Бесплатно

С нами Бог!

16+

17:23

Понедельник, 05 дек. 2022

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

А.В.Захарьев

Фото: А.В.Захарьев

«Час писателя» о проблемах монархизма на радио «Радонеж»

Автор: Чудинова Елена | 01.05.2011 18:39

Стенограмма беседы писательницы Елены Чудиновой и начальника Московского отдела РИС-О Антона Любича в эфире радиостанции «Радонеж» 27 апреля 2011 г.

Елена Чудинова: Здравствуйте, в эфире я Елена Чудинова, начиная на радио «Радонеж» свою авторскую программу «Час писателя». Итак, добрый вечер! Действительно добрый всем вечер: самая светлая, самая славная пора года, до которой мы дожили, слава Богу! Поздравляю всех с Праздником и приступаю к нашему обычному разговору. Должна сделать небольшую оговорку. Иногда кажется, что я какую-то тему слегка забыла, долго к ней не возвращаюсь. Нет, я всё помню, просто важных тем, к сожалению, значительно больше, нежели моих, к примеру, возможностей, но как я когда-то обещала, что о монархизме мы будем говорить долго и серьёзно с различными собеседниками, так я и возвращаюсь к своему обещанию. И я рада представить, сегодня в студии мой гость – начальник Московского отдела Российского Имперского Союза-Ордена Антон Андреевич Любич. Здравствуйте, Антон Андреевич!

Антон Любич: Здравствуйте, Елена Петровна! Христос воскресе!

Е.Ч.: Воистину воскресе! Итак, как некоторые особо верные слушатели быть может помнят, я, начиная разговор о монархизме, уже предоставляла слово своего рода оппонентам Антона Андреевича, моего сегодняшнего собеседника, а именно, господину Васильеву, координатору московского отделения РИД [Павел Васильев, глава московского отделения Русского имперского движения – прим. Легитимиста]. И вот в связи с этим, понятное дело, что элементарная справедливость требует, чтобы были представлены все стороны, для которых существенна эта проблематика. Первый мой вопрос: Антон Андреевич, вот как Вы считаете, почему так разрознены монархические силы в России? Почему русские люди не могут договориться хотя бы в том, кто именно должен быть и является законным монархом?

А.Л.: Я позволю сказать, что вопрос о том, кто является законным монархом, решается однозначно на основании Закона о Престолонаследии 1797 г., утверждённого Императором Павлом I, в который в последующем вносились изменения всеми Императорами. В окончательной редакции он был утверждён в 1906 г. Императором-Мучеником Николаем II. Этот Закон всегда однозначно, недвусмысленно указывает только на одного человека, который является законным Наследником Престола. Мы в любой ситуации такого Наследника имеем. Даже если недоброжелатели уничтожат тысячу Наследников, то тысяча первый всё равно останется. И в этой ситуации можно решать вопрос только о том, кто Наследником является на основании Закона. Любые попытки отойти от Закона приводят к рассуждениям на тему, кто больше нравится или не нравится, но это разговор принципиально не монархистов, это разговор республиканцев, которые просто называют себя «монархистами». Потому что монархия – это, прежде всего, законность, это основание власти на Законе Божием и на основании тех традиций, которые узаконены тысячелетней историей монархической государственности России, для которой, безусловно, Закон о Престолонаследии имеет непосредственное значение. В эмиграции в 1924 г. Император Кирилл I, до этого – Великий Князь Кирилл Владимирович, провозгласил себя Императором, поскольку в соответствии с Основными государственными законами Российской Империи Трон не может пустовать, и Император наследует своему предшественнику в силу Закона. И сегодня Великая Княгиня Мария Владимировна, внучка Кирилла I, является законной Главой Династии в силу Закона. Здесь нет никаких сомнений.

Е.Ч.: Я понимаю Вас. Хотя Вы знаете, когда говорили Ваши оппоненты, у них тоже вроде бы выстраивалась вполне логическая база их рассуждений. И вот скажите, пожалуйста, Вы всё-таки пытались свою аргументацию до них донести, или они пытались ли как-то найти Истину вместе с Вами? Были ли какие-то попытки расширения дискуссии?

А.Л.: Попытки предпринимались, неоднократно. К сожалению, мы разговариваем в данном случае на разных языках. Т.е. я повторюсь, наша позиция предельно проста: на момент февральского переворота 1917 г. действовали Основные государственные законы, включавшие Закон о Престолонаследии, мы считаем данные законы нерушимыми и считаем, что законный Наследник Российского Престола может быть найден только на их основании. Поэтому любые разговоры на тему, что данные законы не вполне правильны, что их нужно дополнить какими-то воззрениями, толковать по-другому, мы считаем неоправданными и выводящими дискуссию за пределы монархического дискурса, монархического ракурса. Поэтому мы готовы обсуждать то, кто является Наследником Российского Престола, но в рамках Закона. Когда нам под вопросом «Кто является Наследником Российского Престола?» предлагают версию, кто им не является, и при этом не отвечают на сам вопрос – это, к сожалению, не дискуссия.

Е.Ч.: Ну да, собственно, я писала об этом статью, в которой говорила, что очень странен наш (наш – я в обобщённом смысле естественно говорила), поскольку я не вывожу себя из рамок общероссийских процессов естественно и не считаю себя умнее других, но очень странен наш монархизм, когда человек, разбуди его ночью, не скажет, кто его монарх.

А.Л.: Это абсолютно точно. Но я позволю себе немножко расширить предмет нашей сегодняшней беседы. В целом проблемы монархического движения состоят не столько в поиске законного Наследника Престола. Повторюсь, в рамках Закона о Престолонаследии этот вопрос не является дискуссионным. А проблема состоит в самоидентификации монархистов. Потому что на сегодняшний день только ленивый себя монархистом не называет. И это создаёт впечатление того, что существует много различных монархизмов. Но давайте зададимся вопросом: что есть монархизм? Что есть монархия? И тогда у нас всё встанет на свои места. Одно из социологических агентств крупных, не буду его рекламировать в эфире, провело опрос по поводу того, сколько жителей России поддерживает идею восстановления монархии. Получило результат – порядка 20% респондентов.

Е.Ч.: Это очень много!

А.Л.: Это много. Но когда вторым вопросом социологи спросили, а что те, кто выступают за монархию, понимают под монархией, они получили очень широкий разброс мнений: от идеи установления монархии во главе с нынешним главой нашего Правительства до воскресения различных деятелей исторических прошлого, воцарения икон и тому подобных вещей. В то же время только 3% ответило, что выступает за восстановление Династии Романовых. Поэтому на сегодняшний день, к сожалению, мы можем говорить о том, что вот из этих 20% скрытых монархистов, только 3% являются действительно монархистами, а 17% - это люди, которые где-то в глубине души понимают, что монархия – это правильно, но ещё для себя всё-таки не уяснили, что монархия из себя представляет.

Е.Ч.: Ну, цифры, не внушающие оптимизма, прямо скажем… И вот в связи с этим: считаете ли Вы всё-таки возможным восстановление монархии в России или для Вас это просто вопрос чести – верность монархии – но чести без надежды, такое тоже бывает? Как вот, по-моему, я наблюдаю это на примере Людовика XX [герцог Анжуйский Луис Альфонсо де Бурбон – претендент на Французский Престол, не имеющий на него законных прав в силу Утрехтского договора 1713 г. Легитимный претендент на Французский Престол – это граф Парижский Анри – прим. Легитимиста], который, как у меня сложилось (может быть, я ошибаюсь) впечатление, ведёт себя так, будто он, являясь главой дома, тем не менее не претендует на что-то большее, на восстановление своих священных прав.

А.Л.: Я не буду вдаваться в проблемы европейского монархического движения. Оно неоднородно, ещё более неоднородно, чем российское. Я отвечу всё-таки в рамках своей позиции, позиции Российского Имперского Союза-Ордена. Во-первых, мы православные христиане. Мы должны не только верить в Бога, но и веровать в Бога. Если Господу будет угодно, монархия будет восстановлена. Но я всегда вспоминаю Книгу Притчей Соломоновых, где, не дословно процитирую, сказано: сядь на коня, и Господь его поведёт [Ср.: Притч. 21: 31 – прим. Легитимиста]. Мы должны хотя бы ногу в стремя поставить, а потом уже говорить о восстановлении монархии. И действовать по старому дворянскому принципу: делай, что должно, и будь, что будет. Вот этим мы и занимаемся: аккуратно, кирпичик за кирпичиком, занимаясь просвещением, разъяснением, взаимодействием с теми или иными политическими структурами, информационными источниками, и это должно привести к какому-то результату. Если Господь сочтёт, что наши усилия достаточные и достойны вознаграждения, то монархия в России будет восстановлена: законная, чистая, настоящая монархия.

Е.Ч.: Антон Андреевич, а в связи с этим Российский Имперский Союз-Орден работает с молодёжью и в каких формах, если да?

А.Л.: Мы работаем с молодёжью и довольно активно. Мы устраиваем различные конференции, куда приглашаем молодёжь, мы выступаем в учебных заведениях. В 2008 г. под Высочайшее покровительство Главы Российского Императорского Дома Государыни Великой Княгини Марии Владимировны перешёл Российский государственный торгово-экономический университет. Это первый случай с 1916 г., когда университет получил Высочайшее покровительство, причём государственный. Мы уже провели в РГТЭУ несколько конференций. Взаимодействуем с другими вузами, взаимодействуем со школами. У РИС-О был очень интересный проект: мы несколько лет проводили как раз на Страстной седмице так называемые «Пасхальные чтения», когда выступали в воскресных школах, в общеобразовательных школах, в университетах с лекциями о монархии, но в зависимости от возрастной группы тематика несколько отличалась. Так что мы эту работу ведём. Мы активно работаем в Интернете, привлекая людей через социальные сети в т.ч., используем те механизмы, которые нам предоставляют наши технические возможности.

Е.Ч.: А с детьми?

А.Л.: С детьми должны работать родители – это их конституционная обязанность.

Е.Ч.: Ну что же, с одной стороны да, но, видите, сами родители не знают, куда бежать, куда идти. И, собственно, на мой взгляд, не знают, как именно воспитывать детей.

А.Л.: Это, к сожалению, очень глубокая проблема. Но она связана всё-таки с разделением труда в обществе. Потому что если мы возьмём на себя несколько больший круг обязанностей, чем тот, который физически можем выполнить, то это будет говорить о некачественности работы по основному направлению. Всё-таки нельзя возлагать ответственность за воспитание подрастающего поколения только на монархическое движение! Это должна быть работа всего православного общественного движения: и по противодействию ювенальной юстиции, и по расширению преподавания православных дисциплин, в первую очередь, основ православной культуры, и по катехизации в широком смысле этого слова. Я думаю, каждый из нас сталкивался так или иначе, например, с представителями не всегда «структивных», а чаще деструктивных сект, которые склоняют не определившихся к себе, но редко кто из нас встречал на улице или у себя в квартире православного проповедника.

Е.Ч.: О да! Я во всяком случае никогда не встречала!

А.Л.: Я тоже.

Е.Ч.: Антон Андреевич, хочется повернуть проблему в несколько неожиданном ракурсе. Вы мне присылали довольно интересную статью о монархии с точки зрения экономики, коль скоро Вы экономист по одному из Ваших образований. Я конечно представляю себе, что довольно сложно изложить какие-то базовые положения вот так перед микрофоном, но всё-таки, мне кажется, это было бы интересно нашему слушателю.

А.Л.: Нужно ясно понимать, что любое патриотическое движение выступает за благо Отечества. Но при этом, в зависимости от своих идейных воззрений, по-разному представляет то, как достичь этого блага, поэтому опирается на разные общественные институты. Монархия опирается на тех людей, которые своими жизненными интересами связаны с родной землёй. И, безусловно, в первую очередь, это те предприниматели и труженики, которые созидают некое реальное производство в России. Это те, кто, несмотря на все сложности, возрождает село. Те, кто строит заводы, которые возникают тем не менее в России, несмотря ни на что, и т.д. И монархическая идеология защищает этих людей. Как сказал один из монархических идеологов Иван Лукьянович Солоневич, монархическая идеология – это защита нормальных интересов нормальных людей. Вот, если мы поймём, что в стране должны быть условия для созидательного труда, для творчества, для самореализации личности, ответим на вопрос, что для этого нужно (Иван Лукьянович говорил, что для этого необходимы свобода труда, свобода творчества и гарантии свободы труда и свободы творчества), то мы поймём, какие ценности должна защищать монархия. Это, в первую очередь, частная собственность. Это гарантии частной собственности. Но при этом – государственное регулирование, которое направит интересы различных людей к общему консенсусу, к общему благу. И в этом состоит в принципе так тезисно базис экономической программы монархического движения. Если мы посмотрим на уровень развития монархий в мире, то мы заметим, что даже нынешние, ослабленные монархии всё равно показывают лучшие экономические показатели, чем республики. Что было бы если бы мы имели дело со здоровыми монархиями, с самодержавными монархиями? Мы бы имели ещё более лучшие результаты, потому что монархия гарантирует преемственность власти, возможность элит договариваться друг с другом без кровопролития и обеспечение, что очень важно, нравственных ценностей, без которых нормальное предпринимательство невозможно. Я квинтэссенцию выражу одной цитатой Императора Николая II: богатеть нужно честным трудом и жизнью по заповедям Божиим. Вот в принципе монархический экономический манифест.

Е.Ч.: Спасибо! Это действительно очень интересный взгляд, взгляд экономиста. Но также мне хотелось бы Вас спросить, в чём Вы видите (мы отчасти уже коснулись этого вопроса) главные проблемы монархического движения сейчас? Может быть, мы не все их затронули?

А.Л.: Основная проблема – это, как я уже сказал, проблема самоидентификации монархического движения. Все остальные проблемы являются производными от неё. С чем сталкивается монархическое движение? Люди, которые не представляют, что такое монархизм, зачастую крайне негативно настроенные по отношению к наследию Российской Империи как таковой, которые по своей сути являются сталинистами, троцкистами, неоязычниками, говорят, что они «монархисты». Те люди, которые не заинтересованы в восстановлении монархии, а, не будем скрывать, большинство средств массовой информации, наиболее тиражируемых, подконтрольно этим людям, показывают таких псевдо-монархистов и говорят обществу: «Вот посмотрите, кто выступает за монархию!»

Е.Ч.: О да!

А.Л.: И это дискредитирует монархическое движение в глазах людей.

Е.Ч.: Совершенно с Вами согласна, потому что у меня просто волосы встали дыбом во всю длину, когда я увидела, что некий учредительный съезд монархической очередной партии возглавлял господин Карпец.

А.Л.: Я воздержусь от личных оценок. Я процитирую просто дискуссию, которая у меня с Владимиром Игоревичем [Карпцом] была на конференции в мае прошлого года, когда (как раз я выступал на тему экономической программы монархического движения) в ответ на тезис о необходимости защиты частной собственности мне было сказано, что в принципе земля – это воплощение Богородицы. На мой скромный взгляд, может быть, не все слушатели со мной согласятся, это проявление такого пещерного язычества. А взгляды подобные у нас выдаются не просто за монархизм, а православный монархизм. Они тиражируются. И естественно люди мало-мальски адекватные, мало-мальски чего-то в жизни добившиеся, понимают, что им с такими деятелями не по пути.

Е.Ч.: Но собственно это ещё не вся ересь (в общем-то будем называть вещи своими именами). Почему я так резка в своих оценках, что тот же, прости Господи, философ говорит, что Царь на самом деле всегда один и тот же, он просто посредством кровяного тока возрождается каждый раз в новой персоне – ну что это?

А.Л.: Я позволю сказать, что если у кого-то существуют подобные воззрения, то им всегда рады среди буддистов, наверное: реинкарнация, карма, прочие вещи. Насколько мне известно, может быть, кто-то меня поправит, Господь наш Иисус Христос сказал, что Его Царство не от мира сего. Он сказал: воздайте Богово Богови, а кесарево – кесарю. И вот эту часть «кесарево – кесарю» у нас почему-то выбрасывают из контекста. А по большому счёту это очень важно. Потому что монархия – это не только институт помазанника Божиего, но это ещё и реализация человеком, человечеством свободной воли как шага к Богу, а не шага от Бога. И в этом отношении лишать человечество именно человеческого начала здесь – это по сути дела отрицать идею спасения в широком смысле.

Е.Ч.: Конечно, безусловно. Но мы уже как-то слишком серьёзно обсуждаем то, что в общем-то достойно только пожимания плечами и горестных вздохов. Но, тем не менее, как вот мне казалось, что из, опять же возвращаясь к тому, о чём говорили Вы, из числа людей, монархически настроенных, скажем так, в больших средствах массовой информации предоставляют слово как правило людям, как-то замазанным в красное.

А.Л.: Это целенаправленная политика. И здесь надо быть откровенными. Начиная с 1996 г., даже, наверное, чуть раньше – с 1993 г., в России создаётся иллюзия того, что у нас есть две альтернативы: либо реставрация коммунизма, либо то, что мы видим на улицах. Это очень удобно. Потому что в ответ на любую критику, которая зачастую вполне адекватна, по поводу того, что у нас происходит, в ответ нам говорят: но если мы уйдём, придут красные, всё отнимут, всё поделят и железный занавес установят. Причём сами по себе национал-большевики, я их так называю, активно говорят, что они действительно всё поделят, действительно железный занавес установят. И это очень удобно. А любые люди, которые говорят конструктивные вещи, выходящие за эту дихотомию, они не нужны, они разрушают это мирное построение. Поэтому проще их замолчать, чем дать им слово для дискуссии.

Е.Ч.: Но это, конечно, боюсь, что правда. Но это очень печально. Мне очень понравилось, когда мы с Вами беседовали частным порядком, мне очень понравилась Ваша фраза, которую я сейчас напомню. Вы сказали, чем отличается собственно монархист от человека каких-либо других убеждений: ему для себя ничего не надо!

А.Л.: Да, это действительно так. Ключевая идея монархистов состоит в том, что мы боремся не за собственную власть. Мы, как Минин и Пожарский: спасли Отечество – и отдали власть законному, Богом определённому её обладателю – помазаннику Божиему (так, в 1613 г. им стал Михаил Феодорович Романов), и уезжаем в Нижний Новгород выращивать капусту, причём не американскую, а нашу. И, собственно говоря, в этом действительно состоит монархизм. Потому что, когда мы послушаем так называемых «красных монархистов», то там декабристские взгляды: если кто-то читал программы декабристов, то ключевая идея – диктатура. Потому что «народ не созрел», «народ не понимает», «народ вообще у нас какой-то неправильный», его «нужно воспитать диктатурой». А кто установит диктатуру? «Лучшие люди». И вот здесь вот перечень этих «лучших людей» – это члены очередной красной национал-большевицкой группировки, которые сами себя этими трибунами народными самоназначили.

Е.Ч.: В связи с этим вероятно не очень… Впрочем, не буду заранее за Вас давать оценку. Мне просто интересно Ваше мнение, выскажу и своё. Последнее время говорят красивые слова и, на мой взгляд, к сожалению, абсолютно провальные, о том, что нужна единая партия национального интереса, т.е. такой вот какой-то сборный союз всех партий различных убеждений, которые, тем не менее, сходятся в том, что главное – благо России. И вот, насколько я понимаю, учредительный съезд будет. Т.е. все перед тем, что благо России стоит под вопросом, якобы все нестроения между русскими людьми меркнут, блёкнут, отступают в тень. Я так не считаю. А каково Ваше мнение на эту инициативу?

А.Л.: Давайте посмотрим на простой вопрос: одни считают, что благо России – это установить железный занавес. Вторые считают, что для блага России необходима свобода передвижения. Одни считают, что Китай – это наш стратегический партнёр. Другие считают, что это основной источник угрозы для нашего Дальнего Востока и Сибири. При этом все взаимно обвиняют друг друга в получении денег от «мирового жидо-масонского заговора», простите за этот нелестный термин. И соответственно, о каком союзе между этой сборной солянкой можно говорить? Большинство людей, которые считают, что подобная инициатива возможна, либо заведомые провокаторы, либо с ними должны работать психиатры. Это уже моя не очень лестная оценка данных деятелей.

Е.Ч.: Ну, к сожалению, тут я с Вами не соглашусь, потому что знаю лично многих из тех, кто эту инициативу сейчас проводит. И они мне не кажутся ни тем, ни другим. Вполне достойные люди, но тем не менее, впадающие в идеализм, на который русские сейчас не имеют никакого права.

А.Л.: Для искреннего заблуждения всегда нужно оставлять какой-то процент. Но давайте ответим для себя, только честно, на вопрос: не на вопрос, нравится нам или не нравится, а на вопрос может ли, например, либерал искренне любить Россию? Я считаю, что может. Я с ним не согласен, например, по тем или иным вопросам, он со мной не согласен, но он её любит, я её люблю.

Е.Ч.: Но, прости Господи, наверное коммунист может…

А.Л.: Вот я об этом и говорю. Но при этом мы диаметрально противоположно относимся к различным вопросам. И создать единое движение? Против кого? Вопрос – против предателей? А кто будет определять в этих условиях критерии, кто является предателем? Одни будут обвинены в работе на Моссад, другие – на ЦРУ, третьих обвинят в работе на китайскую разведку. Воз останется на месте. Давайте будем всё-таки уважать творчество Крылова: лебедь, рак и щука не должны вместе везти повозку.

Е.Ч.: Совершенно с Вами согласна. Я прибегала, когда об этом писала, к сравнению со снежным человеком, которого мы все в детстве лепили. Что для того, чтобы покатился большой-большой ком, необходимо слепить маленький снежок, но он должен быть плотненький такой, хороший, и вот если его не будет, не будет и снежного кома. И вероятно прав будет, если Господь даст нам какие-то шансы на то, чтобы (точнее, шансы-то Он нам даёт)… Если Он явит к нам особую милость, чтобы мы сумели ими воспользоваться. Если это будет, то, вероятно, то правы окажутся, ком слепят те, кто лучше слепил маленький снежок, где пусть двадцать человек, но абсолютно точно, искренне сошлись в том, что они считают благом своего народа и благом своей страны.

А.Л.: Я абсолютно с Вами согласен. В принципе – это идея, которая была ещё в 1929 г. положена в основу Российского Имперского Союза-Ордена, которую мы 82 года аккуратно несём: и в эмиграции, и теперь уже на Родине. Потому что в основе любого объединения и любого политического процесса должна быть искренняя убеждённость в правильности тех идей, которые ты отстаиваешь. Потому что чем отличается по большому счёту политик от политикана? Политик убеждает общество в правильности своих взглядов. Сегодня он получает на выборах 0,5%, завтра – 1%, послезавтра – 10%, а потом он, наконец, побеждает. А политикан меняет свои взгляды, как хамелеон. И если мы сегодня посмотрим на политический спектр, то мы увидим большое количество политиканов, которые состояли в КПСС, ВЛКСМ, потом – в «Демократической России», теперь – в «Единой России», в ЛДПР, КПРФ, но они постоянно подстраиваются под общественные тенденции. Т.е. они не убеждают, а пытаются понравиться. А это неправильно. Это то же самое, как родители (сегодня говорили о воспитании детей) будут утром думать: «А за что сегодня дети, скорее всего, проголосуют: за мороженое или за овсяную кашу?» Как сегодня вести себя с детьми? Или мы должны иногда поступать непопулярно, но объяснять, что утром кушать овсяную кашу полезно. Вот я категорически поддерживаю такой подход.

Е.Ч.: Спасибо за интересное сравнение! И последний вопрос. К сожалению, наше время подходит к концу. Каковы планы у Российского Имперского Союза-Ордена на ближайшее время? Предвидите ли Вы какие-либо интересные события?

А.Л.: Мы сейчас предполагаем начать серию конференций и круглых столов по актуальным проблемам, чтобы вычленять тех самых искренне убеждённых в правоте наших взглядов людей. В мае будет очень важная годовщина – 130 лет Манифесту о незыблемости самодержавия Императора Александра III. И мы предполагаем провести конференцию, посвящённую этому событию. Обязательно сообщим и Вам, Елена Петровна. И, надеемся, Вы сообщите Вашим слушателям, и мы проведём это мероприятие на достойном, высоком уровне.

Е.Ч.: Хорошо! Я благодарю Вас за содержательную беседу. И надеюсь, что Вы придёте на мою программу ещё. Я думаю, информационные поводы жизнь нам явит. И напоминаю, что в гостях у меня был Антон Андреевич Любич, начальник Московского отдела Российского Имперского Союза-Ордена. Спасибо, Антон Андреевич!

А.Л.: Спасибо, Елена Петровна!

 

Версия для печати