Бесплатно

С нами Бог!

16+

03:30

Воскресенье, 05 апр. 2020

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Послание, утонувшее в аплодисментах

Автор: Колесников Александр | 16.11.2009 17:49

А место ли сомненьям тут? Какие жалобы возможны Средь этой пышности надёжной, Когда держава так прочна, Когда твои войска готовы Разбить любые вражьи ковы, Когда усердия полна Трудолюбивая страна? Слова Мефистофеля к Императору. И.-В.Гёте. «Фауст». Часть вторая. Акт первый

Второе послание Дмитрия Медведева к российскому парламенту ожидали. Во-первых, ему предшествовала статья президента «Вперёд, Россия!», предполагавшая ответную реакцию народа, что добавляло интереса к посланию: насколько народный отклик получит отражение в послании (какая часть народного отклика получит отражение в послании). Во-вторых, за месяц до послания со скандалом прошли выборы в московскую городскую думу. Как намерен президент отразить этот факт в послании? К тому же, год назад президентское послание содержало призыв к изменению конституции, который вскоре был осуществлён: впервые с 1993 г. основной закон Российской Федерации был изменён. Какие новинки президент припас для народа на этот раз?

Послание, зачитанное в Георгиевском зале Большого Кремлёвского дворца 12 ноября 2009 г., потонуло в аплодисментах высших чиновников вертикали власти, заполнивших зал, а отклики на послание в Интернете пестрели нескрываемым сарказмом, даже не иронией. Особенно язвительны были литературные параллели между посланием Медведева и обращением великого комбинатора Остапа Бендера к шахматистам-любителям в Васюках.

Своей целью Медведев обозначил донести до граждан России «конкретные первоочередные» планы по реализации стратегии, изложенной в статье «Вперёд, Россия!», причём, планы, подлежащие реализации «в самое ближайшее время». В действительности послание пестрело лишь пожеланиями, прекрасными мечтами о будущем страны, не подкреплёнными ответами на ключевые вопросы: «как достигнуть намеченных целей?» и «какие люди будут реализовывать движение в означенном направлении?». Конкретные шаги вновь носили подчёркнуто юридический характер. Марка профессионального юриста, искренне не верящего в то, что право – всего лишь надстройка к экономическому базису, вновь была Медведевым поддержана. Подробно были озвучены шаги по юридическим изменениям в избирательном законодательстве, пожелания к изменению гражданско-процессуального и уголовно-процессуального, а также уголовно-исполнительного законодательства. В каких-то вопросах президент доходил до мельчайших частностей, в каких-то его мазки были столь же широки и небрежны, как у сюрреалистов.

Но главное даже не в этом.

Если статья «Вперёд, Россия!» оставила впечатление «манифеста либерала», то президентское послание, несмотря на все реверансы и магические заклинания о демократии (почти перестройке, ускорении и гласности), было «манифестом бюрократа». Бюрократия будет усиливаться. По сути, а не по слову.

Ценности Исторической России в президентском послании не были отражены вовсе. Тысячелетний опыт российской государственности, его достижения, успехи и величие были охарактеризованы утверждением, что Историческая Россия была «аграрной, фактически неграмотной страной». Видимо, президент искренне считает, что Российская Империя не была влиятельным государством, а к приращению к нашему государству нефте- и газоносной Сибири она тоже отношения не имеет. И величие, и нефть – всё Федерации дал Советский Союз, которому была пропета аллилуйя: президент Медведев с наследием СССР одной крови, он наследник советских «побед», и вера в те «победы» – залог его веры «в новую Россию». Ни слова не прозвучало о вере: ни конкретно о православии, ни о «традиционных конфессиях России», как принято говорить в политкорретных ситуациях. Послание 2009 г. продемонстрировало не просто технократизм президента и его окружения, а технократизм в квадрате, а, может быть, даже технократизм в кубе. При этом средства достижения заявленных целей либо не озвучивались, либо заявленные средства, если вдуматься, просто противоречили заявленным целям. Это потребовало не просто прослушать послание, а ещё и внимательно перечитать его стенограмму, чтобы неявное впечатление превратилось в твёрдую убеждённость в верности сделанных из слов президента выводов. Главный вывод, увы, президент сделал правильно: со многими в России его объединяет минимум – только понимание того, что стране необходимы перемены. Не более того.

В выступлении бросились в глаза явные упрёки в адрес государственного курса предкризисных лет, т.е. 1998 – 2008 гг. Однако молчанием был обойдён вопрос, кто формировал и кто реализовывал тот курс. Кто недостаточно сделал «для решения унаследованных от прошлого проблем», кто форсировал рост «старой сырьевой экономики» вместо формирования «новой, создающей уникальные технологии и инновационные продукты», чья политика все эти годы была несистемной? Кто, наконец, финансирует северокавказские республики таким образом, что «часть средств почти открыто разворовывается чиновниками» (жаль, не уточнили, какая часть: 1%, 10% или 90%)? И что-то заставляет усомниться в том, что фамилии пресловутых виновных будут названы, а их ошибки перестанут размазывать, как икру по бутерброду, и применят меры – вплоть до увольнения от должности и посадки в тюрьму, к чему в некоторых случаях президент призвал слушавшее его высшее чиновничество под бурные аплодисменты последних.

Было объявлено о том, что через сколько-то лет будут достигнуты определённые показатели производства тех или иных лекарственных препаратов, что Россия будет добиваться лидерства в альтернативной энергетике, широкополосный Интернет по доступным ценам охватит всю страну, а в нашей экономике начнётся использование суперкомпьютеров и цифровых технологий. Я не против. Но как это будет достигаться? Кто будет прилагать соответствующие усилия? И вот в ответе на этот вопрос неявно и прослеживается сугубо бюрократический подход. Создание единого «мощного центра исследований и разработок», единого молодёжного лагеря отдыха на Северном Кавказе – о чём свидетельствуют подобные пассажи? Или о реликте советской гигантомании или о том, что Силиконовая долина – это новая идея фикс, как «переход к рыночной экономике» 20 лет назад. Как рыночной экономике в России до сих пор нет, так и Силиконовой долины не будет. Потому что развитие инноваций, привлечение инвестиций и развитие гражданской инициативы происходит не по указке сверху. Это процесс, связанный с изменением духовного состояния общества. Общество должно вырасти, созреть к переменам. Инвестиции – это уверенность в завтрашнем дне. Инновации – это уверенность в завтрашнем дне. Гражданская инициатива – это тоже уверенность в завтрашнем дне. Всё это возможно только в живом свободном обществе, где царит нация, а не бюрократия. До тех пор, пока власть будет путаться в показаниях, что же есть мерило успеха: обогащение, конкурентоспособность или состояние здоровья, – демонстрируя при этом стабильно дорогие часы, мы не будем иметь ни инвестиций, ни инноваций, ни гражданских инициатив. Почему? Приведу только один пример из президентского послания – введение института «социально ориентированных некоммерческих организаций». Таким образом, то, является организация «социально ориентированной» или, выразимся политкорректно, «недостаточно социально ориентированной», следуя букве ещё одного административного регламента, в строгом соответствии с перечнем представленных документов, решит ещё один чиновник. Не дела, а предоставление определённого статуса, бумажка вновь будет что-то определять. Дорога, усеянная подобными решениями, ведёт не к рыночной экономике и не к свободному обществу. Почему государство вознамерилось, например, поддерживать экспериментальные направления в искусстве? Я из своих налогов ни литературные эксперименты Сорокина, ни театральные эксперименты Литвиновой поддерживать, например, совершенно не желаю. Это разве государственное дело – решать, какие направления искусства развивать? Это государство будет решать, Гришковца или Минаева объявить Достоевским современности? Царство бюрократии будет становиться ещё более обширным, а его проникновение в жизни людей ещё более глубоким. Мрачные образы советского прошлого, увы, воскресают в словах президента Медведева.

Но это рисунки будущего. Интересны были также оценки прошлого и настоящего. В этой связи хочется выделить три аспекта.

Во-первых, утверждение о том, как успешно реализовывается государственная программа развития сельского хозяйства. Во-вторых, как национальный проект «Здоровье» помогает решить демографические проблемы страны. И, в-третьих, как в России в целом сложилась многопартийная система.

Белые воротнички в банках и околобанковских структурах не понимают и не могут понимать, как работает сельское хозяйство. Для них риск, прибыль, ликвидность – математические формулы, расчётные денежные показатели. А сельское хозяйство – это живой процесс. В этом процессе можно очень долго говорить об урожае, побившем очередной рекорд, не задаваясь вопросами: сухое ли зерно посчитано, собрано ли оно, засыпано ли на элеватор? Наконец, учитывая, что львиная доля перевозок зерна осуществляется железнодорожным транспортом, можно ли говорить о рекордных урожаях, если количество перевезённого зерна сократилось? А знает ли президент долю импорта говядины в Россию? Мясное стадо в стране практически полностью уничтожено. А знает ли президент, что свинокомплексы в России нерентабельны, свидетельства чему мы обязательно увидим через один-два года, когда придёт срок возврата полуторамиллиардных кредитов, выдававшихся на их строительство, на их строительство? А средний возраст работников сельского хозяйства президенту известен? Если не предпринимать экстренных мер, то через два-три года Россию ожидает острый сельскохозяйственный кризис. И это является результатом главного «проекта» вертикали власти в области сельского хозяйства, о котором мы, жители России, можем узнать не по словам, а по делам власти – замещения отечественного производства импортом. Нефть в обмен на продовольствие – это не Ирак, это Россия.

Решение демографической проблемы – это не превышение рождаемости над смертностью. Это увеличение количества детей в расчёте на одну семью с поправкой на этнический состав населения страны. А вот то, что девочки 1980-х гг. рождения, когда в СССР был пик рождаемости, даже рожая по одному ребёнку, могут краткосрочно перекрыть смертность доживших до сегодняшнего дня фронтовиков времён Второй мировой войны – не подлежит сомнению. Но это заслуга истории, а не проекта «Здоровье». А вот экономисты при расчёте домохозяйства в России используют коэффициент 2,7 – это значит, мама, папа и 0,7 ребёнка – семья. Успешно реализован проект «Здоровье». О выправлении ситуации можно будет сказать, когда родившие в последние годы первого ребёнка семьи заведут хотя бы второго, а, желательно, и третьего ребёнка. Не раньше.

Тем, кто заявлял об открытой оппозиции курсу вертикали власти, обращены слова: власть не позволит «раскачать ситуацию, дестабилизировать государство и расколоть общество». Партии Андрея Савельева и Дмитрия Рогозина «Великая Россия», равно как и партии Михаила Касьянова «Другая Россия» отказано в государственной регистрации. Партия «Родина», открыто критиковавшая курс вертикали власти и предлагавшая реальную альтернативу, прекратила существование. А за «медведей», «эсеров», коммунистов и жириновцев приходят проголосовать 20% избирателей. Вот и сложившаяся многопартийность. Вот и проверенность партий временем, вот и способность выживать в борьбе за избирателей.

Но это всё мелочи и частности, главное впечатление от послания президента – бурные, иногда почти несмолкающие аплодисменты. Вперёд, Россия!

 

Версия для печати