Бесплатно

С нами Бог!

16+

19:28

Среда, 19 янв. 2022

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

События 1917 г. и проблема непрерывности российской государственности

Автор: Пыхтин Сергей | 07.11.2009 21:37

Выступление на конференции "Отречения не было? (изучение обстоятельств февральского переворота 1917 г.)", Москва, 7 ноября 2009 г.

1. Последние работы русских историков о событиях февраля 1917 г. дают новую картину событий, которые на протяжении почти 90 лет были скрыты под грудой фальсификаций. Те предположения, которые содержатся в значительном количестве исторических трудов, воспоминаний участников и политологических и юридических исследованиях по этому вопросу, теперь приобретают вполне законченную форму. Одно из значительных следствий, вытекающих из этих исследований – дополнительные аргументы, связанные с проблемой непрерывности российской государственности или континуитета.

Континуитет (англ. continuity – непрерывность) – политическая теория о непрерывности государства и, в правовом смысле, о непрерывности его обязательств. В этом состоит отличие от понятия «правопреемство», когда одно государство берет на себя международные права и обязательства другого – существующего или прекратившего свое существование. Проблема континуитета возникает в случае кардинальных изменений в государстве — революция и смена государственного режима, распада или объединения государства.

2. Вплоть до 1917 г. фактор континуитета как проблема не возникал в русской истории. Бесспорным для русского мировоззрения был тот факт, что дата рождения России как государства относится к 862 году от Р.Х. и что с этого времени российская государственность не прерывалась ни на день, включая, в том числе, и период, который было принято называть «татаро-монгольским игом».

Главное установление российской государственности было воплощено в ст. 1 Свода законов Российской империи – «Государство Российское единой и нераздельно».

3. Вопрос непрерывности Государства Российского возник в связи с событиями 1917 г. – сначала вследствие низвержения в феврале «верховной самодержавной власти» и возникновения т.н. Временного правительства, затем после октября – в результате второго переворота, когда власть в центральной России была захвачена организацией, именовавшейся «российской коммунистической партией» и началось, после гражданской войны 1918-1922 гг., ее правление, продолжавшееся до 1989 г. В третий раз этот же вопрос возник вследствие событий 1989-1993 гг.

4. Разложение принципа непрерывности Государства Российского был заложен Временным правительством. Одной из ее целей была провозглашена автономизация страны, в том числе признание т.н. Украинской рады. Но события развивались тогда так стремительно, что вместо автономизации происходило всеобщее разложение.

Гораздо дальше пошли коммунисты. Сразу же за 25 октября 1917 г. образованные ими структуры власти признали «право» всех народов России на выход из состава Российского государства. В декабре ими же было дано согласие на отделение Украины, Финляндии и Армении. Тогда же Россию провозглашают «федерацией национальных республик». За этим последовал разгул русофобии, сепаратизма и автономизации. С ноября 1917 по сентябрь 1918 гг. на территории Империи образовалось около 50 разных «республик» и «правительств».

5. Идеология коммунистического режима, помимо веры в мировую революцию и повсеместное уничтожение государств, предполагала «право наций на самоопределение вплоть до отделения». Нациями тогда считали народы, по отношению к которым позже стали применять термин этнос. Поскольку на территории Российской империи проживало более 100 «наций» или этносов, теоретически возникла угроза создания 100 «республик». Иначе говоря – Россия под властью коммунистов должна была прекратить свое существование. К тому же доктрина марксизма отрицала ценность прошлого. «Традиции всех мёртвых поколений тяготеют, как кошмар, над умами живых». Прошлое России подвергалось коммунистическим режимом тотальному отрицанию. Гражданская война смешала большевикам карты.

6. Распад государства не состоялся, но коммунистическая доктрина была воплощена в т.н. Конституции СССР 1922 г. Ленин предпринял максимальные усилия к тому, чтобы исключить политическую целостность России. Вместо «единого и нераздельного государства» был провозглашен «союз социалистических республик» - под предлогом «борьбы с всемирной буржуазией». К 1922 г. было создано 4 таких республики – РСФСР, ЗСФСР, УССР и БССР. Кроме того, страну изрезали границами разнообразных «национальных» республик, областей и округов. Цель – подавить неравенством «угнетающую русскую нацию». Тогда же была отвергнута идея «автономизации», с которой выступал Сталин – о вхождении «союзных республик», созданных большевиками во время Гражданской воны, в состав РСФСР.

7. Сильнейший удар по континуитету был нанесен в 1936 г. Когда оформлялась т.н. Сталинская Конституция. Именно Сталин настоял на том, чтобы в этом документы была статья о праве «союзной республиками свободно выйти из СССР». Вот что было сказано им в речи на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 г.: «Есть добровольный союз равноправных Союзных республик. Исключить из Конституции статью о праве свободного выхода из СССР – значит нарушить добровольный характер этого союза. Можем ли мы пойти на этот шаг? Я думаю, что мы не можем и не должны идти на этот шаг. Говорят, что в СССР нет ни одной республики, которая хотела бы выйти из состава СССР, что ввиду этого статья 17-я не имеет практического значения. Что у нас нет ни одной республики, которая хотела бы выйти из состава СССР, это, конечно, верно. Но из этого вовсе не следует, что мы не должны зафиксировать в Конституции право Союзных республик на свободный выход из СССР. В СССР нет также такой Союзной республики, которая хотела бы подавить другую Союзную республику. Но из этого вовсе не следует, что из Конституции СССР должна быть исключена статья, трактующая о равенстве прав Союзных республик».

Фактически государство превращалось-таки в конституционную конфедерацию, которая могла превратить свое существование в любой момент.

8. В дальнейшем принцип конфедерализма с правом любой «союзной республики» выйти из СССР был сохранен и в Конституции 1977 г. и был использован при осуществлении заговора против целостности государства в 1989-1993 гг.

9. Коммунистический режим никогда не считал ту государственность, которая возникла после 1917 г., продолжением 1000-летней российской государственности. Признавалось только правопреемство в отношении некоторых договоров, заключенных Российской империей и ряда правительственных обязательств. Их официальная позиция признавала только ту государственность, которая была связана с переворотом 25 октября 1917 г.

10. В 1989-1993 гг. имеет место совпадение позиций по вопросам российской государственности как коммунистического режима, так и их формальных либерально-бюрократических противников. На словах отрицания коммунистический режим, последние полностью признавали его конституционные установления – союзные и автономные республики, договорный характер образования СССР, их границы и право на «самоопределение вплоть до отделения».

11. «Распад СССР» или «прекращение существования Советского Союза как субъекта международного права и геополитической реальности», как гласит Беловежское соглашение от 8 декабря 1991 г. – продолжение той политики, которую коммунистическая идеология исповедовала в отношении России все годы своего существования – на протяжении столетия. Официальная позиция нового режима провозглашена в Федеральном законе от 24 мая 1999 г. N 99-ФЗ «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом»: «Российская Федерация – есть правопреемник и правопродолжатель Российского государства, Российской республики, Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР) и Союза Советских Социалистических Республик (СССР)». Подчеркнем – не продолжатель, а всего лишь правопродолжатель.

12. Именно этот принцип заложен в Конституции РФ 1993 г. Если понимать текст Конституции РФ буквально, то необходимо признать, что до упомянутой даты России как бы и не было. Что именно существовало прежде на шестой части земного шара и существовало ли вообще – официальные документы умалчивают. Вместе с тем такие грамматические обороты, как «соединяя исторически сложившееся государственное единство» или «соединенные общей судьбой на своей земле», не дают никакого иного понимания русской истории, как некий хронологический провал. Если приходится соединять исторически сложившееся государственное единство, значит, до 12 декабря его не было вообще. Если внешние границы Российской Федерации провозглашаются своей землей, то все остальные земли за ее пределами как бы уже и не имеют с Россией ничего общего.

Само собой понятно, что подобная интерпретация с очевидностью противоречит общеизвестным фактам. Государство Российское, как бы оно официально ни именовалось, никогда не исчезало, подобно тому, как это происходило, причем неоднократно, в истории государства польского. Тем не менее, Ельцинская Конституция содержит норму, нелепость которой буквально бьет по глазам. Между тем, речь идет не о досадной небрежности или случайной ошибке. В данном положении заложен глубокий смысл. Ведь возрождается то, что умерло. Если российская государственность была возрождена 12 декабря 1993 г., значит, с Россией нынешней вся прежняя истории России не имеет ничего общего. Если граждане современной России, поскольку их связал с конституцией референдум, признали данную формулу, значит, они признают и то, что не являются ни продолжателями российской государственности, ни даже ее правопреемниками. История новой России при этом должна быть начата с чистого листа. Что скрывает это отрицание? Фактическое отождествление «новой России» с современными Германией и Японией, которые после безоговорочной капитуляции 1945 г. утратили право на какую-либо связь с германским и японским государствами, существовавшими прежде.

13. У России, в отличие от ее правящего класса, не было и нет юридических оснований, чтобы отказываться от правовой связи с предыдущим периодом русской истории, чтобы стряхивать прах прошлого со своих ног, как это делали после 1917 г. большевики, как, копируя их, повторили либералы после 1991 г. Следовательно, у нового политического поколения есть достаточно веские основания для того, чтобы восстановить в основных государственных законах России положения о преемстве.

О какой форме преемства должна идти речь? С одной стороны, это может быть континуитет, с другой – правопреемство. В первом случае современная Россия, равно как и Российская империя и Советский Союз, – один и тот же государственный субъект, никогда не прекращавший своего существования, стало быть РФ – наследователь всего совокупного российского прошлого. Во втором случае Российская Федерация – наследник; по мнению одних – только СССР, по мнению других – только Российской империи.

Континуитет либо есть, либо его нет. Нельзя быть наследником по отношению к самому себе. Наследник и наследователь – разные лица. Правопреемство, в отличие от континуитета, это переход прав и обязанностей от одного субъекта права к другому. Например, при исчезновении одного государства и появлении на его месте другого или других государств. Правопреемство возможно в том случае, если есть определенная общность между государством-предшественником и государством-правопреемником – территории, население, собственность и т.п. Она может быть относительно полной или частичной, например, при распаде версальской Чехословакии, которого одинаково жаждали как чехи, так и словаки.

14. Какие последствия следуют за признанием России продолжателем российской государственности, какими бы формами или названиями оно ни прикрывалось – Российская империя или СССР? В отношении гражданства прежнее гражданство Российской империи и СССР не исчезло, а трансформировалось. В отношениях России со странами, возникшими в суверенных пределах СССР, продолжают действовать положения законодательства о выходе из него. Стало быть, право континуитета делает правомерным постановку вопроса о возвращении в состав России отторгнутых территорий. Отсюда следует, что из русской лексики следует исключить такие обороты, как «бывшая Российская империя» или «бывший СССР».

15. Нынешняя Российская Федерация, произвольно названная так в Законе РСФСР от 25 декабря 1991 г., строго говоря, Россией не является. Ее правовая система строится на советском противоправном фундаменте. Все законы СССР и РСФСР, если они не замещены новыми, сохраняют свою силу в сегодняшней РФ, но ни один закон Российской империи в ней не действует. Это, безусловно, свидетельствует о том, что РФ – не возрожденная Россия, а продолжение коммунистического режима, уничтожившего Россию и отменившего декретом СНК от 22 ноября 1917 г. всё национальное русское законодательство. С другой стороны, пространственно нынешняя Российская Федерация (РСФСР) – отнюдь не Россия, а неведомое доселе государственное образование, скроенное коммунистическими картографами. Подмена России «РСФСР», т.е. осколком СССР – величайший и беспрецедентный обман. Добровольное ограничение России пределами РСФСР демонстрирует ее политическую связь с коммунистической псевдо-государственностью. Особенно это касается ст. 5 Конституции 1993 г., в которой все административно-территориальные субъекты названы государствами.

16. Продолжение в дальнейшем Российской государственности от предшествующих государственных форм – естественное и необходимое условие существования России, имеющей многовековую историю, культуру и сложившиеся традиции. Реальное сохранение Российской государственности состоит в возвращения к преемственности с исторической Россией. Это предполагает, в первую очередь, определенные шаги государственной власти. Провозглашение права нынешней России на ее тысячелетнее прошлое. Нет иного пути решения этой задачи, кроме как воссоздание в качестве основы нашей государственности Основных государственных законов 1906 г. и всего законодательства России, существовавшего на 1917 г. и, соответственно, признание последующего законодательства ab initio vitiosum (от начала порочным) и не соответствующим основополагающим государственным началам. Пока же следует заявить, что в отношениях со всеми государствами, в том числе и с теми, которые возникли в пределах исторической России, современная Россия будет исходить из общепринятых принципов международного права, и в частности, из универсального принципа pacta sunt servanda (договоры должны соблюдаться) с неотъемлемой оговоркой clausula rebus sic stantibus (при существующем положении вещей).

17. На проблемы преемства современной России и научное сообщество, и политический класс, и массовое сознание пока что смотрят как на досужие, отвлеченные размышления, не имеющие практического значения. Вместе с тем, если обратиться к недавнему прошлому, то оно дает при обстоятельствах, так или иначе напоминающих современную русскую историю, довольно яркие примеры иного рода. Мировое еврейство, казалось бы навсегда утратившее собственную государственность, но никогда с этим не смирившееся, добилось своего и восстановило в 1947 г. Еврейское государство в Палестине как раз на принципе континуитета. Заметим, что государство Израиль не приняло конституции, что было бы истолковано как формальный отказ от этого фундаментального принципа, в силу которого именно Святая земля была избрана местом такого восстановления. Западные немцы, учитывая, что принцип континуитета для них после 1945 г. не действовал, и несмотря на то, что им пришлось признать ГДР, многие десятилетия отстаивали его разновидность - «принцип воссоединения». И они оказались правы. Воспользовавшись политикой «перестройки», осуществлявшейся аппаратом КПСС, заметим, вопреки национальным русским интересам, они объединили все немецкие земли в единое германское государство. Китаю, отношения которого ни с Западом, ни с Россией в XX столетии не были идеальными, удалось вернуть под свою юрисдикцию колониальные владения Португалии и Великобритании на китайской земле – Гонконг и Макао. И, наверняка, то же самое произойдет рано или поздно с Тайванем.

18. Предварительным условием фактического обеспечения преемственности Российской государственности является теоретическое, идеологическое, мировоззренческое понимание проблемы, ее осознание русским правящим классом, научным сообществом и политическим обществом. Сейчас такого понимание еще нет. И это является ныне главной проблемой и угрозой того, что российская государственность может оборваться. Воспрепятствовать такому развитию событий по силам только государственной власти. Она - гарант правопродолжения. Но для этого ей надо приобрести легитимность, которую, в свою очередь, создает свободное волеизъявление нации.

 

Версия для печати