Бесплатно

С нами Бог!

16+

02:28

Суббота, 03 дек. 2022

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Н.Н. Львов. СВЕТ ВО ТЬМЕ. ОЧЕРКИ ЛЕДЯНОГО ПОХОДА 

18.11.2022 14:46

Вступление. Часть 1.

«Что такое армия? Это не генерал Врангель с его штабом, не офицеры и солдаты первого корпуса Кутепова, не донцы и кубанцы под начальством генерала Абрамова и Фостикова.

Армия - это что-то гораздо большее.

Это три года неустанного напряжения воли, человеческих страданий, отчаяния, тяжких лишений, упадка и нового подъема, подвиг русского мужества, непризнанный и отвергнутый.

Сменялась осень на зиму, наступала весна и вновь чередовались лето, осень и зима, а борьба, поднятая двумя стами юнкеров и кадет в Новочеркасске, всё продолжалась.

Она продолжается и теперь в новых условиях, но всё та же борьба, и те, кто бьёт щебень на дорогах Сербии, копает лопатами землю, работает в рудниках Перника, в тяжелом труде добывая насущный хлеб, делает всё то же русское дело.

Прошлое продолжает жить в людях. Армия воплотила в себе это прошлое.

Армия это не только те, кто остался в живых, но и все те, кто лежит под могильным крестом, засыпанный землею.

Армия - это трагическая смерть Каледина, это тени замученных атамана Назарова, Богаевского, Волошинова, героическая гибель есаула Чернецова, это тело Корнилова, преданное поруганию безумной толпой красноармейцев, это прах Алексеева, перевезённый для погребения в чужую землю, это кормчий, сменяющий один другого во время урагана среди крушения, это русские города, освобождённые один за другим от Екатеринодара до Киева и Орла, это грязная, красная тряпка, разорванная в клочки, это русское трехцветное знамя.

Армия - это скрытые муки матери, посылающей своего последнего сына в смертный бой, это мальчик во главе своей роты Константиновского училища, умирающий при доблестной защите Перекопа.

Вот, что такое армия».

/ «Русская армия на чужбине» Н.Н.Львов
Белград 1923 /.

 

 

Очерки ледяного похода - «Свет во тьме» - были написаны моим отцом и помещены в газете «Возрождение» в 1926 году.

Получить все номера, в которых были напечатаны воспоминания моего отца об этом походе, я не мог - недостаёт двух номеров.

Поэтому в этом издании «Света во тьме» нет описания некоторых событий первого Кубанского похода.

Очерки ледяного похода - не исторический труд, не критический разбор начала гражданской войны на юге России и не газетные статьи политика, с партийным пристрастием описывающего события этого времени так, как он желает их понимать.

«Свет во тьме" - это запись тех жгучих чувств и мыслей, которые сами вырываются из души и создают правдивый и страшный рассказ о трагедии России.

"Свет во тьме" - это тот свет, который озарял благородные и смелые души и освещал им путь чести, крови и страданий; тот путь, по которому должны были идти те, кто во мраке безумиями преступлений не утратил сознания своего долга перед гибнущей Россией.

В Кубанский поход пошли 3.000 человек - три тысячи против тьмы ненависти и злобы к себе, предательства и равнодушия,

« Порыв по своей возвышенности, по своему бескорыстию, по самоотверженности и мужеству столь исключительный, что трудно отыскать другой подобный в истории. Неувенчанный лавровый венком, этот подвиг тем бескорыстнее, чем менее он оценен людьми / «Русская армия на чужбине» Н.И.Львов /,

Мой отец в беженстве, в нужде и лишениях, не впал в уныние, но до конца своей жизни верил, что при всех обстоятельствах, в других условиях, в других формах, без оружия и помощи со стороны, казалось бы, в безнадежном положении, но всё та же борьба, начатая добровольческой армией, продолжается и закончится победой духа над тленом.

/ "Мечи, щиты и крепость стен,
Пред Божьим гневом,- гниль и тлен".
М. В. Ломоносов /.

В это и верил мой отец. И это мысли не мечтателя, не навязчивые идеи безнадежного оптимиста, но реальные мысли не сломленного жестокими испытаниями духа.

И тот, кто не завяз в болоте современного бездушия жизни, не может не видеть той непрерывной борьбы с коммунизмом, того света, который был зажжен на Дону года назад и остается н е у г a с и м ы м во многих русских сердцах в нашей России.

Я сердечно благодарен своим добрым друзьям, без помощи которых я не мог бы издать «Свет во тьме» : Ивану Емельяновичу Поповскому, Евгению Феодоровичу Псареву и доктору Николаю Павловичу и Вере Ивановне Протопоповым, участникам белого движения на юге России.

Я благодарен им не только за их труд, но и за то чувство понимания и сердечности, которое было проявлено ими в этом дело.

В. Львов.
75 Burwood (?) Belfield 2191. Australia .
 
 

Пояснение к стр. 6-й.

В Кисловодске находилась Великая Княгиня Мария Павловна /мать Вел.Кн. Кирилла Владимировича/ с сыновьями.

 

Часть 1-я

Раздел 1-й

«Мы идем в степи, вернемся, если будет милость. Божия. Но нужно зажечь светоч, чтобы оставалась хотя бы одна светлая точка среди охватившей Россию тьмы».
Слова генерала Алексеева.

I.

Вооруженная толпа ворвалась в Зимний Дворец. Министры схвачены и посажены в Петропавловскую крепость. Керенский бежал. Временное правительство пало.

Восемь месяцев шла игра в революцию. Комедия кончилась и началась трагедия - оргия дикая и кровавая.

Толпы хлынули с фронта. Дезертиры, бродяги, убийцы и среди них шпионы, провокаторы, уголовные, выпущенные из тюрем, наводнили поездные составы, вокзалы, улицы городов, площади, базары, села.

Всюду насилия, грабежи, убийства и погромы.

И в эти дни ужаса и крови на маленькой станции Новочеркасска высаживается генерал Алексеев.

Я видел его. Он жил в вагоне на запасных путях. В штатском платье, один, без всяких средств, но как всегда, спокойный... Все тот же глубокий, вдумчивый взгляд из под нависших бровей.

Не для того, чтобы найти себе убежище, приехал генерал Алексеев в Новочеркасск, а для того, чтобы упорно продолжать свое дело, а делом его была русская армия.

Генералы Корнилов, Деникин, Лукомский, Марков заключены в Быховской тюрьме. Вскоре зверски убит ген.Духонин. Крыленко с шайкой убийц разгромил Ставку.

Ни следа не осталось от того, что несколько месяцев назад было могучей русской армией.

Русского офицера не стало: кто убит, кто выгнан, кто скрылся.

Не стало и русского солдата. Был дезертир-предатель, вооруженная толпа бродяг и громил.

Натиск германских армий, вся сила германской техники не могли сломить русской мощи; подточила ее моральная ржавчина.

Армия пережила постыдные дни керенщины, наступали дни Брест-Литовска.

Но ничто не в силах поколебать генерала Алексеева. Шульгин

вспоминал, что приехавший с ним из Киева Лопуховский был четырнадцатый записавшиеся в отряд Алексеева.

Четырнадцатый доброволец из ІЗ-ти миллионной русской армии. Нелегка была задача!

На Дону к генералу Алексееву относились с подозрением. Только что минуло тревожное время борьбы Керенского с атаманом Калединым. Боязнь быть заподозренными в контр-революции заставляла сторониться от генерала Алексеева. Приходилось вести дело скрытно. Под видом выздоравливающих раненых были размещены первые добровольцы в лазарете на Барочной улице.

Не было оружия, не было теплой одежды, не было денег. Донское правительство отказывало. Из Москвы не присылали.

Нестерпимую муку переживал генерал Алексеев в вечной заботе, откуда добыть денег для оплаты счетов по произведенным расходом.

Добровольцы кормились и одевались на случайные пожертвования добрых людей, и во время боев под Ростовом им отвозили на позиции сапоги и теплую одежду, собранные у жителей Новочеркасска, кто это даст.

Орудия добывали сами. Первые два орудия были выкрадены в Лежанке у красных, и во всей упряжке доставлены в Новочеркасск. Вторые тайком куплены у казачьей батареи. За орудиями были посланы юнкера в Екатеринодар, но были схвачены и отправлены в новороссийскую тюрьму. Вот как начиналась добровольческая армия,

И в эти дни, когда приходилось видеть генерала Алексеева, нагнувшегося над столом, в очках, старательно записывающего своим четким почерком в маленькую тетрадь каждую истраченную копейку, я проникался чувством преклонения перед ним, старым верховным главнокомандующим русской армией в этой убогой обстановке.

Для многих казалось непонятным и странным, как мог генерал Алексеев отдавать все свои силы заботам о каких-нибудь двух-трех стах добровольцах. Он, руководивший всеми русскими армиями, распоряжавшийся миллиардным бюджетом, теперь был поглощен хлопотами о добывании нескольких железных кроватей, о починке дюжины старых сапог, о вооружении своих людей несколькими стами ружей, двумя-тремя пулеметами.

Изыскивая средства, он писал письма к богатым ростовским благотворителям, прося их пожертвовать на нужды своих добровольцев.

Он весь ушел в то, что он называл своим последним делом на земле, а это было не только последнее, но и самое большое дело его жизни, ибо, и многолетние труды его для русской армии, и все то, что совершил Алексеев в руководстве русскими войсками в мировой войне, все это меньше того, что сделал больной старик, уже близкий к смерти, в своих заботах о четырехстах добровольцах.

Продолжение следует

Источник Версия для печати