Бесплатно

С нами Бог!

16+

03:55

Воскресенье, 17 окт. 2021

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Память о подвиге белом

15.06.2021 23:41

Невзрачный клочок земли, зажатый между оградой парка и электрической подстанцией, пара мемориальных табличек, изуродованная икона из разрушенной часовни да сломанный крест - вот все, что осталось от таллинского кладбища Северо-Западной армии, расположенного в приморском микрорайоне Копли

Сегодня появилась надежда на восстановление Георгиевской часовни, возведенной на кладбище СЗА в 1936 году по проекту известного архитектора Александра Владовского - в память о покоящихся здесь русских воинах-мучениках. 

 Сами эстонские историки свидетельствуют: вклад Северо-Западной армии в защиту независимости Эстонии был значительным. Было успешное наступление весной 1919 года, в результате чего большевики были вынуждены перебросить свои войска к Петрограду, ослабив наступление на юге, где эстонские войска оказались в сложной ситуации. Была помощь СЗА в защите эстонской границы на Нарвском фронте в ноябре 1919 года. Были и другие эпизоды. 

Но главным фактором, пожалуй, стало само существование грозной силы, ликвидация которой была одной из целей большевиков на переговорах с молодой Эстонской республикой. Не будь угрозы со стороны Северо-Западной армии - условия Тартуского мира были бы для эстонцев намного хуже. Тем не менее, трагическая история гибели Северо-Западной армии остается в Эстонии полутабуированной темой. Оно и понятно - кому по нраву неудобная, стыдная, взывающая к совести правда о делах давно минувших дней.

 В конце 1919 года армия прославленного царского генерала Николая Юденича оказалась в отчаянном положении: провалившееся наступление на Петроград, разочарование в союзниках, более чем суровый прием со стороны молодой Эстонской республики, затем ликвидация СЗА, анархия, эпидемия тифа и смерть.

 В ноябре 1919 года эстонские власти дали разрешение отступающим подразделениям Северо-Западной армии, членам семей и беженцам на переход через реку Нарова. Десятки тысяч людей, в том числе раненых, разместили в малонаселенной лесистой местности. Стоял мороз - двадцать градусов ниже нуля. Теплой одежды не было. Власти посоветовали рыть землянки, но даже землю копать было нечем. 

 Тиф начал косить ряды северо-западников в декабре 1919 года. К тому времени эстонское правительство за спиной своих товарищей по оружию уже вело переговоры с Советской Россией, жизненно заинтересованной в дезармировании СЗА.

 Выполняя достигнутые с совдепией договоренности, Эстония приступила к разоружению измученных, оставленным без помощи бойцов. В условиях расформирования СЗА и начавшейся анархии военные медики оказались не готовы к борьбе с эпидемией тифа. Не было нужных лекарств, средств дезинфекции, подходящих помещений. Тифом заболели большинство врачей и сестер милосердия, началось дезертирство. В первые недели в импровизированных лазаретах смертность была на высочайшем уровне - умирал каждый второй.

Вот что докладывал комендант 1-го Ревельского армейского госпиталя, расположившегося в коплиских фабричных бараках (ныне на этом месте престижный жилой квартал):

 “В палатах ужасная грязь, в некоторых полы не мылись целыми месяцами. Приспособлений для выноса мусора никаких. Вентиляции нет. Дворы госпиталя полны нечистот, нечистоты также «сваливались из отхожих мест на берег моря и никогда не убирались», из-за неисправности водопровода ватерклозеты не действуют, переполнены и замерзли. Большинство больных ... спали на грязном полу на грязных матрацах, в которых солому не меняли в течение нескольких месяцев. Многие больные не имели даже и тюфяков и спали на голом полу, закрывшись шинелями, и буквально замерзали (были случаи обмораживания конечностей). 

 Белье на больных не переменялось в течение нескольких месяцев, его совершенно не хватает даже на половину людей, так как стирка не производится регулярно вследствие отсутствия собственной прачечной и отказа эстонцев принимать в город для стирки белье заразных. Питание совершенно недостаточно, кипяток не всегда бывал в достаточном количестве, так как не было кипятильников и посуды. Котелков, кружек, мисок, ложек не было. В госпитале не было бани, ванн и даже умывальников.

 Сестер милосердия не было, так как все были больны тифом, а в настоящее время находятся в отпуску по болезни. Санитаров было на 50 больных один. Докторов по числу больных очень мало”.

 Ситуация переменилась лишь после того, как руководство СЗА, Антанта и эстонское правительство заключили в конце февраля 1920 года соглашение, по которому правительство Эстонии брало на себя ответственность за лечение северо-западников. Взамен эстонцы получили все имущество СЗА и 50 тысяч фунтов стерлингов от Антанты. На основе армейских лазаретов было сформировано 11 “русских госпиталей”, а из больниц Российского Общества Красного Креста было образовано 6 госпиталей Красного Креста. Адекватные меры были наконец приняты и уже к маю того же года эпидемию удалось остановить.

Для захоронения умерших за зиму северо-западников был выделен небольшой участок, прилегающий к Коплискому кладбищу (в пятидесятые годы старое лютеранское кладбище разорили и на его месте устроили парк с катком, пивной и каруселями). Хоронили траншейным методом. Никакого учета не велось, поэтому о количестве похороненных достоверных сведений нет. В довоенных публикациях назывались различные цифры - вплоть до нескольких тысяч. Все же наиболее близкой к реальности, по-видимому, является оценка многолетнего энтузиаста восстановления захоронений СЗА, профессора Юрия Павловича Мальцева, по расчетам которого на братском кладбище в Копли было похоронено около 700 человек.

 Кладбище СЗА с самого начала было важным местом для русской общины Эстонии. На его благоустройство устраивались сборы, учреждались общественные комитеты, здесь проводились молебны и панихиды. В 1936 году на кладбище была возведена мемориальная часовня в честь святого великомученика Георгия Победоносца. Часовня строилась на общественных началах, ее безвозмездно спроектировал известный архитектор Александр Владовский. После возвращения советской власти, в период с 1946 по 1951 год (точная дата не установлена) часовня была осквернена и разрушена, а кладбище ликвидировано - его попросту сровняли с землей. Этому предшествовали неоднократные акты надругательства и вандализма. Позже на территории кладбища СЗА была построена электрическая подстанция, где она находится до сих пор.

 Несмотря на то, что новая власть желала уничтожить все, что напоминало о героях-мучениках из Белой гвардии, до наших дней дошло несколько артефактов, имеющих прямое отношение к кладбищу северо-западников. Это и найденная на чердаке близлежащего храма латунная доска со списком похороненных (всего на ней выгравировано около ста пятидесяти имен с добавлением “и прочих на сем месте погребенных, имена их Ты, Господи, веси”); и мраморная плита, которая была установлена на общем кресте, с эпитафией: 

«Крепче, чем этот надгробный гранит, 

Ставший героев уделом, 

Родина пусть навсегда сохранит 

Память о подвиге белом»

(История обретения этой реликвии удивительна - в 1985 году ее нашли в неглубокой воде на пляже - известно, что в пятидесятые годы туда с целью укрепления береговой линии свозили каменный лом с разоренных кладбищ). 

 В коплиском Николаевском храме хранится также обломок креста и прикрепленная к нему металлическая табличка с именем медсестры - Марии Дмитриевны Подчекаевой, уроженки города Пскова и дочери северо-западника, скончавшейся от тифа при уходе за больными и ранеными воинами СЗА. И, наконец, главная святыня: большая - более двух метров в высоту - расстрелянная икона великомученика Георгия Победоносца из снесенной часовни. Расстрелянная в прямом смысле - при реставрации в ней было найдено 52 пулевых отверстия. Лик иконы был поврежден ударом приклада, а на ее киоте были найдены след от удара штыком. 

 Сейчас с иконой все в порядке - благодаря кропотливому труду реставраторов ей был возвращен первоначальный вид, в чем можно убедиться, посетив храм святителя Николая в Копли. Хочется надеяться, что в недалеком будущем эта святыня приобретет более широкую известность и станет объектом особого почитания.

 О восстановлении разрушенной часовни мечтали многие и давно, но возможность для этого открылась совсем недавно. Подготовка к воссозданию Георгиевской часовни-памятника, как она изначально называлась, началась в 2020 году. Мэрия Таллинна выкупила считавшийся территорией электроподстанции участок кладбища, благодаря чему смогли начаться проектировочные работы, заказчиком которых является некоммерческое объединение “Общество святого Георгия”, тесно связанное с Эстонской Православной Церковью Московского Патриархата. На сегодняшний день проектировочные работы, которые ведет таллиннское архитектурное бюро AB Ansambel, вышли на финишную прямую, ведется сбор средств на начало строительства. 

 Целью является воссоздание часовни в ее первоначальном виде, насколько это возможно в условиях отсутствия первоначального проекта Владовского (несмотря на все усилия, найти его не удалось) и изменившихся за прошедшие 85 лет до неузнаваемости окрестностей.

Если в 1936 году это было открытое, продуваемое ветрами Таллиннского залива место, то сейчас речь идет о маленьком пятачке земли между оградой парка, строениями подстанции (ее, понятное дело, никто сносить не собирается) и дорогой, в непосредственной близости от многоквартирных домов. Поэтому вокруг часовни решено было создать закрытое пространство - своего рода мемориальную площадку, подобающую месту вечного упокоения. Все пропорции, архитектурные детали и нюансы воссозданы в современном проекте по немногочисленным фотографиям. Лишь облицовочный материал, с учетом общего архитектурного решения, был выбран другой - если в 1936 году это была штукатурка по кирпичу, с вкраплениями природного камня, то новая часовня будет полностью облицована плитняком.    

 Часовня строится на добровольные пожертвования (ее строительство обойдется примерно в 90 тысяч евро). До сих пор сбор средств велся внутри Эстонии, деньги жертвовали в основном русскоязычные жители страны. Сбором пожертвований по благословению митрополита Таллиннского и всея Эстонии Евгения занимается НКО «Общество святого Георгия» (по-эстонски Puha Juri Selts), специально созданное для содействия восстановлению часовни.

 Если у Вас возникло желание посодействовать восстановлению исторической справедливости и воссозданию Георгиевской мемориальной часовни, то сделать это можно с помощью международного банковского перевода, процедуру которого следует уточнить в своем банке.

 

Реквизиты для перечисления пожертвований:

 Получатель: Puha Juri selts

Адрес получателя: Treiali 6, 11712 Tallinn, Estonia

Регистрационный код получателя: 80590582

Наименование банка: AS SEB pank

Адрес банка: Tornimae 2, Tallinn, Estonia

Регистрационный код банка: 10004252

IBAN  EE631010220289989220

SWIFT-код/ BIC EEUHEE2X

Пояснение: Pozhertvovanije na chasovnyu

 

Связаться с НКО “Общество святого Георгия” можно по электронной почте - pj.selts@gmail.com.

 

Максим Рогальский, член правления НКО “Общество святого Георгия”

 

Фотографии:

  1. Проект Георгиевской часовни на кладбище СЗА в Таллине, архитектурное бюро AB Ansambel, Таллин

     

  2. Архивный снимок Георгиевской часовни на кладбище СЗА в Таллине

     

  3. Архивный снимок Георгиевской часовни на кладбище СЗА в Таллине

     

  4. Архивный снимок Георгиевской часовни на кладбище СЗА в Таллине

     

     

  5. Архивный снимок Георгиевской часовни на кладбище СЗА в Таллине

     

     

  6. Икона святого великомученика Георгия Побндоносца в отреставрированном виде

  7. Та же икона в поврежденном виде

  8. Общий чугунный крест с эпитафией на мраморной доске (до строительства часовни)

     

  9. Та же мраморная доска с эпитафией

     

     

  10. Латунная табличка с именами погребенных

     

  11. Латунная табличка с именем сестры милосердия 

 

Версия для печати