Бесплатно

С нами Бог!

16+

20:33

Среда, 19 янв. 2022

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Из истории Дня Непримиримости

05.11.2021 22:06

Эта статья, посвящённая трагической дате 7 ноября, написана и опубликована мною в печати 19 лет назад

Эта статья, посвящённая трагической дате 7 ноября, написана и опубликована мною в печати 19 лет назад. С тех пор выросло целое поколение. И многое изменилось. С 2005 года этот день перестал быть праздничным; кануло в Лету кощунственное название "День согласия и примирения". Российская Федерация демонстративно НЕ отметила 100-летие большевицкого переворота в 2017-м, а коммунистам запретили проводить "октябрьские" годовщины у "Авроры"... Всё это явления, несомненно, положительные. И всё же НЕ СЛУЧИЛОСЬ ГЛАВНОГО!

 Увы, трагедия столетней давности так и не получила в РФ объективной юридической оценки. Преступления большевизма до сих официально не осуждены. Предатели России всё ещё не названы предателями, преступники - преступниками... Организаторы Смуты, политического террора и братоубийственной гражданской войны - так и не понесли наказания за свои преступления, не имеющие срока давности. А это означает, что историческая справедливость всё ещё не восстановлена, что надёжный заслон на пути экстремистов, мечтающих ввергнуть Россию в новую кровавую Смуту не воздвигнут. А эта, написанная много лет назад, статья о Дне Непримиримости - увы, всё так же актуальна.

Важно, чтобы НЕПРИМИРИМОСТЬ, о которой в ней говорится, была правильно понята. Ибо в устах Белых Непримиримость - не есть призыв к гражданской войне или продолжению конфронтации в российском обществе. Напротив, это призыв к их решительному осуждению. Непримиримость - это, прежде всего, неприятие братоубийства и политического террора, как методов достижения политических целей. К ним мы непримиримы - к бесчеловечной теории и практике большевизма. И ко всем тем, кто по лекалам 1917 года пытается развязать сегодня в России новую гражданскую войну.

 

 

Ежегодно русские патриоты в России и во всех странах Русского рассеяния отмечают роковую для нашей страны дату 7 ноября как День Непримиримости и Скорби. В этот День Национальная Россия чтит память всех, кто отдал свою жизнь в борьбе за освобождение Родины от коммунизма, и свидетельствует о своей непримиримости к советчине. Традиция эта возникла ещё в эмиграции, а со временем была перенесена и в Россию. Когда же именно и как она зародилась? На этот и другие вопросы, связанные с традицией Дня Непримиримости, читатель может найти ответы в предлагаемой статье.

*   *   *

В октябре 1927 года, Председатель Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей, Митрополит Антоний (Храповицкий) (1863-1936) издал Окружное Послание «К печальному десятилетию захвата власти в России большевиками». В этом Послании, основные идеи которого не утратили  своего значения и по сию пору, в заключение говорилось: «… в эту тяжёлую годовщину нашей печали, …, вознесём глубокий вопль к Престолу Всевышнего, да призрит Он на нас, наше Отечество и избавит его от ига тяжкого, обновит Церковь нашу и утвердит Её.
Молитвенно помянем всех, в крамоле убиенных и на поле брани живот свой положивших, и в море потопших, за Веру Царя и Отечество» (1).
   
Ввиду планов большевиков устроить в СССР грандиозные торжества по случаю десятилетия советской власти, именно этот призыв Владыки Антония является первым провозглашением в Русском Зарубежье идеи отметить 7 ноября как День Непримиримости и Скорби. Однако эмиграция, во всяком случае, широкие её массы, поначалу на этот призыв откликнулась слабо. (Следует отметить, что, например, военная Белая эмиграция всегда торжественно отмечала в этом месяце другую дату: 15 ноября - День создания Добровольческой Армии и зарождения Белого движения).
    
День Непримиримости прочно вошёл в традицию русского Национального движения позднее. Но когда же именно, где и кем он был проведён впервые?
   
Видный член НТС Р.В. Полчанинов, отвечая на этот вопрос, сообщает, что идея митрополита Антония была впервые проведена в жизнь в г. Сараево (Югославия): именно там, в ноябре 1937 года, по предложению председателя исполнительного бюро Национально-Трудового Союза Нового Поколения (НТСНП) В.М. Байдалакова, члены этой организации и устроили первый в Русском Зарубежье День Непримиримости (2).
   
Однако по другим, более ранним, данным это утверждение не подтверждается. Вот, например, что мы читаем  в журнале "Часовой" за 1934 год:
   
"Осенью 1930 года только что возникший в Варшаве Российский Общественный Комитет впервые обратился к неприемлющей коммунизм русской эмиграции с призывом ознаменовать очередную его годовщину коммунистического переворота в России "Днём Непримиримости".
   
С тех пор ежегодно во всех странах пребывания русской эмиграции годовщина величайшего несчастья, постигшего Россию за всю её долгую историю, отмечается этим Днём, свидетельствующим о непримиримом отношении русских эмигрантов к захватчикам власти на нашей Родине и об их готовности продолжать борьбу за лучшее будущее России" (3). 
   
Добавим, что действовавший в Польше Российский Общественный Комитет (РОК) выступал инициатором всезарубежного проведения Дня Непримиримости не только в 1930-м, но и в последующие годы. Об этом свидетельствует ряд соответствующих обращений РОК к русской эмиграции, опубликованных в том же "Часовом". 
   
Таким образом, справедливо будет утверждать, что впервые призыв отметить годовщину большевицкого переворота как День Непримиримости прозвучал  в 1927 году от Первоиерарха РПЦЗ, Митрополита Антония, а традиция проведения ежегодных Дней Непримиримости по всему Русскому Зарубежью была заложена в 1930 году Российским Общественным Комитетом в Польше.
    
Несколько слов и о самом Российском Общественном Комитете –  не слишком известной, но активной русской антикоммунистической организации, действовавшей в Польской Республике в 1930-1939 годы (4).
    
В 20-е - 30-е годы ХХ века положение русской эмиграции в Польше имело свои особенности. Определённые круги в этой стране, особенно в первые годы после заключения Рижского мирного договора с советчиками, видели в Исторической России "врага № 1". Германия и большевики числились у них уже под номером вторым. Поэтому существование и деятельность на польской территории русских организаций, тем более, Белых воинских, в той форме, в какой они существовали, например, в Болгарии или Югославии, было невозможно. До 1930 года единого авторитетного центра русской эмиграции в Польше не было. Но осенью 1930 года, сознавая необходимость объединения под русским Национальным стягом, различные эмигрантские группы, существовавшие тогда в Варшаве, отказались от своей самостоятельности и объединились в одну организацию – Российский Общественный Комитет.
    
РОК стремился не к объединению русских беженцев в Польше вообще, а к слиянию в единую организацию только политически активных, непримиримых по отношению к коммунизму эмигрантов, и представлял их интересы. Говоря о задачах РОК, его члены подчёркивали, что никогда не считали своей прямой задачей благотворительную и культурную работу, но  их постоянной обязанностью является защита политических и правовых интересов русской эмиграции. "Если же настанет день, – говорилось в одном из заявлений РОК, – когда русские люди будут призваны под знамёна освободительной борьбы за светлое будущее России, мы не сомневаемся в том, что все те, кто принимает участие в нашей работе и кто сочувствует ей, примет в этой борьбе надлежащее участие" (5).
   
Одним из создателей и долголетним Председателем РОК был генерал-лейтенант Пантелеймон Николаевич Симанский (1866-1938), всю Великую войну  командовавший 61-й пехотной дивизией, в конце её - ХLVII армейским корпусом, а в годы Гражданской – служивший в рядах Северо-Западной Армии. Генерал Симанский был также хорошо известен в России, а затем и в эмиграции как выдающийся военный историк. Кроме него в руководство РОК входили: Н.Г. Буланов (1874-1942), один из сотрудников Кутеповской боевой организации С.Л. Войцеховский (1900-1984), и ряд других активных антикоммунистов.
      
Достигнув объединения непримиримой по отношению к большевикам русской эмиграции в Польше, РОК в октябре 1930 года обратился к Русскому Зарубежью с призывом ознаменовать годовщину захвата власти в России коммунистами Днём Непримиримости. Призыв этот был услышан. В 1930, 1931 и 1932  годах в Варшаве РОК организовывал по случаю Дня Непримиримости большие собрания с участием представителей эмиграции из других стран. Кроме того, в этот день всюду, где жили в Польше русские люди, совершались молебны о спасении России с поминовением павших за её освобождение (6).
    
С каждым последующим годом День Непримиримости отмечался русской эмиграцией всё более широко, в его подготовке и проведении стали принимать участие и другие Национальные русские организации в разных странах. 
    
Изначально и во все последующие годы День Непримиримости не обязательно отмечался русскими антикоммунистами именно 7 ноября. В Польше, например, проведение Дня Непримиримости РОК назначал на  первое воскресенье, следующее за 7 ноября. Связано это было с условиями жизни русских эмигрантов: в рабочие дни основная их масса была занята трудом, в те годы, как правило, тяжёлым и мало оплачиваемым. И широко принимать участие в таких крупных антикоммунистических акциях, как День Непримиримости большинство эмигрантов могло только в свободные от работы дни.   
    
Во время II Мировой  войны 1939-1945 годов. Дни Непримиримости по разным причинам не отмечались, а после её окончания западные союзники СССР ещё некоторое время не допускали таких антисоветских демонстраций. И всё-таки традиция была в послевоенные годы восстановлена.
   
Как сообщает упомянутый нами Р.В. Полчанинов, первой организаций, сделавшей это, оказалась Организация Российских Юных Разведчиков (ОРЮР). 26 октября 1947 года в Регенсбурге (Бавария, Американская зона оккупации Германии) дружина ОРЮР устроила "художественную постановку" под названием "Трагедия России". В местной газете "Эхо" 6 ноября была напечатана рецензия, в которой говорилось: "Концерт оставил большое впечатление и был большой патриотической манифестацией русской национальной молодёжи" (7).
    
Однако ни о каком "Дне Непримиримости" официально, конечно, тогда не говорилось – такова была обстановка в послевоенной Европе, не позволявшая называть вещи своими именами.
    
Только с первой половины 50-х годов ХХ века проведение Дней Непримиримости вновь принимает открытый и широкий характер. Немаловажно отметить, что для их проведения объединялись практически все организации Русского Зарубежья, как "старой", так и "новой" эмиграции, дабы продемонстрировать тем самым своё полное единство перед лицом поработителей России. Так, в сентябре 1954 года Председатель Российского Политического Комитета в Нью-Йорке (США), полковник Б.Н. Сергеевский (1883-1976) писал в обращении к эмиграции по случаю трёх приближающихся годовщин (37-я захвата власти большевиками, 37-я основания Добровольческой Армии, 10-я – основания Русского Освободительного Движения):
   
"Забудем то, что нас разъединяет, вспомним то, что на должно объединить. Откажемся от раздробленного поминовения наших героев и от сепаратных доказательств нашей непримиримости. Проявим единство, достойное той общей идеи, к которой мы все хотим идти. Вместе и дружно скажем во всеуслышание, что мы по прежнему не примиримся и не прекратим борьбы, доколе Россия вновь не обретёт свободы и благоденствию. Докажем нашему народу и свободному миру, что мы способны к общему действию, когда нами руководит наша неистребимая любовь к России и к нашему великому, многострадальному народу" (8).
   
О том, как самые разные русские Национальные организации откликались на такие призывы, говорит нижеприведённая сводка о Днях Непримиримости 1953 – 1954 годов в некоторых крупных центрах эмиграции. Из её данных видно, что в проведении Дней Непримиримости принимали совместное участие следующие организации:

– в Брюсселе (Бельгия) – РОВС, СБОНР, НТС, Суворовский Союз, местная Казачья станица, представители Кубанского Атамана и кадров Власовской армии (1953, 1954);
– в Льеже (Бельгия) – РНО и местное Бюро Координационного Центра (1953);
– в Шарлеруа (Бельгия) - РНО, СБОНР (1954);
– в Лондоне (Великобритания) - РОВС, РНО, Украинское освободительное движение, НТС (1954);
– в Париже (Франция) - РОВС, Российский Национальный Союз, Казачий Союз, Антикоммунистический фронт во Франции, Союз Казаков комбатантов, Российское Общемонархическое Движение (1953);
– в Нью-Йорке (США) - Всероссийский Комитет Освобождения (1953); РОВС, Гвардейское Объединение, Казачество Дона, Кубани, Терека и Астрахани, Моряки, Корпус Императорской Армии и Флота, СЧРК (1954);
– в Торонто (Канада) - Русское Культурно-Просветительское Общество, СБОНР, СВОД, КОВ, СЧРК (1954);
– в Касабланке (Марокко) - РОВС, НОРР (1953, 1954) (9).
   
Ещё более широкий спектр организаций был представлен в День Непримиримости трагического юбилея 50-летия большевицкого переворота – в ноябре 1967 года. Так, например, в Нью-Йорке в  тот год устроением скорбных церемоний Дня Непримиримости занималась специальная организационная комиссия под председательством Начальника Отдела РОВС в США полковника С.Н. Ряснянского (1886-1976). В состав этой комиссии входили представители сорока (!) русских организаций (10). Заседание по случаю Дня Непримиримости 1967 года, организованный в Нью-Йорке, на 16-й улице, в большом зале Высшей школы им. В. Ирвинга, было открыто словом Первоиерарха РПЦЗ митрополита Филарета (Вознесенского). А накануне этого Дня во всех храмах РПЦЗ были отслужены общие панихиды о всех, погибших за веру и правду в 50-летней борьбе с поработителями Отечества; утром, в самый День Непримиримости – торжественные молебны о спасении России. РПЦЗ всегда принадлежала особая роль в проведении Дней Непримиримости. Ещё в 1954 году в церковной периодике отмечалось:

"Традицией уже стало Русской Зарубежной Церкви, открыто и мужественно явленной ещё митрополитом Антонием, благословением своим молитвенно окормлять все, добрые по заданию, инициативы, клонящиеся к борьбе со Злом коммунизма. Эта традиция наглядно поддерживается и митр. Анастасием, что получило выражение и ныне в участии Владыки в различных собраниях "непримиримости" (11).
    
На Родной Земле День Непримиримости впервые был отмечен русскими патриотами ещё до падения власти КПСС. Это произошло 7 ноября 1990 года в Санкт-Петербурге (тогда "Ленинграде") по инициативе историко-патриотического общества "Русское Знамя". Осенью 1990 года члены этой организации распространили обращение, в котором призвали всех русских патриотов не только бойкотировать организуемое властями празднование очередной годовщины "Великой Октябрьской Социалистической революции", но и отметить эту дату как День Непримиримости. В нём, в частности, говорилось:
    
"7 ноября – роковой день в истории нашей Родины, от которого начинается отсчёт кровавых преступлений коммунистического режима. Нас пытались заставить забыть об этом под грохот "праздничных демонстраций", однако, на протяжении 70 лет, в этот день проводились не только богомерзкие шабаши под красными флагами.
    День 7 ноября официально был объявлен Белым движением Днём Непримиримости, и до сих пор ежегодно отмечается за рубежом эмигрантами первой волны (ветеранами Белого движения и их потомками), как день национальной трагедии России…" (12).
    
Первоначально члены "Русского Знамени" по примеру русской эмиграции планировали отметить День Непримиримости собранием единомышленников в одном из залов города, но затем было решено провести его в более активной форме. 6 ноября 1990 года руководителям "Русского Знамени" посредством одной из местных программ телевидения удалось обратиться к жителям северной столицы с призывом отметить трагическую дату 7 ноября восстановлением на Смоленском православном кладбище братской могилы юнкеров и офицеров Владимирского военного училища и других, разрушенных при большевиках захоронений воинов Российской Императорской Армии. Акция эта имела большое символическое значение, ибо именно юнкера Владимирского военного училища были первыми, кто после большевицкого переворота, уже в ноябре 1917 года, выступили на борьбу с Лениным и его кликой (13).
    
На призыв "Русского Знамени" откликнулось около трёхсот добровольцев, могила юнкеров-владимирцев и ещё около сотни воинских захоронений 7 ноября 1990 г. были восстановлены и приведены в порядок. Там же среди пришедших на кладбище жителей города членами "Русского Знамени" распространялась антикоммунистическая литература. Репортаж об этих событиях был показан по телевидению. Так традиция Дней Непримиримости была перенесена из эмиграции в Россию.

В тот же день 7 ноября 1990 года активисты "Русского Знамени" провели операцию под названием "Красная тряпка": они срывали и уничтожали развешанные по городу по случаю "праздника" красные флаги, транспаранты, портреты руководителей КПСС и т.п. Одних только красных флагов ими было сорвано и уничтожено несколько десятков…   
 
После повала августовского путча 1991 года и формального устранения КПСС от власти в эмиграции были высказаны предложения именовать День Непримиримости исключительно Днём Скорби и служить 7 ноября ежегодные панихиды по погибшим от рук коммунистического режима. Многим, и не только в эмиграции, казалось тогда, что режим этот погиб уже окончательно и, следовательно, лозунг непримиримости потерял актуальность и смысл…  Правда, более трезвые головы советовали не торопиться с такими переименованиями и продолжать отмечать День Непримиримости, по крайней мере,  до тех пор, пока 7 ноября считается в РФ государственным праздником. Об этом неоднократно, в частности, писалось и в журнале Союза чинов Русского Корпуса "Наши Вести".
    
Но после 1991 года «государственный праздник» и выходной день 7 ноября властями РФ не только не был отменён, но издевательски поименован «Днём согласия и примирения». Ответом всех антикоммунистов на этот кощунственный цинизм может быть лишь один: в дни годовщин великой российской Трагедии 1917 года и далее, без срока давности, до скончания веков, свидетельствовать свою непримиримость с коммунистическим злом, а также возносить сугубые молитвы Царю Царствующих о спасении России от безбожных и злых и поминовении всех, от слуг антихристовых убиенных…


ПРИМЕЧАНИЯ:

(1) Окружное Послание Председателя Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей к печальному десятилетию захвату власти в России большевиками, окт. 1927 г. – Публ. В кн. Никон (Рклицкий), Архиеп. Жизнеописание Блаженнейшего Антония, Митрополита Киевского и Галицкого. Северо-Американская и Канадская нпархия (РПЦЗ), 1960, т. VI, с. 241-243.
(2) Полчанинов Р. День Непримиримости и его история. // "Наши Вести",  № 436, 1994, с.1.
(3) Обращение РОК в Польше к Русскому Зарубежью. //"Часовой", № 137-138, ноябрь 1934, с.37.
(4) После германо-советского вторжения в Польшу РОК был переименован в Русский национальный комитет в Варшаве и, объединив вокруг себя почти всё русское население польской столицы, занимался разнообразной деятельностью по оказанию помощи русским эмигрантам. (
(5) Наши задачи.//Часовой, № 160-161, 1936, с. 35.
(6) Российский Общественный Комитет 1930-1935.//"Часовой", № 151, Июль 1935, с. 23.
(7) Р. Полчанинов. Указ. соч., с.2.
(8) Заявление Российского Политического Комитета в Нью-Йорке от 10.09.1954 .
(9) Сводка составлена на основании официальных отчётов и сообщений, опубликованных в журналах "Часовой" и "Наши Вести" за 1953-1954 гг.
(10) Боголюбов С.Н. День Непримиримости.// Русское Дело, № 12 (108), декабрь 1967, с. 16.
(11) "Православная Русь", № 22(567), 15/28 ноября 1954, с.2.
(12) "Белое Дело", № 1(3), 1990, с.2.
(13) По официальным данным потери владимирцев во время юнкерского восстания в Петрограде составили 71 человек, но на самом деле жертв среди юнкеров и офицеров в эти дни было больше: ни кем не учтено количество погибших во время стихийных уличных расправ над юнкерами и офицерами.

Игорь Борисович Иванов


Вестник РОВС.– № 3-4.– 2002.

Источник Версия для печати