Бесплатно

С нами Бог!

16+

22:41

Четверг, 05 дек. 2019

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Роль Русской Православной Церкви в победе над Наполеоном

04.04.2014 00:33

Автор - протоиерей Олег Безруких , настоятель Никольского храма села Каменка Задонского благочиния Липецкой епархии, кандидат богословия.

Во все века Русская Православная Церковь призывала и благословляла наших предков на защиту Отечества. Так было перед Невской битвой и перед Куликовским сражением, и в годы Смутного времени, когда Церковь вдохновляла на изгнание в 1612 году польских и шведских завоевателей. Так было и после вторжения в пределы России считавшейся непобедимой армии Наполеона.

Поставив на колени всю Европу, заставив работать на себя покоренные государства, Наполеон Бонапарт с армией, в которой вместе с французами приняли участие в походе около двадцати европейских народов, абсолютно уверенный в победе, двинулся завоевывать Россию.

Летом 1812 года, в тяжёлые для России дни, император Александр I обратился с воззванием к соотечественникам:

«…Благородное Дворянское сословие! Ты во все времена было спасителем Отечества. Святейший Синод и Духовенство! Вы всегда тёплыми молитвами своими призывали благодать на главу России. Народ Русский! Храброе потомство храбрых Славян! Ты неоднократно сокрушал зубы устремлявшихся на тебя львов и тигров!

Соединитесь все: со крестом в сердце и с оружием в руках, никакие силы человеческие вас не одолеют!»

clip_image002 clip_image004

Воззвание Святейшего Синода и молитва о победе

Вслед за государем Святейший Синод обратился ко всему православному населению со специальным воззванием, в котором говорилось о том, что вторгнувшийся враг «покушается на нашу свободу, угрожает домам нашим и на благолепие храмов Божиих простирает хищную руку».

Православный мир не без оснований воспринимал Наполеона как безбожника, а проводимую им политику — как выступление против христианства. Французская армия была первой, отказавшейся от полковых священников. Покорять православную Россию шла вооруженная армия атеистов, от которых нельзя было ожидать уважительного отношения к религии покоряемого народа.

Церковь призвала всех православных «принять оружие и охранять веру отцов». Духовенству предписывалось укреплять в народе патриотизм, отвращать от вражеской пропаганды и призывать к участию в организации ополчения.

Воззвание Святейшего Синода было оглашено во всех храмах. Основные его положения: о справедливой войне в защиту Отечества, благословляемой Богом, о Наполеоне как враге России и Православной Церкви, а также о важной миссии, возложенной Богом на Россию, которой предназначено остановить завоевания Наполеона и освободить Европу, – все эти положения нашли отражение и развитие в речах, проповедях и молитвах священнослужителей, обращенных к армии, ополчению и народу.

Епископ Августин (Виноградский), Московский викарий 17 июля написал молитву «о победе на врага» для ежедневного чтения в церквах Московской епархии. Текст молитвы был напечатан в Синодальной типографии и разослан по монастырям, церквам и на передовую.

clip_image006

В начале XIX века в России, как и во всей Европе, набор средств массовой информации и коммуникации был довольно ограничен. Десятки миллионов подданных Российской империи были крестьянами, проживавшими в тысячах сёл и деревень, разбросанных на необъятных пространствах страны. Большинство из них были неграмотными. В этих условиях только Православная Церковь и её священнослужители могли максимально быстро и доходчиво объяснить своей многомиллионной пастве катастрофическую опасность нашествия на Святую Русь наполеоновских полчищ, состоящих из «двадесяти языков».

Историческая миссия Русской Православной Церкви заключалась в том, чтобы вдохновить все сословия России на всенародный подвиг борьбы с иноземными врагами.

Считая войну несомненным злом, Русская Церковь, тем не менее, защиту Отечества полностью оправдывала, объявляя такую войну священной, а погибших в ней воинов – героями, совершившими жертвенный подвиг во исполнение Евангельской заповеди о любви к ближнему.

clip_image008

Полковые священники на доступном солдатам языке объясняли необходимость и почетность воинского служения, возможность сочетания военной службы и спасения своей души, характер поведение воина на поле брани и в мирное время, отношение к государю, друг к другу и к противнику, значение присяги, знамен, оружия и многое другое.

Различие силы духа русской и французской армии

clip_image010clip_image012

Любопытным с точки зрения характеристики состояния духа русской и французской армии стали два эпизода накануне Бородинского сражения, подробно описанные в романе Льва Толстого «Война и мир».

25 августа накануне Бородинского сражения, префект императорского дворца Боссе доставил из Парижа в ставку Наполеона портрет.

«Это был яркими красками написанный художником Жераром портрет мальчика, рожденного от Наполеона и дочери австрийского императора. Мальчика почему-то все называли королем Рима. Весьма красивый курчавый мальчик со взглядом, похожим на взгляд Христа в Сикстинской мадонне, изображен был играющим в бильбоке. Что именно хотел выразить живописец, представив короля Рима, протыкающим земной шар палочкой? Но аллегория эта показалась ясною и всем весьма понравилась. Наполеон приказал вынести портрет из палатки, чтобы не лишить гвардию счастья видеть римского короля, сына и наследника их обожаемого государя. Сбежавшиеся к портрету офицеры и солдаты кричали: «Виве, ле Империор! Виве, ле Рой де Ром!» Да здравствует император, Да здравствует король Рима!».

clip_image014

clip_image016

При этом французское войско с насмешливым любопытством наблюдало со своих позиций за тем, что происходило в стане русской армии.

«За батальоном, шедшим по пыльной дороге, шли в ризах священники… За ними солдаты и офицеры несли большую, с потемневшим ликом в окладе, икону. Это была икона, вывезенная из Смоленска и с того времени возимая за армией. За иконой, кругом ее, впереди ее, со всех сторон шли, бежали и кланялись в землю с обнаженными головами толпы военных.

Толпа, окружавшая икону, вдруг раскрылась. Кутузов, объезжавший позицию, присоединился к молебну. Несмотря на присутствие главнокомандующего и высших военных чинов, ополченцы и солдаты не глядя на него, продолжали молиться. Когда кончился молебен, Кутузов подошел к иконе, опустился на колени, кланяясь в землю, затем тяжело встал, приложился к иконе и опять поклонился, дотронувшись рукой до земли. Генералы последовали его примеру, потом офицеры, а за ними с взволнованными лицами солдаты и ополченцы» (Война и мир. Гл. XXI).

clip_image018

Адъютант Наполеона с презрительным высокомерием записал, что «русские рабы» на коленях ищут помощи у неба, в то время как французы, устранив Бога, ищут силы в собственном сердце.

clip_image020

На Бородинское поле русские воины шли с молитвой в сердце к Пресвятой Богородице. У французских солдат в сердце был «римский король» — будущий покоритель мира.

В своем романе Лев Толстой справедливо отметил, что в сражении побеждает не та армия, на стороне которой численное превосходство или более мощное оружие, но та армия, чей дух сильнее.

Главным результатом служения православного духовенства стали героизм и отвага русских воинов в дни Отечественной войны 1812 года, а также их благородство и великодушие во время зарубежного похода в Европу и Париж в 1813–1814 годах.

Проповедь патриотического содержания звучала не только в армии, но и в приходских храмах.

К 1812 году в России было свыше 26000 православных церквей и 452 монастыря. Почти 35000 священников в своих проповедях призывали к защите Отечества. В результате в своей массе население не пошло на сотрудничество с оккупантами, отказывалось снабжать их продовольствием и фуражом, стихийно возникали партизанские отряды, истреблявшие и пленявшие иноземных захватчиков.

В глазах русского народа поведение завоевателей стало наглядной иллюстрацией их антихристианской сути, которая, уже не маскируясь европейским лоском, выразилась в том, что солдаты «великой французской армии» с первых шагов по российской территории принялись в первую очередь грабить православные храмы и монастыри.

Они сдирали с икон серебряные оклады, забирали лампады, кресты. Режим оккупации разнуздывал самые низменные желания у мародеров. Поэтому от грабежа солдаты часто переходили к прямому осквернению православных святынь. На захваченных территориях Смоленской и Московской губерний солдаты рубили иконы на дрова, использовали лики святых в качестве мишеней для стрельбы. Многие храмы они превратили в провиантские магазины, конюшни и скотобойни.

Вандализм завоевателей вызвал взрыв всеобщего негодования и способствовал расширению движения народного сопротивления, принимавшего религиозный характер.

clip_image022

Подражание Франции, широко распространенное накануне войны в дворянском обществе, теперь было признано ошибочным, Утвердилась мысль о том, что идущая война представляет собой испытание, посланное Богом на Россию для того, чтобы спасти ее от «повреждения нравов, заразы неверия и злочестия». Говорили о необходимости порвать с Францией все нравственные связи и возвратиться к чистоте и непорочности наших нравов. Франция и Россия противопоставлялись друг другу как «безбожие» и «благочестие», как «порок» и «добродетель», между которыми война должна вестись до победного конца.

Материальный вклад Церкви в войну 1812 года

Молясь о победе, воодушевляя народ на борьбу с захватчиками, Церковь внесла и весомый материальный вклад в победу над Наполеоном.

Собираемые в течение многих лет средства на развитие системы духовного образования, на строительство новых семинарий и академий Святейший Синод отдал на оборону. Полтора миллиона рублей (огромные по тем временам деньги) из общецерковной казны пошли на оснащение полков в Московской и Санкт-Петербургской губерниях.

Кроме того приходское духовенство повсеместно жертвовало деньгами и драгоценными вещами. Хотя жалованье священнослужителей было невысоким, многие из них отдавали на ополчение от половины до полной суммы своего годового содержания. В результате личных пожертвований духовенства было собрано более 900 тысяч рублей и почти тонна серебра.

Святейший Синод разрешил причетникам и семинаристам вступать в полки народного ополчения и взять в руки оружие для защиты Отечества. Более 400 из них стали ратниками. Среди поступивших в ополчение значительное место занимали ученики духовных академий, семинарий и уездных училищ. Так, Казанская духовная академия дала 56 человек, Киевская — 22, Калужская духовная семинария — 50.

Приходские священники принимали непосредственное участие в организации и деятельности народного ополчения, в партизанском движении. При формировании ополчения губернаторы, как правило, обращались к епархиальным архиереям с просьбой назначить туда священников, которых называли «духовными вождями, способными внушать новоизбранным воинам их обязанности и побуждения не щадить жизни для защиты веры, царя и Отечества».

На оккупированных территориях духовенство не покинуло своих мест, спасаясь бегством от французов, а осталась со своей паствой, терпеливо разделив с ней лишения. Там, где храмы не были до основания разграблены и осквернены, священники совершали все необходимые богослужения, что было очень важно для народа в такое трудное время.

clip_image024

Призыв Церкви к русской армии хранить великодушие

Церковь, призывая к борьбе с врагом, всегда выступала против ожесточения, ибо враг — тоже человек, созданный по образу и подобию Божию. С точки зрения христианской морали, на которой воспитывались русская армия и народ, поверженному врагу необходимо было даровать пощаду.

clip_image026

Пережив разграбление и осквернение в 1812 году великой армией Наполеона большого количества православных храмов, перед началом заграничного похода, Православная церковь и император Александр призывали русских солдат на территории неприятеля не уподобляться врагу и победить его «столько же великодушием своим, сколько оружием».

К иноверческим храмам священники призывали своих солдат проявлять уважение, не заниматься грабежом и мародерством, ибо воровство — это преступление, не совместимое с высоким званием воина Русской армии.

clip_image028

Документы и воспоминания очевидцев содержат множество примеров благородного отношения русских к поверженному врагу во время заграничного похода.

Какие только ужасы не рисовались в воображении парижан, когда русская армия подошла к столице Франции. Что сделают русские с их городом в отместку за сожженную Москву? Сотрут с лица земли?

clip_image030

И какой разительный контраст обнаружился здесь между двумя армиями. Высота духа, отвага, благородство и доброта русских воинов поразили всю Европу. А сраженные великодушием наших солдат парижане устроили триумфальную встречу императору Александру и его победоносному войску.

clip_image032

Таким образом, Русская Православная Церковь сыграла значительную роль, как в военной, так и в духовной победе России над наполеоновской Францией.

Осмысление победы над врагом

Важность морального фактора в одержании победы, четко осознаваемая современниками, побудила директора Императорской Публичной Библиотеки А.Н.Оленина обратиться к архимандриту Филарету (Дроздову), ректору Санкт-Петербургской академии, с просьбой написать «Рассуждение о нравственных причинах неимоверных успехов наших в настоящей войне».

clip_image034

Соответствующее сочинение было написано и 20 мая 1813 года прочитано на собрании членов Беседы Любителей Русского слова. Здесь отмечалась грандиозность выполненной задачи (Россия в короткий срок разбила огромную армию, в состав которой входили почти все народы Европы) и раскрывалось значение нравственных причин победы: осознания русским народом священного, освободительного характера этой войны, веры в Бога, укрепившей силы народа и вызвавшей желание наказать «хулителей» веры, а также верности царю и любви к Отечеству, которые, наряду с православной верой, объединили все сословия для совместной борьбы с врагом.

О том, что через призму православной веры оценивались всеми сословиями случившиеся события, свидетельствует совместное решение Святейшего Синода, Государственного Совета и Правительствующего Сената о присвоении императору Александру I титула «Благословенный», а также сооружение в Москве храма Христа Спасителя, который стал подлинным памятником православного понимания народом особенностей этой войны.

clip_image036

На медали, учрежденной в честь победы в Отечественной войне, была выбита надпись: «Не нам, не нам, но имени Твоему».

clip_image038

«Для принесения Всемогущему Богу теплых и усердных молитв за избавление Державы Нашей от лютого и сильного врага, и в прославление в роды родов сего совершившегося над Нами промысла и милости Божией» император Александр I постановил проводить в день Рождества Христова ежегодное празднование победы над «галлами и двадцатью языками»

Известно, что после Отечественной войны 1812 года в русском обществе в значительной степени упало французское влияние, и произошел подъем национального самосознания. Это нашло отражение в формулировке министром просвещения графом С.С.Уваровым русской национальной доктрины, основными положениями которой стали: православие, самодержавие и народность.

Сегодня Русская Православная Церковь, как и прежде твердо стоит на позиции православного патриотизма, основанного на евангельских принципах. Она приветствует и всячески поддерживает стремление общества к возвращению утраченной исторической памяти. Она с тревогой предупреждает о недопустимости глумливого и небреженного отношения к подвигам наших предков. Устами Патриарха Московского и всея руса Кирилла она обращает внимание общества на древнюю мудрость: история – лучший учитель.

Источник Версия для печати