Бесплатно

С нами Бог!

16+

20:56

Воскресенье, 21 апр. 2024

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

«Вняв гласу их, приняли Мы верховное начальство над сим славным Орденом». Павел I и Мальтийский Орден. Неизвестные документы

28.11.2023 10:18

К 225-летию принятия Императором Павлом I звания Верховного магистра Ордена св. Иоанна Иерусалимского

Мальтийский Орден для многих является неким экзотическим словосочетанием, кто-то представляет рыцаря в черном плаще с белым восьмиконечным крестом на левой стороне. Но часто вспоминается русский император Павел I, портрет которого в мантии с большим бриллиантовым мальтийским крестом на груди широко известен. Однако Мальтийский Орден — не просто наградной знак рыцарского ордена: суверенный Мальтийский Орден — это современное европейское государство, находящееся в Италии и имеющее экстерриториальный статус. Его возраст перевалил уже за девять столетий, а его история замысловатым образом перекликается с прошлым России.

 

Мальтийскими рыцари Ордена Святого Иоанна Иерусалимского стали называться лишь со времени их появления на острове Мальта. Пребывание это длилось недолго — всего 268 лет из 750 лет его тогдашнего существования. Но если в XVII в. Мальтийский Орден достиг своего расцвета, то к середине XVIII в. он превратился, по меткому замечанию Наполеона, в «учреждение для поддержания в праздности младших отпрысков нескольких привилегированных семейств» 1.

 

Во многих европейских государствах стала распространяться неприязнь к Ордену иоаннитов. В путевых заметках, описывая Мальту, авторы постоянно отмечали многочисленные примеры нарушения кавалерами обетов (особенно целомудрия и благочестия), которые они давали при своем посвящении в рыцари. Во многих странах Европы раздавались и весьма недвусмысленные требования о необходимости проведения в Ордене срочных реформ. Так, государственный канцлер Австрии князь Кауниц в беседе с маркизом Саграмозо, посланником Ордена в России в первые годы царствования

 

Екатерины II, прямо заявил: «Великий Магистр должен навести порядок в своем доме, устранив злоупотребления, кои воздействуют [6] на дух и обычаи рыцарей, если он не хочет вынудить нас самих этим заняться» 2.

 

Анализируя ситуацию в Ордене, маркиз Кавалькабо, российский посол на Мальте в 1770-1776 гг., писал, что Орден находится «в особенно невыгодном положении благодаря своей слабости, дурному управлению своих громадных имений, скандальной жизни Кавалеров и угнетению народа». В одной из своих депеш посол даже писал, что «у Мальтийских Кавалеров — все недостатки монахов и солдат, но нет достоинств ни тех, ни других» 3. Политическая и экономическая слабость привели руководство Мальтийского Ордена к поискам достойного и солидного покровителя. Однако никто из близ расположенных глав европейских государств на эту роль не подходил. Тогда-то свои взоры 70-й Великий Магистр Эммануил де Роган обратил на только что вступившего на российский престол Павла Петровича.

 

Взаимоотношения Мальтийского Ордена и России, начавшиеся в конце XVII — начале XVIII вв., протекали без особенной теплоты. Они были попросту официальными. Наибольшая же их активность падает на время царствования императора Павла I, заключившего в 1797 г. с Орденом Конвенцию и ставшего по просьбе руководства Ордена его Протектором (покровителем) 4.

 

Для Мальтийского Ордена это соглашение с Россией имело огромное политическое и экономическое значение.

 

Во-первых, создавалось новое Великое Приорство Российское (для католиков), заменившее внутри Мальтийского Ордена бывшее Великое Приорство Польское. Владельцы новых 10 командорств должны были выплачивать в орденскую казну дополнительно 29 тыс. злотых. Во-вторых, предполагаемый ежегодный доход Ордена в размере 120 тысяч злотых Павел I увеличил до 300 тысяч. Одновременно ежегодный взнос в казну Ордена поднимался до 41 тысячи злотых. В-третьих, достоинство Великого Приора и Командоров «не должны ни под каким видом жалованным быть кому-либо иному, кроме подданных Его Империи, кои по учреждениям Мальтийского Ордена, могут быть приняты в оный» 5. Одновременно был урегулирован и прием в Орден. В-четвертых, Павел I согласился выплачивать Ордену ежегодную сумму в 96 тысяч злотых (что при пересчете составляло 5 тысяч голландских червонцев), как погашение задолженности Великого Приорства Польши. Экономическая помощь пришлась Ордену как нельзя кстати: лишенный во многих странах, и особенно во Франции, всех своих владений, Орден находился в экономическом коллапсе.

 

В Архиве внешней политики Российской Империи (АВПРИ) нами обнаружено несколько интересных документов, относящихся к истории Мальтийского Ордена этого периода. Это письма Великого Магистра Фердинанда фон Гомпеша к Павлу I и к бальи Франкону и письмо Павла I к Папе Пию VI.

 

Первое письмо фон Гомпеша, в котором он просит русского императора оказать ему помощь, ярко характеризует состояние полной слабости Ордена. И сейчас мы с полным правом можем сказать, что конец XVIII в. стал, по сути, концом Ордена. Точку поставил Наполеон.

 

7 июня 1798 г. на Мальтийском рейде появилась передовая эскадра французского флота, шедшего на завоевание Египта. Возглавлявший экспедицию генерал Наполеон Бонапарт потребовал от Орденского правительства разрешения на высадку войск для пополнения запаса свежею водой. Но это был только предлог для захвата Мальты. Наполеон сам позднее признавался в своих мемуарах, что причиной для решения дальнейшей судьбы Ордена явилось то, что он «отдался под покровительство Императора Павла — врага Франции... Россия стремилась к господству над этим островом, имеющим столь большое значение в силу своего положения, удобства и безопасности его порта и мощи укреплений. Ища покровительства на Севере, Орден не принял во внимание и поставил под угрозу интересы держав Юга» 6.

 

Несмотря на отказ рыцарей допустить французов, войска все же были высажены. В то время в распоряжении Великого Магистра на Мальте оставалось 200 рыцарей-французов, 25 испанцев, 8 португальцев, 5 рыцарей Баварского «языка» и 4 рыцаря Немецкого «языка» — в общей сложности 242 человека 7. Кроме них, было еще 1800 солдат — итальянцев, немцев, французов, испанцев, большей частью дезертиров или авантюристов, которые с тайной радостью отнеслись к возможности соединить свои силы с судьбой самого знаменитого полководца Европы. Были еще и 800 мальтийских ополченцев. Но они давно уже чувствовали себя оскорбленными высокомерием рыцарей — аристократов со всех концов Европы, их они считали чужаками на родном острове, да и к Ордену они не испытывали особой привязанности. К тому же сама организация ополчения находилась в плачевном состоянии, ибо Орден давно уже не опасался вторжения турок, а больше боялся установления гегемонии коренных жителей Мальты.

 

12 июня 1798 г., после непродолжительного сопротивления, Великий Магистр Гомпеш [7] сдал Мальту Наполеону. В его письме, впервые публикуемом ниже, датированном 12 июня и адресованном полномочному министру Ордена бальи Франкону, с просьбой разослать его в копиях и выдержках, Гомпеш пытается объяснить свое поведение. Жалуясь на измену рыцарей и местных жителей острова, из-за чего «войско наше, объемляемое, страхом всегда далее и далее удалялось», он добавляет: «можете себе вообразить, сколь стремительны были успехи неприятелей» 8.

 

Следует отметить, что содержание письма выдержано в таких оправдательных тонах, чтобы у всех, его читавших, вызвать жалость к Великому Магистру, предпринявшему все возможное для ограждения острова от французской агрессии. Однако уловка фон Гомпеша оправдать его действия не удалась. Известно, что Великое Приорство Российское получило информацию и из других источников, в том числе и от рыцарей, находившихся в то время на Мальте, а затем изгнанных французами. Следствие, проведенное по этому поводу Джулио Литтой, изобличило Гомпеша в «беспечной виновности».

 

Однако за рамки расследования Литты выпали сведения, касающиеся существования масонской ложи на Мальте и ее участия в происшедших событиях.

 

Еще в декабре 1797 г. Наполеон отправил на Мальту, под видом ученого, масона Этьена Пуссьельга (Пуссельга), которого сопровождал мальтиец Винченцо Барабара. На Мальте Пуссьельг получил от командора Доломье список лиц из числа недовольных рыцарей. В основе своей это были рыцари из французского ланга («языка»), члены масонской ложи, возникшей в Ордене еще в 1750 г. Пуссьельг сообщил Бонапарту, что на острове имеется около двухсот лиц, которые готовы перейти на сторону Франции. Кроме того, он рекомендовал Первому Консулу убедить Испанского короля поступить так же, как это произошло во Франции, — конфисковать все имущество Ордена 9.

 

За два дня до появления французской эскадры Гомпеш получил письмо от бальи фон Шенау, который в это время находился в Раштадте, представляя Орден на мирном конгрессе. Письмо содержало предупреждение Великому Магистру о предстоящей экспедиции Наполеона и возможном его нападении на Мальту. Фон Шенау писал: «Примите все необходимые меры к защите... Укрепления Мальты неприступны, или, по крайней мере, в состоянии сопротивляться в течение трех месяцев. Сможет ли Ваше Преимущественное Высочество предпринять все возможное, есть вопрос Вашей личной чести и сохранения Ордена; если Вы уступите, не оказав сопротивления, то будете опозорены в глазах всей Европы» 10.

 

На деле же все обстояло иначе. Магистр не знал истинного положения вещей (это, кстати, видно из текста письма). Да и дата письма — 12 июня — вызывает немало вопросов. Прежде всего, совершенно ясно, что отправить его в этот день Гомпеш не мог, так как с острова французы не выпускали ни одно мальтийское судно, ни одну лодку. Больше того, именно в этот день состоялось подписание на судне «Ориент» текста позорной капитуляции.

 

Как теперь становится совершенно ясным, Гомпеш не внял ничьим предупреждениям. Больше того, по утверждению современного английского исследователя профессора Генри Сира, который приводит свидетельство рыцаря да ла Тур дю Пена, фон Гомпеш сдал Мальту, «получив приказание немецких масонских лож» 11.

 

Ясным становится и замалчивание определенных сведений со стороны Джулио Литты, поскольку он сам был членом масонской ложи, существовавшей на Мальте 12.

 

Известно, что масонская ложа на самой Мальте, членами которой состояли в основном рыцари-французы, действовала весьма активно против самого Ордена. Да и вся уполномоченная для подписания капитуляции орденская делегация как раз и состояла из членов этой ложи. Думается, что публикуемое письмо было написано уже после переезда Гомпеша в Италию, но датировано оно было прошлым числом.

 

Изгнание рыцарей и полная конфискация их имущества последовали через три дня после подписания Конвенции о сдаче Мальты 13. 17 июня 1798 г. Великий Магистр Гомпеш навсегда покинул остров и отплыл в Триест в сопровождении всего 16 рыцарей 14. Французы разрешили ему взять с собой лишь Священные Реликвии Ордена — Частицу Животворящего Креста Господня, десницу Святого Иоанна Крестителя и Образ Богородицы Филермской.

 

Де-факто Гомпеш сложил с себя полномочия 12 июня 1798 г., а де-юре — 6 июля 1799 г. Эти действия имели необратимую силу, хотя и не были сразу признаны Папой. Как сообщали в Россию русские посланники из Рима, все попытки Гомпеша добиться аудиенции у Папы остались безрезультатными.

 

Мальтийский Орден оказался без территории, без средств к существованию. Все католические правители Европы молча наблюдали его агонию. Помощь пришла с той стороны, откуда ее никто не ожидал, — [8] от православного российского императора Павла I.

 

Сдача французам Мальты, потеря всего достояния Ордена и его казны, как и позорный акт о капитуляции, были вменены в вину Фердинанду фон Гомпешу лично. Многие рыцари Ордена, принадлежавшие к его различным Приорствам и лангам («языкам»), отправились в поисках убежища во владения своего Протектора — в Россию. И в августе 1798 г. в Петербурге был созван Капитул Великого Приорства Российского (католического), на котором присутствовали и около ста известнейших рыцарей, бежавших из Мальты и других мест. Они приняли решение о низложении фон Гомпеша и выборе нового главы Ордена.

 

Очередным, 72-м Великим Магистром стал император Павел I 15. Провозглашение главой Ордена человека женатого, да еще и не католика, не признается легитимным нынешним руководством Мальтийского Ордена. Поэтому, хотя Павел I и был признан почти всеми рыцарями, приорствами и правительствами европейских государств, он числится в современных списках глав Ордена как Великий Магистр de facto, но не de jure 16. Такое обоснование было сделано по заданию Ордена его официальным историографом Кириллом Тумановым 17. В своих работах г-н Туманов постоянно утверждал, что якобы не существовало согласия Папы на избрание Павла I главой Ордена.

 

Однако при анализе документальных источников оказалось, что в то время это решение ни у кого не вызвало неприятия. Да, против были Франция и подвластная ей Испания. Из всех рыцарей Гомпеша поддерживала только группа из 16 рыцарей, сопровождавшая его в Триест и находившаяся при нем. Только эта горстка «вернейших и верных» и поддерживала все его последующие претензии на сохранение сана Великого Магистра 18.

 

В Мальтийском Ордене уже давно нарушались многие старые принципы и установления. Решениями Великих Магистров и Папы Пия VI с главы Польского Великого Приорства был снят обет целибата, было разрешено жениться и многим другим высокопоставленным рыцарям в Баварском Приорстве. А Польша, как и Россия, входила в подразделение Мальтийского Ордена, называемое Англо-Баварско-Русским лангом, или «языком».

 

Русский посланник Я. Г. Лизакевич сообщил о разговоре, состоявшемся у него с Папой Пием VI, который высказался во время аудиенции весьма определенно по поводу принятия Павлом I титула главы Ордена.

 

Об этом Я. Г. Лизакевич немедленно сообщил шифрованной депешей в Петербург: «Папа готов исполнить намерение Вашего Величества касательно Мальтийского Ордена (имеется в виду Магистерство. — В. 3.), но только хочет сначала узнать истинные намерения Ваши по этому предмету, и просит для переговоров по этому делу избрать лицо благоразумное, природного русского, а не чужестранца, а тем более не итальянца (здесь и далее курсив мой. — В. 3.), дабы негоциацией не возбудить внимание венского и мадридского дворов, кои не перестанут Папу беспокоить своими представлениями; их министры уже бдительным оком примечают за всеми моими поступками; мне, — Лизакевич цитирует Папу, — весьма приятно иметь Его Имп. Величество гроссмейстером Мальтийского Ордена, во 1 -х, сей орден тем наивящще прославился бы, и во 2-х, отныне сделался бы убежищем гонимых, и я бы сам ретировался на Мальту, когда сей остров возвращен будет ордену, в случае гонения от французов, где бы я жил спокойно под сильною защитою всероссийского Императора, Мальтийского гроссмейстера. Будьте благонадежны, что я превеличайшее желание имею распорядить сие дело в угодность Его Имп. Величества» 19.

 

Подтверждение этому и обнаруженный нами в Российском государственном историческом архиве (РГИА) в Санкт-Петербурге документ.

 

Граф Ф. В. Ростопчин писал митрополиту Сестренцевичу в марте 1799 г.: «Его Императорское Величество соизволил мне приказать, дать знать Вашему Преосвященству, что папский нунций сообщил буллы, полученные им от Его Святейшества Папы, коими конфирмует он Акты Великого России Приора об ордене Святого Иоанна Иерусалимского и лишает барона Гомпеша всех преимуществ ему до сего данных...» 20.

 

Публикуемое письмо Павла I к Пию VI представляет большой интерес, поскольку является первым официальным свидетельством, сделанным от имени российского императора, принявшего титул Великого Магистра Мальтийского Ордена. До сих пор считалось, что Павел I известил все европейские дворы, в том числе и Папу, посредством дипломатических нот. Однако теперь можем утверждать, что у Павла I оказался весьма удачный и удобный случай для сообщения такой новости.

 

Пий VI вступил на престол в 1775 г. Как считают историки, этот Папа был «как бы воплощение прошлого в худших традициях на папском престоле» 21. Многочисленные фавориты и фаворитки были осыпаны милостями [9] Папы. Веселье и празднества стали обычной жизнью при папском дворе. Пий VI оказался перед неприятелем совершенно безоружным, да и увидел он французские революционные войска только тогда, когда они оказались у границ Италии. Он надеялся, что многие европейские государства объединятся и им весьма быстро удастся искоренить французскую «заразу». В надежде на такой поворот дела Папа начал вести лживые переговоры с Наполеоном, одновременно плетя интриги против французской Директории. В Риме, по его приказанию, были даже организованы погромы проживавших в городе французов. Отрезвление Пия VI произошло после побед Наполеона над Австрией и Италией. Однако все попытки найти пути к примирению со столь агрессивным генералом не принесли успеха.

 

В конце 1797 г. в Риме вспыхнуло народное восстание против светской власти Папы. А когда во время столкновений был убит французский генерал Дюфо, у Наполеона оказались развязаны руки. Французские войска разбили папское войско и оккупировали Рим. Папа был лишен светской власти, в феврале 1798 г. была провозглашена Римская республика. Папа скрылся в Тоскане. Именно об этих событиях пишет Павел I в первых строках своего письма от 14 декабря 1798 г., выражая сожаление в связи с тяжелым положением Папы. Далее русский император указывает, что он приложил все силы для восстановления прежнего состояния Папы. «Делом самым старались Мы доказать Наши в пользу общего расположения, и для того преподали Мы союзникам нашим всю ту помощь, каковую требовали они, как в Северном и Средиземном морях, так и на твердой земле», — отмечает Павел.

 

Действительно, в том же 1798 г. Россия вступает в антифранцузскую коалицию европейских держав во главе с Англией. Военные действия сосредоточились на территории Италии, в Средиземном море, куда Россия и Англия направили свои флоты. И уже осенью Ф. Ф. Ушаков освободил Корфу, где располагалась главная база французской армии.

 

Как известно, свои обещания Павел I сдержал. Но письмо к Папе является и объяснением ситуации, сложившейся с Мальтийским Орденом, в которой Павел оказался не просто третейским судьей. Как отметил император, «законные владетели» Ордена, «служившие доныне не малою христианству подпорою, еще в прошлом годе в благодарность за Наши благодеяния к ним нарекли Нас покровителем Ордена Святого Иоанна Иерусалимского». Вот почему Павлу, как покровителю Ордена, пришлось принять самое деятельное участие в дальнейшей его судьбе, «утвердив с одной стороны все установления оного, все те отношения, которые по исповедуемой Кавалерами Римского закона вере к вам, Державнейший Государь, яко верховному той церкви Пастырю существовали, с другой же чтоб здание сие пребывало на твердейшем основании».

 

Павел I сообщил и о принятом им решении о распространении Ордена «учреждением новых Командорств, в пользу Российского Нашего дворянства».

 

Все свои действия российский император, принявший титул Великого Магистра Ордена, считал необходимыми не только для сохранения, но и для дальнейшего процветания «издревле знаменитого» Ордена.

 

Нам хочется еще и еще раз подчеркнуть, что утверждения историографа Суверенного Мальтийского Ордена Кирилла Туманова о том, что русский император является «захватчиком» Ордена, совершившим в нем «государственный переворот» 22, так же как и мнение М. Ю. Медведева, считающего, что «не было легитимного занятия магистерского престола — был захват», вряд ли соответствуют истинному положению, [10] сложившемуся в Мальтийском Ордене. После изгнания Великого Магистра фон Гомпе-ша и других рыцарей с Мальты, их полной недееспособности, Протектор Ордена нес всю ответственность за дальнейшее его существование. И неважно, какое вероисповедание было у него. Но факт остается фактом: католический орден-государство сделал официально православного русского императора своим Покровителем.

 

Павел I уделял Ордену большое внимание. Как отметил барон Ф. И. Брюннов, император смотрел на принадлежность к ордену Св. Иоанна «как на послушничество (novi-ciat), в котором дворянство всех европейских государств должно было почерпать чувства чести и верности, необходимые ему для того, чтобы противиться воцарению идеи равенства, которая уже готова была охватить все слои общества» 23.

 

Документы публикуются с особенностями орфографии. [11]

 

№ 1

 

Письмо Великого Магистра Фердинанда фон Гомпеша к Павлу I

 

«Всепресветлейший Государь!

 

Беспрепятственными происшествиями и переменами небезызвестными Вашему Императорскому Вву. приведен я и весь Орден мой в положение весьма критическое.

 

Лишение многих Командорств, происходящие от того убытие доходов наших, необыкновенная дороговизна, доставка припасов и, наконец, молва об ужасных вооружениях и о предстоящей опасности — понуждает принять меры из ополчения в такое время, когда недостает способов их изготовить. Все сие давно бы меня сокрушило, если бы не оживляла меня надежда на многомощную защиту Вашего Императорского Ва. и милостивейшее покровительство Ваше. Хотя я и не сомневаюсь, что Ваше Императорское Во., конечно, извещены от Министров ваших о таковом моем положении, однако поставляю долгом представить Вашему Императорскому Bву сколь горестно мне сносить оное.

 

Я положил твердое намерение употребить всё возможное в пользу Ордена моего, чтобы избегнуть впредь упреков в каком либо упущении, а Вашего Императорского Вм ознаменованное великодушие, как лично на меня, так и на весь Орден мой, подает мне утешительную надежду, что Ваше Ввои вспомните нас в толь великой опасности, и премудростию Вашею изыщите изспас-тись нашему способы, зависящие от могущества Вашего, тем скорее, чем ближе мы к несчастию.

 

Поверяя с благоговением из освященных стопами Вашего Императорского Вва сие мое объяснение, предаю себя и Орден мой в высочайшую Вашу милость и пребуду со всегда глубочайшей преданностию

 

Вашего Императорского Величества

 

Смиренный и послушнейший

Фердинанд (Гросмейстер).

 

Мальта

Апреля 21, 1798 г.»

 

(Подлинник этого письма на французском языке хранится в том же деле, л. 5-6. На л. 5 сделана помета карандашом: «Ответствовано Государем и послан Кутайсову с 200,000 ф<ранками> июня 14.1798 г.». В этом же деле находятся еще два письма фон Гомпеша в подлиннике: от 20 марта 1798 г. (л. 3-4 об.) и от 12 июня 1798 г. (л. 7-7 об.))

 

АВПРИ. Ф. 66. Оп. 66/6. Д. 39. Л. 1-2.

 

№ 2

 

Письмо Великого Магистра Фердинанда фон Гомпеша к бальи Франкону

 

«Перевод с письма Его Преимущества Мальтийского Грос-Мейстера к полномочному Министру Священного военного Иерусалимского Ордена, Бальи Франкону от 12го июня 1798 года из Мальты.

 

Сего месяца 7го числа начинал показываться, на здешних водах, плывущий восточной стороны французский конвой, составленный частью из военных, частью из купеческих, числом около 50 ти судов, на которых посажено было множество войска, под прикрытием шести фрегатов. На другой же день сей конвой вытянулся в линию противу острова и порта, не возбраняя, однако, свободно проходить в оный всем нашим купеческим судам и даже военному нашему кораблю и фрегату, находившиеся в крейсировании. Также разные мелкие суда, как-то канонерские лодки и другие, шедшие в порт, как для починки, так и для приему запаса, были пропускаемы всегда с обыкновенным уверением и дружеством. Потом, 9го числа усмотрен был другой многочисленный конвой, коего почли по справедливости за Тулонский, ибо прежде пришедший был из Чивитавекский и из других мест, составлял всего-навсего около 33 кораблей и фрегатов, да до двухсот и более других судов и приближал при попутном ветре к острову, построился весь в линию против берегов онаго. Агент французского консульства потребовал от нас изустно и от имени генерала Бонапарте, яко Главного командующего флотом, позволения войти ему с войском в порт Наш. В следствии чего поспешно созван был Совет, где положено было, что мы имев правилом узаконительный нейтралитет, каковой наблюдали мы во всей точности противу всех держав, но там отнюдь не было возможности впускать более 4-х военных судов, в одно время. Сверх того, и самая наша безопасность того требует. Таковой ответ получил от нас вышеозначенный агент.

 

Мы, между тем, доканчивали нужные [12] и сильные возможности устройства, что самоё производимо было и прежде, а особливо за неделю пред тем старались всемерно привести все в порядок, на тот конец, чтоб учинить отпор неприятелю, о коем извещали Нас, что он был еще далече.

 

Войско наше, большею частию составленное из поселян, выступило к занятию разных постов, снабденных уже прежде всякою потребностию. И Мы надеялись на крепкий отпор со стороны О наших против французов, ежели сии покусятся учинить высадку на остров и чрез целую ночь бдение было величайшее. Но вчера поутру 10 июня усмотрено, что в недальнем расстоянии от наших берегов приближалось около 60ти французских лодок с войском. Почему поставлено было противу того самого места довольно порядочное число людей для восприпятствованию десанту. Но как некоторые из подчиненных потревожили криком, якобы нападение последовало в другом месте, то Мальтийское войско бросилось туда со всею поспешностию, оставив прежний пост беззащитным. Между тем французы успели приблизиться к берегу и безпрепятственно овладели прилежащею к оному Башнею, каковую долженствовали охранять те самые офицеры, кои толико постыдно отвлекли наших людей от сего важного поста. Едва сие последовало, как вдруг открылась нарочно вымышленная ложная тревога, от которой наше войско, яко составленное из поселян, без всякого опыта и еще в первый раз выведенное против сильного неприятельского огня, пришло в великий страх и бросилось бежать, оставив почти одного своего генерала, который с малым числом окруживших его людей долженствовал делать в одно время сильный отпор, а в существе искать себе безопасного места. В сие самое время французы высаживали свои войска и приметным образом усиливались, потом рассеялись они по селениям для грабежа и других обыкновенных насилий. Кавалеры вознамерились было преследовать французов тем более что и время споспешествовало для произведения сего в действие. Но некое злое внушение посеянное в нашем войске, якобы Кавалеры, как из французов, так и из других наций, суть вообще изменники, не только послужило поводом уклониться нашему войску от повиновения Кавалерам, но и заставить еще оное произвести убийство над некоторыми суще невиновными. Мнение об измене Кавалеров наших скоропостижно овладевшее целым нашим войском, заставило Мальтийцев быть без всякого начальника, и их действия оставались без управления

 

Измена же последовала со стороны самих Мальтийцев ибо хотя действительно было отпущено великое количество провианту и амуниции, однако все войско терпело недостаток в одном и другом.

 

Итак, одни приписывают измену Мальтийцам, а другие Кавалерам. В таковых обстоятельствах, в которых войско наше объемляемое страхом всегда далее и далее удалялось, то и можете себе вообразить, сколь стремительны были успехи неприятелей. Еще до захождения солнца, подступили они к воротам, именуемые Бомбовые, для защиты которых не было там войска, оное быв вяще уверено, в явной измене, бежало от лица неприятеля, воображая себе вящие бедствия, и в ту же пору лишенное хлеба, пороху и пуль.

 

В ночь же с 10го на 11ое сего дня оказались в разных местах ложные тревоги, кои причинили многие беспорядки. Между тем здешние бароны, Верховный Магистрат юстиции, присяжные Университета, многие адвокаты и другие пришли в роде депутатства требовать от Нас решитель-ства на примирение, предъявляя при том, что войско пришедше в необузданность не может действовать против неприятеля, что бомбардирование долженствует неукоснительно последовать, и которое разорит весь город, под развалинами коего и весь народ погибнет; и что они всячески желают для спасения себе отдаться Французской Республике. Мы, в следствии сего, не преминули учинить им приличное по обстоятельствам рассуждения, каковые производили Мы и в Наш Совет, который, наконец, после многих прений и поставляя главнейшею причиною недостаток в средствах, уменьшившихся чувствительно от неопытности нашего войска, также от последовавшего разбития многих отрядов, и от подлинной измены, оказанной со стороны Мальтийцев, дабы в самом деле не допустить город до бомбардирования и неизбежного кровопролития, сверх сего видя, что вся религия (т. е. вера. — В. З.) по самой сущей несправедливости пала в подозрение перед Мальтийскою нацией, почел за необходимое, чтобы на другой день послать без отлагательства депутата к французскому генералу, стоявшему с войском на сухом пути, и просить его о повелении прекратить неприятельские действия; а между тем отписать к главнокомандующему генералу Бонапарте, чрез Батавского консула, с предложением ему приступить на справедливейший и честный договор. Конечно, покажется весьма удивительно и прискорбно, что столь славная Мальтийская крепость под защитою Кавалеров, долженствовала сдаться в «24 часа». Но если принять в рассуждение, что войско наше почти до единого нам изменило, что нам неизвестно было надеяться на услуги Кавалеров, яко долженствовавших быть главнейшею нашею силою, что измена была в величайшей степени, по поводу провианта и военных припасов, и что все из отличительнейших здесь особ, решительно объявили желание свое отдаться Французской Республике, и, может быть, решились бы они поступить с Нами в таком случае насильственно, [13] и так каждый, кто только представит все сии причины на размышление, то увидят ясно, что стекшиеся обстоятельства понудили Нас сдаться на Капитуляцию по сущей необходимости. Нельзя изъяснить всей горести ощущаемой целым здешним военно-кавалерийским орденом. Мы уже послали от себя Депутатов для переговоров. И как теперь неудобно нам продолжить сие письмо в подробности, то ожидайте от нас доставлении копии с Капитуляции, коль скоро оная заключена будет.

 

В прочем желательно нам известить наипоспешнейше здешнего королевского Министра для скорейшего донесения о сем Его Величеству.

 

Постарайтесь представить Нашу неизъяснимую горечь, и всего пожертвованного Ордена. Нынешнее наше смущение столь чрезмерно, что мы не можем о сем отписать ко всем прочим Нашим Министрам в Италии. Почему не упустите вы пополнить сие от себя, сообщая копию или же екстракт из сего письма. Молим всевышнего да сохранит долгоденственно вашу почтенную особу.

 

Подписано: Гомпеш.

Перевел переводчик Василий Волынской»

 

(Байли Лорас прислал в Петербург письмо (оригинал л. 50-52), к которому была приложена копия письма Гомпеша на французском языке. Оно, как видно из текста, было адресовано бальи Франкону Великим Магистром. На письме байли Лораса (л. 50) имеется канцелярская помета орешковыми чернилами: «должно быть от 21 июня 1798 г. — так, как оно означено в печатном манифесте Р<оссийс-кого> В<еликого> Приорства Августа 2бго дня 1798 г. См. Aktet du chapitre du Grand-Prioure de Russie». Перевод письма фон Гомпеша помещен на л. 58-64 об. На л. 58, внизу, имеется приписка, сделанная карандашом: «приложить к ноте графа Литта от 15 августа 1798 г.»).

 

Там же. Л. 58-64 об.

 

№ 3

 

Письмо Павла I к Папе Пию VI

 

«Павел Первый

Император и Самодержец Всероссийский

и прочее, и прочее, и прочее,

Пию Шестому, Папе, Верховному Римския Церкви Епископу

и Державнейшему Государю области ея

и прочее, и прочее, и прочее,

 

Мы уповаем, что посол ваш при дворе Нашем Архиепископ Фивский, донес вам, Державнейший Государь, с каким прискорбием уведомилися мы, что народ неистовый, поправший законы Божия и гражданские обратил злодейственное свое оружие противу Престола вашего и, отъяв владение ваше, подвергнув особу вашу настоящему утесненному жребию, равномерно, как и о том усердном желании, которое питали Мы содействовать по мере сил наших к укрощению буйственного народа, восстановление спокойствия и предохранению всех владетелей земных и их подданных от пагубы им преуготовляемой. Делом самым старались Мы доказать Наши в пользу общего расположения, и для того преподали Мы союзникам нашим всю ту помощь, каковую требовали они, как в Северном и Средиземном морях, так и на твердой земле. Всевышний явил праведной стороне особливое свое милосердие, благословив счастливыми успехами ея предприятия, и подавая луч вящей надежды, коль токмо все искренно и беззавистно станут действовать, предпочитая собенным видам корысти восстановление властей и Держав потрясенных. К отъятию неправедно захваченных неприятелем земель, приняты всевозможные средства и уже часть островов на Адриатическом море при пособии Нашего и Оттоманского мореходного вооружения низвергла иго французское. Соболезнуя о малодушной, буде не изменческой сдаче острова Мальты, которые законные владетели служившие доныне не малою христианству подпорою, еще в прошлом годе в благодарность за Наши благодеяния к ним нарекли Нас покровителем

 

Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, призвали мы членов сего общества в столице Нашей находившихся для нужных распоряжений в толь важных и затруднительных обстоятельствах, и вняв гласу их, приняли Мы верховное начальство над сим славным Орденом, утвердив с одной стороны все установления оного, все те отношения, которые по исповедуемой Кавалерами Римского закона вере к вам, Державнейший Государь, яко верховному той церкви Пастырю существовали, с другой же чтоб здание сие пребывало на твердейшем основании распространили Мы оное учреждением новых Командорств, [14] в пользу Российского Нашего дворянства усердием к Богу, верностию к Престолу Монаршему и храбростию издревле знаменитого. Со удовольством видим, что и союзники Наши, наипаче Король Великобританский пребывший во все сие время сильным защитником справедливого дела, таковые же благие намерения с Нами разделяет; а потому и надеемся, что и помощию Божиею

 

— не удалять и самое возвращение собственности того Ордена. Между тем, не пристанем Мы делать дружеские Наши внушения Императору Римскому о сущей необходимости поспешить подъятием оружия противу общаго врага, и изгнав его из пределов чуждых, восстановить государей, лишенных неправедно, их достояния. С каким утешением узнаем его решимость и услышим о ва шем, Державнейший Государь, благополучном возвращении в Престольный град ваш, вы можете размерять то по чувствам Нашей истинной к вам дружбы и уважение к особе вашей, наипаче же к вашей твердости, среди толь жестоких приключений доказанной. Всемогущий, да сохранит вас невредиму и дни старости вашей да исполнит даром небесной благодати своей.

 

Писано в Престольном Нашем городе Санктпетербурге, декабря 14го (Число «14» поставлено карандашом) в лето от Рождества — Христова 1798е Царствования же Нашего в третие.

 

Там же. Ф. 78. Оп. 78/2. Д. 1.Л. 267-269 об.

 

Комментарии

 1. Печникова Р. Ю. Мальтийский орден в прошлом и настоящем. М. 1990. С. 120.

 2. Милославский Ю. Странноприимцы. Православная ветвь Державного Ордена рыцарей-госпитальеров Св. Иоанна Иерусалимского. СПб. 2001. С. 134.

 3. Алябьев А. Сношения России с Мальтийским Орденом // Сборник Московского Главного архива МИД. Вып. V. М. 1893. С. 200-201.

 4. Столь благосклонное отношение Павла I к Ордену было вовсе не случайным. Как писал российский историк Н. К. Шильдер о юношеских годах Павла, «по странной случайности Мальтийский орден также послужил предметом игры для .воображения будущего великого магистра». И далее историк приводит запись от 28 февраля 1765 г. из дневника, который вел учитель наследника престола С. А. Порошин: «Читал я Его Высочеству Вертотову историю (Речь идет о книге аббата Вертота «История Кавалеров Госпиталя Св. Иоанна...», изданной в Париже в 1726 г.) об Ордене мальтийских кавалеров. Изволил он потом забавляться и, привязав к кавалерии своей флаг адмиральский, представлять себя кавалером Мальтийским». А 4 марта он же пишет: «Представлял себя послом Мальтийским и говорил перед маленьким князем Куракиным речь» (Шильдер Н. Император Павел Первый. Историко-биографический очерк. М.: Чарли. 1996. С. 70). Безусловно, история о Мальтийских рыцарях произвела на юного Павла глубочайшее впечатление и повлияла на формирование его мировоззрения. Рыцарскими идеалами и особенным отношением к Мальтийским рыцарям можно объяснить многие последующие поступки русского императора.

 5. ПСЗРИ.№ 17708. Ст. X.

 6. Наполеон. Избранные произведения. М. 1956. С. 388-407.

 7. Cuve-Brown-Cuve Robert, Sir. The Sovereign Order of Saint John of Jerusalem, Knights Hospitaller — 900 Years of Chivalry. Langley. 2000. P. 17-19.

 8. АВПРИ. Ф. 66. Д. 174. Л. 61об.-62.

 9. Захаров В. А. Мальтийский орден и некоторые аспекты европейской политики Павла 1 // Сборник Русского исторического общества. Т. 5 (153). М.: Русская панорама. 2002. С. 275-276.

 10. Sire Н. J. A. The Knights of Malta. London: Yale Univ. Press. New Haven. 1994. P. 239-240.

 11. Sire H. J. A. The Knights of Malta... P. 241.

 12. Francovich Carlo. Storia della massoneria in Italia. Florenz. 1974. P. 68.

 13. По условиям капитуляции, на Мальте остался 4-тысячный французский гарнизон во главе с генералом Вобуа. Все мальтийские рыцари — французы и итальянцы — получили паспорта для въезда во Францию и Италию (находившуюся также под властью французов). Все остальные рыцари эвакуировались с острова. Согласно статье 4 Акта о капитуляции, всем рыцарям, изъявившим желание остаться на Мальте, назначалась пенсия в размере 1000 ливров для рыцарей старше 60 лет и 700 ливров для рыцарей моложе 60 лет. Однако ждать обещанной пенсии им пришлось так долго, что большинство рыцарей, вконец обнищав, предпочли покинуть оккупированный французами остров. См.: Cave-Brown-Cave Robert, Sir. The Sovereign Order of Saint John of Jerusalem... P. 19.

 14. Waldstein-Wartenberg Bertold. Die Entwicklung des Malteserordens nach dem Fall von Malta bis zur Gegerwart // Wienand Adam. Der lohannerorden. Der Malteserorden. Koeln. 1988. S. 226.

 15. Российский государственный архив древних актов (далее - РГАДА). Ф. 28. Д. 20. Л. 71.

 16. Annuaire 1998/1999. Roma. 1998. P. XXVII. Сейчас известно, что особое недовольство это решение вызвало у австрийской партии, окружавшей больного и немощного Папу, готовившей на место Великого Магистра одного из австрийских эрцгерцогов, правда, тоже женатого. См.: Nonciature de Litta (1797-1799) // Studi e Testi. 167. Citta del Vaticano. 1943. P. 409.

 17. Sherbowitz-Wetzor O. de, Toumunoff C. The Order of Malta and the Russian Empire. Rome. 1969. P. 124.

 18. Waldstein-Wartenberg Bertold. Ibid. S. 226.

 19. Морошкин M. Иезуиты в России с царствования Екатерины 2-й и до нашего времени. Ч. 1.СП6.1867. С. 322-323.

 20. РГИА. Ф. 1347. Оп. 64. Ч. 1. Д. 215. Л. 9-10. См.: Захаров В. А. Мальтийский Орден и некоторые аспекты европейской политики Павла 1 // Сборник Русского исторического общества. М.: Русская панорама. 2002. Вып. 5(153). С. 271-294.

 21. Сергеев А. Г. Правители государств и отцы церкви Европы за 2000 лет. Владимир: Посад. 1997. С. 466.

 22. Sherbowitz-Wetzor О. de, Toumanoff С. The Order of Malta and the Russian Empire... P. 124. Ср.: Медведев M. Ю. Державный Орден при Павле I и его преемниках. Проблема реформ и расколов // Император Павел Первый и Орден Св. Иоанна Иерусалимского в России. Сб. статей. Редактор-составитель Р. Красюков. СПб.: КультИнформПресс. 1995. С. 46.

 23. Шильдер Н. Указ. соч. С. 381-382.

 Текст воспроизведен по изданию: «Вняв гласу их, приняли Мы верховное начальство над сим славным Орденом» Павел I и Мальтийский Орден. Неизвестные документы // Источник. Документы русской истории, № 5 (59). 2002

konst

 

Источник Версия для печати