Бесплатно

С нами Бог!

16+

08:51

Пятница, 19 авг. 2022

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Виталий Даренский. «Украинство» как стратегия геноцида

19.04.2022 09:21

«Украинство» – это политическая секта, основанная на ненависти ко всему русскому и на комплексе неполноценности перед Россией

Массовые убийства украинскими неонацистами мирных жителей в Буче и в Краматорске, которые они топорно и неумело пытались выдать за «преступления российской армии», вовсе не являются чисто военно-пропагандистской акцией – нет, они очень хорошо выражают суть той античеловеческой идеологии, которая пришла к власти на Украине еще в мирное время. До начала военной операции об украинской идеологии было не принято говорить всю правду, исходя из принципов «политкорректности». Но теперь эту правду нужно говорить всегда и как можно активнее, чтобы народ в России понимал: военная операция в любом случае была неизбежной, вопрос лишь стоял о том, на чьей территории будет идти война. Коллективный Запад создал из Украины крайне агрессивное милитаристское государство специально для будущей войны с Россией – никакой другой цели создание государства «Украина» не имело. И если бы Россия не «сыграла на опережение», уже через несколько лет ей пришлось бы обороняться в ходе попытки Запада разрушить Россию изнутри: украинская агрессия должна была происходить одновременно с попыткой внутреннего политического переворота с целью разрушения России как государства. (Поэтому все украинские неонацисты параноидально мечтают о «распаде России»). Но еще раньше, уже в этом году, Украина собиралась «зачистить» Донбасс от местного населения.

К сожалению, население России в подавляющем большинстве своем продолжало вплоть до недавнего времени считать Украину братской страной, не видеть и не знать о кровожадных планах соседей.

При этом на самой Украине эти планы были общеизвестны и высказывались открыто всеми «идейными украинцами», которых из-за усиленной «промывки мозгов» становилось все больше и больше, особенно среди молодежи. Обычному россиянину, конечно, даже трудно поверить, что совсем рядом находится якобы братская страна, специально созданная для войны против России. Как бы это ни казалось дико на первый взгляд, но это именно так. О Германии под властью Гитлера тоже когда-то наивно спрашивали: как такое вообще стало возможным в ХХ веке? Но вот теперь совершенно аналогичная страна возникла уже в ХХI веке, и снова задают все тот же наивный вопрос – история явно ничему не научила многих людей, которые в своем наивном самомнении почитают себя «интеллектуалами». К счастью, она научила многому тех, от кого реально зависит жизнь страны. И такой «неожиданной» агрессии, как в 1941 году, теперь у коллективного Запада не получилось (это одна из причин его беснования – Россия разрушила его планы). «Идейные украинцы» 30 лет страстно мечтали о войне с Россией – мечтали отнять Кубань и еще много чего, поживиться на «распаде России», который организует Запад. И вот «сбылась мечта идиотов», но совсем не так, как им мечталось. Нет, пришло воZмездие, которое они давно заслужили за свои сатанинские человеконенавистнические «мечты».

В основе современной «украинской» идентичности лежит вовсе не язык, культура и историческая традиция, как пишут обычно о национальной идентичности в учебниках. «Украинство» – это на самом деле вовсе не национальная идентичность, хотя оно и изображает из себя национальность. Нет, это не национальность – это политическая секта, основанная на ненависти ко всему русскому и на комплексе неполноценности перед Россией. «Настоящий украинец» – это вовсе не тот, кто любит Украину, а тот, кто ненавидит Россию и готов убивать «москалей» при первой же возможности. Многие «идейные украинцы» до сих пор так даже и не научились говорить на официальном украинском языке – это и необязательно. Главное, научиться ненавидеть Россию, а остальное уже не имеет большого значения. Автор этих строк четверть века прожил на Украине, общался с тысячами «идейных украинцев»; в отличие от многих из них, я хорошо говорю на официальном украинском языке и даже защитил на нем кандидатскую диссертацию, поэтому вся эта публика легко принимала меня за «своего» и была со мною откровенной в общении. И среди этих тысяч людей я не встретил ни одного исключения из этого правила. Это заставило сделать не только меня, но и всех людей, которые хорошо знакомы с предметом, о котором идет речь, однозначный и страшный вывод: современное украинство – это вообще не национальность, это неоязыческая секта, основанная на инфернальной ненависти к России и ко всему русскому.

Поэтому не стоит удивляться их преступлениям – все их зверства совершаются отнюдь не под влиянием эмоций, а исключительно по убеждению. Не только русских, но и собственное население, не разделяющее их зверских взглядов, они также воспринимают как «мусор» и как врагов, подлежащих уничтожению.

Современный украинский неонацизм давно уже не является маргинальным явлением, но приобрел массовый характер; он охватил как минимум половину населения Украины и ныне абсолютно доминирует в украинской политике, репрессивно и жестоко подавляя всех своих оппонентов. В этом отношении украинский неонацизм является экстраординарным явлением для современной Европы и ныне имеет некоторые аналоги лишь в ряде стран Африки и Азии. Тоталитарные формы «управления информацией» проявляются, в частности, в полном запрете на территории Украины трансляции любых российских СМИ, преследовании так называемых «пророссийских» граждан. Убийство известного публициста Олеся Бузины – это лишь верхушка айсберга: реально после 2014 года на Украине неонацистами были убиты тысячи таких людей. Современный украинский радикальный национализм имеет много общего и с идеологией классического нацизма 1930-1940-х. В 2014 г. также в полной мере проявился и другой важнейший атрибутивный признак неонацизма – милитаризация и война за «жизненное пространство на востоке».

В полной мере на современной Украине проявился, хотя и в завуалированной форме, еще один атрибутивный признак неонацизма – господство одной-единственной партии.

Хотя формально в стране существуют десятки партий, и парламент также многопартийный, в реальности все это – декорация, витрина, внешняя видимость, поскольку реальной возможности политического выражения альтернативных идеологических позиций не предполагается. Все они уже заранее объявлены якобы вражескими и «антигосударственными», а их представители подвергаются преследованиям, а иногда и физическому истреблению.

Во время президентских и парламентских выборов на Украине 2014 г. все попытки политической деятельности «антимайданных» кандидатов в президенты и депутаты парламента полностью блокировались организованными группами неонацистов. Эти кандидаты и их доверенные лица подвергались нападениям и избиениям даже в городах южной и восточной Украины, а в западную и центральную части страны их вообще не пускали местные власти. Поэтому ни о какой «свободе выборов» на Украине в 2014 г. не может быть и речи. В Интернете в период тех выборов постоянно варьировались картинки с одним и тем же ироническим названием «Выбери своего фашиста!» По этой причине явка на этих выборах оказалась самой низкой за всю историю Украины – русскоязычная часть страны, не видя никакого реального выбора, массово их игнорировала. А все-таки попавшие в парламент немногие оппозиционные депутаты подвергаются там постоянной агрессии и оскорблениям, прямо именуются «внутренними врагами» и «пособниками врага» (имеется в виду, естественно, Россия).

Поскольку эти депутаты выбраны населением, «врагами» придется объявить и большую часть граждан страны. «Обвинителям» даже не приходит в голову это обстоятельство. Такого рода факты – яркое выражение тоталитарного неонацистского сознания, свойственного остальной части парламента. Поэтому последняя фактически оставляет одну радикально-националистическую «партию власти», а ее разделение на несколько разных «партий» связано исключительно с различием источников финансирования. Стоит отметить, что и в предшествующем составе парламента, где действовала коалиция, созданная вокруг «Партии регионов», а националисты были еще в меньшинстве, имела место та же ситуация. Это меньшинство именовало правящую коалицию «антиукраинской» и «антигосударственной», игнорируя факт ее избрания большинством населения страны. Это и не удивительно: с точки зрения неонацистской «логики» большая половина населения страны должна считаться «врагами», если она не разделяет их идеологии. При этом националисты себя именовали «демократической оппозицией», откровенно игнорируя самые элементарные понятия демократии.

Это явление относится к части более общего феномена: люди, исповедующие неонацистскую идеологию и имеющие ярко выраженный тоталитарный тип сознания с его нетерпимостью и неспособностью к саморефлексии и диалогу с оппонентами, одновременно объявляют себя «приверженцами европейских ценностей». Однако в действительности они даже не умеют объяснить, что это такое, и ограничиваясь лишь парой стандартных фраз о «правах личности», которые они принципиально игнорируют по отношению к своим оппонентам.

 

Внутренняя абсурдность и алогичность массового сознания свидомых украинцев ярко проявилась во время так называемого евромайдана, в результате которого в 2014 г. неонацисты и пришли к власти. Выступая под лозунгами «достоинства», евромайдан игнорировал тот факт, что ассоциация с ЕС полностью лишает самостоятельности экономику Украины, окончательно превращая ее в колониальный сырьевой придаток – весьма странное понятие о «достоинстве». Якобы выступая против олигархов, евромайдан напрямую финансировался самими олигархами, а затем привел к власти президента-олигарха – все это уже самые откровенные проявления массового «раздвоения сознания».

Каковы же причины таких деформаций массового сознания? Возможность логически абсурдного соединения фактического неонацизма с декларативной приверженностью «европейским ценностям» объясняется отторжением своего русского прошлого. Это является проявлением того феномена массового сознания, которое в этике названо феноменом ressentiment (фр. «мстительность»). Парадокс неонацизма, основанного на комплексе ressentiment, состоит в том, что он как раз свидетельствует о несостоявшейся нации и комплексе неполноценности, сформировавшемся в массовом сознании по этому поводу. Действительно, «идентичность» нации – это феномен имперского периода, в более ранний, племенной (этнический) период ее не существует. Не принимая реальной идентичности той нации, которая приобщила этнос к большой истории (для западных украинцев – это в основном СССР, для остальной части жителей Украины – это в первую очередь Российская Империя), они пытаются выстроить псевдоидентичность из обломков племенного сознания, с одной стороны, и из поверхностно-эпигонского усвоения элементов «европейства», с другой.

Однако и то, и другое совершенно утопично и национальной идентичности создать не может в принципе. В результате возникает симуляция идентичности при ее реальном отсутствии. И именно в этом причина агрессивной русофобии современного «украинства». За ним стоит бессознательное чувство вины за предательство своей реальной, а не выдуманной общности, созданной русской историей. Эта вина переживается хотя и бессознательно, но тем острее, что все реальные исторические достижения южнорусского этноса, именуемого ныне «украинцами», были именно в русском имперском прошлом, а период «независимости» не принес ничего, кроме тотальной деградации. Это феномен, часто случавшийся в истории и ранее. О его сути писал еще Тацит: «Beneficia usque loeta sunt dum videntur exolvi posse; ubi multum antevenere, pro gratia odium redditur [Благодеяния до тех пор принимаются с признательностью, пока за них надеются отблагодарить; но становясь слишком большими, вызывают ненависть]» (Tacitus. Ann. IV.18). Именно этот закон массовой психологии зафиксирован в парадоксальных на первый взгляд, но оказавшихся пророческими, размышлениях Достоевского: «…по внутреннему убеждению моему, самому полному и непреодолимому – не будет у России, и никогда еще не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит… Начнут они непременно с того, что… убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшею благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись… я не говорю про отдельные лица: будут такие, которые поймут, что значила, значит и будет значить Россия для них всегда. Но люди эти, особенно вначале, явятся в таком жалком меньшинстве, что будут подвергаться насмешкам, ненависти и даже политическому гонению»; при этом эти народы будут «трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия — страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации» (Достоевский Ф. М. Дневник писателя. СПб., 2010. С. 373-375).

Общаясь с «идейными украинцами», каждый раз ужасаешься, в какую «экзистенциальную яму», в какую культурную и психологическую резервацию они сами себя загоняют. Их обычным состоянием является поза вечной обиженности, ощущение постоянной окруженности врагами и предателями, сочетающаяся с особой злобой, надменностью и агрессивностью по отношению к инакомыслящим, которые фактически воспринимаются как недочеловеки («манкурты», «янычары», «бандиты», «пятая колонна» и т. д.). И пребывание в таком состоянии естественно и неизбежно уже приводит к разрушению любых нормальных нравственных понятий – отсюда возникают полная неспособность к диалогу и самокритике, комплекс «я всегда прав». Единственным способом общения с оппонентами становятся злоба, хамство и истерика. Эта неспособность видеть другого, замкнутый монологизм сознания – признак архаичности типа сознания, не прошедшего модерн и продолжающего воспринимать социальную общность по архаической модели «свое» (хорошее) – «чужое» (плохое, враждебное).

Поскольку понятие «свое» переносится на все население Украины при полном игнорировании его культурно-мировоззренческой неоднородности, то возникает, по сути, тоталитарная установка – требование унификации взглядов всего населения на происходящие события и навязывания всем своей собственной «идентичности». Те, кто не хочет подчиняться этой установке, автоматически квалифицируются как «враги Украины». Этот явный рецидив классического тоталитарного сознания несколько уравновешивается наличием неофициального уровня общения людей, имеющих возможность выражать свои взгляды в кругу единомышленников; но если это выходит на уровень публичности, то сразу же подвергается репрессиям. Публицисту В. Липинскому, искавшему причины неудачи украинского самостийничества в период гражданской войны, принадлежит термин «государство-разрушительный национализм». Он отмечал, что «характерной особенностью украинского этнонационализма является желание прислуживать внешним силам для получения поддержки в подавлении сопротивления внутри страны». Этот, по его выражению, «украинский шовинизм для лавочников» поэтому «всегда будет представленный типами озлобленных и эгоистических типов, которые своей бессильной злобой все творческое, жизнеспособное на Украине от Украины будут отгонять» (Цит. по: Крючков Г. К., Табачник Д. В. Фашизм в Украине: угроза или реальность? – Харьков: Фолио, 2008. С. 387).

Но возникает принципиальный вопрос: почему такие представления продолжают находить достаточно широкий отклик и становятся фактом массового сознания? Понятно, что это было бы невозможно без применения манипулятивных технологий и простого обмана. Однако важнее увидеть и объективные предпосылки временной популярности радикального украинского национализма. Как показывает опыт, «украинская идея» всегда выполняет функцию, пользуясь точным термином А.И. Солженицына, «отрицательного отбора», втягивая в число своих приверженцев в первую очередь людей эгоистически озлобленных, обремененных комплексом неполноценности и поэтому стремящихся к самоутверждению за счет унижения инакомыслящих, а также откровенных приспособленцев. Однако также важно заметить, что в наше время уже многие адепты радикального украинского национализма – это русскоязычные, многие из которых даже не умеют разговаривать на официальном украинском языке.

Людей, попавших под влияние этой идеологии, можно понять. Ведь после 1991 г. население Украины живет в состоянии постоянной разрухи и разочарования. На Украине, в отличие от России, так и не началось возрождение государства и народа, наоборот, разруха все усиливается. И поэтому люди тянутся к идеологии, которая в качестве «компенсации» создает им иллюзию собственного «величия» и, с другой стороны, формирует «образ врага», на которого можно свалить все беды. Кроме того, русофобская идеология позволяет замаскировать зависть населения Украины к успехам возрождающейся России.

Характерный пример: ни один украинский ТВ-канал не сообщил о том, что сборная России завоевала больше всех медалей на сочинской Олимпиаде. В украинских СМИ какой-либо позитивной информации о России уже не было даже во времена В. Януковича, не говоря о нынешних. Здесь всегда полностью господствовала русофобия, в настоящее время достигшая самой крайней степени.

Причины массового распространения украинского национализма состоят в том, что он является 1) мощным психологическим компенсатором реального процесса социокультурной деградации общества; 2) психологическим компенсатором подсознательного чувства исторической вины – предательства своей подлинной общерусской идентичности, отказа от подлинной исторической памяти и большой культурной традиции ради агрессивного провинциализма; 3) заполнением культурной пустоты массового сознания, создающим образ иллюзорного «величия».

Тем самым, внешняя «массовость» принятия идеологии украинского неонацизма, в том числе и русскоязычным населением, создает эффект «троянского коня». Внутренняя пустота и моральное одичание входит в саму суть этой идеологии, для принятия которой вовсе не нужно никаких серьезных знаний и убеждений, но нужно лишь бессмысленное повторение нескольких мифов, тешащих самолюбие. В этом отношении современный массовый украинский неонацизм является прямым преемником советской идеологии и явно опирается на многие ее стереотипы: например, на культ «светлого будущего», которым теперь является уже не коммунизм, а «европейский выбор», но его утопическая суть одна и та же. И результат этой превращенной формы «совка» будет таким же, как и её оригинала – быстрый и позорный крах, который сейчас очевидно и происходит.

 "Наследие Империи"

 

Источник Версия для печати