Бесплатно

С нами Бог!

16+

18:49

Воскресенье, 15 дек. 2019

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Женщины - Герои Великой Войны

07.03.2014 00:13

Облачившись в купленную на базаре поношенную солдатскую форму, в сентябре 1914 года Антонина пришла на призывной пункт, где записалась добровольцем Антоном Тихоновичем Пальшиным.

Антонина Тихоновна ПАЛЬШИНА родилась 8 января 1897 года в дер. Шевырялово Сарапульского уезда Вятской губернии в бедной крестьянской семье. Там она окончила церковно-приходскую школу. После смерти родителей Антонина переехала в г.Сарапул к старшей сестре, где стала работать портнихой. В 1913 году уехала в Баку и устроилась на работу в булочную. Когда началась Первая мировая война, Пальшина задумала отправиться на фронт. Но так как женщин в армию не брали даже добровольцами, она решила проникнуть на фронт под видом мужчины (как это сделала в свое время героиня Отечественной войны 1812 г. Н.А.Дурова, о подвиге которой Пальшина тогда еще не знала). Облачившись в купленную на базаре поношенную солдатскую форму, в сентябре 1914 года Антонина пришла на призывной пункт, где записалась добровольцем Антоном Тихоновичем Пальшиным. После прохождения курса военного обучения она вместе с другими новобранцами была отправлена на Кавказский фронт в одну из кавалерийских частей. Воевала Пальшина храбро: неоднократно участвовала в кавалерийских атаках, из-под огня выносила раненых товарищей.

В бою под турецкой крепостью Гасанкала Пальшина совершила подвиг. Когда был убит командир эскадрона, она сама повела бойцов в атаку, обратив врагов в бегство. В этом бою Пальшина была ранена и затем отправлена в госпиталь, где ее секрет был раскрыт. В полку узнали, что храбрый рядовой Антошка – девушка.

В начале 1915 года, после выздоровления, Пальшина в свой полк не вернулась, боясь, что ее отправят домой. Она решила идти воевать на другой фронт. Однако на вокзале в Баку при проверке документов Пальшину задержала полиция. Выяснив ее личность, Антонину доставили к сестре в Сарапул. Казалось, война для нее окончилась. Помощь пришла неожиданно. О подвиге девушки узнали в редакции местной газеты «Прикамская жизнь». В заметке, опубликованной 7 февраля 1915 года, Пальшину сравнивали с ее знаменитой землячкой кавалерист-девицей Н.А. Дуровой. Пальшина стала знаменитостью Сарапульского уезда. В ее честь местные промышленники и купцы устраивали банкеты, а дочь сарапульского градоначальника определила Антонину на курсы сестер милосердия. По окончании курсов в апреле 1915 года она была направлена на Юго-Западный фронт. Здесь молодую сестру милосердия распределили в один из госпиталей г. Львова. Ухаживала за ранеными и больными Пальшина самоотверженно, сутками не покидая госпиталя. Но, как она вспоминала впоследствии, ей казалось, что она мало помогала фронту, что «здесь может всякий работать... Все тянуло меня, не знаю почему, к передовой линии, где идут бои, бьет артиллерия, где рвутся снаряды, истекают кровью солдаты... Неудержимо тянуло на передовую линию, чтобы быть вместе с солдатами, вместе в боях и окопах».

И вот случай представился. Во время ее дежурства умер молодой солдат. Пальшина воспользовалась его обмундированием, коротко постриглась и на следующую ночь покинула госпиталь. Больше полутора суток шла она в сторону незатихавшей артиллерийской канонады и наконец пристала к одному из обозов, следовавших на фронт. Вскоре вместе с пополнением Антонина была определена в 75-й пехотный Севастопольский полк (8-я армия Юго-Западного фронта). Вскоре, однако, ее секрет снова был раскрыт, но из армии ее не уволили, так как командование успело оценить ее смелость и отвагу. Однажды Пальшина с командиром взвода и еще одним солдатом отправилась в окопы противника за «языком». На посту стоял вражеский часовой. Командир зашел с тыла, нанес ему удар, однако тот не только устоял на ногах, но и успел крикнуть. В следующую секунду Пальшина сильным ударом сбила часового с ног и мгновенно запихнула ему в рот кляп. «Язык» был благополучно взят и доставлен в штаб полка, а Пальшина получила очередную благодарность от начальства.

Осенью 1915 года за штурм высоты на р. Быстрице Пальшина получила свои первые боевые награды. В приказе командующего 8-й армией генерала А.А.Брусилова № 861 от 12 ноября 1915 года отмечалось, что Георгиевским крестом IV степени и Георгиевской медалью награждается «Антон Тихонов Пальшин (он же Антонина Тихоновна Пальшина) за проявленные в сентябрьских боях подвиги и храбрость». Ей также присвоили чин ефрейтора и назначили командиром отделения. Летом 1916 года во время знаменитого Брусиловского прорыва Антонина вновь отличилась. В бою под Черновицами после артиллерийской подготовки командир взвода встал, чтобы поднять солдат в атаку, но тут же был сражен вражеской пулей. Пальшина перевязала раненого, а затем сама поднялась во весь рост и повела взвод в атаку. Бойцы выбили противника из первой и второй линий окопов и продолжали наступать. В это время Пальшина была тяжело ранена и очнулась только на другой день в лазарете. За этот подвиг она была награждена Георгиевским крестом III степени и Георгиевской медалью. Вручать награды в полевой лазарет приехал сам генерал от кавалерии А.А.Брусилов, ставший к тому времени уже главнокомандующим армиями Юго-Западного фронта. Генерал сообщил Антонине, что подписал приказ о производстве ее в следующий чин – младшего унтер-офицера. Однако вернуться в свой полк Пальшиной не довелось: ранение оказалось серьезным, и из полевого лазарета ее перевели долечиваться в военный госпиталь в Киев. Здесь она пробыла до лета 1917 года Умерла младший унтер-офицер русской армии, Георгиевский кавалер Антонина Пальшина, немного не дожив 5 лет своего столетнего юбилея – в 1992 году.

Не менее интересна и судьба Марии Владиславовны ЗАХАРЧЕНКО (в девичестве - Лысовой). Интересна хотя бы потому, что по происхождению и воспитанию она была полной противоположностью предыдущей героини. Родившись в 1893 году в семье действительного статского советника, Маша Лысова воспитывалась в Смольном институте благородных девиц. Окончив его в 1911 году, она вскоре вышла замуж за офицера лейб-гвардии Семеновского полка Ивана Михно. После начала войны он вместе с полком был отправлен на фронт, и в том же году умер от ран. Имея на руках грудного ребенка, Мария Михно, тем не менее, решила идти на фронт, для чего обратилась к Великой Княжне Ольге, которая была шефом 3-го Елисаветградского гусарского полка. Ходатайство дочери Царя возымело действие: Николай II разрешил Марии Михно вступить в армию. В 1915 году, оставив ребенка близким, она на правах вольноопределяющегося поступила в Елисаветградский гусарский полк, через год стала унтер-офицером, заслужив два Георгиевских креста и Георгиевскую медаль. После большевистского переворота, не в силах видеть развал армии, Мария вернулась в отцовское имение, в Пензенскую губернию. Сочувствуя идеалам Белой гвардии, она укрывала у себя офицеров, пробиравшихся на Дон, к Деникину, и так встретила офицера 15-го Татарского уланского полка Захарченко, за которого вышла замуж и вместе с которым вступила в Добровольческую армию. Потеряв во время тифа и второго мужа, Мария Захарченко с войскам Врангеля эвакуировалась из Крыма на Галлиполи, потом скиталась по Европе, пока не вступила в Русский общевоинский союз (РОВС). В составе групп боевиков, с задачами диверсионного характера, она несколько раз переходила границу СССР. В конце июня 1927 года, уходя от погони, она, вместе с одним офицером, вышла из леса прямо на стрельбище, когда там занималась учебная рота красноармейцев. Поняв, что уйти не удастся, Мария Захарченко выстрелила себе в висок.

 НЕЧВОЛОДОВА Нина Николаевна. В 1916 году во время Брусиловского прорыва на ее груди уже два Георгиевских креста. В 1918 году Нина вступает в казачий отряд Андрея Шкуро, выбивший красных из города Кисловодска. Лихая атака казаков спасла десятки заложников, которых готовились расстрелять большевики. Среди них — великая княгиня Мария Павловна с сыновьями Андреем и Борисом. Начальником штаба отряда Шкуро был полковник Яков Слащев. Интересно, что брат Нины — также белый офицер — в 1919 году сорвал мятеж красных в Грозном во главе с известным большевиком Николаем Гикало. Нина же последовала за Слащевым, в которого была влюблена. Командир гвардейского полка, четырежды раненный в огне сражений Первой мировой войны, награжденный Георгиевским оружием, герой обороны белого Крыма, отразивший штурм большевиков в январе 1920 года, Яков Слащев был человеком импульсивным, авантюрным и амбициозным. В огне гражданской войны он проявил себя как смелый командир, талантливейший полководец, жесткий и беспощадный к своим и врагам. В апреле 1919 года в ходе боев на Акмонайских позициях Слащев был ранен тремя пулеметными пулями в легкие и в живот. Селение, в которое привезли тяжелораненого Слащева, было захвачено атакой красных. "Спасла Слащева молоденькая сестра милосердия, бывшая при гвардейском отряде… Она верхом направилась в селение, где Слащев лежал в жару и беспамятстве, взвалила раненого на лошадь и прискакала к отряду… Эта сестра милосердия неотлучно находилась при боровшемся со смертью Слащеве и выходила его. Вскоре после выздоровления Слащев женился на ней. Его первый брак был несчастным. Эта же вторая его жена вполне ему подходила: под видом ординарца (из вольноопределяющихся) она безотлучно находилась при Слащеве и сопровождала его в бою и под огнем", — свидетельствовал очевидец. "Казачок Варинька", "ординарец Нечволодов" сопровождала его во всех боях и походах, дважды раненная и не раз спасшая мужу жизнь", — вспоминал другой белый воин. 22 марта 1920 года Слащев приказал своим частям овладеть Чонгарской гатью. Все командиры поочередно доложили, что не считают возможным повести людей на верную смерть — на пушки и пулеметы великолепно укрепившихся красных. "В таком случае я сам атакую противника и захвачу его!" – сказал Слащев и приказал "ординарцу Никите" передать начальнику Константиновского военного училища приказание прибыть с училищем и музыкой на позицию. Воодушевив прибывших несколькими словами, Слащев сам повел 250-300 юнкеров на мост – под звуки оркестра, в колонне, отбивая шаг, точно на церемониальном марше. С генералом Слащевым и "ординарцем Никитой" впереди юнкера прошли по мосту и бросились в атаку на противника, который бросил пулеметы, не пытаясь даже стрелять", – писал в 1929 году в Белграде очевидец. Сам генерал Слащев вспоминал: "Не прошло и десяти минут, как пришло донесение, что штаб-ротмистр убит, а ординарец Нечволодов ранен, а цепи 13-й дивизии под огнем красных подаются назад… Надо было прибегнуть к последнему средству — личному примеру начальника. Я отдал приказ юнкерам построиться в колонне по отделениям и двинул ее на гать". Во главе юнкеров шли еле оправившийся от ран генерал и раненая женщина…

Елена Константиновна ЦЕБРЖИНСКАЯ, узнав, что ее муж – военный врач – в августе 1914 года попал в плен в Восточной Пруссии, оставила двоих детей 3 и 6 лет на попечение родителей и ушла на фронт, куда прибыла 13 декабря 1914 г. с одной из маршевых рот. Затем числилась в 7-й роте 186-го Асландузского полка как фельдшер-доброволец Цетнерский. Приказ № 865 по 4-й армии от 10.06.1915 года за подписью генерала Эверта. «… 2 ноября 1914 г. при наступлении полка на дер. Журав, когда артиллерия противника начала обстреливать боевой порядок полка, занявшего опушку леса, что к востоку от этой деревни, названный фельдшер-доброволец, вызвавшись охотником, под сильным шрапнельным огнем противника влез на дерево, стоявшее впереди цепи, и, высмотрев расположение цепей, пулеметов и артиллерии противника, доставил важные и весьма точные сведения о его силах и расположении, что и способствовало быстрой атаке и занятию нами этой деревни. Затем 4 ноября, в бою западнее указанной деревни, находясь в продолжение всего дня в боевой линии под сильным артиллерийским, пулеметным и ружейным огнем противника и проявляя необыкновенное самоотвержение, названный фельдшер-доброволец оказывал помощь раненым. Наконец, вечером того же дня фельдшер-доброволец Цетнерский во время перевязки своего раненого ротного командира сам был ранен осколком тяжелого снаряда, но, несмотря на это, продолжал начатую перевязку и только по окончании таковой сам перевязал себя, после чего под сильным же огнем противника, забывая собственную рану, вынес ротного командира из боевой линии огня. При окончательной перевязке в 12-м передовом отряде Красного Креста названный фельдшер-доброволец оказался женщиной, дворянкой Еленой Константиновной Цебржинской. Оправившись от ран, г-жа Цебржинская вновь возвратилась в полк в форме санитара-добровольца и заявила о своем желании послужить Родине в боевой линии, но, как женщине, в этом ей было отказано. По докладу Государю Императору обстоятельств этого дела, Е.И.В. в 6 день мая сего года Высочайше повелеть соизволил о награждении дворянки Елены Цебржинской Георгиевским крестом 4-й степени № 51023 по званию фельдшер-доброволец 186 пех. Асландузского полка».


ИВАНОВА Римма Михайловна родилась в Ставрополе 15 июня 1894 г. в семье казначея Ставропольской духовной консистории. В 1913 г. она окончила Ольгинскую гимназию. Была одной из лучших учениц. Вскоре после окончания гимназии стала работать народной учительницей в одной из земских школ с. Петровского Благодарненского уезда. Мечтала продолжить образование в столице. Все планы нарушила вспыхнувшая война. Римма возвратилась в Ставрополь, окончила курсы медсестер и поступила на работу в епархиальный лазарет для больных и раненых воинов. Затем, несмотря на протесты родителей, 17 января 1915 года добровольно ушла на фронт, где была зачислена в 83-й пехотный Самурский полк сначала под именем санитара Ивана Михайловича Иванова, а потом и под настоящим своим именем. За мужество при спасении раненых (ей удалось вынести с поля боля около 600 воинов) девушка была удостоена солдатского Георгия IV степени и двух Георгиевских медалей. Награждена Георгиевским крестом 4-й степени – за спасение с поля сражения раненого командира полка полковника А.А. Граубе, медалью «за храбрость» 3-й степени – за спасение с поля сражения раненого прапорщика Гаврилова, медалью «за храбрость» 4-й степени – за эвакуацию с поля сражения раненого прапорщика Соколова и восстановление поврежденной линии связи. Она добилась перевода в 105-й пехотный Оренбургский полк на Западном фронте, где полковым врачом служил ее брат Владимир. Солдаты горячо полюбили отважную девушку, называли ее «святой Риммой». 9 сентября в ходе контрудара полк пошел в очередную атаку у карпатского села Доброславки. В 10-й роте были убиты оба офицера, солдаты смешались, стали отходить. И тогда Римма Иванова, перевязывавшая раненых в гуще боя, поднялась и крикнув: «Вперед! За мной!», собрала вокруг себя тех, кто еще мог держать оружие и повела в атаку, вероятнее всего – чтобы не дать врагу захватить раненых, остававшихся на поле боя. Воодушевленные солдаты ринулись за ней, опрокинули врага и взяли сильную позицию. Однако Римма при этом была смертельно ранена. По словам очевидцев, последними ее словами были: «Боже, спаси Россию...». Высочайшим повелением Императора Николая II героиня 17 сентября 1915 была посмертно награждена офицерским орденом св. Георгия IV степени. Это была единственная женщина, удостоенная такой награды.

Вслед за мужем ушла на войну из станицы Роговской кубанская казачка Елена Чоба. Причем не просто ушла, а по разрешению стариков станичного совета. Положительное решение этого вопроса объяснялось тем, что Елена еще до замужества добилась права участвовать в станичных скачках и рубке лозы, причем не раз брала первые призы. Столь умелое владение шашкой и конем смогло перебороть даже исконный казачий консерватизм. Впрочем, решение старейшин в данном случае можно было считать лишь благословением на службу, а для вступления в ряды регулярной армии требовалось еще и согласие войскового начальства Кубанской области. На прием к генерал-лейтенанту Бабычу Елена Чоба пришла с коротко остриженными волосами, в уставной серой черкеске и папахе. Выслушав просьбу, генерал разрешил «казаку Михаилу Чобе» отправиться на фронт. Вскоре она отличилась во время боя в Карпатских горах, о чем писал журнал «Кубанский казачий вестник»: «Во время нашего отхода, когда враг тесным кольцом старался сковать одну нашу часть и батареи, Чобе удалось прорваться через кольцо неприятеля и спасти от гибели две наши батареи, совершенно не предполагавшие о близости немцев, и вывести батареи из смыкавшегося немецкого кольца без всякого урона с нашей стороны. За этот геройский подвиг Чоба получил Георгиевский крест 4 ст. Целый год Михайло беспрерывно провел в боях и стычках с неприятелем, и только недавно, в последних майских боях, шальная пуля ранила в ключицу руки и вывела его из строя». Знали ли казаки, кто воюет рядом с ними, из журнальной статьи понять трудно. В заключение сообщалось: «Теперь наш герой живет в станице на поправке и снова мечтает вернуться в бой». Впрочем, судя по всему, на фронт Елена Чоба больше не возвращалась. После революции ее следы затерялись. Единственное письмо, пришедшее от Елены в станицу в начале 20-х годов, было отправлено откуда-то из Болгарии или Сербии. Через восемьдесят лет, в 1999 году в Краснодарском краеведческом музее открылась выставка «Русские судьбы». Среди экспонатов была выставлена фотография американской трюковой группы «Кубанские джигиты», подаренная музею 90-летним казаком из Канады. Снимок был сделан в 1926 году в городе Сент-Луис. Как стало ясно из сопроводительного письма, в первом ряду на фото, в белой черкеске и папахе стоит легендарная казачка Елена Чоба.


ТЫЧИНИНА Анна. В журнале «Нива» № 8 за 1915 год написано: «13 сентября 1914 года, во время нахождения одного из стрелковых полков в Австрии, в полк прибыла партия запасных нижних чинов в составе 116 человек. В конце списка, сверх означенных запасных, приписан был доброволец Анатолий Павлович Тычинин. Этот доброволец прибыл в солдатском обмундировании и снаряжении, но без ружья и обратил на себя внимание молодостью и недостаточным физическим развитием. В виду явной слабости добровольца, командир роты предполагал назначить его на должность ротного писаря и отправить в обоз, но Тычинин, узнав, что обоз находится всегда далеко сзади полка и в боях не участвует, настойчиво просился в строй. Тогда командир роты исполнил желание Тычинина, причем ему была выдана винтовка и показано обращение с нею. 21-го сентября 1914 г. во время боя под г. Опатовым Тычинин был назначен подносить патроны, что выполнял очень усердно и быстро, невзирая на сильный ружейный и артиллерийский огонь. Кроме того, Тычинин перевязывал раненых и под огнем выносил их с поля сражения. Будучи ранен в руку и ногу, он не оставил своей самоотверженной работы до тех пор, пока неприятельская пуля не поразила его в грудь навылет». Как пояснялось далее, под именем добровольца Тычинина скрывалась девица Тычинина, воспитанница одной из киевских женских гимназий. Не зная этого, командование представило ее к награждению ГК 4-й степени. Когда же об этом стало известно, командование обратилось за подтверждением награждения к Государю, который и дал свое разрешение на награду.

В уральском казачьем полку вместе с офицером Петром Комаровым служила и его младшая сестра Наталья КОМАРОВА. По воспоминаниям очевидцев, воевала она наравне со всеми, и даже участвовала в рукопашных схватках, умело владея шашкой, штыком и прикладом. Стреляла, перевязывала раненых и с риском для жизни добывала патроны в покинутых окопах. В одном из боев, прикрывая со своей сотней атаку пехотного полка, Наталья увидела падающего знаменщика и врага, удиравшего в тыл с русским знаменем. Пришпорив коня, отважная казачка настигла немца и сразила его метким выстрелом. Подхватив знамя, она устремилась вперед, увлекая за собой полк. Вражеская позиция была взята. За этот бой Комарову наградили Георгиевским крестом 4-й степени. В письме домой она писала: «Это был самый прекрасный момент всей жизни моей, когда я получила этот чудный знак доблести. Нет выше награды на земле, чем Георгиевский крест».

БАШКИРОВА Кира. В 1915 году в журнале «Искра» была напечатана заметка «Девушка-герой», в которой рассказывалось о то, как ученица 6-го класса виленского Мариинского высшего училища Кира Башкирова, назвавшись Николаем Поповым, 8 декабря 1914 года записалась добровольцем в один из сибирских стрелковых полков. Менее чем через две недели, в ночной разведке 20 декабря она выказала столько мужества, что была награждена крестом св. Георгия 4-й ст. Потом начальству стало известно, что герой оказался девушкой, и ее отправили домой, в Вильно. Храбрая девушка домой не явилась, а вновь поступила добровольцем в новую часть, где в сражении с неприятелем была ранена и отправлена в один из госпиталей. Оправившись от раны, девушка-герой вновь отправилась на позиции.

БОГАЧЕВА Клавдия Алексеевна. 6 марта 1915 года в 3-й гренадерский Перновский полк был зачислен доброволец, назвавшийся Николаем Александровичем Богачевым из крестьян Новоузенского уезда Самарской губернии. За отличие в бою 20 апреля 1915 года он был награжден георгиевской медалью «За храбрость» 4-й степени, а семь месяцев спустя – Георгиевским крестом № 148 904 и произведен в ефрейторы за то, что «вызвавшись охотником в разведку, высланную 12 ноября 1915 г. южнее озера Колдычева с целью захвата пленных, первым бросился на шедший неприятельский дозор и, захватив первого попавшегося, обезоружил его». Финал истории обычен: герой оказался девицей Клавдией Алексеевной Богачевой и был исключен из полка 20 марта 1916 года. Впрочем, Клавдия Богачева вскоре вернулась на фронт, но уже как сестра милосердия, в каком качестве и пребывала до самого конца войны. Потом Клавдия Алексеевна Богачева (Гриневич) жила в Москве, умерла в 1961 году и была похоронена на Ваганьковском кладбище столицы.

КРАСИЛЬНИКОВА Анна Александровна. В ноябре 1914 года, ещё в начале войны, по 3-му Кавказскому армейскому корпусу был отдан приказ командира: «Мною 6-го сего ноября за заслуги награжден охотник (доброволец, прим. автора) 205-го пехотного Шемахинского полка Анатолий Красильников Георгиевским крестом 4-й степени за №16602, который на перевязочном пункте оказался девицей Анной Александровной Красильниковой, послушницей Казанского монастыря. Узнав, что братья ее, рабочие Артиллерийского завода, взяты на войну, решила одеться во все солдатское и стать в ряды вышеупомянутого полка... Исполняя обязанности санитара, а также участвуя в боях, она, Красильникова, оказала боевые заслуги и проявила редкую храбрость, воодушевляя роту с коей пришлось ей работать». Кроме награждения Георгиевским крестом, Анна Красильникова была произведена в прапорщики и после выздоровления вернулась в свой полк.

ТОЛСТАЯ Александра Львовна. Родилась 1 июля 1884 года в семье знаменитого русского писателя – его младшая дочь. В самом начале войны ушла на фронт сестрой милосердия. Имела определенные медицинские знания (некоторое время до этого даже практиковала), была прекрасной наездницей. Работала в санитарном поезде Северо-Западного фронта операционной и перевязочной сестрой. 21 ноября 1915 г. Главный комитет Всероссийского Земского Союза помощи больным и раненым избрал Александру Толстую своим уполномоченным. В конце декабря того же года с санитарным отрядом убыла на Кавказский фронт. Была награждена двумя Георгиевскими крестами. Большевистский переворот восприняла крайне отрицательно. Позже переехала в США, где вела активную просветительскую работу. В 1939 году создала и возглавила Комитет помощи русским беженцам, известный как «Толстовский фонд». Незадолго до смерти, за огромный вклад в общественную и духовную жизнь США и других стран во имя гуманизма и прогресса, графине Александре Толстой было присвоено почетное звание лауреата Русско-Американской Палаты Славы. Скончалась 26 сентября 1979 года, в возрасте 95 лет.

Александра Ефимовна ЛАГЕРЕВА, неполных 18 лет, под псевдонимом Александр Ефимович Лагерь поступила разведчиком в кавалерийский полк. Во время боев под Сувалками разведотряд из 4 казаков под командой урядника Лагеря столкнулся с превосходящими силами германских улан и был взят в плен. Под ее руководством был организован побег из плена. По пути их отряд встретился с 3 казаками, отставшими от своей части. Уже приближаясь к своим позициям шестеро наших бойцов под командой урядника Лагеря, столкнулись с 18 немецкими уланами, внезапно напали на них и взяли в плен. За это Александра Ефимовна была произведена в прапорщики. Кроме того, отличилась в других боях, награждена двумя степенями Георгия. Была ранена в руку. И только, когда раненая была доставлена в Киев, выяснилось, что она девица. После излечения вновь вернулась в свою сотню.

Александра Алексеевна ДАНИЛОВА в августе 1914 года подала прошение в канцелярию градоначальника о том, что ее муж призван из запаса и уехал на войну, она же горит желанием вступить в ряды войск и принести посильную помощь Отечеству. Начала службу санитаром в полевом госпитале Принца Ольденбургского в Лобачеве, где пробыла 2 недели. Во время работ на передовых позициях, когда шла штыковая атака, она отличилась и была назначена в разведывательную команду. Во время одной ожесточенной атаки свалила с лошади австрийского офицера, увела его лошадь, захватив при этом пулемет. Была представлена к Георгию 3 степени. В разведкоманде пробыла 2 месяца. В последний раз, 1 декабря во время разведки под Краковом, она была тяжело ранена в правую ногу и получила контузию, представлена к чину прапорщика и к Георгиевскому кресту 4 степени.

ЧИЧЕРИНА Вера Владимировна. Вдова офицера Лейб-гвардии Конного полка, после начала войны она на собственные средства оборудовала санитарный отряд, с которым отправилась на фронт. За вывоз раненых из-под огня с риском для собственной жизни была награждена Георгиевским крестом 4-й степени. Заботе о раненых была посвящена вся ее жизнь, вплоть до отъезда в эмиграцию (даже во время красного террора). Во Франции она открыла первый дом престарелых для русских эмигрантов, в котором трудилась до конца жизни.

Людмила ЧЕРНОУСОВА, уроженка Томской губернии. В феврале 1915 года бежала из дома, переодевшись в одежду своего брата-студента и забрала его документы, поступила в армию. Во время разведки Черноусова взяла в плен австрийского офицера и привела его к своим, за что была награждена Георгиевским крестом 4 степени и произведена в младшие унтер-офицеры. Во время последнего крупного боя Черноусовой пришлось командовать полуротой, во главе роты она бросилась в штыки и была ранена в бедро. На перевязочном пункте девушка была опознана. За последний подвиг Черноусова получила Георгиевский крест 3 степени.

Ольга ШИДЛОВСКАЯ, только что окончившая витебскую гимназию, обратилась к Верховному Главнокомандующему Великому Князю Николаю Николаевичу с просьбой о разрешении вступить ей добровольцем в действующую армию и, по возможности, в тот полк, в котором 100 лет назад служила знаменитая Надежда Дурова. Просьбу удовлетворили, и Ольга была зачислена в 4-й гусарский Мариупольский полк в рядовом звании под именем Олега Шидловского. С полком она прошла всю войну в 1915-1917 гг., воевала на северо-Западном и Северном фронтах, была произведена в старшие унтер-офицеры и награждена Георгиевским крестом 4-й степени и Георгиевской медалью.

ПОТЕМКИНА Ирина Ивановна, мещанка из Екатеринослава, 8 ноября 1914 года отправилась добровольцем на фронт, служила в 138 пехотном Болховском полку, награждена Георгиевским крестом IV степени, Георгиевскими медалями 4-й и 3-ей степени. 25 мая 1915 года была ранена и попала в австрийский плен, откуда вернулась с ампутированной кистью руки.

Баронесса Евгения Петровна ТОЛЬ состояла санитаром под фамилией своего первого мужа поручика Коркина, убитого в начале войны. Она была трижды ранена. Награждена Георгиевским Крестом 4 степени и представлена к Георгиевскому Кресту 3 и 2 степени. Находилась на излечении в Москве.

Сестра-доброволица Е.А. ГИРЕНКОВА около двух с половиной месяцев провела в окопах переднего края. За проявленное мужество при оказании помощи раненым под огнем германской артиллерии, она была награждена Георгиевским крестом 4-й степени.

Сестра милосердия Евгеньевской общины Прасковья Андреевна НЕСТЕРОВА (1884-1980) принимала участие в русско-японской и первой мировой войнах, была награждена Георгиевским Крестом. В годы Второй Мировой войны была медсестрой в госпитале. До 80 лет она работала медицинской сестрой в больнице. Когда за долгий, добросовестный труд ее хотели наградить орденом Ленина - она отказалась. Скончалась Прасковья Андреевна в доме престарелых в Стрельне.

За героизм во время Великой войны Георгиевскими крестами были награждены ещё также:

СОКОЛОВА (урожденная ПАЛЬКЕВИЧ) Нина Александровна, +3.10.1959. Сестра милосердия. Георгиевский кавалер. Похоронена на Сен-Женевьев де Буа.

ПЛАКСИНА (урожденная СНИТКО) Надежда Дамиановна, 28.7.1899 – 1.9.1949. Сестра милосердия, кавалер Георгиевского креста трех степеней. Жена гусарского офицера. После революции эмигрировали во Францию, жили в Лионе.

На Западном фронте, в составе женского «батальона смерти» воевала Федора Васильевна ФЕДОТОВА из Якутии. За отличия в боях она была награждена Георгиевским крестом. Получив тяжелое ранение в легкие, она была комиссована и умерла на родине в том же 1917 году.

Евгения ВОРОНЦОВА, 17 лет, доброволец 3-го Сибирского стрелкового полка, погибла у озера Нарочь в марте 1916 года.

Мария КУРПЬЕВА, летчик, награждена Георгиевским крестом за воздушную разведку позиций противника.

Екатерина ЛИНЕВСКАЯ (Иван Соловьев), до войны жила и работала в г. Вологда. Награждена Георгиевским крестом за то, что не покинула поля боя после тяжелой контузии.
Также в журнальных публикациях упоминаются Екатерина МОРОЗОВА из Вятской губернии, Мария СЕЛИВАНОВА из Тульской губернии, Ольга ТЕРЕХОВА из Тамбова, Нина РУМЯНЦЕВА, Мария НИКОЛАЕВА, Мария ИСАКОВА, КУДАШЕВА, МАТВЕЕВА. К сожалению, имена – это все, что пока о них известно.

Версия для печати