Бесплатно

С нами Бог!

16+

20:46

Среда, 23 июн. 2021

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Отравители колодцев. Сюжет третий.

25.12.2020 21:53

«Красный Стамбул» и прочие

Чтобы понять всю тяжесть положения, стоит обратить внимание на следующее обстоятельство: в моем обзоре я почти не касаюсь деятельности откровенно красных газет и персон. Между тем они энергически выстраиваются свиньёй: все эти сектанты Кургиняна, «издатели Быстровы» с Колпакиди, Прудниковыми и Гаспарянами, рассчитанная на миллионную аудиторию программа Соловьёва, превратившаяся в рассадник кедмического джугашвилизма, молодежные экстремистские группировки вроде «Весёлого чекиста», и еще гоблинов несть числа. Но сейчас я рассматриваю только то, что располагается либо внутри либо на периферии лагеря, называемого патриотическим и консервативным. Никакие Кургиняны с Гаспарянами и Мамиконянами не смогут причинить такого вреда, как «патриотическая, русская, консервативная» ржа. Это вопрос по Евангелию, о силе соли. Соли больше горсти и не нужно, но без нее не жить.

Часть первая. «Idea» ну такая «русская»…

Недели три назад сайт под сим названием (имеет быть еще и подзаголовок «сайт консервативной политической мысли») разродился текстом некоего Александра Чаленка, комплиментарно посвященный … Южинскому кружку Мамлеева и Головина. Комплиментов столько, что создается впечатление, будто автор (этот самый Чаленко) жениться собрался на менхире, каковой Дугин и Джемаль несколько лет назад установили на могилке своего «фюрера».

В статье интервьюируется один из «последних могикан», южинец Жигалкин.

«… На Южинском тогда собирались яркие, выдающиеся индивидуальности, объединенные именно глубиной понимания онтологической и метафизической ситуации, безусловно трагической, в которой находится человек нашей эпохи…»

Про онтологическую, равно как и метафизическую ситуацию, каковая рассматривалась в кружке, сегодня известно больше, чем хотелось бы. Уже как-то даже и неловко объяснять, какое «нигредо» и как они там постигали. Тем паче, многие нюансы их постижений не ladylike не то, что рассказывать в обществе, но даже и знать, что такое бывает. Но в качестве безусловных моментов упомянем нацизм (это нам еще многократно понадобится), оккультизм и наркоманию. Желающий может умножить свою познавательную скорбь с помощью поисковика. А мы перейдем к персоналиям, которых рекламирует сайт под руководством Б.Межуева.

Итак, первые славословия идут в адрес Гейдара ихнего Джемаля, который их, «увы», уже покинул. Сухая информация: личный друг Хаттаба и Басаева, то есть лоббист в «интеллектуальной» среде столицы не исламских, а попросту террористических интересов. Сын его, с 25 лет – Орхан, до этого Юрочка, также ездил «на учебу к Хаттабу» (см. полемика со мной в эфире «Эха Москвы», его собственные слова). Вероятно, это и подразумевается под жеманной оговоркой «ислам Гейдара был не совсем традиционный ислам». Ясное дело. Все помнят, что Басаев нападал на родильный дом? Вас после это вправду интересует, какой там у Джемаля был «анабазис»?

Ну, тогда вам еще немножко анабазиса:

«Еще один теоретический аспект, который сближает выступление Саида Бурятского с разработками иракского аятоллы-шахида Мухаммада Бакир ас-Садра, убитого Саддамом еще до первой войны в заливе, — это подчеркнутая ориентация на действие (деяние) как высшую модальность правильно ориентированного человеческого состояния. Ислам подчеркивает, что люди должны соревноваться друг с другом в наилучших деяниях…»

Кто-нибудь вообще помнит, что это за «лучшие деяния»? Взрыв «Невского экспресса», к примеру.

Террористов Куаши покойник в телевизионном эфире называл «жертвенными агнцами». И у него, замечу, после этого продолжали брать интервью.

Столь же изысканно упомянут в материале и юный в южинские деньки Саша Дугин. До конца дней Джемаля он, некогда им «инициированный», не расставался с «инициатором».

Сайт «Русская idea» был основан не Межуевым, а К.Бенедиктовым, и, при всех возможных претензиях соответствовал самоидентификации. Не столь давно Бенедиктов в довольно жесткой форме подчеркнул в социальной сети, что давно не имеет к нему никакого отношения, и не хотел бы недоразумений в силу нынешнего русофобского контента.

Межуев привлек в редакцию фантаста-коммуниста Рыбакова, оголтелого до непристойности (опять же в приличном обществе цитировать нежелательно) в ненависти к Российской Империи. Ничуть не меньше, он, впрочем, ненавидит русское национальное сокровище: «Слово о Полку Игоре». Я в свое время делала разбор творчества теплой компании Рыбаков-Алимов-Трофимова под общим псевдонимом Ван Зайчик. (В авторстве серии, впрочем, признаются только Рыбаков и Алимов, Трофимова как бы со стороны пишет неистово восхищенные рецензии). Самый полный мой анализ этого проекта альтернативной истории, «как бы должна была сложиться русская жизнь», можно найти в «Вопросах национализма», в статье «Китайский император для русского народа». Но сейчас в двух словах. Прекрасная жизнь для русских – это подчинение китайскому императору. У русских царя нет, довольно с них князя. На Соловках китайские храмы, а монахов, которые этому сопротивлялись, отправили на каторгу «на горы никелевые норильские». Православные русские – многоженцы, ибо берут пример с магометан, причем практикуют даже «кратковременные браки», сиречь ханжеский промискуитет. Но главное – столица Руси это в ХХ веке Пекин. «Словом о полку Игореве» в этом дивном обществе зачитываются только опасные негодяи – русские националисты, в финале романа истребленные физически хорошими китайцами, проживающими в родной России. Главные положительные герои русской истории – Мамай и Тоштамыш.

Интересно. Этим товарищам не дает покоя мое западничество. (Вообще надо отметить, что в современных головах, отнюдь не читавшей полемики школ XIX столетия, трудно вмещается простая данность, что русские славянофилы и русские западники были в равной мере патриотами и спорили лишь о большем благе для Отечества. У нынешних при слове «западник» возникает перед мысленным взором нечто вроде гражданина Венедиктова). Но посмотрим на факты: отчего-то «французская» я не пишу альтернатив о завоевании России душкой Бонапартом и управлении Москвой из Парижа, но напротив, являюсь сегодня, пожалуй, самым активным критиком бонапартизма. (Ибо не все видят тлетворность и современную опасность этой идеологии, так, как вижу я). О, нет, романов о процветании бонапартистов в России я не пишу. А исконно-посконные «зайчики» пишут о том, как благоговейно должен трепетать русский Ванька, явившись пред очи отца родного китайского императора.

У меня два поколения агнатов бывало в Китае на самом высоком уровне и немало в этой стране прожило. Константин Гавриилович был принят действительно Императором Китая, последним. Но только отчего-то как были они европейцами, такими и воротились. Никаких халатов и палочек, ни безумных восторгов. В Пекине Петру Константиновичу прислуживало пятеро китайцев, да, даже уже в советское время.

Оба же «зайчика» являются китаистами. Я не люблю, когда господа и слуги меняются местами. В том же, что вся их «евразийская симфония» не что иное, как идейное обслуживание Пекина, у меня сомнений никаких.

(Главный «козырь моих оппонетов в том споре был – «ну, это же развлекательное чтиво». А что, пропаганда запускается через высокоинтеллектуальные труды?)

Впрочем, не будем несправедливы. Сами будучи людьми отменно «православными» (если возможен православный коммунизм, конечно), «зайчики» живописуют, что, с позволения Орды и Пекина, некоторому количеству русских всё же будет позволено и эту веру исповедовать, с незначительными поправками в виде многоженства. Ибо моногамный брак это злокозненная католическая выдумка. (Кто не верит – отсылаю читать неизъяснимые книги самостоятельно).

В отношении же христианских европейских стран «зайчиков» обуревает неистовая изоляционистская ненависть, строго та, которую в СССР внушали под видом «патриотизма» населению. А как еще пропаганде было внушить людям, что им вовсе даже и не хочется путешествовать по пяти шестым части суши?

(Впрочем, как мы упомянули выше, ненависть ко всему западному на этом ресурсе отнюдь не распространяется на германский нацизм. Что логично, ибо нацизм был оккультным учением, а Джемалям и Рыбаковым ненавистно в Западе только западное христианство).

Но сегодня, когда уже достоверно известно, что фальшивые бюллетени в пользу Байдена печатались в Китае, и открыто говорится о китайских вливаниях в демократическую избирательную кампанию, лицо портала «Русская idea» всё же кажется мне не только комичным, но и опасным.

Оговорюсь: я за свободу слова, как всякий, кто успел повидать советчину. Я против несовпадения заявки с контентом. Переназвали бы сайт в «Путём Мераба» (бешеного русофоба Мамардашвили они также превозносят), «Новая Южинская мысль», «Москва-Пекин», и никаких претензий. Но они не из тех граждан, что склонны к чрезмерной откровенности. К сожалению, народ у нас часто верит ярлыкам. Видит «русское» и «консервативное», идёт на вывеску и травится такими консервами, что потом нужна долгая терапия.

Но завершая разговор об этом портале, мы пытаемся проследить, куда веревочка вьётся. Головин и Джемаль как известно, умерли, но дело их живёт. В ком же?

Часть вторая. О «нацизме» и нацизме

Последние лет пятнадцать спекулятивность употребления ярлыков «нацизм» или «фашизм» (эти термины различны, но в нашей семантике их уже невозможно разъять) дошла до какого-то абсолютного безумия. Этими словами обозначается что угодно, не нравящееся оратору-спекулянту. Ярлык – всегдашнее орудие нечистоплотного демагога.

Не избегает этого ярлыка и Добровольчество, а также вся русская эмиграция. Обычно при этом как-то забывается даже то, что уж Власов (к ярлыку «власовцы» мы еще вернемся) самый что ни на есть краском с армией преимущественно из советских людей. Почему в ту войну был такой немыслимый никогда в нашей истории фактор предательства – этот вопрос следует задавать красным властям.

Но, тем не менее, особые ревнители изучают под лупой частную переписку Шмелёва, поднимая затем несусветный крик.

В действительности же, нравится это или нет, в тех или иных альянсах с нацистскими властями Германии мало незапачкавшихся. Сталинисты, строго по закону двоемыслия, глядят мимо фотографий, на которых их кумир пьет шампанское с Риббентропом. Бедненькая Польша, столь от нацизма «пострадавшая», вторгалась в Чехословакию вместе с немецкими войсками и отрывала от нее изрядный кусок – и какой лакомый! Полюбуйтесь на фотографии, где бравые поляки сбивают со зданий чехословацкую государственную символику, оно того стоит. ХХ век очень старался никого не оставить чистым.

Но в сегодняшнем дне, когда нацизм как явление значительно лучше нами изучен и понят, чем было в силах сразу разобраться и понять современникам, нас должна интересовать только доказанная принадлежность к этой идеологии.

И тут начинаются чудеса в решете.

Осенью 2011 года в Москве был открыт закрытый (извините за такую спотычку) клуб «Флориан Гейер». Коль скоро клуб был именно «закрытым», для «своих и избранных», тут не было нужды прибегать к фальшивым названиям. Ничего «русского» или там «консервативного». Цитирую комментарий с одного из ресурсов, дабы звучали не только мои оценки.

«Одно из заседаний клуба Максим Шевченко начал, процитировав текст немецкой песни: «Wir sind des Geyer swarzer haufen, wir wollen mit Tirannen rauchen», а одна из её строчек– «Trotz Acht und Bann!» – стала девизом философского клуба. Эта песня, написанная на средневековый манер в 1920 году, активно использовалась нацистами в рамках борьбы против католической церкви, а также была одной из официальных песен СС. В годы Второй мировой войны песня фактически стала официальным маршем 8-й кавалерийской дивизии СС «Флориан Гейер»...".

Случайное совпадение, как стали уверять члены клуба, когда пошла неизбежная волна? Можно поверить в то, что это случайность для Джемаля и Дугина, состоявших в «Черном ордене SS» Головина?

«Из замшелой могилы восстанет сияющий Гиммлер. и туманом глазниц обоймет Абсолютный Рассвет", писал младой Саша Дугин под псевдонимом Штернберг. Из интернета он стёр это (со своим уже вполне бородатым фото) не более, чем лет десять назад. Отрицайте, оспаривайте, но все ведь знают.

Или Дугин и Джемаль некогда сочли, что Головин – заблуждения их бурной юности? То-то в примерно те же годы (применительно к открытию клуба) оба-два устанавливали на могиле Головина «менхир» и прыгали через него с факелами.

В клуб вошел и Михаил Леонтьев с его опричным сталинизмом, и раздутый Леонтьевым до размеров «великого экономиста» Хазин, и… вот удивительно – тот же самый Межуев, что ныне подвизается в порче «Русской idei» и притащил туда же апологию покойника Джемаля.

Что же до Джемаля – как раз он и явился «президентом и инициатором клуба». Это очень существенный момент, так как поможет нам ответить на вопрос, никак не дававший мне покоя.

Не знаю, долго ли коротко эти великие умы осуществляли свою «синергию», но это не суть важно: весь курултай (плюс-минус) перекочевал в «Изборский клуб» к Проханову.

Шевченко же, осиротев после смерти Джемаля, подался в доверенные лица к коммунисту Грудинину, кандидату в президенты. Есть восхитительный ролик, где три нетопыря – Прилепин, Удальцов и Шевченко кричат «Мы должны взять власть!» При этом «героем Новоросии» оказывается уже не только Прилепин, но и «его боевой товарищ Шевченко». Напомню, что во время Русской весны, Шевченко не то, что не замечен на Донбассе, но даже и не высказывался за русских. Во-первых, ему это и вовсе несвойственно, во-вторых, это было при жизни Джемаля, который, понятное дело, держал сторону татар.

Но память человека-интернетного не обращается далее, чем на день назад.

Прохановский клуб – святосталинизм, шевченковский – нацизм, но это несущественно. Где есть красный цвет – там липнет любой: коричневый, ультра-зелёный, радужный… Всё это – оттенки черноты, противостоящие белому цвету русского Добровольчества.

Ну, и кроме того – полный хаос это их разрушительная стихия. Безумие же – питательная среда хаоса. А в их драгоценном Южинском кружке считалось, что кто не лежал, тот и не открывал для себя горизонтов мысли. Строго говоря, популярность Ницше в их компании и объясняется, на мой взгляд, тем, что с него первого пошло обыкновение выдавать поток больного бреда за мыслительный процесс. Иногда мне представляется, что со своими человеколюбивыми начинаниями доктор Филипп Пинель явно поторопился.

Но о нацизме, настоящем, без кавычек. Все писали и говорили и о нацистском названии клуба, и об идейных вкусах Дугина, Джемаля и их прародителя Головина. Говорила и я, без всякого толку, конечно. Но мне не давал покоя вопрос, которого, похоже, никто не задал: зачем?

Нет, зачем гимн Waffen SS Дугину, это совершенно понятно. Сердцу не прикажешь. Как поглядел в детстве фильм «17 мгновений весны», так и влюбился пожизненно в форму с молниями и обращение «геноссе».

Но другим-то мальчикам-перестаркам есть, что терять, зачем играют в столь опасную игру? Да, будучи гражданином сугубо кабинетным, приятно помечтать о живодёрствах. Но неужто для этих влажных мечтаний Михаилу Леонтьеву недостает сталинизма и опричнины? Вот же, тем паче, рядом еще один красный товарищ – фантаст под псевдонимом Максим Калашников, с проектом «нового террора» и «мобильных пытошных камер». А сталинизм у нас не запрещен – мечтай не хочу, и вообще – хоть «икону» Малюты Скуратова себе закажи, что некоторые им подобные и делают.

А из «17 мгновений весны» могут ведь и неприятности получиться. При нынешней-то околопобедной истерии. Нет, конечно, своего человечка Мишу в узилище не швырнут, в отличие от какого-нибудь бритого семнадцатилетка.

Но все-таки: зачем заниматься рискованными гадостями, если можно ими заниматься безо всякой докуки? К чему такие вот совершенно лишние неприятные вопросы?

Зачем? Зачем им-то, Леонтьеву, Хазину, Межуеву – всё это было нужно?

А вот тут мы возвращаемся к тому, что папаша-основатель клуба был не Дугин, а Джемаль.

Дугин, конечно, тоже не безгрешен по части контактов с террористами, были за ним мутные истории, но Джемаль – тот был прямая их обслуга.

И мы вновь возвращаемся к уже прозвучавшему положению: ХХ век мало кого оставил незапятнанным. СССР, конечно, победил Гитлера, но поигрывал с его идейными наследниками. По ходу гонки вооружений, СССР заигрывал с арабским миром, одной из примечательных фигур которого был Ясир Арафат, крупнейший организатор террора. Он же, по странному совпадению, племянник Аль-Хусейни (мать – Захва Абу Сауд аль-Хусейни), того самого, что встречался с Гитлером, но особенно сердечно – с Гиммлером, кумиром Дугина с юных южинских лет.

Цитирую современного исследователя:

«В 1958 году в Каире находился гитлеровский военный преступник — врач лагерей смерти доктор Эйзеле. Медицинскую часть администрации концлагеря, расположенного в 200 километрах к югу от Александрии, возглавлял эсесовский врач Виллерман. Важной сферой активности нацистов была и Саудовская Аравия. Здесь им удалось установить тесные связи с влиятельными кругами ваххабитов. Влиятельная каирская газета «Аль-Ахрам» писала: «Бывшие немецкие офицеры проявляют большой интерес к Саудовской Аравии. Ваххабиты рассматриваются ими как одно из наиболее перспективных и радикальных направлений в Исламе. Офицерами СС в этой стране были созданы военно-тренировочные центры, где проходили подготовку молодые ваххабиты. Во главе центра стоял бывший офицер СС». Кто знает, не сыновья ли и внуки курсантов этого центра приложили «свою руку» к кровавым событиям в Чечне?»

Вновь вспомним о том, что Проханов – весь из себя почетный палестинец и вообще «моё имя Ахмед».

Название покойного клуба покойного Джемаля было всего лишь любезным «месседжем» в сторону тех, кого они считают будущими хозяевами ойкумены. Установлением, так сказать, коммуникативного кода: мы вас уважаем.

Они не ссорятся между собой. Сталинисты, нацисты, ваххабиты и прочие столь же добрые люди. В разгар очередного общественного возбуждения Джемаль ходил на Болотную, а Дугин на Поклонную, дабы, как метко пошутил Дометий Завольский, «в любом случае получить приглашение на банкет на две персоны». (Я эту шутку уже цитировала, но очень уж она подходит).

Ах, какой же это был восторг наблюдать… Журнал «Профиль», который неожиданно достался готовым Михаилу Леонтьеву. Мебель маркетри, дорогой современной работы. Посреди необъятного письменного стола сидит правая рука Леонтьева – его то ли родственник, то ли свойственник, огромный, как шкаф Вениамин Гинодман (с бархатным голосом и интеллигентными манерами доброго еврейского дядюшки) и очень деловито редактирует текст Дугина: «Бомбить земли ереси!! Уничтожить физически!» Я поинтересовалась – очень ли с его точки зрения хорош текст? Ответ был невразумителен, в стиле «это другое».

Юмор усугубляло обстоятельство, что Леонтьев о ту пору вещал официальную президентскую позицию, а РФ отнюдь не находится с «землями ереси» в состоянии войны.

Еще смешнее было то, что в «землях ереси» у Леонтьева уже тогда проживала половина семейства, да и у Гинодмана из каждого глаза выглядывало по гринкарте.

Я пишу об этом и задаюсь вопросом: идеал Южинского кружка достигнут? Медийное пространство уже превратилось в сумасшедший дом?

Ну тебя тогда к лешему, доктор Пинель.

«Александр Дугин — выдающийся русский человек, – вещает Проханов. – Это звезда, встающая на нашем небосклоне. Во многом ему нет равных. Он проходит огромные исторические пласты, воскрешает прежние архетипы. Дугин совмещает русские традиции и модернистский авангард. Дугин — один из ярчайших идеологов наших дней

Впрочем, они все друг дружку провозглашают «гениями».

Но недавно эта комическая фигура из Новочеркасского инженерно-мелиоративного техникума снова оказалась политически востребованной.

Часть третья Новое политическое движение «Красный Стамбул»

Повторюсь: патриотический дискурс направленно маргинализируется. Сами по себе лица, на которых пришлось оставить столь много внимания, оного едва ли заслуживают. Они ядовиты только тем, что к ним в полной мере относится вульгарное слово «раскручены». Они либо сами владеют средствами массовой информации, либо постоянно пребывают у них в обороте.

Важный момент. Есть две истины о жизни человека в обществе, они не очень меняются.

Первое: без воззрений и идей, поднимающихся над злобой дня, человек нежизнеспособен. (Общество, конечно, тоже, микрокосм отражает макрокосм). Довелось мне как-то наблюдать, на примере одной молодой особы, соседки, ее круг, зарабатывающий на жизнь в рекламной сфере. Полный приоритет материального благополучия, культ примитивного гедонизма, развязный цинизм, любимые писатели – Пелевин и Сорокин. Деньги там вертятся, удовольствий – сколько угодно. И что, счастлива эта замечательная молодежь? Они не вылезали из депрессий, суицидальных настроений, а лечилось всё это понятно чем, даже не только алкоголем. Ну не живет человек нормально без «необязательного»: высших ценностей.

Но есть и второе. Общество, где каждый человек собственнолично вырабатывает воззрения и идеалы, это ведь тоже было бы обществом шизофреников. За этим человек приходит, как в магазин готового платья. Примеривает предложенное. Это – нет, не нравится. Это? Ну, так, не пойму. А вот это – как на меня сшито! Беру!

Я хочу, чтобы было понято: сравнение выше не таит в себе ни капли пренебрежения. Кто-то должен заниматься иными вещами, чем сфера идей, и не менее важными. Ничуть не менее. Но просто жизнь такова и более того, это как раз совершенно нормально.

Ненормально иное. Вот русский человек смотрит программу, она называется «аналитической» или еще как-то солидно, мелькают слова «профессор», «политолог», «философ»… Проблема (допустим событие из внешней политики) ему интересна, и он начинает примерять из предложенного: с чьим мнением согласиться? Исходя из нормальной психологии: почему он должен со скепсисом относиться к словам «историк» или «политолог»? Сотрудники же канала знают, кого звать. При взгляде на какого-нибудь Борового нормального зрителя тошнит. А спорит с ним Дугин. Такой весь из себя в бороде и даже косоворотке, вроде патриотических взглядов человек, православный такой. Винит во всем Америку, ну, вероятно не без оснований. Солидный мужчина.

По эпизоду, рассказанному мною выше, мы уже знаем: они все твердо уверены, что никто никакой Америки бомбить не будет. И вовсе они этого и не хотят. Но надо же перевести стрелки с внутренних проблем на внешнего врага.

Народ у нас отнюдь не глуп. Но как выбрать то самое «готовое платье», если в магазин ничего качественного не завезли?

Человек берет, что дают. И, к сожалению, это оплачивает.

Как-то раз я спорила в сети с одним юношей, вполне патриотическим и добронамеренным. Но юноша всё никак не верил, что Гелиев сын Дугин отнюдь не патриархальный православный любомудр, но нечто вовсе иное. Пришлось направить его на лицезрение кощунственного шоу памяти Алистера Кроули, подробности которого мы здесь обойдём.

«Ну… эээ… некрасиво, конечно… – Промямлил в итоге оппонент. – Но вы уж так резко: «содом», «сатанизм»… Я всё-таки думаю это другое».

Переубедить не удалось. Пропаганда сильна не качеством, но количеством.

За таким русским Дугиным маячит тень совсем не русского Джемаля, а за Джемалём тень Саида Бурятского, а за Саидом Бурятским …

«Ехала к матери…», «ехал к жене и дочери», «ехал к семье», этими комментариями сопровождены фотографии жертв в «Невском экспрессе». Журналистке Наталье Караваевой было 27 лет, юристу Антону Халецкому – 32 года. 31-летняя Любовь Фокина была беременна…

Такая вот «высшая модальность». Сплошной анабазис.

Но всё это остается за телевизионными кулисами. В выборе же между квази-западником и квази-патриотом нормальный человек выбирает второе.

Искать самостоятельно – тут уже нужно и время, и, желательно, знающие знакомые. Сориентироваться трудно. Разумных голосов практически не слышно.

В уходящем году стало на одно место, куда бы мог найти дорожку русский человек, меньше. Да, я на сей раз об обществе «Двуглавый орел», на развалинах которого устроено политическое движение «Царьград».

Что было, на мой взгляд, самым ценным в деятельности «Двуглавого орла»? Прежде всего – общество занималось не политикой, а историческим просвещением. Что сейчас особенно важно, как мы видим. Политика на исходе второго десятилетия века практически лишена смысла. А история – история это не прошлое. История это будущее, залог жизнеспособности народа. При единственном условии: если история дана вместе с четкой этической оценкой событий и фигур минувших лет. И это – во-вторых, также наличествовало. (Учитывая, конечно, естественные для нормального созидания споры внутри дискурса).

На канале «Царьград», напротив, изначально расцветали все цветы. Общее же между «Царьградом» и «Двуглавым орлом» воплощалось в фигуре К.Малофеева, человека, несколько склонного к броскам то в одну, то совсем в другую стороны. В какой-то момент Малофеев возжелал политики и попробовал распространить идеологию «Царьграда» на «Двуглавый орел». Результатом сего явилось размежевание с ним всех ключевых фигур «Двуглавого орла», и прежде всего – Леонида Петровича Решетникова, чьим детищем, строго говоря, общество и являлось.

Отметим два первых шага нового политического объединения, получившего теперь также название «Царьград».

Прежде всего, был избран то ли «координационный совет», то ли «учредительный совет», словом без советов не обошлось.

«Общество «Царьград» становится платформой объединения патриотов», радостно провозгласил еще один ресурс-подмёныш – «Русская народная линия», поставившая подзаголовком «православие, самодержавие, народность» и являющаяся оголтелым рупором сталинизма. Кстати и там мелькают то Хазин, то Проханов, то Делягин, то ненавистник Государя проф. Осипов, Щипков, Глазьев, Тюренков, Гаспарян, храмоборец Бутримов, и такие столпы русского самодержавия, как Вассерман с Кедми, и Шаргунов, и прочие мараховские лекухи из леонтьевской «Однаки».

Совершенно, кстати, восхитительная деталь: Степанов (председатель «Русского (!) собрания) называет Леонида Петровича «генерал-лейтенантом ФСБ», а потом простодушно объясняет: «а так понятнее, чем СВР».

Еще прекрасное от Степанова: «Аналитики давно отмечали, что через активизацию русской эмиграции предпринимаются попытки создать механизмы связи с консервативными кругами Европы».

В самом деле, вот ужас-то! Ведь Европа она такая бездуховная, особенно в своих консервативных кругах. Объединяться надо против нее – с ваххабитами. Отчего-то, впрочем, Государь Александр Павлович тож не брезговал в Троппау таким объединением. Ну да что взять с «немца Романова», в самом-то деле.

Побил безбожника Бонапарта, да еще и заповедал принцип: христианин не воюет христианина.

Впрочем, в ряду псевдорусских фигур Степанов – персона второго уровня, а мы и о первых-то не всё сказали.

В число «патриотов», в очередной раз объединенных за всё хорошее против всего плохого, разумеется, вошел Александр Гельевич наш Дугин. В самом деле – ну как же и объединить-то патриотов без неразлучника Джемаля, с его «сияющим Гиммлером» и ценными мненьями о том, что химия и физика это науки от лукавого, серфингистов необходимо отправить в гетто, а летать в космос и вовсе нельзя. (Впрочем, если мы вспомним, что, по мнению Александра Гельевича, мы находимся внутри полой Земли, то полёты к ее центру и впрямь – пустая трата казенного керосина).

Господи, какое одичание! В позапрошлом веке национальным мыслителем и религиозным деятелем почитался автор таблицы элементов, а сегодня…

Одичание. А ведь если долго называть электрическую лампочку «лампочкой Ильича», она может и потухнуть. Есть такая народная примета.

Я совершенно намеренно высыпаю в текст такое количество дугинских гениальных откровений. Иначе услышу, будто что-то преувеличила либо вырвала из контекста. Нет, дорогие, я ещё сильно вас обвешиваю.

Но нам между тем пора перейти к следующему шагу нового политического объединения.

Константин Малофеев дал обширное интервью … опять же Шевченку.

История сейчас «не главное», звучало погребальным рефреном над трудом нескольких лет. Главное – объединиться, ну, как патриот с патриотом…

Доверенное лицо Грудинина, ах, ну да, ведь для «патриотизма» неважно, кто красен, кто бел. Мы это сто раз проходили (лично я – на примере сотрудничества с Леонтьевым в журнале «Главная тема») и хорошо знаем, чем это кончается: начинание стремительно краснеет, приличные люди хлопают дверью. Но пусть. Однако сей патриот еще и, как мы помним, сиамский неразлучник одного покойного Джемаля и близкий соратник другого – того, что называл опять же Саида Бурятского «львом среди шакалов».

«Невский экспресс», да, я такая скучная.

С кем же заниматься патриотизмом вместе, как не с Шевченком, который своими экстремистскими высказываниями вызывал гневное негодование  негодование Общественной палаты Северной Осетии? (10.VI.2011).

С женою, которая возмущалась тем, что девицу Караулову воротили из ИГИЛ, назад в бездуховность? (05.VI.2015).

Но что о том. Интереснее дела недавние. Шевченко радостно приветствовал передачу Святой Софии Эрдоганом под мечеть. Назвал это «антимасонским шагом». Мы-то думали, это антихристианский шаг. Ошиблись, оказывается.

В нынешнем году Эрдоган достаточно прозрачно демонстрирует курс на возвращение к Османской Империи. Шевченко не может этому не радоваться.

Как там, у Дугина? «Войны с османами были навязчивой идеей династии Романовых».

Евразийцам же, в отличие от Романовых, напротив, присуща по собственному признанию «тюркофилия». Правда, по их же собственным словам, при Молодях их же собственный Грозный как раз побил не хана, но аж саму Высокую Порту, зачем-то «спасая Европу». Но тут удивляться нечему. Логика – божественный инструментарий теологов, у бесенят она отнимается в первую очередь.

Как всё сходится.

Поднимает голову старое проклятие христианского мира – Османская империя, в прямом смысле Царство Каина, сообразно «закону Фатиха». А деятели ее рекламируются по российскому телевидению во множестве раскрасивых сериалов.

И всё чаще по-прежнему можно часто услышать: ну да, Проханов (Шевченко, Дугин) за красных, но ведь «против либералов».

Можно подумать, что у нас есть либералы – кроме кучки медийщиков и «писателей», кормящихся строго из того же корыта, что и красные «патриоты». Поглядите на многочисленные пьяненькие селфи Леонтьева с Венедиктовым, Прилепина с Быковым. Люди просто выполняют свою работу – служить пугалами. Олицетворять тот самый майдан. И свою работу они делают исправно.

«Лишь бы не было майдана», это припев всех Дугиных и поддающихся пропаганде.

Но в России невозможен демократический майдан. Народ слишком хорошо помнит девяностые, когда во власть прорвались опять же вчерашние коммунисты. С понятием демократии уж слишком ассоциируется тогдашний унизительный голод.

Путч в России возможен только красный. С зелёным на подхвате. Посмотрите, как меняется риторика этой опричной братии. Лет пятнадцать и чуть более назад они непристойно, неприлично восхваляли Путина. Проханов, сначала обзывавший президента «перхотью Березовского и плевком Чубайса», в мановение ока переобувшись, возглашал его «мессией», ЕСМ хотел проводить набор в «путинские опричники». (О ту пору Дугин, распространяющий по заграницам сказку о своем сером кардинальстве, рассчитывал на многое). Но риторика изменилась даже у Проханова, правда – аккуратно.

Вероятно те силы, что предоставляют в стране медийные возможности для всех этих странных персонажей, полагают, будто всё под контролем.

Вероятно те, кто чает революционных перемен, в свою очередь считают, что всё будет под контролем, но у них.

И это снова подводит нас к вопросу:

Часть четвертая Можно ли кататься на чёрте?

Безо всякой интриги, вновь ответим сразу: нет. Кого черт обещался прокатить, тому сам же и влезет на закорки.

Энтрописты – великолепные тактики и провальные стратеги.

Орды потенциальных нахлебников ломятся в Европу, безудержно размножаются в ней, получая бесплатный стол, кров, а к этому –  права. При этом возможность собственной молодежи к интеграции они сумели наглухо заблокировать. Скоро они захватят всё.

Но при этом дикари, столь свирепо пытающиеся завладеть европейскими странами, простодушно полагают, что молочные реки и кисельные берега – это такая особенность европейского климата.

Социальная сфера трещит и скоро лопнет. Налоговое бремя уже давно чрезмерно для добропорядочных граждан, на труде которых зиждется процветание нахлебников. В один прекрасный день бесплатного жилья и продовольствия на всех не достанет.

Тогда, конечно, пойдут грабежи магазинов и самозахват. А дальше?

А дальше европейские страны сделаются ничем не комфортабельнее тех, которые толпы дикарей, не умея обустроить, покинули. Всё ляжет в руины, нарушатся коммуникации… Много интересных картин тут можно вообразить.

Но это там. Здесь – будет ли лучше?

Цитирую Михаила Леонтьева (Господи помилуй, ровно тот случай, когда стыдно, что был с человеком знаком). Дивная цитата:

«Аппарат сталинский, элита, которая, с одной стороны, непрерывно обновлялась, непрерывно воспроизводилась, с другой стороны – непрерывно репрессировалась. Т.е. Сталин создал механизм производства элит и механизм абсорбирования элит. Вот эта элита, созданная в сталинские годы, после ухода вождя потребовала для себя привилегий: сначала – гарантий безопасности, а потом – гарантий безответственности и безнаказанности. И их добилась. Вот это и есть суть десталинизации – когда механизм производства элит продолжал действовать, а механизм их абсорбирования был отключён».

То есть «абсорбирование элит», это хорошо. Всё товарищ Сталин правильно делал, с этим народцем иначе и нельзя.

Сейчас поищем, как это дивное «абсорбирование» выглядит на деле.

«Паукер шутейно изображал в приемной генсека, как Зиновьева буквально тащили на руках к месту казни, и при этом он повизгивал: «Позовите товарища Сталина!» Рассказ вызвал взрыв гомерического хохота, и в первую очередь вождя. А Паукера вскоре самого расстреляли».

Думаю, вождь смеялся вновь, вспоминая на сей раз, как недавно веселился Паукер. Ну, смешно же.

Но случались абсорбации и повеселее. В РГАСПИ, к примеру, хранится записка Сталина в политбюро, с лично нарисованным им способом казни наркомфина Брюханова. Очень весело и затейливо. Помечено как «особая папка». Но это, конечно, просто милая шутка, ведь реальных обстоятельств скоро воспоследовавшего умерщвления Брюханова мы и не знаем.

Мы уже поняли, что, войдя в один клуб с Джемалем, Леонтьев подписался в исповедании каннибализма. Пусть так. Но не вмещается в голове: почему эти глупцы так свято верят в то, что их-то абсорбация точно не коснётся?

А нас-то за что? А хрущевцы да, негодяи: захотели личной безопасности, и тем самым всё развалили, ибо какая ж может быть хорошая власть, если никого, под дружный смех товарищей, не тащат абсорбировать. Абсорбировать надо всех! Всех, кроме нас, замечательных членов клуба «миллионеры за Сталина».

Повторюсь: глупцы. Ничего не постичь на опыте двух революций – это надо суметь.

Но шаловливые ручонки снова тянутся к ящику Пандоры. Ярко-красному, красивому. Как там у дугинских? «Мы берем поход Степана Разина как проект, организуем за пару лет на Волге и Дону в военно-спортивных лагерях евразийскую молодежь и ведем этот обновленный полк Степана Разина из Ульяновска на Москву». Автор, конечно, безумен, иначе не сулил бы печатно миллиона долларов (который, кстати, едва ли не имеет) за головы политических оппонентов. Но – легче ли от того, что у него несомненная «справка»?

Всех без изъятья нынешних красных в позднем СССР определили бы на лечение, и такую медицину трудно назвать «карательной». Поэтому все эти «Правые.ру» жаждут отнюдь не возврата к позднему СССР. Они и советский период жаждут обтесать как бревно, отменить ХХ съезд КПСС, вторично расстрелять всех посмертно реабилитированных.

От космоса уже отказался не только Дугин, все они, по сути, от него отказались, категорически воспротивившись переименованию станции «Войковская» в «Волковскую». Выстроив себе приоритет грязного убийцы перед космонавтом, они подписались: хотим лишь террора.

Это, впрочем, и правильно, космос, особенно памятуя о судьбе великого Королёва, и был русским, власть лишь мешалась под ногами.

Террор мстит своим производителям.

Только стране это решительно безразлично.

Заключение

Длить примеры безумия, захлёстывающего информационное пространство, можно еще слишком долго, а своими выводами я уже поделилась.

Я не конспиролог, и не предполагаю существования в конкретном месте конкретного тайного бункера, где сидят и вредят злые люди, протянувшие щупальца по всему миру. На мой взгляд, дело обстоит намного хуже: набрав обороты, энтропия становится неуправляемой.

Такое уже случалось. Выживем ли на этом раз страной и миром – на всё воля Божия.

Каждый же из нас может лишь спросить себя: что делать мне на фоне растления народа, которое я не в силах остановить? И дело находится всегда.

Главное – не сдаться и не поступиться последним рыцарственным примером в истории, который дал ХХ век: русским Добровольчеством. Готовностью стоять против превосходящих сил. Бросая всё, идти на мистический Дон.

В нынешнем веке философским пароходам некуда плыть. Но есть внутренняя эмиграция: сохранение себя, совести и чести, сохранение памяти, сохранение круга своих, как бы малочислен он ни был.

Если еще не Скончание дней – это окажется востребованным, как оказалось востребованным нами самими наследие Добровольцев.

 

Специально для ИА «Легитимист»

Елена Чудинова

Версия для печати