Бесплатно

С нами Бог!

16+

22:17

Воскресенье, 29 янв. 2023

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Агидель Епифанова. Красные провокаторы на службе жовто-блакитных братьев

28.12.2022 09:17

... по ту сторону, за спинами янычар стоит сам отец зла

Бахмут — крепость, возведённая на одноимённой реке в 1571 году, а в 1783-м получившая статус города.

— Когда только мы его освободим, Бахмут вновь станет Артёмовском! —  торжественно выкрикнула ведущая Скабеева в своей программе «60 минут».

Вновь станет. Это как несчастному селу Никольскому, с 19 века носившему имя Святителя Мирликийского, «было возвращено родное название Володарское» (официальное сообщение из репортажа телеканала «Россия 24», который пора уже переименовать в «СССР 24»).

Когда мы поднимаем тему исторических топонимов, в нас, фигурально выражаясь, начинают лететь тапки: да как вы можете! Да время ли сейчас для красно-белых разборок! Да там люди гибнут, а вам всё топонимы! Ярчайший пример, когда с больной головы да на здоровую…

Простите, это мы предлагаем вновь опаскудить крепость Бахмут большевистской кличкой Артёмовск? Это нам помешало Никольское? Это мы пробили закон о восстановлении памятников создателю Украины Ленину в освобождённых городах? Это мы 9 мая (других-то проблем, знамо дело, не было) обозвали Луганск (Луганский завод, основанный при матушке Екатерине) Ворошиловградом в честь дезертира, который «откосил» от мобилизации в Первую мировую войну, а затем, произведённый большевиками в «полководцы», не выиграв ни одного сражения? Это мы вновь и вновь вбрасываем в информпространство «дохлых кошек» из серии «а давайте переименуем Донецк в Сталино», «а давайте вернём Волгограду имя Сталинград» (если вернём, то Царицын, Царицыным называется этот прекрасный русский город)? Это мы носимся, как ошпаренные, с истуканом Дзержинского, требуя вернуть его на Лубянку (а параллельно тыкая его везде и всюду — по числу установленных за 20 лет Феликсов в количестве сорока штук мы уже превзошли СССР)?

Нет, товарищи, мы этим не занимаемся. Потому что в беде, постигшей наше Отечество, могли бы вслед за Алексеем Турбиным сказать: «Петлюре скоро достанется весь город и тысячи его жителей. И я жалею лишь об одном, что ценой своей и вашей, гораздо более, конечно, дорогой жизни, гибели их предотвратить не могу. Поэтому вопросы портретов…»

Но товарищам нет дела до тысяч жителей того или иного города. А они гибнут каждый день. И им, гибнущим, вот уж действительно не до топонимов и памятников. Того гляди самим памятники ставить придётся. Если будет где… А то ведь, как это нередко бывает, просто в огороде зароют родные за невозможностью добраться до кладбища из-за обстрелов.

Товарищам же всегда есть дело до их идолов. Лениных. Дзержинских. Артёмов. Володарских. И когда мы вынуждены отвечать на их каждодневные провокации, они обвиняют нас в расколе патриотического фронта и тому подобном. То есть ведут себя в точности, как укры времён «перемирия». Помните, да? Наши во имя «минска священного» отогнали от линии фронта всю сколь-либо тяжёлую технику, оставили в окопах бойцов с приказом «не поддаваться на провокации» и… С той стороны сразу полетело, потому что та сторона ничего и никуда не отводила. А наши сидели в окопах под обстрелом и не отвечали, потому что «нельзя поддаваться на провокации»! А если кто-то всё-таки не выдерживал и отвечал, то начинался гвалт, что мы «нарушили перемирие».

Всё-таки, как ни крути, а жовто-блакитные и красные — камрады, близнецы-братья. Да и как им таковыми не быть. Один отец у них… Владимир Ульянов (Ленин).

Но беда-то не в отдельно взятых товарищах или дураках на местах. Беда в «линии партии». Так, например, сын Сергея Владиленовича Кириенко, куратора Донбасса от администрации президента, сегодня является владельцем главной в России соцсети ВКонтакте и крупнейшего новостного агрегатора Дзен. Как вы думаете, кого забанила ранее вполне демократичная ВКонтакте в первую очередь? Думаете укров, захлёбывающихся ненавистью под постами о наших погибших героях? Ничего подобного. Заблокированным оказался русский монархист, волонтёр, доброволец, с 2014 года почти не покидающий Донбасс, Александр Жучковский.

А что запрещает новая дзеновская методичка для новостников? А запрещает она употреблять в новостях такие слова, как война и фронт. То есть погибшие есть. Обстрелы есть. Боевые действия есть. Герои есть. Противник есть. А ни войны, ни фронтов нет. Гениально и непостижимо, как говаривал Шерлок Холмс! Ах да, ещё Дзен запрещает критиковать президента, Рамзана Кадырова и его батальон, а также Пригожина с его «музыкантами». Про донецких и луганских (и старороссийских, кстати) «мобиков», равно как о русских солдатах и офицерах российской армии – ни слова. Армию, а уж тем паче донецких бросаемых в лобовые атаки «мобиков» критиковать можно, хотя любой честный обозреватель подтвердит: лучше всех сражаются именно эти самые «мобики». По очень простой причине: у них уже «позади Москва», у них уже позади родные дома и семьи. И они абсолютно чётко знают, за что воюют. И абсолютно точно знают, что отступать некуда. Но про них в дзеновских методичках ничего. Только о «священных коровах».

И вот спрашивается: что это опять за деление такое? На патрициев и плебеев, правильно стоящих и неправильно? И чем определяется приоритет?.. Нет, оно, конечно, понятно, чем. Многонациональной повесткой, отсутствием идеологии (в «Вагнере» есть очень разные люди, но в целом это ЧВК, которая выполняет любые задачи в любой точке земного шара за деньги, а не за идею, в отличие от, к примеру, Славянского ополчения, большинство бойцов которого призыва 2014-го года уже лежат в земле), социальной близостью… Но чему служат подобные установки? Какие цели у тех, кто их задаёт? Параллельно с курсом на ресоветизацию?

Но вновь и вновь подрывателями единого фронта (или каким термином заменить? фронты у нас ведь могут быть только культурные…) назовут нас за наши недоумения, а не тех, кто в своих методичках почему-то одних солдат отделяет от других.

Лично я не хочу ничего подрывать. И даже устраивать красно-белых разборок. Потому что каждый день гибнут русские люди, наши люди, мои люди. И одна цель должна быть, один фронт… Русская цель и русский фронт. Но для этого ведь установки должны быть русскими? И русские должны задавать их?..

А свежеустановленный бюст Сталина в Донецке и СНЕСЁННЫЙ памятник жертвам голодомора в Мариуполе — это установка чья? В смысле, что должна символизировать она, какой посыл давать? Плюнем на могилы уничтоженных и восславим их палачей? Таким «русским миром» не воссоединить наш расколотый, рассоренный и убивающий друг друга народ. Да, «украинский голодомор» —  это пропаганда Украины. Но наш общий голодомор, голод 1930-х годов, ставший следствием преступной коллективизации, — это не пропаганда, а трагедия всего русского народа. И что же мешало на мариупольском памятнике просто поправить табличку? Написать на ней по-русски «Памяти жертв голода и репрессий 30-х годов»? Установки помешали. Нерусские. Антирусские.

И ещё. Да, я не хочу вносить раскол. Но выступать в качестве сидящего под обстрелом бойца, которому велено молча погибать, но не поддаваться на провокации, я тоже не хочу. Если по тебе бьют, ты бьёшь в ответ. Мы не требовали ничего сносить или переименовывать, потому что нам, русским, действительно, не до того сейчас. Русское Ополчение в 2014 году возрождало Имперские традиции русской армии, но не сносило каких-либо памятников, не занималось переименованиями. Оно сражалось. За Россию. А потом появились те, кто не сражался ни дня… Прилепины… Залдостановы… И начали насаждать своё. И обвиняя тех, кто не согласен молча терпеть подобное поругание русской истории, русской идеи, самого смысла освободительной кампании, в том, что они «раскалывают», «подрывают» и вообще «работают на врага». На воре, как известно, шапка горит особенно ярко…

И совсем уж в заключение… Мне могут возразить, что, мол, победили же Гитлера под советской символикой, значит, не в ней дело. Да, победили. Тут можно было бы порассуждать о цене и итогах, но не в том вопрос. Та война в основе своей всё же была классической войной с внешним противником, на которую частично трагически наложилась наша неоконченная гражданская война. А что мы имеем сейчас? Менее всего классическую войну с внешним противником.

Мы имеем мировую войну, в которой внешний противник воюет с нами руками янычар. Мы имеем гражданскую войну, в которой русские воюют с русскими. Мы имеем духовную войну, в которой одна сторона прямо повела террор против православной церкви, духовенства, мирян. В войне мировой упор на советизм компрометирует нас в глазах западных сочувствующих России традиционалистов, которым демонстрируют атакующую «империю зла», не Россию, борющуюся за национальные святыни, а наследницу СССР, принимающие и оправдывающие его преступления. В войне гражданской нельзя вытравить русофобскую химеру украинства русофобской химерой большевизма. Её можно заместить только восстановлением русскости. В войне духовной более слабый бес будет посрамлён более сильным, если забыт и предан Тот, Кто победил мир. Если мы не обратимся к Богу, то будем посрамлены со своими обветшалыми серпами и молотами. Потому что по ту сторону, за спинами янычар стоит сам отец зла.

 

Наследие Империи

Источник Версия для печати