Бесплатно

С нами Бог!

16+

07:51

Вторник, 09 мар. 2021

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Лужковская шахматная доска

Автор: Захарьев Андрей | 29.09.2010 00:08

Отрешение Юрия Лужкова от должности мэра Москвы в связи с утратой доверия к нему со стороны президента России Дмитрия Медведева – не рядовое событие.

Когда в 8 часов утра 28 сентября 2010 г. эта новость попала в ленты информационных агентств, в России стартовал новый политический сезон – сезон борьбы за власть, которая разгорится в декабре 2011 – марте 2012 гг.

Фигуры заняли своё место на большой политической шахматной доске. Попробуем скрупулёзно проанализировать сложившуюся ситуацию.

Начнём с президента

Какие события сопровождали последние недели?

Последовательные заявления сперва «Справедливой России», а затем и «Единой России» о том, что они создают движение «Вперёд, Россия!», которое должно стать опорой президента Медведева. Доклад ИНСОР о необходимости модернизации. Программное выступление в Ярославле. Вокруг президента Медведева, очевидно, начинает складываться окружение, которое хотело бы видеть его главой государства до 2018 г. В ракурсе этого же процесса следует рассматривать появление законопроекта «О полиции» и указа о создании Следственного комитета Российской Федерации. Президент активно подчёркивает свою роль профессионального юриста во главе государства. Это его имидж. Вполне вероятно, что имидж предвыборный. Ведь, как заметил сам Медведев, для проведения модернизации одного срока явно недостаточно.

Возможно три варианта старта этой кампании.

Первый сценарий условно назовём «Всем руководит Путин». Это означает, что предвыборная активность вокруг Медведева инициирована Путиным и имеет целью спровоцировать политиков на активные шаги в его поддержку, что поможет выявить потенциально нелояльных по отношению к Путину участников политического поля. Иначе, зачем Путину, «который всем руководит», инициировать предвыборную активность вокруг Медведева? Почему эта версия мне не нравится: в России нет достаточно влиятельных «участников политического поля», которых можно было бы спровоцировать подобными шагами. Ведь предполагается, что они находятся вне структур власти, поскольку подобная тактика рассчитана вовне, на тех, кто не знаком с реальным положением дел, «скрытым от общественности». Системная оппозиция во власть встроена так или иначе, а опасаться внесистемной оппозиции Путин не будет: это деятели не его уровня, не его «весовой категории». На инсайдеров – реальных политических тяжеловесов, встроенных в систему власти, – подобные провокации не могут быть рассчитаны – у инсайдеров другие, кулуарные механизмы работы.

Второй вариант – мы наблюдаем действия чиновников администрации президента, которые не хотели бы терять свои позиции в случае возвращения Путина в Кремль. Мол, эти «неназванные источники в Кремле» провоцируют Медведева, искусственно втравливая его в предвыборный процесс. Эта версия не нравится мне по той причине, что любого чиновника, который бы попытался реально вбить клин между Медведевым и Путиным, находящимися в «сердечном согласии» (что предполагает этот вариант), незамедлительно бы уволили или перевели на другую должность (в зависимости от прежних заслуг). Да и, по большому счёту, неужели, например, Нарышкин или кто-либо ещё из влиятельных чиновников администрации, зная о полном взаимопонимании Медведева и Путина, будет рисковать всем (!), чтобы не стать, например, руководителем аппарата правительства России, если рокировка в 2012 г. произойдёт? Такое поведение нелепо.

Третий сценарий означает самостоятельную, осознанную игру Медведева. У варианта два возможных хода развития. Первый связан с тем, что целевая аудитория спектакля – избиратели. Этот вариант мне не нравится. Почему? Потому что мне не понятно, почему в случае выбора «Медведев или Путин» рядовой избиратель должен проголосовать за Медведева: из-за переименования милиции в полицию или из-за того, что глава ИНСОР Юргенс считает, что русский народ препятствует модернизации? Если шаги рассчитаны на народ, то явно не на весь, а лишь на его узкую прослойку, что совершенно не типично для электоральных технологий. Эта логика имеет один дефект – решение об отрешении от должности Лужкова. Если бы этого дефекта не было, можно было бы сделать вывод, что Медведев играет партию в расчёте на мнение Путина.

В пользу этой версии говорит то, что президент подчёркнуто не вмешивался до последнего времени в дела премьер-министра, работал лишь в очерченной им самим (и, видимо, согласованной в 2008 г.) сфере отношений – международные отношения и реформирование правоохранительной системы и системы правосудия. Хотя имеет эта версия и недостатки, однако она представляется предпочтительной.

Однако говорить о несамостоятельности президента, по-моему, в принципе некорректно. Определённая сфера отношений является сферой принятия решений Медведева, другое дело, что некоторые принципиальные вопросы он решает сообща с Путиным или по совету своего премьер-министра. Но если под «самостоятельностью» понимать противоречия (!) с Путиным, то для этого оснований также нет. Ни история с Химкинским лесом, ни отставка Лужкова оснований для такого вывода не дают. Почему складывается такое впечатление – читаем далее.

Теперь о мэре

Юрий Лужков – знаковая политическая фигура, всегда отличавшаяся самостоятельностью. После триумфальной победы на выборах мэра в 1996 г. и победы Ельцина на президентских выборах Лужков вознамерился переехать из Дворца московского генерал-губернатора в Кремль в 2000 г. Начинается долговременная пиар-акция под общим лейт-мотивом «Сравните Москву и Россию: я поднял Москву, они провалили Россию». Лужков формирует образ «хозяйственника». Этот процесс завершился созданием оппозиционной Ельцину партии «Отечество», сформировавшей затем блок с шаймиевской «Всей Россией». Но… Последовало поражение от «Единства» на думских выборах 1999 г. В 2000 г. Лужков не идёт на конфронтацию с Путиным, добивается некоего соглашения с новым президентом, переизбирается, а затем и переназначается мэром Москвы, объединяет свою партию с «Единством» в «Единую Россию», где занимает руководящий пост, сохраняя относительную независимость.

Лужкова отличали образ хозяйственника (не всем во всём нравящееся, но концептуальное преобразование Москвы; создание образцово-показательной сельскохозяйственной фирмы в Медыни и т.д.), резкие патриотические заявления (а-ля «Украина, верни Крым!»), а ещё широкие связи. Лужков – это принципиально более весомый политик, нежели Касьянов, Немцов или Рыжков, с которыми его вчера – сегодня некоторые неудачно, на мой взгляд, пытаются сравнивать. Лужков – человек инфраструктурный. И ещё немало обеспеченный. В этом отношении у Лужкова много общего с Александром Лукашенко, белорусским президентом, обладающим схожим имиджем в глазах не слишком хорошо знакомого с внутренней политикой Лукашенко российского обывателя.

Как самостоятельный центр силы, центр «московских» в противовес «питерским», Лужков обладал собственными политическими (сохранение должности мэра Москвы) и экономическими (бизнес-империя жены) интересами. Эти интересы могли и должны были входить в противоречие с интересами «питерских». Уже хотя бы потому, что около 25% бюджетных средств всей России концентрируется в Москве (результат бюджетных преобразований путинской эпохи). Но Лужков был не одинок – он был лидером, но первым среди равных в группе региональных бонз: в большей степени Шаймиева и Рахимова, в меньшей степени – Росселя и Бооса. Несложно заметить, что все эти четыре персонажа утратили свои позиции в течение последнего года.

К Лужкову, как и к любому влиятельному представителю элиты от «Единой России», у общества есть серьёзные претензии. И главная претензия не отрицается даже президентом Медведевым – коррупция. Но желанием ли бороться с коррупцией вызвано отрешение Лужкова от должности, т.е. его увольнение? Оставим ответ на этот риторический вопрос читателю. С системой кормлений, отменённой когда-то Царём Иоанном Грозным, но самопроизвольно возродившейся в современной Россией, невозможно бороться в одном отдельно взятом городе – эта борьба должна быть системной и принципиальной, как борьба с мафией в Италии – нельзя с ней бороться только в Палермо или только в Неаполе.

Бациллы диалектического материализма и вульгарного марксизма засели в общественном сознании довольно глубоко за годы правления коммунистов. Потому, видимо, доводилось слышать и читать вчера много комментариев в стиле «Лужкова отстранили из-за денег, чтобы переделить московскую собственность». Рассуждение в стиле предопределённости правовой надстройки экономическим базисом. А почему не наоборот? Скорее всего, именно из-за денег отстранили башкирского президента Муртазу Рахимова. Вот там – деньги, там башкирская нефть. И там – тихая смена власти. Там – Орден за заслуги перед Отечеством. Там – никакого преследования Урала Рахимова. Там – уголовный процесс над бывшим сенатором Игорем Изместьевым. Суровая правда теперешней жизни – частое уголовное преследование бывших членов Совета Федерации… Россель, правда, пытался сопротивляться, но сил тягаться с Москвой не оказалось. И тоже тихо ушёл. А здесь – демонстративная, открытая борьба: связанные с мэрией СМИ и общественные организации (включая московскую парторганизацию «Единой России») открыто выступали в защиту Лужкова против компромата, показанного федеральными телеканалами (изложенные в телесюжетах факты вполне достойны прокурорской проверки). Лужков делал резкие заявления в адрес Кремля, затем уезжает отдыхать в Австрию, по возвращении – заявление о том, что добровольно в отставку не уйдёт. После обнародования президентского указа – демонстративный выход из «Единой России» и обнародование провокационного письма в адрес президента с критикой политического курса крайнего десятилетия. Кто же в России, борясь за бизнес, использует критику политического курса президента и правительства??? Пример Ходорковского неслучайно был так ярко, живописно, назидательно тиражируем столько лет. В качестве бесплатной рекомендации крупному и среднему бизнесу.

Если бы борьба шла за «экономический базис», а не за «политико-правовую надстройку», то Лужков бы кулуарно договаривался, как именно его безумно талантливая жена станет ещё богаче, когда он больше не будет московским мэром. Но сценарий был использован совершенно другой. И сценарий был использован политический.

Лужков понимал, что у него две альтернативы: либо тихая пенсия с несметными капиталами жены (только по официальной оценке Forbes – без малого 1 триллион рублей), либо политическая игра ва-банк. И Лужков избрал второй путь. Весь конфликт Лужкова и Кремля – это противостояние демонстративное. Лужков сделал себе рекламу, пи-ар противника Кремля. И это – сигнал не москвичам («обижают мэра!» – москвичи мэра себе не избирают), это сигнал тем, кто не доволен Системой.

Дальнейшие шаги Кремля легко просчитываемы и, безусловно, были учтены Лужковым, когда он имел возможность спокойно обдумать всё, находясь на свежем альпийском воздухе. Уже сегодня, 29 сентября, в лентах информационных агентств появилось сообщение о том, что Следственный комитет Российской Федерации и МВД начинают проверку деятельности Лужкова на посту мэра Москвы. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы предсказать подобные новости.

Обратим внимание на интересную особенность тех заявлений, которые делались в эти недели информационного противостояния Кремля и Лужкова: Лужков неизменно подчёркивал, что не пытается внести раскол в отношения президента и премьер-министра. Многие комментаторы ошибочно делали вывод, что это попытка занять «про-путинскую» позицию в противовес «про-медведевской» (см. рассуждения по поводу «первого сценария»). Представляется, что подобные комментарии ошибочны. Лужков подчёркивал не близость к Путину, он подчёркивал единство Медведева и Путина, подчёркивал, чтобы показать, что выступает против них обоих. Его обнародованное письмо на имя Медведева носит ту же идейную окраску: Лужков критикует формально непоследовательность Медведева, но его упрёки направлены против тех начинаний и реформ, которые были проведены Путиным. Очевидно, что это не лучший, далеко не лучший и совсем не подходящий способ для защиты экономических активов в России! И избран этот путь по одной причине – потому что Лужков своими действиями занимает политическую позицию – позицию к выборам 2011 – 2012 гг.

А как же, спросит, может быть, кто-то из читателей, активы? Активы подразделяются на две группы – реальные и финансовые. Реальные активы, наверняка, находятся в собственности различных фирм и организаций иностранной юрисдикции, доказать принадлежность которых Лужкову или Батуриной в суде – дело малоперспективное, даже когда речь идёт о «басманном правосудии». Финансовые активы, скорее всего, хранятся за рубежом, в надёжных банках Швейцарии или Лихтенштейна. Так что теряет экономически «группа Лужкова» (условно назову так всех экономических субъектов, так или иначе экономически заинтересованных в том, чтобы Лужков оставался мэром Москвы, поскольку это гарантирует их доход по тем или иным причинам) только денежный поток – дисконтированные доходы будущих периодов.

«Мочить в сортире» уже начали, поэтому под ударом нужно рисковать, а не держаться за чемодан, «который уже не сохранишь». Лужкову остаётся путь Ельцина: помните историю с отставкой председателя Мосгоркома КПСС по инициативе президента СССР Горбачёва – как всё начиналось и чем закончилось?

Отрешение

Логика, прослеженная нами в двух предыдущих разделах повествования, подсказывает, что причины отрешения Лужкова от должности были продиктованы конфликтом не по оси «Медведев – Путин», а по оси «Тандем – Лужков». Лужков выступил против Тандема, а потому удар по нему нанёс Тандем в лице Медведева, а не Медведев, «разбирающийся с путинскими губернаторами». Доводилось встречаться с рассуждениями о том, что Медведев устраняет губернаторов, которые обеспечивали высокие показатели партии «Единая Россия». Логика красивая, задумка интересная, вот только нестыковка серьёзная – новые губернаторы все тоже сплошь из «Единой России». Логика межпартийной борьбы не срабатывает. Зато логика внутрипартийной борьбы (фактические лидеры партии против внутренней оппозиции из числа функционеров бывшего «Отечества – Всей России») подходит очень уместно.

Инициатива отрешения исходила, безусловно, от Кремля. Замена губернаторов, «омоложение губернаторского корпуса» – одно из направлений формирования имиджа Медведева. Но, видимо, Лужков, лелеявший, может быть, собственные политические амбиции, просчитал последствия ультиматума. Лужков понял, что кулуарно его не сместить, слишком прочны его позиции: вся номенклатурная Москва стоит за него горой, даже после указа президента не побоявшись поддержать Лужкова (здесь уместно вспомнить поведение 28 сентября Кобзона, Митволя, некоторых депутатов Мосгордумы). Вынесение же конфликта на суд общественности загоняет Тандем в угол: нужно ставить запятую «казнить нельзя помиловать». При этом отказ от отставки Лужкова – был бы признанием в несостоятельности Медведева. На это пойти было нельзя. Поэтому жёсткая отставка становилась неизбежной. Именно на это, не веря уже в сохранение должности, и рассчитывал, как ни парадоксально, Лужков. Тандем же пошёл по избранному Лужковым пути (логика шахмат: ход определяется тем, как до этого сходил противник).

Двусмысленность сложившейся ситуации

Логика независимой и самостоятельной предвыборной кампании Медведева (если такая имеет место) требует последовательности в вопросе Лужкова: антикоррупционного разбирательства деятельности лично Лужкова, Батуриной, приближённых Лужкова. И, главное, при новой, «медведевской» администрации Москвы ситуации с коррупцией должна улучшиться. А в условиях, когда коррупция носит системный характер, издержки борьбы с нею для людей, находящихся в системе власти, могут быть очень высокими. Недопустимо для них высокими.

В августе 2008 г. Медведев признал к действию российских военных, ввёл 58-ую армию в Южную Осетию, но остановил армию на полпути до Тбилиси. Сейчас, в сентябре 2010 г., Медведев совершил равнозначный шаг, отрешив от должности Лужкова. Но если он вновь «остановит войска по дороге на Тбилиси», это будет означать цементирование соответствующего отношения к президенту в общественном мнении. Предшествующая же деятельность Медведева в должности президента не предполагает готовности «идти на Тбилиси». В этих условиях Тандем принуждается к тому, чтобы раскрыть тайну – ответить на вопрос, кто будет кандидатом от «Единой России» на выборах 2012 г. Если Медведев не решает проблемы с политическим наследством «Лужковгейта», то разыграть карты в 2012 г. он уже не сможет. А это заставит из тени выйти Путина.

С другой стороны, Лужков для продолжения политической карьеры в такой ситуации вынужден занимать позицию антагониста власти и, как ни странно, у него есть для этого определённые шансы. В поддержке маргинальной оппозиции, которую в бытность Лужкова мэром успешно избивали дубинками на Триумфальной площади, он не нуждается, поэтому решение Немцова и Ко бросить камень вослед отправленному в отставку мэру, поддержав антикоррупционное расследование, инициированное Кремлём, на занятие Лужковым той или иной позиции на политической шахматной доске не скажется. Если в оппозицию уходит Лужков, он автоматически отстраняет в тень всех тех, кто критикует Путина с позиций ельцинского наследия, затмевая собою всех «несогласных» и «гневливых» сразу. А Лужков обладает и личной харизмой, и даром публичного оратора, и немалыми финансовыми ресурсами, и связями, и образом «хозяйственника» в глазах существенной доли населения не только Москвы, но и всей России…

И вот здесь о самом главном – образе «хозяйственника»

Не трудно заметить, что информационная атака на Лужкова, предшествовавшая отрешению от должности, велась по тем же каналам, с использованием тех же средств и методов, что и атака на белорусского президента Александра Лукашенко. У Лужкова и Лукашенко много общего.

Оба имеют устойчивый образ «хозяйственников». И модели экономики в Москве и Белоруссии до боли похожи друг на друга. Их можно охарактеризовать как «дотационный социализм». В Москве он реализуется из-за того, что через бюджетную систему перераспределения доходов в городе оседает непропорционально большая доля национального дохода России. В Белоруссии модель воплощается за счёт а) дешёвых энергоносителей, поставляемых из России; б) последующего демпинга при продаже белорусских товаров (прежде всего, продуктов питания и трикотажа) на товарных рынках России. В обоих случаях деньги для реализации социальных программ действительно имеются, социальные программы к радости электората реализуются, но в обоих случаях это результат номенклатурных, а отнюдь не хозяйственных, предпринимательских талантов руководителей. Однако по разным причинам рядовой избиратель не склонен к глубокому анализу экономических моделей, склонен их оценивать по простому сопоставлению «город Х – Москва» или «город Х – Минск». И тогда в массовом сознании появляются образы «хозяйственников» Лужкова и Лукашенко.

Оба этих политика успешно свой имидж эксплуатируют. И в силу этого имиджа оба представляют угрозу Тандему на фоне спаливших пол-России лесных пожаров, катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС, непрекращающихся терактов и диверсий на Северном Кавказе… Именно поэтому подрыв имиджа Лужкова и Лукашенко – это необходимое условие для поднятия рейтинга, прежде всего, Путина. Поэтому атака и была инициирована.

В этом отношении показательна реакция блогосферы на показ разоблачительных фильмов о Лукашенко и Лужкове: блоггеры массово и довольно активно обвиняли в коррупции и прочих прегрешениях, которые Лукашенко и Лужкову пытались инкриминировать журналисты, совершенно других лиц. Не сложно догадаться – кого. Мол, сами такие. Но в этом и соль – показать, что все (!) одним лыком вязаны.

Последствия отрешения

Лужкову в сложившейся ситуации отступать нельзя – добьют, и он это понимает. Побег из страны – участь Березовского. Пассивное «отстаивание собственности» – участь Ходорковского. Единственный шанс для Лужкова – активная политическая позиция, борьба за кресло президента в 2012 г. (хотя сегодня и появилась информация о заявлении Лужкова, что он не намерен баллотироваться). У Лужкова есть шансы на успех в этой кампании: бюрократические связи, финансовые ресурсы, имидж «хозяйственника» и… И то, что я позволю себе назвать «эффектом Андропова – Черненко». Лужков находится в том возрасте, когда вряд ли он продержится дольше одного 6-летнего срока, если и его высидит до конца (если, конечно, станет президентом). А за время президента Лужкова те, кто составят его команду и пойдут 2-ыми номерами, смогут договориться о правилах игры, чтобы определить президента в 2018 г. Для сторонников «римейка ельцинизма» Лужков – более подходящая кандидатура, нежели Медведев. Или, тем более, непроходные кандидатуры их нынешних лидеров (а-ля Немцов). Это очевидно.

И именно по причине того, что у Лужкова есть единственный путь – путь борьбы, борьбы политической, борьбы за власть, его политические оппоненты вынуждены также идти в этой борьбе до конца, а подобная борьба – это тот самый треск в монолите путинской вертикали, который был нужен для активизации политических сил, выступающих за перемены. Этот треск ставит под сомнение, что переуступка власти пройдёт гладко (но не означает, что она не пройдёт) в 2012 г. Причём вне зависимости от внутренних политических раскладов в Тандеме.

Для Медведева появление фактора Лужкова скорее негативно, поскольку увеличивает политические риски для Тандема, а это означает, что при тихом течении событий (т.е. если до думских выборов 2011 г. не случится отставки правительства по инициативе президента) шансы Путина вернуться в Кремль после Медведева возрастают.

 

Версия для печати