Бесплатно

С нами Бог!

16+

19:00

Пятница, 06 дек. 2019

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Поставщик Двора Его Императорского Величества

20.08.2019 08:47

Как крестьянин Кузнецов стал русским фарфоровым королём, а его потомки - жертвами большевиков

Из фарфора с их фабрик ели и в императорском дворце, и в купеческих домах, и в кабаках, и в сельских избах. Более 100 лет клан Кузнецовых был лидером фарфорово-фаянсового бизнеса России. После 1917 года был уничтожен почти весь этот род. А вот фарфоровое дело, основанное когда-то простым гжельским кузнецом и продолженное его потомками, живет и по сей день. Да и знаменитая «кузнецовская» посуда до сих пор встречается на наших столах.

Зарождение династии
Говоря о семье Кузнецовых, начать нужно с родоначальника этого знаменитого клана – Якова Васильева. Он жил в Гжельской волости, имея постоялый двор и неплохо зарабатывая кузнечным ремеслом и, возможно, поэтому, сменил фамилию на Кузнецов.

Яков с сыновьями часто бывал на местном рынке и замечал, что очень большим спросом пользуется простая глиняная посуда. Она здесь, как правило, продавалась неказистая и плохого качества, но стоила дешево, поэтому люди скромного достатка ее все равно брали. Посудой интересовались и толстосумы, но, как правило, осмотрев небрежно изготовленные изделия, разворачивались и уходили. Скорее всего, именно эти наблюдения и натолкнули кузнеца на мысль сменить профессию.

В начале XIX века он построил маленькую мануфактуру и нанял на работу гжельских мастеров. Руководили производством его сыновья, на каждое изделие они ставили клеймо «Ф. Братьев Кузнецовых». Постепенно их фарфоровая посуда стала пользоваться спросом, ведь Кузнецовы тщательно следили за качеством изделий. К тому же, они охватили все слои населения – для бедных выпускали товары попроще, для зажиточных любителей шика – посуду изысканную и помпезную. Однако очень скоро Кузнецовы поняли, что в Гжели особо не разбогатеешь – здесь была приличная конкуренция, да и местные мастера соглашались работать на них только за большие деньги.

Фабрика переехала под Владимир, а ряды работников пополнились мастерами из разных уголков России. Сын Якова Терентий, как правило, высматривал их на рынках и предлагал работу на своей фабрике.

Но все-таки конкуренты нашлись и на новом месте: недалеко от предприятия Кузнецовых располагался завод Сафронова, продукция которого тоже была популярна. Но предприимчивый Кузнецов смог переманить к себе лучших сафроновских работников, знавших много профессиональных секретов, а затем и вовсе выкупить предприятие.

Со временем производство Кузнецовых расширилось, штат мастеров достиг 400 человек. Нужно было подыскивать новую территорию. Подходящее место отыскали неподалеку, близ села Дулево. Так появился знаменитый Дулевский завод.

В 1880-х годах на производстве Кузнецовых трудилось уже более тысячи человек. Все сошлось идеально. Во-первых, в Дулеве были очень дешевые дрова, которые в большом количестве требовались для обжига посуды. Во-вторых, здесь было много безработного населения, так что местные жители не гнались за высокой зарплатой и были готовы обучиться новому ремеслу. В-третьих, опытные мастера предприятия Кузнецовых оказались отличными учителями для новичков, и те быстро освоили все премудрости.

Даже высокая смертность среди работников (это всегда был труд тяжелый и вредный для здоровья) не мешала предприятию процветать и бесперебойно поставлять в разные города России посуду, зарабатывая ежегодно более миллиона рублей. Секреты уникальности кузнецовской посуды передавались из поколения в поколение. Это и особый способ заготовки глины, и высокое качество топлива, и особые краски.

Для каждого этапа (формовки, обжига, сортировки и т.д.) у Кузнецовых существовали свои узкопрофильные работники. Считается, что принцип разделения труда на производстве впервые ввел в практику именно этот завод.

Вскоре у дулевского предприятия появились свои филиалы. Сын Терентия Кузнецова Сидор открыл завод в Риге, получив возможность оперативно поставлять товар по морю за рубеж, а правнуки Якова занялись производством и в других городах.

Король фарфора
Постепенно Кузнецовы практически вытеснили с отечественного рынка зарубежных конкурентов, да и российских было уже немного. Но настоящим монополистом в области производства посуды предприятие Кузнецовых стало в 1889 году, когда у руля встал Матвей Сидорович Кузнецов. Он выкупил за бесценок много разорившихся российских предприятий, в том числе знаменитый фаянсовый завод Ауэрбаха, который нередко поставлял свою изящную посуду людям из высшего общества.

Матвей Кузнецов организовал «Товарищество производства фарфоровых, фаянсовых и майоликовых изделий М. С. Кузнецова», правление которого располагалось в Москве. Оно объединило почти два десятка филиалов, вся продукция которых теперь стала маркироваться одинаково.

Вскоре Кузнецов осуществил свою давнюю мечту – приобрел завод Гарднера (который считался лучшим фарфоровым предприятием России), включая его модели, рисунки и образцы. Вместе с заводом он получил право ставить на посуде фирменный знак предприятия Гарднера и печатать все отметки о его наградах. Кроме того, у завода остались именитые заказчики, которые охотно продолжили сотрудничество с новым руководством – благо качество посуды осталось столь же высоким.

Кузнецов старался для каждого региона выпускать именно ту посуду, которая там востребована. Например, на Восток он поставлял пиалы и чашки с характерным причудливым орнаментом.

Фарфоровый король не гнушался выпускать посуду и для предприятий общественного питания. Он понимал, что это очень большой рынок сбыта, тем более, это позволяет охватить больше потенциальных заказчиков. Часто бывало, что, увидев интересную посуду в трактире, посетитель впоследствии покупал похожую для себя.


Матвей Кузнецов очень трепетно относился не только к качеству товара, но и к их художественной ценности, уделяя большое внимание росписи. Некоторых мастеров он специально отправлял учиться в Строгановку, полностью оплачивая их расходы на обучение. Известно, что Кузнецов тесно сотрудничал с Врубелем.
О том весе, который имело предприятие Кузнецова, говорит хотя бы тот факт, что в начале прошлого века оно получило от императорского двора почетное право использовать на своих изделиях символ государства – изображение двуглавого орла. А сам Матвей Кузнецов удостоился звания «поставщика Императорского Двора».


Единственным конкурентом товарищества в те годы был лишь Императорский фарфоровый завод (после революции - Ленинградский завод им. Ломоносова), но предприятия Кузнецова были более динамичными, а ассортимент - более широким.

Умер миллионер Кузнецов в 1911-м, когда его фарфорово-фаянсовая империя была на самом пике своего развития, а потомки готовы были продолжить и развивать семейное дело. Однако история перечеркнула эти планы.

После 1917-го Кузнецовы лишились всех своих заводов, кроме того, что располагался в Риге – их национализировали. Когда же Латвия стала частью СССР, отошел государству и рижский филиал. Почти всех потомков Матвея Кузнецова репрессировали.

Меценаты, любившие Родину
Память об этой династии не угаснет. Кузнецовы всегда показывали, что их товар – именно русский, и даже когда в России существовала практика ставить на посуде клейма известных зарубежных производителей, чтоб продать ее подороже, потомки Якова Кузнецова никогда этого не делали.

Предприятия производили подсвечники и иконостасы для русских храмов, расписывая их майоликовой и эмалиевой краской и золотом, участвовали в международных выставках, представляя Россию.

Эта династия славилась и своей благотворительностью, помогая как обычным православным, так и старообрядческим храмам (сами они были старообрядцами). Кроме того, они строили, школы, приюты, больницы, бесплатные столовые.

Ну а посуду фабрики Кузнецова до сих пор можно встретить в домах не только россиян, но и жителей Китая, Персии, стран Европы.

См. также видео https://www.youtube.com/watch?time_continue=8&v=QoWXVPRUaJ4

Источник Версия для печати