Бесплатно

С нами Бог!

16+

02:30

Пятница, 07 окт. 2022

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

«Украинство» как сепаратистская идеология

Автор: Пыльцын Юрий | 04.04.2022 22:58

Тезисы доклада, прочитанного 07.03.2022.

Особенность украинского самостийничества в том, что оно ни под какие из существующих учений о национальных движениях не подходит и никакими «железными» законами не объяснимо.

(Ульянов Н. И. «Происхождение украинского сепаратизма»)

 

Начать говорить про проблему украинского сепаратизма, на наш взгляд, следует не с частностей, а с самого главного вопроса – существует ли украинская нация? Не в смысле – «существуют ли люди, считающие, что принадлежат к украинской нации?», такой вопрос – вопрос самосознания, идентификации. Самоидентификация, безусловно важна, но порой она приобретает причудливые формы: есть люди, считающие себя эльфами, гномами и т. п. Мы же не будем, на этом основании утверждать, что существует эльфийская нация. Значит – должны быть, помимо самоидентификации, какие-то более объективные критерии. И вот, опираясь на эти критерии, мы и попытаемся разобраться.

И – выдвинем наш самый главный смелый тезис.

  1. Украинской нации нет.

Да, нет такого народа, такого языка. Всё что есть – это малороссы – часть русского народа со своими бытовыми и диалектными особенностями.

Почему же мы считаем, что такого народа нет?

Здесь мы можем привести два аргумента.

А) Аргумент исторический

Любой народ имеет свою историю. Причём, для «созревания» народа требуется время, и время немалое. Ну вот, например, русские. Видим мы их в истории? Безусловно.

В Русских летописях (здесь и далее цитаты из летописей приводятся по книге: Родин С. «Украинцы». Антирусское движение сепаратистов в Малороссии (1847-2009). М., 2009) записано следующее: «имаху дань варязи (859), изгнаша варязи за море (862), от тех варяг прозвася Русская земля». Очередной поход Русских на Константинополь (907): «много зла творяху русь греком» — сообщает летопись. В 911 г. князь Олег подписывает с Византией мирный договор. В его тексте говорится о «русских князьях», «русском законе», «русском роде», «русской земле»; применяется для отдельного человека слово «русин», во множественном числе — «русские», а как существительное собирательное встречается и слово «русь». На актовой печати киевского митрополита Феопемпта (1037) имелась надпись: «Господи, помози Феопемпту митрополиту России». В целом термин «русь» в этническом смысле употреблено 18 раз, в территориальном — 5 раз, формы «русский» и «русин» — по 7 раз.

Иностранные источники? Пожалуйста! Арабский историк Масуди сообщает о походе Русских на Каспий в 910-е годы: «Суда русов разбрелись по морю и совершили нападения на Гилян, Дейлем, Табаристан, Абаскун». Принимавший Ольгу император Константин Порфирородный сообщает: «Русские соседят с печенегами и последние часто грабят Россию». Византийские авторы название «рус» писали как «рос», отсюда позднейшие «Россиа», «российский». В летописи Гильдезгеймской (под 960 г.) сказано: «К королю Оттону пришли послы Русского народа». Князь Святослав в Болгарии так представляется византийскому императору: «Аз Святослав, князь Русский… и иже суть под мною Русь». Перед решающей битвой с греками он обращается к воинам: «не посрамим земле Русские». 

Грамота папы Григория VII (1075) называет князя киевского Изяслава «государем Русских»; другая его грамота того же времени увещевает короля польского возвратить «государю Русских» Изяславу отнятые у него земли. В «Поучении» Владимира Мономаха читаем: «Аз, нареченный в крещении Василий, русським именем Володимер». 

Папа Иннокентий IV своей грамотой (1246) принимает под покровительство Даниила Галицкого «короля Руси». Всего в Ватиканском архиве содержится свыше десяти грамот Даниилу и все со словом «Русь». А папский посланец в ставке Батыя Плано Карпини в том же году сообщает о жестокой расправе татар над «российским князем Михаилом (Черниговским) и другими». Летом 1280 г. «преосвященный Кирилл митрополит Киевский и всея Руси изыде из Киева по обычаю своему и прохождаше грады всея Руси».

О самом происхождении термина «Русь» существуют многочисленные гипотезы и ведутся многочисленные споры. Но видно, что уже с Х в. это слово используется как этноним.

А есть ли в указанный период сообщения об украинском народе?

            В летописях встречается термин «укрaина», но всегда в значении «граница», «приграничная область», «окраина». Топонима «Украина» в источниках древней Руси нет!

Ипатьевская летопись рассказывает о походе Русских князей (1187) Святослава Всеволодовича, Рюрика Ростиславовича и Владимира Глебовича. Половцы, предупрежденные, что «идут на ня князи Рустии», бежали. Русские вынуждены были возвратиться. «На том бо пути разболеся Володимер Глебович болестъю тяжкою, ею же скончался. О нем же укрaина много постона». Смысл последних слов совершенно ясен: смерть Владимира Глебовича оплакивала не вся Русь, а пограничная ее область, которую он, как пограничный переяславский князь, защищал от нападения половцев. Тем не менее, именно на это место ссылаются самостийники в доказательство того, что «Русь» и «Украина» суть два названия одной и той же страны. Отсюда и изобретенное ими словосочетание «Украина-Русь». Хотя всякому ясно, что «укрaина» Ипатьевской летописи означает «приграничье», «окраину» Русского государства.

Еще одна летописная «укрaина», на этот раз в значении границы Галицкого княжества: Ростислав Берладник «еха ж Смоленъска вборзе и прихавшю же ко укрaйне Галичькой, и взя два города Галичъкые, и оттоле поиде к Галичю» (1189). А вот летописное известие об отобрании Даниилом Галицким пограничных с поляками Русских городов (1213), завоеванных перед тем королем Лешком Казимировичем: «Даниил еха с братом и прия Берестий, и Угровеск, и Столпье, Комов и всю укрaину», т. е. окраину Галицкого княжества, пограничную с поляками. Встречаем «укрaину» и в Псковской земле: «И пришед тайно, и взяша с укрaины неколико псковских сел».

Таким образом до монгольского нашествия мы не видим никаких предпосылок к появлению какого-то отдельного народа. После монгольского нашествия юго-западная Русь попадает под контроль отчасти Польши, отчасти Великого княжества Литовского, которые в итоге образуют единое Польско-Литовское государство – Речь Посполитую.

И что мы видим? На территории галицко-волынского княжества поляками основывается… воеводство Русское! И в дальнейшем мы не встречаем никакой Украины и украинцев в смысле названия страны или народа. Православный Киевский митрополит, экзарх Константинопольского патриарха титулуется как «Митрополит Киевский, Галицкий и всея Руси».

Сами православные Речи Посполитой называли себя именно русскими. Например, в 1620 г. на сейме в Варшаве один из депутатов – Лаврентий Древинский – произнёс речь, где излагал тяготы православного населения. В числе прочего, они использовал и такие выражения: «В войне Турецкой ваше королевское величество едва ли не большую часть ратных людей потребуете от народа Русскаго Греческой веры <…> Каждый видит ясно, какия великия притеснения терпит этот древний Русский народ относительно своей веры. <…> В Вильне, когда хотят погребсти тело благочестиваго русскаго, то должны вывозить его в те ворота, в которыя одну нечистоту городскую вывозят. Монахов православных ловят на вольной дороге, бьют и в тюрьмы сажают. В чины гражданские людей достойных и ученых не производят потому только, что не униаты; простаками и невежами, из которых иной не знает, что такое правосудие, места наполняют в поношение стране Русской».

Даже униатская «церковь» именовалась «Ecclesia Ruthena unita», т. е. как раз «Русская униатская Церковь».

Запорожское казачество вынесло на себе основную тяжесть борьбы по воссоединению Великороссии и Малороссии. Но и среди казачества были свои «паршивые овцы». Наряду с примерами воинской доблести и борьбы за веру, мы видим измены и предательства... Среди некоторых представителей казачьей старшины были настроения замириться с поляками, при условии, что те дадут православной старшине права римо-католической шляхты. Шляхта и магнаты в Речи Посполитой были полновластынми хозяевами, они выбирали и сменяли королей, они владели землями, крестьянами и даже городами. Отчего бы, думала пропольская часть старшины не получить такую власть? Всего-то перейти от Московского Царя, который не терпит таких своевольств, к Польскому королю. Здесь мы видим первые ростки… нет, не народа, пока просто сепаратизма. Сепаратизма русского. Пока речь шла только о том, чтобы перейти в иное подданство. К тому, к кому лучше. Даст «плюшек» Польша – пойдём под польскую руку, даст Швеции – пойдём под руку Карла XII. Но планам этим не суждено было сбыться. За такими как Выговской или Мазепа казачья масса не пошла, предатели были повержены. Однако, сочувствующие им остались. Именно из недр этой усмирённой, но недовольной казачьей старшины и вышла «История Русов» - первый памфлет, стремившийся доказать, что «москали» «угнетали» «свободолюбивых малороссов». Подробнее об «Истории Русов» и обстоятельствах её создания можно прочитать в книге И. Ульянова «Происхождение украинского сепаратизма» (отмечу, что автор книги очень часто грехи некоторых представителей казачьей старшины распространяет на всё казачество; с этим нельзя согласится, но в целом, книга нужная и полезная).

Из этих ядовитых семян в середине XIX в. в среде малороссийской интеллигенции зародились различные кружки, самым крупным из которых было «Кирилло-Мефодиевское братство». Начало, первая половина XIX в. характеризуется интересом наших соотечественников к русскому прошлому – русский сентиментализм, победа в Отечественной войне 1812 г., «История Государства Российского» М. Е. Карамзина – всё это способствовало тому, что русское образованное общество стало открывать для себя общерусскую историю и интересоваться историей местной. Интерес этот, в сочетании с той или иной политической идеологией мог приводить к разным результатам. В сочетании с консерватизмом появлялись Шишков и Гоголь, а в сочетании с либерально-революционными идеями – декабристы, у которых был тоже свой исторический пантеон – только воспевали они олигархический Новгород, да персонажей по типу Курбского или Войнаровского. Для оппозиционных, играющих в либерализм образованных малороссов нужна была тоже героическая история. Она была – это Запорожское казачество (до «великих Укров» в те годы, слава Богу, ещё не додумались). Страница истории славная, спору нет. Но вот для «хохломанов» (как иронично стали называть этих фрондирующих малороссов) казаки были ценны не как защитники Православия и воины Царя, а как «вольные люди», в противовес «деспотичной Москве» и вообще, «у нас, у малороссов особенная гордость». Вот с этого всё и началось. Под соусом борьбы с «централизацией» (под которым всё более отчётливо понимали именно самодержавие), стали проводится идеи политической автономии (о независимости южнорусских губерний тогда никто не мог даже и помыслить), идеи языковой автономии (здесь цепочка проста: от изучения диалекта полтавских крестьян, до «а давайте сами говорить как крестьяне – будем ближе к народу»; потом, поняв, что для многих слов в сельском диалекте вообще нет обозначений, стали придумывать термины и обозначения – вот вам и «протомова» готова!).

Но даже в этих условиях, «хохломанство» оставалось уделом городских сумасшедших – навроде тех, кто мечтал о самостоятельной Сибири (и такие в середине XIX в. тоже были). Всё несколько изменилось, когда у «хохломанов» появился покровитель, имеющий деньги и организационные структуры – Австро-Венгрия.

В Галиции, принадлежавшей Австро-Венгрии проживали русские (русины) (в подавляющем большинстве крестьяне), поляки (горожане), евреи (горожане). На кого можно было опираться австрийскому правительству? Не на евреев точно. Поляки? Их национализм был анти-австрийский, стремившийся создать независимую Польшу. Русины были под подозрением у австрийцев как русофилы, кроме… кроме незначительной части образованнных униатов, которые в силу своей религиозной принадлежности культурно и ментально оторвались от русского племени, но не пристали ни к какому другому. Австрийцев и венгров в Галиции было слишком мало, на них не опереться. Австрийцы нашли гениальное решение – если не знаешь, на какую нацию опереться – создай новую, лояльную себе!

И в униатской закваске, с помощью Австрийских серебряников, и хохломанской интеллигенции (в Австро-Венгрию из России перебрались такие видные сепаратисты, как М. Грушевский, М. Доагоманов, И. Франко и др.) было создано то, что уже напоминает нынешнее украинство. Пошли речи об отдельном народе, отдельном языке, начались попытки приписать себе историю Киевской Руси и сделать украинцами Запорожских казаков. Далее слово «украинцы» мы будем использовать, не как этноним, а как показатель принадлежность человека к определённому идеологическому течению.   

Но влияние малороссийских сепаратистов было абсолютно незначительным. Сами идеологи зачастую толком не знали «украинского языка». Упоминаемый М. Драгоманов (издатель общественно-политического сборника «Громада») признавал: «Нас не читали даже ближайшие друзья» и ещё: «для украинской интеллигенции, так же, как и для украинофилов, русский язык еще и теперь является родным и природным».

Даже первая политическая партия на украинской идеологической платформе называлась… «Русско-украинская радикальная партия»!

Хотя своеобразный «прогресс» у сепаратистов, конечно, был. Можно сказать, что они от городских сумасшедших стали политическими маргиналами.

А что может вынести маргиналов на авансцену большой политики и даже дать возможность захватить власть? Смута.

Или война.

Так получилось, что в начале ХХ в. была и война, и смута.

Когда русская армия в 1914 г. пришла в Галицию, она была приветливо встречена проживающими там русинами. Россия собиралась остаться в Галиции навсегда – это были ясно по учреждению (ещё во время войны) поста галицкого генерал-губернатора. Однако в 1915 г. русская армия вынуждена была оставить большую часть Галиции. Это поражение оказалось катастрофой для русских жителей Галицкой и Червонной Руси. Кто-то ушёл с русской армией (всего с отступающей армией ушло до двухсот тысяч галицких беженцев!), кто-то был замучен в австро-венгерских концентрационных лагерях (самыми знаменитыми из них являлись лагеря Талергоф и Терензин), кто-то был вынужден молчать и скрываться, пребывая под угрозой ареста за любое неосторожное слово. Зато, лишившись оппонентов в лице «москвофильской» галицкой интеллигенции, крестьян-русин начали активно обрабатывать украинцы. И это уже был не косплей запорожских казаков, шла война – повестка новоявленных просветителей галичан была жёстко антирусской. В таком духе обрабатывались не только жители Галиции, но и русские пленные, именно в годы Первой мировой войны стали создаваться и первые «нацбаты» - Легион украинских сечевых стрельцов в составе Австро-Венгерской армии из фанатичных украинцев.

В 1917 г. в Российской Империи начался хаос. А в Смутное время, как показывает история, любые маргиналы могут стать властью. В центральной России такими маргиналами стали большевики, а в Малороссии – Центральная Рада. Мы не будем расписывать калейдоскоп сепаратистских режимов, промелькнувших в Малороссии за четыре года. В одном только Киеве за 1917-1920 гг. 14 раз менялась власть! Скажем об этом периоде словами генерал-майора Г. И. Гончаренко (псевдоним – Юрий Галич): «Главнейшая задача, проводившаяся ими [т. е. немцами – Ю. П.] с неуклонной и строгой педантичностью на Украине, заключалась во-первых в том, чтобы оторвать цветущий юг от общей матери России и подчинить его немецкому влиянию, во-вторых, искоренив анархию, создать из Украины обширную материальную базу для продолжения войны <…> С горечью в душе, пришлось наблюдать попытки иноземных врагов и собственных ренегатов расколоть на части две сросшиеся ветви великого русского народа».

Наиболее «тепличные условия» для развития сепаратизма были созданы немцами с апреля по декабрь 1918 г., в период существования т. н. «Украинской державы» «ясновельможного пана гетмана» Скоропадского. Колоритные зарисовки о том времени оставил упоминавшийся выше Юрий Галич: «Товарищ военного министра, генерал Лигнау, принимает в своем кабинете, со стен которого на меня глядит неизменный Тарас Шевченко и широковещательные инструкции: “Прохаемо балакати по украински!”.

На этот раз, генерал Лигнау, в виде исключения, ведет беседу на русском языке. Ибо на наречии кобелякских торговок не легко вести политическую дискуссию. С галицийской же “мовой” генерал пока не справляется, как не справляется ни один украинский министр, ни сам гетман».

Ну а украинский «тризуб» «…киевские шутники, в форме весьма оскорбительной для национального самолюбия, называли “комбинацией из трех пальцев”».

Продолжила взращивать ядовитые семена сепаратизма советская украинизация. Зачем её стоило проводить? В начале 1920-х гг. многие большевики и даже их противники были уверены, что битва между трудом и капиталом вот-вот грянет. Большевики готовились создать земшарную республику советов и в качестве заготовки для этой республики они создали СССР. И для всего мира создание СССР должно было выглядеть так: рабочие разных стран и народов, сбросив капиталистический гнёт добровольно объединились в союз. Представьте себе, что вы хотите создать альтернативу ООН. Что вам нужно? Побольше стран, входящих в вашу организацию, чтобы хотя бы выглядело солидно. Вот точно так же поступали и большевики. Если бы в СССР вошло 2-3 государственных образования, это было бы смешно. И тогда большевики начали нарезать республики и придумывать народы: из русского народа выделили украинцев и белорусов, оставив наименование «русские» только за великороссами, киргиз-кайсаков разделили на казахов, узбеков, каракалпаков, татаро-башкирскую автономную республику разделили на Татарскую АССР и Башкирскую АССР и т. п.

Украинизация проводилась неуклонно, встречая пассивное сопротивление населения. Например, в еженедельном журнале ВЦИК «Власть советов» за №8 от 22 февраля 1925 г. мы читаем следующее: «Анкетное обследование 26 учреждений с 6270 сотрудниками, произведённое Киевской губкомиссией по проверке украинизации показало, что 28% сотрудников свободно владеют украинским языком, 47% слабо знают его, а 25% не знают совсем. … Полностью перешли на украинский язык след. учреждения: ГЗУ, ГДУ, сельбанк, милиция и прокуратура. Делопроизводство на укр. языке ведётся во всех учреждениях. При фактической проверке части этих учреждений с 1876 сотрудн., знающими укр. язык признано 14%, слабо знающими … 30%, плохо знающими … 31%; совсем не знающими укр. языка – 25%. Из последней категории намечено к увольнению около половины (252 чел.), фактически уволено 92 чел.». Мы видим, что незнание мовы могло стоить человеку работы. Уходить со службы из-за принципиальных разногласий по языковому вопросу могли единицы. Остальные как-то приспосабливались. Приходилось учить странное наречие, вести на нём переписку и делопроизводство, преподавать на нём…

Да, в идеологии советской украинизации русофобского компонента не было. Можно было не любить царскую администрацию, капиталистов, помещиков и прочих «угнетателей». А вот русские и украинские трудящиеся должны были быть «братскими народами». Но основная ошибка была уже сделана. Впервые с высот государственной власти было провозглашено, что украинцы – это отдельный народ со своим языком, культурой и т. п. И это совпало с введением всеобщего образования. Теперь все русские дети на территории УССР со школы получали небольшую дозу сепаратизма. То, что украинцы – это один из трёх восточнославянских народов уже никем официально не оспаривалось. Ну а если украинцы – отдельный народ, то и как общаться с братскими народами он решает сам. Хочет – дружит, а хочет и нет.

А в это время заграницей не думала осушать чернила русофобская часть украинства. В этом ей помогал и Третий Рейх, а впоследствии и американская разведка.

И когда СССР рухнул, партноменклатура, рвущаяся к власти и несистемные националисты – молодые и злые – объединились. Пока чиновники делили власть и деньги, сепаратисты, не без поддержки зарубежных «партнёров» воспитывали новое поколение в своём духе. Чиновники давили все русские организации на Украине, но как минимум не мешали развиваться русофобским. Почему? А что будет, если прорусская пропаганда будет успешна? Что будет, если «русскоговорящие Украинцы» наконец признают, что никакие они не украинцы, а русские. И зачем тогда нужна Украина, зачем нужна государственная граница? Не пора ли миллионам русским жить в одном государстве? А куда же деваться всем господам украинским министрам? А куда же деваться всем специалистам по «мове»? Кто же будет осваивать деньги по грантам на развитие «украинской демократии»? Нет, здесь были замешаны такие шкурные интересы, что никто никогда добровольно свои тёплые места не покинул бы.

Сложно представить, но когда-то русские организации были и во Львове. Так, в этом старинном русском городе действовал Русский Культурный Центр (РКЦ). После очередной попытки поджога здания РКЦ в ночь с 16 на 17 мая 2001 г. лидеры Русского Движения Украины (РДУ) тут же проинформировали о происшедшем Президента Украины Л. Кучму, руководство Верховной Рады, местную администрацию, а также генеральное консульство Российской Федерации во Львове.

20 мая на стихийном митинге возле здания РКЦ люди требовали от властей правдивой оценки данных событий, поиска преступников, возмещения убытков, а также наказания провокаторов, открыто разжигающих межнациональную вражду. Однако некоторое время спустя редакция газеты «Поступ» изложила свою версию произошедшего, которая и была взята на вооружение официальной властью: Русские сами-де себя поджигают, сами бьют стекла в своем центре и сами же по ночам на заборах пишут: «Убей русского!» или «Хороший кацап – мертвый кацап!»… Версия «русские сами себя жгут» очень понравилась местной власти, и потому во львовском УВД на подозрение как потенциальных поджигателей взяли двух активистов… Русского движения!

Это было в 2001 г.! За 13 лет до одесского Дома профсоюзов!

Ну а потом несистемные националисты – постаревшие, но такие же злые, стали системными. А потом они оттеснили и бывших партапаратчиков. И вот мы уже видим новое лицо Украины – спортивных людей в военных кепи, похожих не то на махновцев XXI века, не то на актёров боевика про Вьетнам.

Это логичный процесс. Мы видим, что на протяжении всей истории идеология украинского сепаратизма радикализировалось. Это иллюзия, что, уступив украинствующим Донбасс и Крым, мы избавимся от угрозы войны и получим добрых соседей. О претензиях «свидомых» на Кубань и Белгородчину, наверное, знают многие. Но посмотрите хотя бы на той же «Википедии» (но только украиноязычной) статью «Українська етнічна територія». Вы увидите в конце страницы такие «Регіони розселення українців» как «Терщина», «Сірий Клин», «Зелений Клин». Посмотрите, где они находятся. Вы уверены, что, уничтожив всё русское у себя украинствующие не примутся уничтожать его у нас?

Они сами говорят об этом. Вот что, например, ещё в далёком 2008 г. говорил лидер движения «Тризуб» Дмитрий Ярош: «Главный же внешний враг — имперская Россия. <…> Да, рано или поздно мы обречены воевать с Московской империей.  Для того, чтобы пробудить воинственный дух нации, нужно приложить очень много усилий…  Убеждён, мы сможем победить сатанинскую Москву, разрушив Империю и построив крепкое, несокрушимое Самостоятельное Соборное Украинское Государство».

В качестве вывода подытожим. Украинский сепаратизм – это уникальный пример сепаратизма, поставленного в тепличные условия ХХ в. Буквально все – от большевиков до ЦРУ пестовали украинство. Каждый в своих целях. В итоге мы имеем то, что получилось.

«И вот этот поросеночек рос, рос и выросла такая большая…

— Что выросло?!

— Ну, что выросло, то выросло…» (с) Имре Кальман «Принцесса цирка».

Остальным сепаратистским идеям (казакийцы, ингерманландцы, сибиряки и т. п.) не так повезло. Они так и застыли (пока!) на уровне идей городских сумасшедших.

Мне могут заметить, что есть ещё есть ещё белорусский сепаратизм. Это тоже искусственно созданная нация. Но там не было такого сочетания факторов (не было запорожского казачества, православное шляхетство не сохранялось столь долго, вся территория нынешней Белоруссии была в составе Российской Империи, т. е. отсутствовали те эксперименты с идентичностью, которые имели место в Австро-Венгрии и т. п.), поэтому он «отстаёт» от украинского лет на 20-30. Но и здесь нужно быть очень внимательными. Если расслабимся, если не будет чёткого курса на интеграцию, то через поколение мы уже в Минске увидим прыгающих молодчиков с криками: «Хто не скача, той маскаль!».

 

Есть ещё один аргумент, который подтверждает отсутствие украинской национальности.

 

Б) Лингвистический.

Ещё в начале ХХ в. никакого украинского языка не было, о чём говорили специалисты-языковеды.

Профессор Киевского университета Св. Владимира, автор капитального исследования «Лекции по славянскому языкознанию» Т. Д. Флоринский: «Малорусский язык есть не более как одно из наречий русского языка… составляет одно целое с другими русскими наречиями… Факт целости и единства русских наречий в смысле принадлежности их к одной диалектической группе считается в современной науке истиной, не требующей доказательств». Отсюда закономерный вывод: жители Малороссии «в этнографическом отношении представляют не самостоятельную славянскую особь (в противоположность, например, чехам, полякам, болгарам или сербохорватам), а лишь разновидность той обширной славянской особи, которая именуется русским народом (курсив мой. — С.Р.). В состав ее входят наряду с малороссами великороссы и белоруссы. В частных сторонах и явлениях своей жизни, в языке, быте, народном характере и исторической судьбе малороссы представляют немало своеобразных особенностей, но при всем том они всегда были и остаются частью одного целого — русского народа».

Филолог-славист, этнограф, академик Петербургской академии наук И. И. Срезневский: «Давни, но не испоконни черты, отделяющие одно от другого наречия северное и южное — великорусское и малорусское; не столь уже давни черты, разрознившие на севере наречия восточное — собственно великорусское — и западное — белорусское, а на юге наречия восточное — собственно малорусское — и западное — русинское, карпатское; еще новее черты отличия говоров местных, на которые развилось каждое из наречий русских. Конечно, все эти наречия и говоры остаются до сих пор только оттенками одного и того же наречия и нимало не нарушают своим несходством единства русского языка и народа».

Ну хорошо, скажут мне. Это всё было когда-то. Но теперь-то, теперь мова на Украине заняла господствующее положение. Тем более, за последние 8 лет. Теперь-то наверняка мы можем говорить об Украинском языке.

Ну как сказать…

Один из лидеров крайних русофобов-сепаратистов Ярош, по его же собственному признанию, до 16 лет говорил на русском языке! (См. его беседу с Дм. Гордоном: 3.49-03.51), т. е. в семье он общался на русском, в школе был русскоязычный круг общения. Что же произошло? Ярош пошёл работать, его захлестнула политическая деятельность, он присоединился к сепаратистскому «Народному Руху Украины» и… заговорил по-украински! Понимаете, да? Язык зависит от идеологии, от жизненных установок! Представьте себе грустную историю: человек сел в тюрьму и выучил «феню». Такое может быть. Но это не делает преступников национальностью, а «феню» - полноценным языком.

А что сейчас с русским языком на Украине? Предлагаю проанализировать такой аспект как запросы в интернете. По ним видно какой язык использует в повседневности обычными гражданами. Сковородку или продуктовый магазин вы наверняка будете искать на том языке, на котором думаете и говорите дома с семьёй.

Итак, что же мы видим?

Вот данные за 2010 г. Самая украиноязычной область – Тернопольская. Там на мове чуть больше ТРЕТИ запросов. В самых «бандеровских» регионах укряз использует около трети!

 

           

Ну хорошо, 2010 г. был давно, изменилось ли что-то после 2014 г.? Да, изменилось. Да, не в лучшую сторону. Но не фатально.

Вот данные с сайта, который от политики максимально далёк: https://msystem.com.ua/na-kakom-jazyke-chashhe-ishhut-tovary-v-ukraine-i-na-kakom-jazyke-jeti-tovary-prodavat-izuchaem-vopros/ Статья опубликована 2 декабря 2021 г., т. е. почти вчера по историческим меркам.

И что мы видим? Вот карта, на которой синим отмечены регионы, где ищут телевизор на русском языке, а красным – на мове. Примерно та же картина. Правда, количество украиноязычных запросов на западе увеличилось. Так, по данным того же сайта в Иваново-Франковской области оно достигает 92%.

  

Но я обращаю внимание на следующую цитату с сайта: «Уже прошло более двух лет с тех пор, как Верховная Рада приняла Закон «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного». Законодатели обязали владельцев бизнеса создать украинскую версию сайта по умолчанию». Т. е. клиент при поиске информации, попадает на сайт на мове автоматически. Не ясно, считается ли в приведённой выше статистике переход на русскоязычную версию сайта.

Но сайт, приведённый нами, на русском языке. Может быть, это какие-то тайные «агенты москалей» сфальсифицировали статистику? Хорошо, давайте посмотрим сайт на мове. Удалось найти вот такую статью: https://language-policy.info/2016/12/3612/ Она чуть постарше – от декабря 2018 г., но карта здесь уже другая.

 

Мы видим наступление мовы на коренную Малороссию. Но карта без подписи и вообще каких-либо пояснений, поэтому непонятно что считали, как считали, каков в итоге процент русско- и мово-говорящих?

Куда более интересен сам текст. Так в статье признаётся:

  • В тематическую группу «СМИ широкого спектра» отнесены интернет-издания, интернет-версии печатных СМИ, узкоспециализированные издания – женские, молодежные издания и т.д.

В этой группе доминируют украинские сайты без украиноязычной версии или с недефолтой украинской версией.

Существенный процент также имеют российские СМИ широкого профиля (lenta.ru, gazeta.ru, kp.ru, meduza.io) и специализированные женские (woman.ru) и молодежные издания lookatme.ru и adme.ru. В украиноязычном сегменте есть альтернативные страницы подобного толка, но они проигрывают конкуренцию.

  • В спортивном секторе СМИ украинские сайты без украиноязычного интерфейса существенно превосходят другие.
  • Самые популярные интернет-магазины. И с большим отрывом доминируют украинские сайты без украиноязычного интерфейса, в частности, rozetka.com.ua (6 783 265 посетителей в месяц) и prom.ua (5 501 106 посетителей в месяц).
  • Поэтому, поскольку русский язык понятен для абсолютного большинства украинцев и нет никакого законодательного принуждения [Вот поэтому Рада и приняла закон «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» (см. выше), но как Вы думаете, на каком языке станут смотреть сайты, когда исчезнет административное давление? – Ю. П.], самые крупные интернет-торговцы не переводят свои сайты на украинский.
  • Букмекерские сайты, также довольно популярные в Украине, преимущественно русскоязычные.
  • В то же время самые популярные интернет-страницы, связанные с арендой, покупкой и продажей недвижимости вполне русскоязычны.
  • В Украине также популярен российский аналог youtube – rutube.ru (985 386 посещений в месяц)…
  • Среди кино- и музыкальных сайтов с большим отрывом преобладают российские…
  • Украинские развлекательные сайты (разнообразные тесты, юмор, поздравления) полностью проигрывают конкуренцию русским и англоязычным.
  • Несмотря на то, что самые популярные сайты о туризме и ресторанах – украинские, обычно у них нет украиноязычной версии, а если и есть, то она недефолтная.
  • Среди электронных словарей украинцы чаще всего пользуются русским сервисом academic.ru (1039301 посещений в месяц). Самые популярные электронные библиотеки: русский twirpx.com (472 035) и украинский e-reading.org.ua (438 039 посещений в месяц).

И вишенка на торте – про Google: По статистике украинцы преимущественно вводят поисковые запросы на русском.

Таким образом, что мы видим? В большинстве бытовых вопросов люди, живущие на Украине, пользуются русским языком! Значит, с большой долей вероятности, они на нём говорят и думают.

Но это не мешает многим ненавидеть Россию. Парадокс? Да как сказать... Что, у нас мало либералов, этнических русских, ненавидящих Россию, и говорящих практически то же, что и мазепинцы? Мало разного рода неокоммунистов люто ненавидящих Православие, Российскую Империю и русских Государей? Что ж – всех их записывать в отдельные нации? (Нет, конечно, есть уникумы, которые говорят, что у них «советская нация», но относится к таким болезным стоит так же, как и к украинцам – сам себя называй как хочешь, но вот объективно такой нации нет).

В целом, у любой идеологии есть свой взгляд на историю, свой сленг (можно вспомнить новояз коммунистов или, например, тенденцию среди русских правых пользоваться дореволюционной орфографией), формируются свои слова-маркеры, по которым понятно «свой» или «чужой» человек. Украинство подходит под рамки идеологии. Но вот для нации – признаков маловато. Итак – вывод:

  1. Украинство – это не нация, это идеология.

Ну а дальше совсем кратко и тезисно:

  1. Отсутствие реальных различий между великороссами и малороссами заставляет искать идеологов украинства любые различия, а если их нет – придумывать их.
  2. Отсюда – все эти истории про то, что укры выкопали чёрное море и т. п.
  3. Понимание лживости этих баек, понимание того, что у тебя за твоей национальной душой пусто порождает агрессию к русским: «Вы у нас всё украли», «На самом деле русские – это мы, украинцы, а вы финно-угры», «Киевская Русь – это на самом деле Украина» и т. п.
  4. Отсюда – цель идеологов украинства: сделать как можно меньше русских. Переформатировать идентичность. Легче всего это сделать с самого начала жизни человека.
  5. Украина – это всегда фабрика для производства «анти-России», «анти-русских».

В заключении прошу читателей простить  меня за длинную цитату из книги С. Родина «Отрекаясь от русского имени». Но лучше не скажешь (курсив в тексте – автора):

«Конечно, на это мне могут возразить: а разве есть иной выход? И что теперь делать с этими бывшими Русскими, если они сознательно и на протяжении достаточно длительного времени отвергают свою Русскость, непременно желая быть «украинцами»? Нельзя же отрицать, что их уже миллионы? Даже если они — всего лишь «этнические мутанты», на сегодня за ними уже имеется определенная историческая традиция (пусть не многих веков, как им грезится, но хотя бы нескольких поколений), есть у них и собственная история (тех же галичан), отличная от Русской и никак с ней не связанная. Не можем же мы силой заставить их снова обратиться в Русских?..

Совершенно согласен с последним доводом: насилие в данном случае неуместно. Тем более, что нельзя признать «сознательным» отрицание, базирующееся на историческом невежестве и злонамеренной антирусской пропаганде. Потому и убежден: если человеку доказательно объяснить, что он — прирожденный Русский и предки его в течение полутора тысячелетий(!) были именно Русскими, и ни кем иным, а украинскую «национальность» ему придумали лишь для того, чтобы дурить его и грабить, да к тому же еще и вовлечь в прямую конфронтацию с собственным народом, — думаю, после такого рода разъяснений всякий нормальный человек в состоянии преодолеть то противоестественное положение, в которое загнало его украинство со своим категорическим императивом не утихающей ненависти к России и Русским. (Только к России и Русским, заметьте!).

Если разумному человеку внятно объяснить, что эта ненависть — единственное, что требуется от него как «украинца», то он рано или поздно осознает: отказ от своей подлинной Русской национальности обрекает его на истребительную войну со своими кровными братьями, а значит, и полную погибель. Ему уготована подлая и мерзкая роль «пятой колонны» и «пушечного мяса» в вековечной агрессии Запада … против православной России. И ничего более. Вот что нужно разъяснять сегодняшним «украинцам», а не потворствовать мифу о якобы могущей быть между ними и Русскими «дружбе». <…> Так что речь идет, еще раз подчеркну, не об огульном отрицании того реального факта, что из среды Русского Народа на определенном историческом этапе выделилась популяция «украинцев», численность коей на сегодняшний день, возможно, уже измеряется не тысячами, а миллионами. Я и не призываю к игнорированию данного исторического явления. Однако полагаю, что при этом нам следует, во-первых, восстановить истинные причины, обусловившие возникновение данной человеческой общности. И какой бы шокирующей и малоприятной не показалась кое-кому эта правда, она должна быть обнародована. Во-вторых, нам следует знать, что в течение долгих веков под польским, еврейским, немецким, румынским, венгерским игом сотни поколений Русских православных людей боролись и умирали за то, чтобы оставаться самими собой, т. е. Русскими и Православными. Боролись невзирая на беспрецедентный террор оккупантов. Забвение этой борьбы кощунственно и преступно. Тем не менее правда о ней до сих пор находится под спудом и причина здесь одна: она полностью разрушает версию «украинской истории», сочиненную самостийниками. Реальный «этногенез» «украинского народа» заключался в том, что не все Русские выдержали тяжесть этой борьбы: кто-то испугался, кто-то купился на посулы «лучшей жизни» и отрекся, вначале от веры отцов (уйдя в унию или католицизм), а следом и от своей природной национальности (став «украинцем»). Такова объективная историческая истина и каждый честный человек должен защищать ее от любых посягательств и инсинуаций. Во имя светлой памяти наших героических предков, ради достойного будущего наших детей.

И, наконец, последнее. Несмотря, на многочисленные преступления, совершенные «украинцами» против собственного народа как в прошлом, так и настоящем, у меня, как и большинства Русских людей нет никакой враждебности к этим одураченным, погибающим людям. Я всегда помню, что в жилах большинства из них (хотя далеко не всех) течет все же Русская кровь, и поэтому твердо верю: узнав всю правду о причинах, оторвавших их от родного племени, они найдут в себе мужество и силы сбросить омерзительный гнет украинской химеры и вернуться в лоно Русской Нации, которой принадлежат и по происхождению, и по крови».

От себя добавлю. В христианстве есть мудрый принцип – ненавидь грех, но люби грешника. Всё, что было сказано про УКРАИНСТВО не значит, что мы испытываем ненависть к, например, киевской домохозяйке или, скажем, екатеринославскому рабочему, которые говорят на русском или суржике, но считают себя украинцами потому что их так учили в советских школах, потому что им так говорили в самостийной Украине, потому что «ну а кто ещё живёт на Украине как не украинцы?». Вот им мы не желаем ничего плохого. Наоборот – мы желаем им долгих лет жизни, чтобы уже их дети пошли в русскую школу, чтобы их дети жили не в заповеднике ненависти, а в великой стране – от Карпат до Великого океана.

Когда ситуацию на Украине будут воспринимать не как ситуацию в соседнем государстве, а как полигон, где каждый день миллионы русских детей и взрослых перековываются в «украинцев», политика в отношении этого ВГН (Временного геополитического недоразумения) станет более определённой.

Стала ли она уже таковой? Будем надеяться.  

Пыльцын Ю. С.

 

P.S. Начать данную статью было нелегко, закончить – ещё сложнее. О каждом сюжете можно было писать ещё, раскрывать разные нюансы, ибо написано о проблеме много. Но многословие не всегда полезно. Даст Бог – будет время и вдохновение для других статей. А пока предлагаю вышеизложенные тезисы.

Для более подробной информации советую прочитать:

1)      Ульянов Н. И. Происхождение украинского сепаратизма. М., 2007.

2)      Родин С. С. Отрекаясь от русского имени. Украинская химера: историческое расследование. М., 2006.

3)      Родин С. С. «Украинцы». Антирусское движение сепаратистов в Малороссии (1847-2009). М., 2009.

Для тех, кому удобен формат видео – призываю смотреть Егора Станиславовича Холмогорова. Сейчас из всех медиа – это самый адекватный взгляд на проблему, которой был посвящён доклад.

Спасибо, что дочитали до конца!

Версия для печати