Бесплатно

С нами Бог!

16+

13:22

Среда, 24 июл. 2024

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

210-летие вступления Русской армии в Париж (1814)

01.04.2024 09:15

19 марта (по юлианскому календарю; в XIX в. эта дата соответствовала 31 марта по григорианскому календарю, а в XX-XXI вв. соответствует 1 апреля по григорианскому календарю) 1814 г., в праздник свв. Мучеников Хрисанфа и Дарии, Русская армия во главе с Императором Александром I Благословенным, сопровождаемым его царственным союзником Королем Пруссии Фридрихом Вильгельмом III и фельдмаршалом Австрии князем Карлом Филиппом Шварценбергом, вступила в Париж, освобожденный от власти Н. Бонапарта.

В Праздник Святой Пасхи 29 марта (по юлианскому календарю; по григорианскому календарю в XIX в. это было 10 апреля) 1814 г., отмечаемый в том году в один день как православными, так и католиками и протестантами, на площади Людовика XV (ныне площади Согласия), где в 1793 г. был казнён Король-Мученик Людовик XVI, состоялось торжественное Богослужение.


***

Генваря 1. Манифестъ. — О благополучномъ окончанiи войны съ Французами и объ изъявленiи Высочайшей признательности къ вѣрноподданному народу, за оказанные въ продолженiе войны подвиги. (Полное собранiе законовъ Россiйской имперiи. СПб.: Тип.II Отдѣленiя Собственной Е.И.В. Канцелярiи, 1830. – Т. XXXIII. 1815-1816. – № 26059. – С. 424-429)

Возвѣщаемъ всенародно. Событiя на лицѣ земли въ началѣ вѣка сего въ немногiе годы совершившіяся, суть толь важны и велики, что не могутъ никогда изъ бытописаній рода человѣческаго изгладиться. Сохраненіе ихъ въ памяти народовъ нужно и полезно для нынѣшнихъ и будущихъ племенъ. Рука Господня, Ему единому извѣстными, но явными очамъ смертнаго путями, вела ихъ, сорасполагала, сцѣпляла, устрояла, да исправить людскiя неустройства, да утишитъ колеблющiяся волны умовъ и сердецъ, и да изъ нѣдръ смѣси и боренія изведетъ порядокъ и покой. Богъ сильный низложилъ гордость; Премудрый разогналъ тьму; Источникъ милосердія и благости не допустилъ людямъ во мракѣ страстен своихъ погибнуть. И такъ пройдемъ кратко теченіе всѣхъ сихъ произшествiй. Возвѣстимъ ихъ народу Нашему, не для тщеславія, но для пользы его и наставления. Да прочтетъ дѣла и судъ Божій; да воспалится къ нему любовiю, и вмѣстѣ съ Царемъ своимъ во глубинѣ сердца и души своей воскликнетъ: Не намъ, не намъ, Господи, но Имени Твоему. Тако да сохранится память о семъ въ роды родовъ.

Лютая, кровавая, раззорительная, нынѣ промысломъ Всевышняго благополучно окончанная война, ни причинами своими, ни огромностію ополченій, ни превратностію обстоятельствъ не подобна ни какимъ извѣстнымъ доселѣ въ бытописаніяхъ войнамъ. Она есть особенное, небывалое на земномъ шарѣ приключенiе, и какъ бы нѣкое во внутренностяхъ ада предуготовленное зло, на потрясеніе и пагубу всего свѣта возникшее и усилившееся до такой степени, до какой праведнымъ судьбамъ Всевышняго угодно было допустить оное. Начало и причины сей войны, безпрестанно тлѣвшей, многократно вновь и вновь возгаравшейся, потухавшей иногда, но для того токмо, дабы съ новою силою, и лютостію воспылать, возвеличиться, усилиться и скоро потомъ изъ величайшей силы упасть, сокрушиться, опять возстать и опять низринуться, являютъ нѣчто непостижимое и чудесное. Она съ самаго начала своего, какъ нѣкое багровое, огнями и тлетворными дыханіями чреватое облако, возстала не изъ случайнаго состязанія одного Царства съ другимъ, возстала не съ тѣмъ, чтобъ погаснуть; но чтобъ, по изтребленіи въ сердцахъ человѣческихъ всѣхъ Богомъ насажденныхъ добродѣтелей, всѣми послѣдующими изъ того бѣдствiями насытиться и не прежде какъ въ пролитой крови всего рода смертныхъ утонуть. Она есть порожденное злочестіемъ нравственное чудовище, въ отпадшихъ отъ Бога сердцахъ людскихъ угнѣздившееся, млекомъ лжемудрости воспитанное, таинствомъ злоухищренія и лжи облегченное, долго подъ личиною ума и просвѣщенiя изъ страны въ страну скитавшееся и медоточными устами въ неопытныя сердца и нравы сѣмена разврата и пагубы сѣявшее. Чудовище сіе въ юности своей злобное, но лукавое, въ возрастѣ же лютое и наглое, изливаетъ первую ярость свою на гнѣздо, въ которомъ родилось. Народъ, возлелеявшій оное и зловреднымъ дыханіемъ его зараженный, поправь вѣру, престолъ, законы и человѣчество, впадаетъ въ раздоръ, въ безначаліе, въ неистовство, грабитъ, казнить, терзаетъ самаго себя и кидаясь изъ бѣшенства въ бѣшенство, изъ злодѣянія въ злодѣяніе, оскверненный убійствомъ верховныхъ властей своихъ и всего, что было въ немъ лучшаго и почтеннѣйшаго, избираетъ себѣ въ начальника, потомъ въ Царя, простолюдина, чужеземца. Сей тако посреди пылкости страстей Богоотступнаго народа воцарившійся чужеземецъ сначала лицемѣрствуетъ, выдаетъ себя за возстановителя благонравія и порядка, за изтребителя того изрыгнутаго злочестіемъ и безвѣріемъ чудовища, которое тѣми же когтями угрожало растерзать цѣлый Свѣтъ, которыми растерзало утробу матери своей, Францiи; но вскорѣ потомъ, вмѣсто истребителя онаго, является первѣйшимъ его воиномъ и поборникомъ. Сопрягшись съ нимъ душею и мыслями, надежный на успѣхи распространеннаго имъ безправія, проложившаго ему путь къ возвышенiю, напыщенный любовiю къ одному себѣ и презрительнымь хладнокровiемъ ко всему роду человѣческому, мощный многолюдствомь, слѣпотою и дерзостію своего народа, собираеть онъ великое воинство, и устремляется съ неимовѣрною яростію на разрушеніе сосѣдственныхъ и отдаленныхъ Царствъ. Успѣхи сопровождають всѣ его шаги. Державы едина за другою предъ нимъ преклоняются. Рѣкн пролитой крови доставляють ему господство. Онъ низвергаеть съ престоловъ законныхь Государей, дѣлитъ, слагаетъ новыя области, и поставляеть надъ ними изъ семейства своего, подъ именемъ Королей, начальниковъ подъ собою. Начинаетъ войну, дабы разхищеніемъ имуществъ, обобраніемъ людей, занятіемъ крѣпостей и налогами странныхъ даней, не токмо разорить городъ или область, но и въ мирѣ съ нею быть ея полнымъ повелителемъ. Мирится, вступаетъ въ союзъ, дабы, наруша договоры, безконечными требованіями и насильственными средствами ослабить, истощить союзника, и новою потомъ войною наложить на него узы совершеннаго порабощенія. Неслыханное дѣло: воюетъ съ однимъ Царствомъ, и въ то же время людьми того Царства воюетъ съ другимъ! Даже часто воружаетъ ихъ противъ собственнаго ихъ отечества, и вѣрность ихъ къ оному называется измѣною! Сими неистовыми, безчеловѣчными способами, присовокупляя къ нимъ ужасъ казней, расточеніе награбленныхъ корыстей, языкъ лжи и обмана, гласъ надменности и повелительства, достигаетъ до того, что дѣлается толико же силенъ оружiемъ, колико страшенъ наглостiю свирѣпствомъ. При всякомъ, кровопролитіемъ, или хитростiю, или угрозами одержанномъ успѣхѣ, гордость его выше и выше возрастаетъ. Онъ предпріемлетъ присвоить себѣ, Богу токмо единому свойственное право: единовластнаго надъ всѣми владычества. Предпріятіе безумное, безразсудное, но не меньше того кровавое, пагубное, ужасное! Богопочитаніе и вѣроисповѣданіе угрожаемы были паденіемъ; поставленные отъ Бога Цари долженствовали отрещись отъ власти управлять своими подданными; народы осуждались не имѣть ни отечества своего, на законовъ, ни языка, ни свободы, ни собственности, ни торговли, ни нравовъ, ни обычаевъ, ни добродѣтелей; просвѣщеніе, науки, художества, искусства, промышленость, словом, всѣ трудолюбивыя дѣянiя человѣческiя, низвергались въ первобытный мракъ и невѣжество, изъ коихъ чрезъ толикіе вѣки, труды и опыты главу свою подъяли. Всеобщее рабство долженствовало произвесть всеобщую бѣдность и взаимное другъ друга изтребленіе. Въ сихъ богопротивныхъ помыслахъ, нещадящій никакихъ потоковъ крови, непризнающiй никакой законной власти, неуважающій никакихъ правь народныхъ, возмечталъ онъ, на бѣдствіяхъ всего Свѣта основать славу свою, стать въ видѣ Божества на гробѣ вселенной.

Съ сей высоты великихъ надеждъ и мечтаній своихъ обращаетъ онъ завистные взоры свои на Россiю. Напыщенный побѣдами и покореніемъ многихъ земель, полагаетъ онъ ее удобопреодолимою, но еще для него страшною и могущею воспрепятствовать, или по крайней мѣрѣ воспротивиться устремленнымъ на завладѣніе всего Свѣта погубнымъ его намѣренiямъ. И такъ, дабы сломить и расторгнуть сію единственную преграду, напрягаетъ, совокупляетъ онъ всѣ свои силы, приневоливаетъ всѣ подвластныя и зависящiя отъ него Державы и народы соединиться съ нимъ и съ симъ ужаснымъ, изъ двадцати Царствъ составленнымъ ополченiемъ, не преставая къ силѣ прилагать обманы и съ приготовленіемъ брани твердить о продолженiи мира; приближается къ предѣламъ Россійской Имперіи, и въ тоже самое время, безъ всякаго объявленiя войны, вторгается стремительно въ ея области. Тако, на подобіе быстрой съ горъ водотечи, завоеватель сей, мощный силою, неукротимый злобою, течетъ, несется въ самую грудь ея. На пути, покупая каждый шагъ кровію, движется, грабитъ, истребляетъ села, пожигаетъ грады, разоряетъ Смоленскъ, и достигнувъ до Москвы, предаетъ ее хищенiю и пламени. Торжествуетъ, злодѣйствуетъ, ругается надъ человѣчествомъ, надъ Святынею.

Какая оставалась надежда ко спасенiю? Когда великому злу сему, въ началѣ еще возникающему, вся Европа не могла возпротивиться, то возможно ли было ожидать, чтобъ сему самому злу, толь высоко возросшему и силами всей Европы утучненному, единая и та уже глубоко уязвленная Россія могла поставить оплотъ? Но что воспослѣдовало? О провидѣніе! Мечъ, сѣкира, гладъ и мразъ соединяются на пагубу пришедшихъ съ яростію и бѣгущихъ со страхомъ изъ Москвы враговъ. Не спасаетъ ихъ ни многочисліе, ни оборона, ни бѣгство. Месть Божія совершается надъ ними. Не помогаетъ имъ оставленіе всѣхъ орудій, всѣхъ колесницъ съ порохомъ, съ золотомъ, съ корыстями; кони ихъ падаютъ подъ ними; сколь велико было число войскъ ихъ при входѣ, столь велико число труповъ ихъ при выходѣ. Образъ изтребленія и казни ихъ ужасаетъ природу: мертвыя снѣдаемыя вранами тѣла на окостенѣлыхъ лицахъ своихъ являли отчаянiе, и рука смерти не могла изгладить застывшихъ на нихъ при послѣднемъ издыханіи мучительныхъ чувствъ святотатства и злодѣянія. Тако всѣ умирали! Единый повелитель ихъ, избѣгши отъ погибели и плѣна, съ немногими полководцами своими уходить въ свою землю. Россiйскiе воины, спасшіе Отечество свое, идутъ спасти Европу. Народы, по неволѣ противъ нихъ ополченные, видя ихъ дружественно къ нимъ приближающихся, возникаютъ, возстаютъ духомъ мужества, соединяются съ ними, и единъ по единому, разрывая узы порабощенія, оружiе свое съ радостiю на истиннаго врага своего обращаютъ. Онъ, какъ разбитая вѣтрами, но еще угрюмая и мрачная туча, скопляется, усиливается, исходить на брань. Новыя рѣки крови текутъ, и никакiя бѣдствiя человѣческiя не могутъ подвигнуть свирѣпой души его къ миролюбію. Гордость обладать в семь Свѣтомъ, и алчность къ истребленію всего, не погасаютъ въ сердцѣ его даже и тогда, когда послѣ многихъ кровопролитныхъ битвъ пораженъ, расторженъ и разсѣянъ, утекаетъ онъ въ свою беззащитную столицу. Тамъ еще ополчается, еще собираетъ воинство, еще отвергаетъ миръ, и новыми усилiями и бранями доводить себя и народъ свой до совершеннаго изнеможенiя, доводить, и низвергается съ похищеннаго имъ престола въ прежнее свое ничтожество.

Тако прiуготовляемая цѣлымъ вѣкомъ, возросшая семнадцатилѣтними успѣхами и побѣдами, сооруженная на кострахъ костей человѣческихъ, на пожарахъ и разореніяхъ градовъ и Царствъ, исполинская власть, угрожавшая поглотить весь Свѣтъ, падаетъ безъ возстанія во едино лѣто, и Россiйскiе, какъ бы крылатые воины, изъ подъ стѣнъ Москвы, съ окомъ Провидѣнія на груди и со крестомъ въ сердцѣ являются подъ стѣнами злочестиваго Парижа. Сiя гордая столица, гнѣздо мятежа, разврата и пагубы народной, усмиренная страхомъ, отверзаетъ имъ врата, пріемлетъ ихъ, какъ избавителей своихъ, съ распростертыми руками и радостнымъ восторгомъ. Имя чужеземнаго хищника изглаживается, воздвигнутые въ честь ему памятники низвергаются долу, и законный Король издревлѣ владѣтельнаго Дому Бурбоновъ, Лудовикъ XVIII, въ залогъ мира и тишины по желанiю народа возводится на прародительскій Престолъ. Тамъ – о чудное зрѣлище! тамъ, на томъ самомъ мѣстѣ, гдѣ изрыгнутое адомъ злочестіе свирѣпствовало и ругалось надъ вѣрою, надъ властію Царей, надъ духовенствомъ, надъ добродѣтелію и человѣчествомъ; гдѣ оно воздвигало жертвенникъ и курило ѳиміамъ злодѣйству; гдѣ несчастный Король Лудовикъ XVI былъ жертвою буйства и безначалiя, гдѣ въ страхъ добронравію и въ ободренiе неистовству, повсюду лилася кровь невинности: тамъ, на той самой площади, посреди покрывавщихъ оную въ благоустройствѣ различныхъ Державъ войскъ, и при стеченiи безчисленнаго множества народа, Россiйскими священно-служителями, на Россійскомъ языкѣ, по обрядамъ православной нашей вѣры приносится торжественное пѣснопѣніе Богу, и тѣ самые, которые оказали себя явными отъ него отступниками, вмѣстѣ съ благочестивыми сынами Церкви, преклоняютъ предъ нимъ свои колѣна во изъявленіе благодарности за посрамленіе дѣлъ ихъ и низверженіе ихъ власти! Тако водворяется на землю миръ, кровавыя рѣки престаютъ течь, вражда всего Царства превращается въ любовь и благодарность, злоба обезоруживается великодушіемъ, и пожаръ Москвы потухаетъ въ стѣнахъ Парижа.

Кто человѣкъ, или кто люди, могли совершить сіе высшее силъ человѣческихъ дѣло? Не явенъ ли здѣсь промыслъ Божій? Ему единому слава! Забвеніе Бога, отпаденіе отъ вѣры, воскормило сію войну, сіе лютое чудовище, утучнѣвшее кровососаніемъ жертвъ, отрастившее черныя крылія свои, дабы, летая по свѣту, стрясать съ нихъ дождь бѣдствiй и золъ на землю. Вѣчная правда Божія допустила возрасти оному, да накажется родъ человѣческій за преступленiе свое, да постраждетъ и научится изъ сего ужаснаго примѣра, что въ единомъ страхѣ Господнемъ состоитъ благоденствіе и безопасность людей. Но положивый тако въ праведномъ гнѣвѣ Своемъ, не до конца гнѣвающійся Господь, видя чудовище сіе готовымъ превзойти мѣру дерзновенiя своего, обращаетъ на него взоръ прещенія: тогда власть его мгновенно проходить, сила разрушается, очарованіе исчезаетъ, и оно повсюду гонимое, разтерзанное, притекаетъ погибнуть съ шумомъ на томъ самомъ мѣстѣ, гдѣ возникло, и отколѣ толь высоко вознесло ядовитую свою главу.

Таковъ былъ конецъ лютой, долговременной брани народовъ. Умолкъ громъ оружія; престала литься кровь; потухли пожары градовъ и Царствъ. Солнце мира и тишины взошло, и благотворными лучами освѣтило вселенную.

Глава и предводитель сей ужасной войны, Наполеонъ Бонапарте, отрекшись отъ похищеннаго имъ престола, предается въ руки своихъ противоборниковъ. Судъ человѣческій не могъ толикому преступнику изречь достойное осужденіе: ненаказанный рукою смертнаго, да предстанетъ онъ на страшномъ Судѣ, всемірною кровію обліянный, предъ лице безсмертнаго Бога, гдѣ каждый по дѣламъ своимъ получить воздаяніе! По таковому мнѣнію союзныхъ Державъ предложили онѣ безъ всякой мести дружелюбную руку Французскому народу, дали въ удѣлъ Наполеону Бонапарте, для всегдашняго пребыванія его, островъ Эльбу, и приступили къ утвержденію на прочномъ основанiи мира и къ приведению въ порядокъ разстроенныхъ толикими войнами и насильствами Европейскихъ дѣлъ и обстоятельствъ. Но между тѣмъ, какъ съ одной стороны благонамѣреніе пеклось о возстановленiи всеобщаго покоя и тишины, съ другой злонамѣреніе не преставало помышлять о разрушенiи оныхъ. Духъ злочестія и гордости не знаетъ раскаянiя, не покидаетъ злыхъ своихъ умысловъ: лишенный власти, онъ таится въ сердцахъ развратныхъ людей; обезоруженный вооружается ухищреніями: низверженный силится возстать; пощада раждаетъ въ немъ новую злобу и месть. Бонапарте, по тайнымъ крамоламъ и сношенiямъ съ своими единомышленниками, уходить съ острова Эльбы, приплываетъ съ немногими своими приверженцами къ Франузскимъ берегамъ. При каждомъ шагѣ находитъ онъ новыхъ себѣ сообщниковъ. Посланныя противъ него, пріученныя имъ къ войнамъ и грабительствамъ, Королевскія войска, поощряемыя толико же развращенными предводителями къ измѣнѣ законному Королю своему, предаются снова беззаконному хищнику. Народъ отчасти буйственный и мятежный, отчасти устрашенный и приневоленный, пріемлетъ и снова провозглашаетъ Императоромъ своимъ низверженнаго и отрекшагося навсегда отъ обладанiя Франціею чужеземца. Король удаляется, и столица Францiи отворяетъ врата свои бѣглецу съ Эльбы. Симъ образомъ вновь возникаетъ злочестіе, вновь возносится черная злодышащая туча, вновь возгарается толикою кровію и бѣдствіями потушенная война. Но Богъ и здѣсь являетъ чудотворную благость Свою: зломысліе, мнившее возстановить прежнюю власть и величiе свое на разногласіи Союзныхъ Державъ, находитъ ихъ противъ чаянiя своего единодушными. Всѣ силы ихъ неукоснительно обращаются на потушеніе сего внезапну вспыхнувшаго изъ пепла пламени. Новособранныя силы бѣглеца подъ собственнымъ его предводительствомъ поражаются кровопролитнымъ, но послѣднимъ ударомъ. Тако духъ брани и гордости вторично низлагается и умолкаетъ, послѣднія искры его погасаютъ, народное волненiе утихаетъ, Король Лудовикъ ХVIII возвращается въ Парижъ, Наполеонъ Бонапарте отвозится въ заточеніе на окруженный пространствомъ Океана островъ Святыя Елены, и миръ, всеобщiй миръ, къ радости и благоденствiю всѣхъ народовъ, процвѣтаетъ на моряхъ и на земли.

Что изречемъ, Россіяне, любезные наши вѣрноподданные? Какими преисполнимся чувствованіями послѣ толикихъ чудесныхъ событiй? Падемъ предъ Всевышнимъ; повергнемъ предъ Нимъ сердца свои, дѣла и мысли! Мы претерпѣли болѣзненныя раны; грады и села наши, подобно другимъ странамъ, пострадали; но Богъ избралъ насъ совершить великое дѣло; Онъ праведный гнѣвъ Свой на насъ превратилъ въ неизреченную милость. Мы спасли Отечество, освободили Европу, низвергли чудовище, истребили ядъ его, водворили на землю миръ и тишину, отдали законному Королю отъятый у него престолъ, возвратили нравственному и естественному Свѣту прежнее его блаженство и бытіе; но самая великость дѣлъ сихъ показываетъ, что не мы то сдѣлали. Богъ для совершенія сего нашими руками далъ слабости нашей Свою силу, простотѣ нашей Свою мудрость, слѣпотѣ нашей Свое всевидящее око. Что изберемъ: гордость, или смиреніе? Гордость наша будетъ несправедлива, неблагодарна, преступна предъ тѣмъ, Кто изліялъ на насъ толикія щедроты; она сравнитъ насъ съ тѣми, которыхъ мы низложили. Смиреніе наше исправитъ наши нравы, загладитъ вину нашу предъ Богомъ, принесетъ намъ честь, славу, и покажетъ Свѣту, что мы никому нестрашны, но и никого не страшимся.

Благочестіе, вѣра и вѣрность твоя, Россійское Христолюбивое воинство и народъ, ознаменовались милостiю къ тебѣ Божескою. По краткомъ наказанiи за прегрѣшенiя наши, Онъ какъ праведный Судія сердецъ, обращается къ намъ милосердіемъ и покрываетъ насъ невечернимъ свѣтомъ славы. Въ щедротѣ Его является купно и спасительное для насъ поученiе. Да пребываетъ всегда въ памяти и предъ очами нашими претерпѣнное нами наказанiе и приводящая природу въ содроганiе, ужасная казнь, постигшая враговъ нашихъ. Она громче небесной трубы вопіетъ намъ: се плоды безбожiя и безвѣрiя! Сiя страшная мысль, проницая во глубину душъ нашихъ, да преходитъ потомъ въ утѣшительное и радостное воспоминанiе о неизреченномъ къ намъ милосердіи Божiемъ, и слава, которою Онъ увѣнчалъ главы наши, да проливаетъ свѣтлѣйшій солнца свѣтъ свои въ чистыя сердца наши, воспаляя въ нихъ благодарность къ Богу и любовь къ добродѣтели.

Мы, послѣ толикихъ происшествій и подвиговъ, обращая взоръ свой на всѣ состоянiя вѣрноподданнаго Намъ народа, недоумѣваемъ въ изъявленіи ему Нашей благодарности. Мы видѣли твердость его въ вѣрѣ, видѣли вѣрность къ престолу, усердіе къ отечеству, неутомимость въ трудахъ, терпѣніе въ бѣдахъ, мужество въ браняхъ. Наконецъ видимъ совершившуюся на немъ Божескую благодать. Видимъ, и съ Нами видитъ вся вселенная. Кто, кромѣ Бога, кто изъ владыкъ земныхъ, и что можетъ ему воздать? Награда ему дѣла его, которымъ свидѣтели Небо и земля. Намъ же, преисполненнымъ любовiю и радостiю о толикомъ народѣ, остается токмо во всегдашнихъ къ Богу моленiяхъ Нашихъ призывать на него вся благая: да славится, да процвѣтаетъ, да благоденствуетъ онъ подъ всесильнымъ Его покровомъ въ роды родовъ!

Данъ въ Санктъ-Петербургѣ Генваря 1-го, въ лѣто отъ Рождества Христова 1816, Царствованiя же Нашего въ пятоенадесять.

На подлинномъ подписано собственною Его Императорскаго Величества рукою тако:

АЛЕКСАНДРЪ

***
Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, рабом Твоим Благочестивейшему Благоверному Государю Императору Александру Павловичу и всем вождем и воином армии его, и сотвори им вечную память.

1 апреля 2024 г. — 210-летие вступления Русской армии в Париж (1814) (livejournal.com)

 

Читайте также: Взятие Парижа 18-го марта 1814 года (1884) — читать книгу онлайн, скачать бесплатно PDF | НЭБ [000199_000009_003545083] (rusneb.ru)

paris

Версия для печати