Бесплатно

С нами Бог!

16+

14:47

Четверг, 18 авг. 2022

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Октябрический режим

02.03.2022 22:14

Предлагаем нашим читателям интервью с доцентом Астраханского технического университета Яной Анатольевной Седовой. В 2017 году госпожа Седова издала большое исследование о деятельности Государственной Думы в период с 1906 по 1911 гг — «Октябрический режим» ( 2 тома, изд. Алгоритм, Москва, 2017). Автор проделала, без преувеличения, огромный труд изучив огромное количество документов той эпохи. К сожалению, наши современники весьма поверхностны в суждениях о той эпохе. «Царь не принял рабочих», «Царь не дал ответственного министерства» и т.д. Сто лет российская общественность боролась за конституцию, за парламент — видя в них главную панацею от всех проблем. Наконец, получив желаемое, общественность превратила Государственную Думу в очаг смуты и разрушения Государства.

  1. Как родилась идея Вашей книги?

Очень давно, когда я под влиянием трудов Л.А. Тихомирова, И.А.Ильина, И.Л. Солоневича и некоторых других авторов часто размышляла о принципах монархического государственного строя. Захотелось на конкретном примере показать пагубность парламентской монархии. В то же время период 1906-1911 гг., когда еще жив П.А. Столыпин, еще относительно здоров цесаревич и еще мало популярна распутинская легенда, — мой самый любимый во всем царствовании Николая II.

Так и начала писать. Приехала в отдел газет РНБ на Фонтанке с амбициозной целью — прочитать все дореволюционные газеты за этот период. Сотрудники отдела надо мной слегка посмеялись. Но потом они ко мне привыкли, потому что я буквально жила в этом читальном зале, лишь уходя спать в гостиницу.

За время работы над книгой первоначальная идея претерпела ряд изменений. Парламентская монархия стала вызывать у меня меньше отторжения. Я прониклась глубокой симпатией ко многим своим персонажам, вплоть до ка-детов. На всех них лежит печать той, подлинной России. Поэтому книга получилась не против парламентской монархии, а, скорее, о Государственной Думе как срезе того общества.     

  1. В последние 30 лет историки неоднократно в своих исследованиях обращались к теме Государственной Думы Российской Империи и ее деятельности. Что нового  содержит Ваше исследование?

Во-первых, это большая обзорная работа, еле-еле уместившаяся в два тома увеличенного формата. Она не сужает тему до отдельных фракций, личностей или законопроектов. Во-вторых, в книге с точностью до отдельных статей и поправок разобраны все ключевые законопроекты, рассмотренные Государственной Думой при Столыпине — не только знаменитый аграрный закон по указу 9 ноября, но и финляндский законопроект, западные земства, вероисповедные законопроекты и другие. В приложении есть таблицы, наглядно показывающие, как Дума изменяла внесенные правительством тексты законов. Хорошо заметна тенденция переписывать каждый законопроект по канонам популярных в те годы либеральных программ, так что в итоге нередко получался новый текст под прежней обложкой.

  1. В своем выступлении на I Монархическом Съезде в 1921 году бывший член Государственного Совета А.Ф.Трепов рассказывал о том, как думские фракции занимаясь политиканством и борьбой с правительством, фактически сабатировали принятие множества законопроектов важных для регионов России. Насколько данное утверждение справедливо?
     

 В целом это обвинение часто предъявлял Государственной Думе правый лагерь, в том числе правая Государственного Совета. Действительно, обидно смотреть на процесс, происходивший в Думе на протяжении целого ряда лет. Правительство П.А. Столыпина разработало целый ряд назревших реформ, а Дума их похоронила. Впрочем, я бы поставила акцент не на саботаже и откровенном политиканстве, а на внесении поправок, заведомо недопустимых для следующей инстанции — Государственного Совета. Дума, в лице руководящей фракции, объявила таким путем войну верхней палате. Из-за этого важнейшие законопроекты безнадежно застревали. Особенно мне жаль закон о всеобщем начальном обучении, похороненный Думой с помощью этого приема. В итоге эту важнейшую для России реформу ввели только большевики.

           4. На основании Вашего исследования, какие выводы можно сделать о совместимости народного представительства и Монархии? Нужно ли народное представительство России? И если — да, то на каких принципах оно должно основываться, чтобы быть полезной для государства институцией, а не источником смуты?

Мое исследование вполне согласуется с тезисом идеологов неомонархизма о несовместимости парламентаризма в чистом виде и самодержавного строя в чистом виде. Какое-то из этих начал должно доминировать, иначе система работает вхолостую.

Безусловно, народное представительство необходимо. Однако я давно думаю о том, что идущая из XIII века концепция парламента себя изжила. Законодательство так усложнилось, что без юридического образования в этой системе и делать нечего. Это было хорошо видно в Государственной Думе III созыва (1907-1912), где юридические вопросы вывозили адвокат Маклаков и товарищ прокурора Замысловский, а крестьяне, взятые от сохи, только диву давались, что за тарабарщину господа обсуждают.

Впрочем, я тоже не юрист и, тем более, не политолог, поэтому могу только предположить, что, наверное, более эффективным началом для народного представительства было бы не всеобщее избирательное право, а система общественных комиссий, куда подбирались бы специалисты под конкретную задачу.

 Специально для ИА «Легитимист» А. С. Громов

Версия для печати