Бесплатно

С нами Бог!

16+

00:47

Понедельник, 27 сен. 2021

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Дневник "якутской Тани Савичевой" - Чурапча.

25.05.2021 09:00

Знаете, сколько стоила в годы войны одна рыба? Ни много ни мало - "смерти одного немца», ведь «только сытый солдат может победить фашиста!" Ловись, рыбка - в январе 42 года партия решает развивать рыбные промыслы Сибири и Дальнего Востока. Как назло, уже три года засуха и саранча уничтожают урожай в Чурапчинском улусе. Парторганы Якутии в августе решают убить двух зайцев: спасти от голода скотоводов и дать фронту рыбу, переселив весь район на Север и берег Ледовитого океана.

Ехать не хотели, хотя переселенцам были обещаны "золотые горы": в армию не брать, выдавать в месяц на человека вдоволь продуктов, уютное жилье... Ввиду ожидающих "золотых гор" запретили брать более 16 кг на человека. Переселение форсировали, выделив на сборы три дня. Сотни телег потянулись к пристани...

«12 сентября 1942 года. Сегодня умер наш Нюргун. Мама сильно переживает. Теперь заболел брат Егор. От папы нет писем. Пароходов все нет. Очень холодно. Продукты кончаются."

Те, кому довелось попасть на баржу последними, прожили на берегу Лены 26 дней, укрываясь под прибрежными кустами.

"13 сентября 1942 года. Наконец-то прибыл пароход. Он большой и очень красивый, только люди на пароходе очень злые. Нас с нашими коровами и лошадьми загрузили в одну баржу. Очень тесно. Мы всей семьей расположились возле коров. Дедушка говорит, что так будет тепло во время плавания. Егор все время бредит, зовет папу. Перед прибытием парохода получили «похоронку» на отца. От горя слегла мама».

Люди плыли на открытых палубах под дождем и снегом. Горячее? Вода из реки, смешанная с мукой...

"16 сентября 1942 года. Дедушку затоптали лошади, когда он бросился их успокаивать. Дед говорит, что самое страшное позади, хуже уже не будет, скоро приплывем на место и будем ловить рыбу для фронта. Я помогаю бабушке, мы вдвоем ухаживаем за мамой, братом Егором и дедом. У деда сломаны рука и нога».

На предусмотренных для высадки песках часто не было ничего, кроме песка, глины, плавника - из них строили землянки, в которых надо было выжить при минус сорока...

"28 сентября 1942 года. Наконец-то прибыли на место. Голый берег, никто нас не встречает. Первым делом похоронили умерших. Среди них моя подруга Айта. Отощавшие коровы и лошади еле сошли на берег. Кругом снег и лед. Строили шалаши для жилья и для скота».

Но фронт ждал рыбы. Практически не знакомые с особенностями рыбной ловли, все, кто мог держать сеть - выполняли план. Трудодни начисляли только работающим.

"3 января 1943 года. У нас совсем кончились продукты, нет ни грамма муки и рыбы. Деду совсем плохо, скончался ночью Егорушка. У мамы опускаются руки, ничем не может помочь своим. Выживет ли кто-нибудь и вернется в Чурапчу?"

Вместе обещанного 16 кг хлеба в месяц выдавали по 3-5 кг, немножко рыбы, ложки масла. Не в чем было ходить на морозе.
"15 января 1943 года. Дедушка перед смертью сказал: «Хотя мы все смертны и когда-нибудь все умрем, но так обидно, когда умирают из-за разгильдяйства на берегу угрюмой реки... "

Чурапчинцы меняли фамильные украшения, последние меха на муку или карасей, а потом ели подошвы, ремни, мох... Местные в каких-то районах помогали чем могли. Там, где помогали, умерло меньше.

"20 февраля 1943 года. Сегодня приехал бригадир , привез немного рыбы и муки, которую отправили братья из своих скудных норм. Алексей и Михаил тоже болеют. Бригадир сказал, что их скоро привезут. Мать всю ночь проплакала. Со смертью братьев перестанут выдавать норму и мы останемся совсем голодными. Иссякают надежды и с нею жизненные силы. Бабушка все время лежит, не хочет ни есть, ни пить. Только все время говорит о своей Чурапче, вспоминает свой родной алас, родственников. Все мысли ее о возвращении домой. И мы тоже хотим домой"

Чурапчинцы работали и ночами, чтоб с непривычки хоть как-то закрыть нормы. За два года работы они дали 3 с половиной плана.

"20 марта 1943 года. Николай уехал на войну. Теперь у нас в колхозе осталось трое мужчин. Дома совсем нечего есть. На рыбалку не ходим, сил нет. Говорят толщина льда 2 метра».

Те, кто умирал от голода, умирали прозрачными и распухшими... Зимой 42-43гг трупы складывали штабелями возле школы. "Ребята говорили, мол, Колька умер от холода, а Валька от голода..."

"3 мая 1943 года. Солнце светит ярко. Но у меня сил совсем нет. Мать варит кожу, в которую добавляет заболонь и ягель. После такой еды очень болит живот. Говорят летом поедем обратно домой, в Чурапчу, этой надеждой и держимся».

"10 мая 1943 года. Сегодня наш председатель говорил, что написал письмо с просьбой о возвращении оставшихся живых в родную Чурапчу. Люди ходят как тени с выпирающими костями».

"...Все колхозники стремятся обратно в Чурапчу: «Если приедем в любимую Чурапчу и умрем даже в день приезда, то смерть не будет так страшна...». Никаким агитациям не поддаются."

"6 мая 1943 года. Умерла мама. Бросив семью, убежали в Чурапчу председатель и бригадир"

"18 мая 1943 года. Умерли все. ОСТАЛАСЬ Я ОДНА. Писать уже нет сил."

Майю нашли рыбаки. Собрав последние силы, она написала письмо "любимому вождю Сталину с просьбой вернуть все колхозы обратно в Чурапчу". Майя умерла, так и не увидев дом... Лишь в 1944 г. партийное руководство вернуло переселенцев на родину.

В Чурапче на Горе Поклонения поставили памятник, к которому ведет 41 ступенька - чтобы вспомнить те колхозы, те почти ДВЕ тысячи человек из пяти тысяч переселенных, не вернувшихся домой.

Есть еще один памятник чурапчинской стойкости - "чурапчинская школа борцов". Ее основатель, Дмитрий Коркин, прошедший все ужасы того переселения, стал всемирно известным тренером. Из сельской школы-интерната Чурапчи, которую он основал, вышли 2 чемпиона Олимпийских игр, 5 чемпионов мира по вольной борьбе, более сотни мастеров спорта.

Источник Версия для печати