Бесплатно

С нами Бог!

16+

11:25

Воскресенье, 09 авг. 2020

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Крымский прецедент

Автор: Кулыбин Михаил | 04.05.2014 21:09

Начало этого года ознаменовалось событиями, которые смело можно назвать историческими. Впервые за постперестроечный период Россия жестко и решительно предприняла действия, направленные на защиту национальных интересов страны, не побоявшись конфликта с хозяевами современного миропорядка.

Нэзалэжный кризис

Долгое противостояние на т.н. Евромайдане в Киеве на исходе зимы закончилось государственным переворотом. В результате к власти в стране пришли откровенно, можно сказать, даже демонстративно антирусские силы. Хотелось бы особо подчеркнуть, что силы это не просто антироссийские, а именно антирусские, т.е. их ненависть направлена не только на жителей России, но и на значительную часть граждан собственно Украины (по формально-национальному признаку – примерно на 20% населения, по языковому признаку – около 50%).

Вообще, при всех недостатках режима В.Януковича, надо признать, что он проводил политику вполне здравую именно с точки зрения формирования на Украине единого народа. Учитывая ярко выраженное идейное противостояние запада страны и юго-восточных регионов, он стремился поддерживать баланс интересов тех и других. В перспективе это позволило бысгладить конфликт и сформировать народ с общими мировоззренческими установками.

Кроме того, Янукович, подражая своему белорусскому коллеге - «батьке Луке», пытался лавировать между Россией и ЕС, «выбивая» какие-то бонусы то от тех, то от других угрозами полного перехода на другую сторону. Адекватной реалиям можно называть и его экономическую политику. Она учитывала и энергозависимость от РФ, и очевидную большую востребованность и конкурентоспособность украинских товаров в России, нежели в Европе.

В общем, с какой стороны не смотри, очевидно, что заявления и действия новой киевской власти диктуются отнюдь не здравым смыслом и даже не экономической выгодой, а исключительно идеологической антирусской зашоренностью и приказами западных хозяев.

Можно сколько угодно язвить, называя противостояние с Западом конспирологическим бредом и рудиментом советского мировоззрения, но факт останется фактом: геополитическое соперничество это объективная реальность, вызванная естественной разностью политических и экономических интересов стран. Собственно, и внутри сформировавшихся блоков происходит борьба за лидерство и большую долю выгод от проводимой линии. Это закономерно, и конкуренция в разных формах между Россией (и дореволюционной и современной) с западными странами – это реальность, а вовсе не перепев мантры про «враждебное буржуазное окружение молодого Советского государства».

Иудиты

Чтобы адекватно оценивать происходящее, необходимо трезво отдавать себе отчет в том, что и Украина, как государственное образование, и сам «украинский народ» - продукты антироссийской политики Европы. Чтобы «расставить точки над i», подчеркиваю – дважды и жирными линиями – что речь идет не о настоящих украинцах, или малороссах – субэтносе русской нации; не о единоплеменниках великого писателя Николая Гоголя, канцлера Российской Империи Александра Безбородко, братьев Разумовских, гетмана Богдана Хмельницкого, защитника Православия князя Константина Острожского, академика Владимира Вернадского и многих иных. Не о тех, кто веками отстаивал веру Христову, отбивался от польско-католического натиска, боролся с набегами крымских татар и турок.

Нет, речь идет о тех, кто отвергся родства, предал свою кровь и свою веру, кто происходит не от восточнославянских племен, расселившихся от Прибалтики до Прибужья и образовавших древнерусскую народность, а от мифических «укров». Кто предал «первородство» Святого Православия за «чечевичную похлебку» выгод унии с католиками. Это манкурты, «иваны, не помнящие родства», наследники Иуды Искариота, возведшие предательство в дело «национальной чести». Недаром один из «героев» этой нации иудитов – Ванька Мазепа, нарушивший крестное целование на верность Царю Петру I, получил от последнего в награду именно орден Иуды, а Православной Церковью был анафематствован, как клятвопреступник.

«Украинский народ» - это «потомки» блудной связи польской панночки и Андрея Бульбы, предавшего отца, убитую мать, брата, все казачество и Православную веру. Это «народ», придуманный в конце XIX века властями Австро-Венгрии специально в целях борьбы с русофильскими настроениями на Западной Украине. Ученые редко поспевают за политиканами, и на этнографической карте «лоскутной империи» 1911 года большая часть Галиции и Буковины помечена светло-зеленым; читаем легенду – Rufhenians– русские (ýже – русины); вокруг Лемберга (Львова) – коричневое пятно – Poles – поляки; а вот потомков «древних укров» – не наблюдается. Что ж при этом удивляться, что в начале ХХ века на выборах в парламент Галиции победила не «украинская», а Русская народная партия?

«Украинцы» - это «народ», все «национальное самосознание» которого заключается в отказе от своей истории, своей крови, своей веры ради выполнения заложенной в него программы: попытки доказать, что к русским отношения они не имеют. Зато подлинные исторические противники – поляки, литва, крымчаки «чудесным образом» превратились в «соратников по борьбе с москальской агрессией». «Украинствовать – значит: отказываться от своего прошлого, стыдиться принадлежности к русскому народу, даже названий «Русь», «русский», отказываться от преданий истории, тщательно стирать с себя все общерусские своеобразные черты и стараться подделаться под областную «украинскую» самобытность. Украинство – это отступление от вековых, всеми ветвями русского народа и народным гением выработанных языка и культуры, самопревращение в междуплеменной обносок, в обтирку то польских, то немецких сапогов», - писал в начале ХХ века лидер Русской народной партии Галиции Осип Мончаловский.

И, разумеется, «украинизации» усердно помогали все враги (политические конкуренты) России. Австро-венгерские идеологи «политического украинства» изобретением «народа» не ограничились: с началом IМировой войны разразился прямой геноцид русофильски настроенных жителей края. «Украинцы» доносили властям на подлинных украинцев, не хотевших отказываться от русского корня, и их убивали – и по «суду», и без него. Через концлагеря «Талергоф» и «Терезин» прошло до 100 тыс. человек.

Не остались в стороне от «украинизации» и такие «друзья» русского народа как большевики. «Недавно еще говорилось, что украинская республика и украинская национальность – выдумка немцев. Между тем ясно, что украинская национальность существует, и развитие ее культуры составляет обязанность коммунистов. Нельзя идти против истории. Ясно, что если в городах Украины до сих пор еще преобладают русские элементы, то с течением времени эти города будут неизбежно украинизированы», - сказал один авторитетный большевик.

Узнали автора цитаты? Нет? А это тов. Сталин, мерзкие слова которого с не менее мерзкими делами не расходились: «украинизация» велась коммунистами «ударными темпами». Несмотря на массовое, хотя и пассивное сопротивление, к середине 1930-х годов русских школ в Одессе не осталось. Даже в Донбассе их было менее 15%. Ну а с саботажниками процесса «украинизации» расправлялись по всей строгости советских законов.

Ну а уже в наше время, после того, как коммунисты Ельцин, Кравчук и Шушкевич «сообразили на троих» в Беловежье и поделили между собой не свои земли, не остались в стороне от этой работы западные «друзья» России. В «украинизацию» украинцев вкладывались миллиарды долларов. Они шли в страну в качестве гуманитарной помощи, благотворительного фондирования, грантов на борьбу за права человека, пожертвований на религиозные организации (разумеется, униатские и раскольнические) и т.д., и т.п. В реальности эти средства направлялись на подготовку боевиков, воевавших затем против русских в Чечне и Южной Осетии, на финансирование «украинствующих» политиканов, блогеров и прочих «агентов влияния на умы» и иные цели, мало связанные с гуманитарными, зато вполне отвечающие задаче создания рядом с Россией антирусского государства. И деньги не были потрачены впустую.

«Украинизация» украинцев за последние 20 лет сделала огромный рывок. По всей стране идет систематическое уничтожение образования на русском (родном для учащихся!) языке, широкомасштабно извращаются история и литература, стимулируются расколы в Церкви. Конечно, на юго-востоке эти процессы идут значительно медленнее, чем, к примеру, в центральных областях, но они идут. То есть, надо понимать, что время работает не на нас. Центр страны «обработан» уже очень серьезно. «Ударные группы» молодняка в Западной Украины – взрощены на «украинстве»; это те, кто родился уже после провозглашения «нэзалэжности», и «историю» знает только по русофобским сказкам. Судя по антирусскому психозу в блогосфере, все больше украинцев превращаются в иудитов, манкуртов, «потомков древних укров».

Бесы Майдана

Переворот, как и следовало ожидать, привел к власти наиболее радикальные элементы «политического украинства». Прозвучали соответствующие заявления, были выдвинуты очередные «законодательные инициативы», в т.ч. по дальнейшему ущемлению русского языка и развитию «украинизации». Прошли марши «мирных граждан» под лозунгом «Москалей – на ножи!». Боевики националистических организаций взялись показывать окружающим «кто теперь в доме хозяин».

И не надо говорить глупости, что за «Правым сектором» стоит «всего 1,5% населения». Во-первых, 1,5% от 45-миллионного населения Украины, это около 650 тыс. человек. Во-вторых, за радикалами «стоят» не школьники, не мамаши с младенцами и не пенсионеры. По преимуществу, это молодые отморозки с низким уровнем образования, интеллектуальными способностями амебы, повышенной степенью «украинскости» и «чешущимися кулаками». В-третьих, именно они были наиболее организованной «ударной силой» Евромайдана, а сейчас из них формируются подразделения т.н. «национальной гвардии» - карателей, ставящих задачей подавление любой формы инакомыслия.

На что способны отморозки с оружием, воодушевленные какой-нибудь «руководящей и направляющей идеей», мы слишком хорошо знаем из собственной истории. Большевики, в начале 1917 года бывшие политическими пигмеями, уже к концу того же года начали успешно заливать Россию кровью «врагов пролетариата», и занимались этим несколько десятков лет.

При других обстоятельствах боевиков из «Правого сектора» могли бы одернуть «старшие товарищи» из более умеренных националистических организаций, представители которых, несмотря на регулярно допускаемые антирусские дискриминационные заявления, «рукопожатны» на Западе, но сейчас не тот момент. Логика развития событий требует постоянного нагнетания, эскалации, все более жестких высказываний, требований, заявлений. В ход уже пошли и «выжженная пустыня» на месте России и атомное оружие как инструментарий борьбы. В преддверии выборов электорат надо разогревать, а не успокаивать, «понизивший градус» заявлений – проиграл.

Отсюда антирусское беснование, «Москоляку – на гиляку!» и прочее. Как бы ни относиться к русским, русскому национализму, властям современной России и пр., у нас никто с лозунгами «Хохлов – на ножи!» не ходит. И не надо комплексовать и рефлексировать: не мы объявили кого-то врагами; врагами объявили нас. Более того, попытки заигрывать с врагами на Украине не сделают их нашими друзьями, зато рассорят с людьми, которые искренне настроены пророссийски.

Побег Крыма

В общем, ничего удивительного, что «украинцы» во власти, ненавидящие русский народ, сумели вызвать к себе ответное чувство. И сильнее всего реакция, естественно, была в Крыму.

Во-первых, полуостров русскоязычен более чем на 80%, и пророссийские взгляды там всегда были очень распространены. Во-вторых, Крым был сравнительно недавно волюнтаристским решением коммунистических бонз переведен в подчинение УССР. Наконец, в-третьих, его отделение технически – наиболее простое. В случае серьезных эксцессов, блокирование Перекопа серьезной сложности не представляет.

Именно поэтому крымчане действовали наиболее решительно. Полуостров и неофициально (на митингах), и официально (органами власти Крыма и Севастополя) обратился к России с призывом о принятии под ее юрисдикцию. Дальнейшее было неожиданностью для большинства. Действия России были также быстры, решительны и бесповоротны (по сообщениям из Севастополя, больше всего в городе боялись, что РФ «погрозит» Крымом новым киевским властям, а потом отступится, и пророссийским активистам придется ответить за свою позицию).

Операция по обеспечению стабильности и правопорядка на полуострове была проведена на высоком уровне. Военные части Украины были блокированы «вежливыми людьми». Большую часть провокаций удалось пресечь. Даже НАТОвские военачальники были вынуждены признать операцию блестящей.

Внутри России «косяков» было больше, хотя, казалось бы, в кои то веки народ и «партия» были едины. Но нет, с грамотными исполнителями «на местах» у Кремля, судя по всему, по-прежнему плохо. Проводятся митинги в поддержку Крыма. Задача не сложная, поскольку большая часть населения совершенно искренне эту идею одобряет, и «стимулировать» людей идти на акции нужды нет. Но у начальства свои представления. Им мало того, что люди принесли самодельные плакаты о поддержке Крыма, нужно раздать портреты Путина. Без «три раза «ку» - не могут. Кто-то в Смольном придумал открыть в городе пункты приема помощи крымчанам. Зачем? Там что, «гуманитарная катастрофа» началась? Одумались, закрыли.

Сам процесс перехода Крыма под юрисдикцию России был произведен достойно. С соблюдением всего принятого нынче демократического антуража. «Зароссийский» процент голосов участников референдума 16 марта вполне четко говорит о единодушии людей. Какие бы упреки в адрес России не звучали, но сказать, что Крым возвращен, вопреки желанию его жителей, значит откровенно погрешить против истины.

В отличие – уместно добавить – от присоединения Крыма к УССР в 1954 году и отделения Украины (а с ней и Крыма) от России в рамках распада СССР. Тогда жителей региона вообще не спросили, чего они хотят. Можно припомнить и то, что за сохранение Союза в ходе референдума 1991 года на Украине проголосовало более 70%. Думается, на полуострове процент был еще выше.

Важно отметить, что у крымского эпизода имеется принципиальное отличие от имевших место конфликтов в этнократических государствах бывшего СССР (Приднестровье против Молдавии, Абхазия и Южная Осетия против Грузии). Оно заключается в том, что «восставшая» территория не просто отделяется и превращается в «суверенное государство», пусть и дружественное, «вассальное» по отношению к России, но непосредственно присоединяется к нашей стране. Это важнейший прецедент, открывающий новые перспективы.

Позиция – оппозиция

То, что российские либералы и леваки всех мастей исторгнут очередной русофобский вопль по поводу «российской агрессии» и «имперских амбиций», было предсказуемо. «Болотники» откровенно поддерживали «майданщиков». Либералы лукаво игнорировали не только русофобию «украинцев» (что вполне естественно, поскольку ненависть к России их только роднит), но и их неприкрытый антисемитизм (что, поистине, удивительно, принимая во внимание национальный состав «борцов за свободу»).

Весьма примечательно сочетание лицемерия, с которым отечественные либералы всех толков требовали недопущения войны, и искренней ненависти и презрения, излитых ими на головы украинских солдатиков в очевидно бесперспективной ситуации не ставших эту самую войну начинать.

Гораздо печальнее позиция, занятая некоторой частью «русских националистов» и «профессиональных» антикоммунистов. Недопущение укрепления «кровавой гэбистской диктатуры Путина» оказалось для них важнее русских интересов и национальных чувств. Особо рьяные договорились до того, что отношение к возвращению Крыма – «лакмусова бумажка» теста на национал-большевизм: если поддерживаешь – «приговор окончательный и обжалованию не подлежит».

Занятно, что именно эти господа крайне любят порассуждать о необходимости русского единства, объединения духа, сплочения нации. И вот, свершилось: в кои-то веки подавляющее большинство граждан России объединились в своем отношении к какому-то вопросу. Более того, к этому народному мнению добавились и действия власти, что за последние почти сто лет – и вовсе явление уникальное. Но нет, такое единство оппозиционных «заединщиков» не устраивает; чтобы единство было «правильным» – возглавлять его должны они сами.

Показательно, что саму идею возвращения Крыма они, «в принципе», поддерживают. Мы, де, к власти придем, присоединим полуостров «правильно». А сейчас их не устраивает то, что этот «принцип» реализует власть, в оппозиции к которой они находятся. Что думают о проблеме сами жители Крыма (те самые «наши русские братья», о которых столько говорено), оппозиционеров вообще не сильно интересует.

Примечательно, что если бы Путин не откликнулся на призыв из Крыма, его бы тотчас заклеймили «предателем интересов России». А раз откликнулся, - значит «лицемер» и «пытается «маленькой победоносной войной» отвлечь народ от реальных внутренних проблем».

Особенно умиляли попытки «патентованных» антикоммунистов игнорировать явный антирусский настрой «новой власти» Украины. Из заявлений ее представителей тщательно выбирались все антисоветские фрагменты, а все антиимперское и русофобское не менее педантично «ампутировалось». И получалось, что «украинствующие» вовсе не против России, а только не любят советчины. Эта трогательная картинка сильно напоминает т.н. «харбинский перевод» опуса тов. Шикльгрубера «Майн кампф». Дальневосточные русские фашисты при издании на русском языке тоже добросовестно сохранили все, что говорилось Адольфом Алоизычем о «жидовском засилье», сократив рассуждения о «недочеловеках» славянах.

Что дальше?

Вопрос серьезный, и в анализе нуждается оценка ситуации по трем основным направлениям: продолжение кризиса на Украине и возможные последствия правления «украинских» националистов для населения Новороссии и всей Восточной Украины, новая геополитическая позиция России, а также ее взаимоотношения с хозяевами современного миропорядка.

Запад оказался в глупом и довольно смешном положении. Защищая свои инвестиции в новый киевский режим, он вынужден с пафосом возмущаться действиям, гораздо более невинным, чем те, что недавно совершал сам: игнорируя ООН и прочие международные ширмы, вторгался в суверенные страны, менял там власть, проводил массовые бомбардировки, отторгал от стран их территории, создавал марионеточные режимы и пр. Впервые на последние четверть века Запад оказался в том положении, в которое он регулярно ставил весь мир: некая страна сделала то, что отвечало ее интересам и не соответствовало западным, а «наказать» ее по обыкновению бомбами – нельзя. Начался исполненный фантастического лицемерия русофобский гвалт, который показывает лишь бессилие его организаторов.

С одной стороны, серьезные западные санкции, конечно, могут нанести заметный ущерб российской экономике, с другой – на них-то хозяева нового киевского режима пойдут вряд ли. Санкции против СССР, с его закрытой экономической системой, почти не касались западного бизнеса. Сейчас же ущерб экономике России бумерангом бьет по иностранным инвесторам. Запад, конечно, очень сочувствует «украинским борцам за права и свободы», но не до такой степени, чтобы терпеть из-за этого убытки. Так что санкции, скорее всего, будут демонстративными и символическими. Как и помощь Украине.

Страна, пока нынешняя власть держится в Киеве, и так вполне подконтрольна. А обеспечение высокого уровня жизни в ней в сферу интересов западных хозяев хунты, совершенно очевидно, не входит. Зависимая, антироссийски настроенная власть, бесконечно берущая кредиты и тут же возвращающая деньги в европейскую экономику в уплату за получаемые товары и технологии, а также большой рынок для «сброса» западной продукции – этого вполне достаточно.

Как будет выживать в этих условиях страна, особенно ее восточные, наиболее промышленно развитые области, - совершенно непонятно. Обострение отношений с Россией создает проблему энергоресурсов с одной стороны, и сложности с рынком сбыта – с другой. Европе промышленные товары Украины, безусловно, не нужны.

В сочетании с антирусскими идеологическими установками киевской власти, это может стимулировать пророссийские настроения в Новороссии и Восточной Украине (впрочем, ситуация там по сей день сохраняется напряженной и неопределенной).

Подтягивание уровня жизни в Крыму хотя бы до среднероссийских показателей (которые почти по всем позициям лучше аналогичных среднеукраинских в 1,5-2 раза), подобные настроения только подстегнет. Конечно, вливание денег в экономику полуострова создаст дополнительное бремя бюджету. Но, как и в ситуации с Олимпиадой, вложенные деньги – вернутся. Конечно, не за один день, но очевидно, что Крым с его уникальной природой, достопримечательностями и иными ресурсами вполне способен быть «рентабельным» регионом. И со временем российские инвестиции в инфраструктуру, недвижимость, индустрию туризма и пр. «отобьются».

Очевидно, что дотягивать до среднероссийского уровня жизни население всей Новороссии и Восточной Украины – слишком большая «дыра в бюджете». Если именно этим и объясняется декларируемое сейчас нежелание России вмешиваться в ситуацию в этих областях, это может говорить о том, что у Кремля есть продуманная стратегия работы в этом направлении.

Источник Версия для печати