Бесплатно

С нами Бог!

16+

23:53

Пятница, 15 янв. 2021

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Елена Семёнова. Белые. Кто мы?

20.12.2020 16:18

Мы – Белые! Так впервые / Нас крестит московский люд… (А. Несмелов)

Мы, современные последователи идеи Белой, часто называем белыми себя. Ещё чаще – уже с наследственным озлоблением – называют нас так сторонники красного проекта. Итак, мы – Белые. Что же означает это на практике? Что значит быть белыми сегодня?

mark

Просто ностальгировать по потерянной России, декламировать «белогвардейские» стихи и слушать «белогвардейские» песни? Занятие хорошее, если мы живём во внутренней эмиграции и уже не надеемся ни на какие перемены в подъярёмной (а она и теперь такова) России. Надеть мундиры вековой давности, произвести друг друга в поручики и есаулы и время от времени реконструировать прошедшие события? И это прекрасно, ролевые игры привлекательны для молодёжи, служат популяризации некоего образа, опять же отличный способ отметить памятные даты красивой исторической постановкой. Худо лишь, когда происходит «заигрывание». Когда условный ролевой штабс-капитан, сняв реконструкторскую форму, продолжает всерьёз считать себя Дроздовцем, Марковцем, Корниловцем и т.д., искренним образом полагая себя настоящим Белым офицером. Дело в том, что звание НАСТОЯЩИХ – белых офицеров, Дроздовцев, Марковцев, Корниловцев – имеют право носить только НАСТОЯЩИЕ - белые офицеры и т.д. Люди, не просто носившие красивые формы или разделявшие идею, но проливавшие за эту идею кровь и кровью этой заслужившие свои чины. Эти люди давно почили в Бозе. Мы же, какими бы идейными «беляками» не были, можем лишь стараться жизнью своей соответствовать заданной ими планке, быть достойными последователями их дела. Но на то, чтобы быть ими «в натуре» мы не можем претендовать. Иначе мы немедленно превращаемся в ряженых, в горожан, которые забавляются вставкой своих лиц в картину со средневековыми лицами и уличного фотографа. Что же ещё? «Хранить идею» и в сознании своей сугубой «белизны» свысока посматривать на «совковое быдло»? Есть у нас и такие «белые». И надо заметить, что худшей трактовки придумать сложно, ибо при сознании себя благородными эльфами в количестве пяти человек, а всех прочих злыми орками, можно не помышлять о том, чтобы Белая Идея дошла до сердец соотечественников. Впрочем, «белые» указанной категории о том и не помышляют. У них соотечественников нет, есть только они, микроскопическое племя…

Так всё же, что значит быть белыми в наше время? Белая Идея… Белое Дело… Белая Борьба… Идея. Дело. Борьба. Заметьте: никакого упадничества, всепропальщества, «оставьте, поручик, стакан самогона». Белым не были свойственны эти черты, которыми наградили их советские и постсоветские литература и кинематограф. Никакой декадентщины с истерическим заламыванием рук вы не найдёте в мемуарах Белых воинов, в книгах Белых идеологов. Даже и в лучших образцах Белой поэзии.

Итак, пойдём по алфавиту.

Борьба.

«Белая борьба – это честное возмущение русского человека против наглого насилия над всем для него святым: Верой, Родиной, вековыми устоями государства, семьи. Белая борьба – это доказательство, что для сотен тысяч русских людей честь дороже жизни, смерть лучше рабства. Белая борьба – это обретение цели жизни для тех, кто, потеряв Родину, семью, достояние, не утратил веры в Россию. Белая борьба – это воспитание десятков тысяч юношей – сынов будущей России – в сознании долга перед Родиной», - это, все конечно узнали, Пётр Николаевич Врангель. Спрашивается, что устарело в данных простейших пунктах? Ровным счётом ничего.

Сегодня мы видим, как из наших детей стараются путём тотального разрушения образования, в первую очередь, гуманитарного, сделать полуроботов, полуидиотов и не помнящих родства Иванов. Наших детей пытаются лишь основополагающего признака всякого народа – языка. Отсюда – рекомендации читать лишь по паре глав из «Преступления и наказания» или «Войны и мира», не использовать под страхом снижения оценок никаких метафор при написании «сочинений», тестовая система и т.д. Какова в этом случае задача современных Белых? Правильно, самая непримиримая борьба с дебилизацией наших детей. И параллельно разработка и создание систем для альтернативного государственному образования, воспитание наших детей – Русскими. Помнящими имя своё. Знающими свою историю, культуру, язык. Истинными сынами и дочерями России, сознающими свой долг перед ней, как долг перед бесчисленными поколениями своих пращуров, завещавших им Родину, и перед потомками, которым должно будет оставить её в положении лучшем, как и надлежит оставлять дом всякому доброму хозяину. Хозяевами должны мы воспитывать своих детей, а не узколобыми клерками с тремя функциями, о которых грезит г-н Греф сотоварищи.

Врангель писал о «честном возмущении русского человека против наглого насилия над всем для него святым». Скажите, когда Вексельберг с Нисановым уничтожали усадьбу Великой Княгини Елизаветы (о других многочисленных примеров вандализма не пишу – ушло бы много времени), вас не постигло «честное возмущение»? А когда наши «мастера культуры» глумятся над нашей культурой, оскорбляя нашу историю, опохабливая литературу, насаждая растление? Когда гельминтская нечисть – «птенцы гнезда Гельманова» - проникла во святая святых – Третьяковскую галерею? Застройка звенигородских ландшафтов… Вырубка заповедной тайги вокруг Байкала… Да нет конца перечню всего, от чего не возмущаться, но разрываться на части должно было бы русскому сердцу.

А ещё есть такая малость, как русские жизни. Они ли не святы? Святы. Больше, чем что бы то ни было, не считая того, что относится к миру горнему. Потому что жизней этих нет у нас. Поистратили на щепки в сплошной браконьерской рубке ХХ и нынешнего столетий. Десятки тысяч погибших в Новороссии… Русские беженцы из Чечни, о которых никто не вспоминал и не вспоминает, которые никогда не получали никаких компенсаций… Русские, вытесняемые с северного Кавказа… Жертвы этнопреступности, статистику которой ныне боятся публиковать, ибо она непременно покажет, что то, за что мы с высокомерием порицаем Европу (мол, развели у себя!..), это не только выбор «гейропы», но и наше не самое отдалённое будущее.

Так вот, всё это – права русского народа, русская культура и русское образование – требует борьбы. Постоянной, решительной, неуклонной. Белой борьбы. Ибо всё перечисленное есть ценности, святыни Белых, а не красных интернационалистов, вандалов и учеников школы «академика Покровского». И если мы не готовы отстаивать свои святыни, пусть даже с риском для себя, то… грош нам цена, и на звание Белых мы права не имеем. Потому что Белые БОРОЛИСЬ за Россию, за то, чтобы было свято для них, за свои, русские ценности. Боролись, теряли всё, проливали кровь, погибали. Но не сдавались (девиз рода Врангелей: Погибаю, но не сдаюсь!). И борьбу эту – русскую борьбу – завещали они нам. Борьбу за будущее нашего народа, за его честь и свободу (в лучшем понимании смысле этого замызганного подлецами слова). Борьбу, а не «стакан самогона», не клуб филателистов, не самолюбование мнимой чистотой риз.

Продолжим наш алфавит.

Дело.

«Белое Дело не нами началось, не нами и кончится», - сказал нам наш великий идеолог Иван Александрович Ильин. Продолжаем ли мы его дело? И что же есть – Дело?

Наша проблема в том, что очень часто, когда разговор доходит до Дела, до необходимости практического, волевого, предметного действия, многие как-то сразу пасуют, отступают. Им кажется, что для того, чтобы называться «Белыми», довольно уютно лечь на диван с томиком того же Ильина или послушать… «Мы Россию потеряли, в полутьме проходит жизнь!» Кстати, исполнительница данного шлягера недавно заявила, что белая тема уже «неактуальна», поэтому она не возвращается к ней в своём творчестве. Почему, спрашивается, тема стала «неактуально»? Оставим в стороне конъюнктуру, мы-то ведь не конъюнктурщики. Так почему же мы, не-конъюнктурщики, не можем поддерживать актуальность темы? Потому что тема без дел мертва. Если мы хотим, чтобы она была жива, то бишь актуальна, то общество, люди должны видеть, что Белое – это не ролевая игра, не красивый гербарий, а Дело. Что Белые – это люди Дела, с которых хочется брать пример, тянуться за ними, идти за ними.

Герой одного хорошего фильма в исполнении Георгия Буркова говорил: «Были б мы да были бы руки». У нас вроде бы есть руки. И ноги. И даже головы даны нам подчас не самые посредственные. Чего же нам не хватает? Смелости, воли, бодрости? Наши предшественники уходили когда-то на Дон. «Смерть лучше, чем жизнь в униженной, оплёванной Родине», - мотивировал генерал Марков. Мы… свыклись. И с унижением, и с оплёванностью. Лишь бы – жить. Хоть как-нибудь. Хоть в ошейнике строгом да на цепи.

Но не о том даже речь. Не о таком Деле. Не о такой Жертве. Дело начинается с малого. Все мы очень возмущаемся сносами наших памятников. Тому же Колчаку. Каппелю. Но – по душе – когда их сносили и после, где мы все были? Мы окружали их живой стеной, чтобы уберечь? Требовали, проводили акции и т.д.? Нет. Когда черкесы уничтожили памятник нашим воинам в Адлере – где были мы? Всё там же. У мониторов. Пошумели в пейсбуках и контактах и ЗАБЫЛИ. Когда у русских людей в Москве был украден единственный русский центр – Славянский фонд – сколько человек вышло на его защиту? Старый, больной дважды политзэк Владимир Николаевич Осипов вышел. И ещё несколько десятков человек. Помолились и разошлись. Это все русские Москвы были? Все Белые Москвы? Представьте закрытие центра коммунистического. А ещё лучше какого-нибудь этнического.

Сколько людей приходит на «белогвардейские» мероприятия? На панихиды по Белым воинам (неужто настолько не дороги они нам, что раз в год не можем мы помянуть их как следует)? Мне могут возразить: да разве это столь важно? Что ж, в сравнении с уничтоженным Ильинским, которое как бы «белыми», как бы «монархистами» по крупному счёту осталось проигнорировано, не то что грудью защищать никто не бросился, но и «постом» в сети редко кто отметился, может, и не столь. Только от нашего умения соорганизоваться, собраться, сплотиться хотя бы в чём-то малом зависит то, как будут воспринимать нас – и в народе, и в «инстанциях». Как действительную силу, способную что-то делать, отстаивать и добиваться, или как группу маргиналов, реликт, на которым нет никакой нужды считаться.

Что мы можем добиться от тех же власть предержащих, если они будут видеть лишь нашу слабость? Ровным счётом ничего. И не приходится при таком положении удивляться, что, поигравшись немного в начале нулевых в «русских без России», закопав несколько знаковых фигур на Донском кладбище, власти сочли, что «красный проект» куда перспективней для ставок. И волна ресоветизации накрывает нас всё больше и дальше, ибо конъюнктура «понад усё».

Если мы хотим, чтобы в нашей стране хоть что-то менялось к лучшему, нужно понимать, что в этом мире – так было, есть и будет – доходчивы лишь те аргументы, которые подкреплены силой. Значит задача современных Белых – являть такую силу. Не слабость, раздробленность и грызню, а спокойную, уверенную в себе, ибо на правде зиждется, силу.

Мне скажут, и справедливо, что на мал-малейшую нашу силу сразу навалится сила… системы. Да. Навалится. Всей медвежьей тяжестью. Но нет более позорного поражения, чем поражение, принятое по умолчанию ещё до начала боя, из одного лишь страха этого поражения. Дорогу, как известно, осилит только идущий. Сидящий и лежащий – никогда. А всякое делание начинается именно с мелочей. Ожиданием неких великих дел обычно прикрывается нежелание делать хоть что-то. Желающий делать – ищет возможность. Не желающий – повод уклонится. Россия сегодня – необъятное голое поле, заросшее бурьяном, и ему нужны пахари, нужны сеятели. Руки нужны. Мы нужны. И Богу для вершения чудес, о которых мы вечно молим его («Господи, спаси Россию!»), нужны делатели, проводники Его благой воли. Воля Божия она ведь через людей вершится, и каждый человек решает, проводником чьей воли ему быть…

Идея.

Всякое Дело, всякая Борьба вдохновляется Верой. Идеалом. Идеей. Дух заставляет работать руки. Дух, вдохновлённый Идеей. Идеи, к сожалению, неизменно подвергаются искажениям, их воруют, переиначивают, сквернят, подменяют суть. Поэтому очень важно сохранять те основы, которые завещаны были нам нашими предшественниками. Сохранять стержень, без которого всё приходит в расстройство. Белая идея неотделима от идеи Русской. Это и есть Русская идея. Она начинается, если угодно, формулой последнего Императора: «Россия есть государство Русского народа, в котором живут и другие народы». По существу, именно с этого определения следовало бы начинаться русскому основному закону. Все дальнейшие пункты естественным образом вытекают из него. Нам, Русским, Белым, дана величайшая история, насчитывающая более 1000 лет, даны примеры изумительных подвигов и, среди прочих, подвигов национального сопротивления – татаро-монгольскому игу, польско-литовской интервенции, игу большевистскому. Нам дана необъятная культура наша, культура всечеловечная, несравнимая с иными просто потому, что только русская культура могла вместить себя культуры едва ли не всех народов Запада и Востока и при этом сохранить и развить свою самобытную традицию. Нам дано величайшее сокровище духа – Вера Православная. Неужели всего этого неисчислимого богатства мало нам для вдохновения, для радостного и бодрого служения, несмотря ни на какие трудности? Кто-нибудь может добавить, что в основе Белой идеи лежала непримиримость. Она и теперь лежит. Ибо не может Христос мириться с велиаром. Не может Россия мириться с антироссией. Не могут русские мириться с тем (и это касается не только большевизма), что разрушает их Отечество и оскорбляет святыни. 

Елена Семёнова

Русская Стратегия

 

Источник Версия для печати