Бесплатно

С нами Бог!

16+

17:57

Понедельник, 05 дек. 2022

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Билибин

Фото: Билибин

Об озверении некоторых пролетариев

Автор: Чудинова Елена | 24.06.2011 11:26

Пожалуй, ещё ни в одной западноевропейской стране «либералы» не дошли до полного отрицания государствообразующей нации, но в России Чайковского уже провозглашают французом.

Оставим сейчас в стороне небезынтересный вопрос о том, кто по гамбургскому счёту в нашем обществе действительно элита, а кто не очень. Но многих посетителей (не просто посетителей, а своего рода паломников, нарочно потекших в Тверь) выставки «Россия для всех» в средствах массовой информации принято относить к элите. Из этого и будем исходить.

Немного фактической канвы. Некие «актуальные художники» решили побороться с «ксенофобией», проявлением коей оппозиционно-либеральные и околоправительственные круги в трогающем душу единстве считают почему-то декабрьское выступление болельщиков «Спартака», создав экспозицию в подзаборной, прошу прошения, назаборной технике исполнения. Оставим, опять же, в стороне вопрос о художественной ценности, тем паче что автор этих строк – человек дремучий, даже «Чёрный квадрат» почитающий вульгарным жульничеством. Изысков «актуальных художников» мне уж и вовсе не дано постичь, мне бы чего попроще, Веласкеса какого-нибудь с его «Менинами». Снисходя к моей отсталости, речь мы поведём исключительно о нравственно-этическом аспекте выставки.

Итак, «актуальные художники» сочли, что простой народ, плебс, быдло, способен постичь лишь то, что написано кривыми буквами на заборе. Оттого и выбрали заборную манеру исполнения (о том, станет ли простой народ, плебс, быдло, покупать билеты на выставку, дабы приобщиться к явленной её устроителями мудрости, как-то не вполне подумали, ну да ладно). Главное, что до «народа» снизошли и доступным ему образом – на заборе – донесли, что ксенофобом быть нехорошо. «Пушкин – эфиоп», «Высоцкий – еврей», «Чайковский – француз», «Достоевский тоже поляк». Прочтя всё это, посетитель выставки должен был, по замыслу, тут же отречься от ксенофобских предрассудков, а заодно усвоить нехитрую мысль, что «чисто русский» человек великим быть не может, ибо наиважнейшей в любом великом русском является какая угодно, но инокровная примесь.

Надо полагать также, что идея выставки содержала сногсшибательный, убийственный ответ идеологам современного национализма. Оно, конечно, философ Константин Крылов доселе знать не ведал об арапе Ганнибале и теперь, сокрушенный, лишившийся «нашего всего», уползает с полемической арены в частную жизнь.

Но справедливости ради надо дать высказаться и самим этим идеологам. А таковые уже почти все отписались на сей счет хотя бы в блогах. Наибольшее их изумление вызвала, пожалуй, готовность либералов бегать с черепомерками, притом, как было многими подмечено, дотошность измерителей значительно превосходила усердие сторонников Адольфа Алоизьевича. В основном же преобладало брезгливое недоумение. Конечно, этнический, серовско-васнецовско-нестеровский русский тип представляет для националистов несомненную ценность, но никак не может быть сочтён ими за таковую в пределах правового поля. Критерием «русскости» для националистов является, разумеется, самоидентификация.

Что сказал бы устроителям выставки Александр Сергеевич Пушкин, гордившийся своим шестисотлетним (отнюдь не эфиопским) дворянством? Пушкин, гордо ответивший Чаадаеву, что ни за что не хотел бы родиться ни кем иным, кроме как русским? Что сказал бы о зачислении себя в поляки Фёдор Михайлович Достоевский, почитавший, что в русской земле не может быть «иного хозяина, кроме русского»? Право, сочли бы великие «актуальных художников» скорбными рассудком, каковыми они… являются ли? Вопрос в действительности любопытный.

Но граффити отнюдь не исчерпывали собой композицию. Изюминкой вообще были не они. Множество фотографий с участниками Манежки было… разбросано по полу, дабы посетители могли их попирать ногами.

Существенный нюанс: это были никак не фотографии преступников. Это были фотографии граждан, выражающих недовольство правительственным курсом по некоему вопросу (дело, как ни кинь, самое обычное для любой цивилизованной страны). Вполне может быть, что у кого-то из сфотографированных были сердитые, озлобленные лица, каковые «актуальные художники» вполне могли счесть «искажёнными» либо «перекошенными». Но что это меняет, если вспомнить: речь шла об убийстве, а требованием митингующих было соблюдение законности. Общественная деятельница Ирина Ясина сделала в блоге следующую баснословную запись:

«Корреспондент РЕН-ТВ спросил меня:

– А почему фотографии с Манежной разложены на полу?
 Я ответила:
 – Потому что они повержены...»

Я обратила внимание на комментарий к этой записи оппонентки Ясиной – общественной деятельницы Наталии Холмогоровой:

«Вы имеете в виду, что убийцы, наказания которых требовали протестующие на Манежной, наказаны не будут?»

Но даже если бы брошенные на пол фото являлись сплошь взятыми из уголовных дел фотографиями анфас-профиль, это всё равно не отменило бы отвратительной данности: перейдена грань, отличающая цивилизованного человека от дикаря. Ибо цивилизованный человек не ходит по лицам не то, что своих оппонентов, но даже и по лицам преступников. Просто потому, что цивилизованному человеку это не присуще.

Ради же этого демонстративного хождения на выставку пожаловали все, кого местный листок назвал «цветом российского бомонда»: правозащитница Людмила Алексеева, певец Иосиф Кобзон, политик Александр Починок.

Телеведущая Светлана Сорокина прибыла, кажется, с приёмной дочерью, во всяком случае сообщила журналистам, что нимало не была озабочена в своё время происхождением девочки. Достохвально, конечно, но мне не даёт покоя вопрос: что, она и девочку эту учит ходить по человеческим лицам?

Приволоклась и феминистка Мария Арбатова, известная скорее местом постоянной прописки (телецентр «Останкино»), нежели своими книгами. С собою прихватила безымянного мужа индуса. Но тут уж ладно, как убедишь любящую женщину, что против её дорогого человека никто в варварской России решительно ничего не злоумышляет?

Отныне совершенно нельзя предсказать: на что ещё способен этот самый «цвет бомонда»? Там, где культурный человек выразит негодование вербально, они теперь топчут изображения «врага». Ну а дальше что? Пойдут публично мочиться на «вражеские» портреты? Испражняться? Сжигать чучел? Плясать при известии о смерти оппонента?

С одной из перечисленных выше фигур «цвета бомонда» я как-то столкнулась на телепередаче. Теперь вот думаю: хорошо, что ушла не покусанной.

Побоюсь показаться банальной, но цивилизованность заключается не в знании, что раздвоенная ложка предназначена для поедания устриц.

Но вопрос-то в другом: почему «цвет бомонда» срывает с катушек именно при столкновении с какими-либо движениями национального интереса, организованными либо стихийными, не суть.

Ни в одной, даже самой придавленной толерантностью стране Западной Европы ещё никто, пожалуй, не доходил до полного отрицания государствообразующей нации. Организаторы выставки «Россия для всех» не успокоятся на меньшем. Что ими движет? Какой-то изощрённый разрушительный инстинкт.

Нет, я не считаю их безумными – этих, искренне полагающих себя сливками несуществующего народа. Они по-своему хитры. Они создают фантомного оппонента, дабы подставить под удар оппонента реального. Ведь нет в природе такого «националиста», что запил бы с горя, раскрой ему «страшную тайну»: в предках-то у Лермонтова шотландцы! Но сей нелепый образ решительно необходим, чтобы никто не услышал реальных взглядов и реальных программ представителей движений и партий национального интереса. Это – политическое шулерство чисто ленинского образца.

Нет, это не «нашумевшая» и не «спорная» выставка, как её пытаются теперь преподнести. Это, собственно, не выставка, а демонстрация. Демонстрация не самых красивых сторон человеческой натуры.

 

Печатается с согласия автора. Первоначально опубликовано в журнале «Эксперт»

Версия для печати