К.Д. Ушинский.

Во второй половине XIX столетия Высочайшее покровительство благотворительности и непосредственное участие в ней членов Императорской Фамилии не только сохранило прежнее значение, но и приобрело новое. Только за период 1856-1865 гг. были созданы 85 новых благотворительных обществ, тогда как за предшествующее десятилетие были созданы 33. Всего в Царствование Александра II возникло более 750 благотворительных организаций.

С началом Царствования Александра III Ведомство Императрицы Марии возглавила его супруга, также Мария Федоровна (1847-1928), руководившая ведомством вплоть до его закрытия в 1917 году. Кстати, в 1880 г. она приняла под свое покровительство Российской общество Красного Креста. При Марии Федоровне было принято новое Положение о детских приютах Ведомства Императрицы Марии, ряд законодательных актов, облегчивших сотрудничество с другими благотворительными ведомствами и обществами, с государственными структурами. В начале XX в. были приняты новые положения о женских институтах и гимназиях Императрицы Марии, унифицированы табели и учебные планы учебно-воспитательных заведений. Мария Федоровна стремилась к сохранению Ведомства учреждений Императрицы Марии как самостоятельной и независимой структуры.

С началом Первой мировой войны Мария Федоровна отдала распоряжение о формировании с сентября 1914 г. перевязочно-питательного отряда военно-санитарного поезда. Для этого у Николаевской железной дороги были затребованы 6 вагонов, находящиеся в собственности Марии Федоровны еще с Русско-японской войны. Она брала на свой собственный счет оборудование поезда, снабжение санитарным имуществом, продовольствием и содержание врачебно-санитарного персонала и слесарей. К январю 1915 г. на ее счету было несколько организаций для нужд военного времени: склад в Аничковом дворце, госпитали в Минске и во Львове, военно-санитарный поезд № 142 и перевязочно-питательный отряд, поезд № 90 (для обслуживания Кавказского фронта с марта 1915 г.) и санаторий для выздоравливающих офицеров в Балаклаве.

В ведении Марии Федоровны находилось также несколько благотворительных капиталов. Один из них (Благотворительный капитал свыше 158 тыс. руб. непосредственно предназначался для воинов, находящихся на лечении. Кроме этого, активно использовались капитал графа A.B. Орлова-Давыдова (100 тыс. руб.), на проценты с которого выплачивались пособия на воспитание сирот убитых воинов, и Военный капитал (свыше 410 тыс. руб.), который использовался на содержание военно-санитарных учреждений Марии Федоровны и на выдачу пособий раненым и больным воинам.

Заметную роль в благотворительной деятельности вдовствующей Императрицы играли Вдовий капитал (свыше 310 тыс. руб.), на процент с которого выдавались пенсии и пособия вдовам офицеров, не получающим пенсии из государственного казначейства, и Приданый капитал (30 тыс. 600 руб.), собранный некоторыми дамами в память 25-летия бракосочетания Марии Федоровны для выдачи из процентов с него пособий воспитанницам институтов Ведомства учреждений Императрицы Марии при выдаче их замуж.

Александра Федоровна (1872-1918), став в 1894 г. Императрицей, первое время не имела под своим покровительством никакого благотворительного ведомства. Но уже в 1895 г. она приняла покровительство над созданным в том же году Попечительством о домах трудолюбия и работных домах, к чьей помощи прибегали безработные, бродяги, освободившиеся из мест заключения, лица, утратившие прежний социальный статус. По ее инициативе были открыты ортопедические клиники для детей, оказывалась помощь туберкулезным санаториям в Крыму. Во время голода 1898 г. она пожертвовала 50 000 руб. из своего частного фонда, что составляло восьмую часть семейного бюджета. Под покровительством Александры Федоровны находились также Попечительство для сбора пожертвований на ремесленное образование бедных детей, Всероссийское попечительство об охране материнства и младенчества, Школа народного искусства и множество других благотворительных заведений.

ПлакатВ нелегкие годы Русско-японской войны на средства Императрицы Александры Федоровны, а также иных членов Императорской Фамилии (вдовствующей Императрицы Марии Федоровны, Великих Княгинь Марии Павловны, Ксении Александровны, Марии Николаевны, Татьяны Николаевны, Ольги Николаевны и Цесаревича Алексея Николаевича) было оснащено восемь военно-санитарные поезда.

В условиях начавшейся Первой мировой войны главным направлением благотворительной деятельности Александры Федоровны стала забота о раненых и больных воинах. Уже 13 ноября 1914 г. в Царском Селе был освящен военно-санитарный поезд № 143 (с тремя автоколоннами и отрядом санитарных повозок при нем), которому было присвоено имя Императрицы Александры Федоровны.

Под покровительством Александры Федоровны были также образованы подвижные поезда-склада под флагом Красного Креста с целью оказания помощи как учреждениям Российского общества Красного Креста, так и военного ведомства в деле снабжения их необходимыми предметами медицинского снаряжения и питательными средствами. Снабжались поезда-склады средствами складов, устроенных Императрицей в Петрограде и Москве. Всего было оборудовано 4 поезда-склада по 9 вагонов в каждом.

Вместе с дочерьми Ольгой (1895-1918) и Татьяной (1897-1918) Николаевнами, прославленными, как и вся Семья Николая II, в сонме святых, Александра Федоровна прослушала двухмесячный курс лекций по хирурги, прошла практические занятия и выдержала экзамен на звание сестры милосердия военного времени. При этом Государыня и её старшие дочери не просто числились сестрами милосердия, а реально трудились в учрежденных Императорской Семьей госпиталях, под размещения которых были отданы помещения дворцов и резиденций. Александра Федоровна, по воспоминаниям Анны Вырубовой: «Стоя за хирургом, государыня, как каждая операционная сестра, подавала... инструменты, вату, бинты, уносила ампутированные ноги и руки, перевязывала раны, не гнушаясь ничем и стойко вынося запахи и ужасные картины военного госпиталя во время войны». Раненым казалось, что ее перевязки держались дольше и крепче других. Ежедневная работа Императрицы в качестве сестры милосердия в операционной  Царскосельского лазарета продолжалась до конца 1916 года. Кроме того, как показало исследование, Александра Федоровна много внимания уделяла посещениям лазаретов и госпиталей, которые находились под ее покровительством или носили ее имя, а также многих других. К 10 декабря 1916 г. под ее покровительством только в Петрограде находилось 11 лазаретов и госпиталей и еще 11 носили ее имя.

Последний протопресвитер русской армии Г. Шавельский писал в связи с этим: «Она была чутка, отзывчива на людское горе и сердобольна, в устроении разных благотворительных учреждений изобретательна и настойчива. Множество новых, весьма крупных благотворительных учреждений возникло по ее инициативе, благодаря ее заботам и поддержке».

Взгляды Императрицы о благотворительной и милосердной деятельности всецело разделяли ее старшие дочери Ольга и Татьяна. Они так же, как и мать придерживались мнения об особой роли членов Царствующей семьи в деле заботы о жертвах войны. Старшие дочери в Царской семье занимались благотворительной деятельностью с самой ранней юности. Еще до войны они посещали туберкулезных больных в Крыму, а когда у Великой Княжны Ольги появились собственные деньги, ее первой просьбой было позволить ей оплатить лечение хромого мальчика, которого она встретила во время прогулки в Царскосельском парке.

В ходе войны Великие Княжны Ольга и Татьяна, получившие звание сестер милосердия военного времени, ежедневно работали по нескольку часов в Царскосельском госпитале. Татьяна оказалась весьма способной медицинской сестрой. Доктор Деревенко отмечал, что ему редко приходилось встречать такую спокойную, ловкую и дельную хирургическую сестру, как Татьяна Николаевна.

Ольга, более слабая здоровьем и нервами, недолго выдержала работу хирургической сестры, но продолжала работать в палатах наравне с другими сестрами, убирая за ранеными. В течение 1914-1916 гг. Великая Княжна Ольга была покровительницей пяти лазаретов в Петрограде, в том числе Временного убежища во имя Св. Великой Княгини Ольги для калек-воинов в здании Мариинского убежища для моряков на Гутуевском острове. Ее имя носили лазарет, оборудованный обществом Белого Креста, а также лазарет, оборудованный кружком частных лиц в Волховском переулке.

Ольга и Татьяна НиколаевныТатьяна осуществляла покровительство над двумя лазаретами: в доме Председателя Совета Министров на Моховой улице и лазаретом служащих по постройке Олонецкой железной дороги на Галерной улице. Имя Татьяны Николаевны носил лазарет, оборудованный кружком «Забота о раненых», вдоме железнодорожного клуба на Кабинетской улице. Кроме того, существовал лазарет имени Императорских Высочеств Ольги, Татьяны, Марии и Анастасии, оборудованный потомственными почетными гражданами Дерновыми на Московском шоссе, и лазарет имени Августейших Дочерей, оборудованный единоверцами в Федоровской богадельне на наб. реки Волковки. Имена Ольги Николаевны и Татьяны Николаевны носили также несколько поездов, различные склады по сбору вещей и пожертвований на нужды военного времени.

Младшие дочери Царя Великие Княжны Мария (1899-1918) и Анастасия (1901-1918) Николаевны тоже принимали посильное участие в милосердной и благотворительной работе. Ежедневно после уроков они посещали Царскосельские госпитали, часто вместе с Александрой Федоровной выезжали и в другие лазареты Петрограда. 26 и 27 января 1915 г. на улицах Петрограда был устроен кружечный сбор, при этом сборщиками пожертвований были исключительно артисты Императорских театров. 7 марта 1915 г. в Мариинском театре был дан концерт «Реквием» в пользу раненых воинов. Августейшей покровительницей благотворительных мероприятий была Великая Княжна Анастасия. Участие юной 14-летней Княжны привлекало жертвователей, активно раскупались жетоны с вензелями Анастасии Николаевны. Всего от кружечного сбора и спектакля было выручено более 13,5 тыс. руб., а также пожертвованы многочисленные вещи, которые поступили на склад Александры Федоровны, а на деньги было приобретено свыше 9 тыс. комплектов холодного белья для отправки на фронт. Имя Анастасии Николаевны носили два лазарета: чинов канцелярии Его Императорского величества по принятию прошений и министерства народного просвещения, военно-санитарные поезда № 61 Особого отдела Канцелярии Ее Величества государыни Императрицы и № 154 Общедворянской организации.

Под покровительством Великой Княжны Марии Николаевны находился лазарет служащих по министерству Императорского двора, проживающих в зданиях Таврического района. Три лазарета в Петрограде носили ее имя: лазарет чинов Нерчинского округа Кабинета Его Величества, лазарет Невского судостроительного и механического заводов и лазарет товарищества «Доктор Пель и сыновья», а также поезда № 83 и 162 Общедворянской организации и автоколонна Российского автомобильного общества. Имена Марии и Анастасии были присвоены также Петроградскому лазарету ведомства путей сообщения и лазарету № 17 при Федоровском соборе в Царском Селе.

Помимо Императоров, их супруг и детей, благотворению покровительствовали и другие члены Императорской Фамилии. Большую симпатию окружающих вызывала своими личными качествами сестра Николая II – Ольга Александровна (1882-1960), приобретшая опыт благотворительной работы задолго до первой мировой войны (она была председательницей Комитета по увековечению памяти русских воинов сухопутной армии, павших на войне 1904-1905 гг., а с 1907 г. - почетным членом и Общества повсеместной помощи пострадавшим на войне солдатам и их семьям). В конце 1914 г. под покровительство Ольги Александровны было взято «Общество милосердия к страждущим воинам», носившее ее имя, а в мае 1915 г. она приняла звание почетной председательницы Всероссийского общества памяти воинов русской армии, павших на войне. Вместе с Великой Княгиней Ксенией Александровной (1875-1960) и Великим Князем Александром Михайловичем (1866-1933) она учредила приют для ампутированных в Ровно. Вклад Ольги Александровны в благотворительное дело в период первой мировой войны был настолько заметен, что по многочисленным просьбам воинов и населения ее именем назывались многие санитарные поезда и автомобильные колонны. Уже в начале войны имя Ольги Александровны было дано поездам №№ 87 и 163 Общедворянской организации помощи больным и раненым воинам. Имя Великой Княгини в конце 1915 г. было присвоено также 2-й автомобильной санитарной колонне Красного Креста, работающей при армиях Юго-Западного фронта. В колонне было 16 автомобилей, которые перевезли только с 23 апреля по 30 июня 1916 г. более 6 тыс. человек.

Последней благотворительной организацией, в которую вступила Ольга Александровна, стала Петроградская «Братская помощь», устроенная офицерами для помощи солдатам. Ольга Александровна согласилась стать пожизненным членом организации и наложила резолюцию «Согласна подписаться членом и внести 500 р. навсегда». Это было 13 февраля 1917 г.

Ольга Александровна и Петр АлександровичС 1914 года Ольга Александровна лично, наравне с другими, с 7 утра до позднего вечера работала в лазарете г. Ровно сестрой милосердия и отличалась простотой в общении, жизнерадостностью, вносила в работу «атмосферу настоящей русской ласки и чарующей теплоты»... Не раздеваясь, спала по нескольку ночей. Со всех концов страны в адрес Ольги Александровны направляли пожертвования, запасы белья и теплых вещей, а также восторженные письма и стихи.

Так, управляющий Казвинским агентством учетно-ссудного банка Персии А. Петров, высылая на имя Ольги Александровны большое количество сигар, свыше 40,5 тыс. папирос и 500 портсигаров работы его семьи, сопроводил все это трогательным письмом: «Памятен будет современникам и потомкам геройский подвиг милосердия Вашего Императорского Высочества, вызывающий слезы умиления у всех, до коих достигают краткие вести о самоотверженной святой подвижнической деятельности Вашего Императорского Высочества ... Оставить Царские палаты и дорогую семью, с самоотвержением отдаться всей душою и сердцем делу ухода за ранеными воинами нашими и облегчения их страданий, вложить в души их мир и утешение и работать дни и ночи, истощая силы свои служением страждущим, как рядовая сестра милосердия, величайше счастлив буду, если ничтожные подарки мои, розданные Царственными руками Вашими, ... доставят хоть ничтожную, хоть малую радость страдающим витязям».

Другая сестра Императора Николая II, Великая Княгиня Ксения Александровна также не осталась в стороне от дел благотворительности. Много и плодотворно занимаясь благотворительной работой, она возглавила образованную в составе Верховного Совета по призрению семей лиц, призванных на войну, «Особую комиссию по призрению пострадавших в продолжение войны с Германией, Австро-Венгрией и Турцией офицерских и нижних воинских чинов, священнослужителей, гражданских классных чинов, вольнонаемных лиц и служащих на железных дорогах в районах военных действий, а также семей как погибших, так и пострадавших означенных чинов и лиц». Целью Особой комиссии являлось объединение деятельности всех лиц и учреждений, оказывающих различные виды призрения пострадавшим, а также их семьям.

Много внимания Ксения Александровна уделяла проблемам инвалидов войны. Изучая многочисленную почту от инвалидов на свое имя, Ксения Александровна горячо поддержала предложение об организации выставки искусственных конечностей (протезов), открытой в Петрограде в середине сентября 1916 г. Целью выставки было выяснить вопрос постановки протезного дела в России и за границей, объединить все учреждения и лиц, занимающихся изготовлением протезов, ознакомить специалистов и публику со всеми существующими видами протезов, мобилизовать врачебно-техническое творчество для усовершенствования и упрощения существующих моделей, удешевления и ускорения их производства.

Жертвенный пример представителей Династии вдохновлял на участие в общем деле милосердия миллионы подданных. Например, Эмир Бухарский пожертвовал полмиллиона рублей на нужды войны и раненых русских воинов; балерина М.Ф. Кшесинская - 10 тыс. руб.; супруга бывшего американского посла в России собрала в Бостоне более 10,5 тыс. долларов (23 тыс. 314 руб.). В Египте на нужды Российского общества Красного Креста сирийцами было собрано свыше 312 тыс. египетских фунтов (320 фунтов стерлингов), а анонимный французский подданный перечислял на имя Марии Федоровны через Петроградский Учетный и Ссудный банки 1 тыс. рублей ежемесячно на благотворительные цели.

Наряду с Царской семьей, огромную работу по организации помощи воинам на фронте, раненым, инвалидам и членам их семей проводили августейшие обитатели Мраморного дворца: Великий Князь Константин Константинович (1858-1915), его жена Елизавета Маврикиевна (1865-1927), сестра Константина Константиновича Ольга Константиновна (1851-1926), брат Великий Князь Дмитрий Константинович (1860-1919), сыновья Константина Константиновича Иоанн (1886-1918), Гавриил (1887-1955), Константин (1890-1918), Олег (1892-1914), Игорь (1894-1918), а также дочь Татьяна (1890-1979) и жена старшего сына Иоанна - сербская принцесса Елена Петровна (1884-1962). Убитые большевиками Дмитрий, Иоанн, Константин и Игорь Константиновичи прославлены церковью в сонме Новомучеников Российских.

На средства перечисленных особ уже к середине 1914 г. в действующую армию отправился подвижной лазарет, получивший название «Лазарет Мраморного дворца», а в Павловске открылись 2 лазарета.

Огромную общественную и благотворительную работу проводила Великая Княгиня Мария Павловна Старшая (1854-1920) - вдова Великого Князя Владимира Александровича (1847-1909). До войны под ее покровительством находились: благотворительное общество в приходе Собора Князя Владимира, Нарвско-Невский Комитет Российского общества Красного Креста, общество взаимного вспоможения «Знамя» и др.

В самом начале войны Николай II подписал рескрипт на имя Марии Павловны следующего содержания: «Ваше Императорское Высочество! Поручаю Вам заботу о больных и раненых, призреваемых в военных госпиталях и лазаретах в Санкт-Петербурге. Сердечно Вас любящий Николай».

Под руководством Марии Павловны были созданы 22 санитарные организации. В состав военно-санитарных организаций Великой Княгини Марии Павловны входили, в частности: Главное управление всех военно-санитарных организаций на театре военных действий, военно-санитарный поезд № 1 Марии Павловны, военно-санитарный автомобильный отряд имени Великой Княгини Виктории Федоровны, подвижной питательный пункт, головной эвакуационный отряд, военно-санитарный конный транспорт № 1 и 2, летучие отряды «Первая помощь под огнем врага» в пяти полках, главный склад военно-санитарных организаций в Петрограде, полевой склад военно-санитарных организаций в Минске, тыловой вспомогательный склад военно-санитарных организаций в Москве, лазарет для тяжелораненых в Минске и еще пять лазаретов, расположенных в Киеве, Финляндии, Москве, в местечке Шпола Киевской губернии и на ст. Пены Курской губернии.

По инициативе Марии Павловны был создан комитет, носящий ее имя, занимающийся снабжением одеждой нижних чинов, увольняемых на родину из всех лечебных заведений Империи.

Комитет Великой Княгини развернул объемную по масштабам и необходимую благотворительную работу. Комитет образовывался для объединения деятельности всех учреждений и организаций, ведающих делом снабжения одеждою отправляемых на родину нижних чинов и уволенных в отпуск. Значение Комитета такого профиля благотворительной работы трудно переоценить. Ведь в годы Первой мировой войны, помимо снабжения раненых воинов лекарствами и продовольствием, нужно было думать и о снабжении уволенных гражданским платьем.

Версия для печати