Бесплатно

С нами Бог!

16+

11:42

Понедельник, 22 июл. 2024

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Елена Семенова. КРАСНОЕ КОЛЕСО 2.0. На пути к катастрофе

01.02.2023 09:25

Ложь в истолковании прошлого приводит к провалам в настоящем и готовит катастрофу в будущем. В.О. Ключевский.

Из школьной программы предложили убрать Солженицына. Что характерно, предложил не какой-нибудь коммунист, а депутат от правящей партии.

В школьную программу предложили включить Прилепина. «Достойная» замена, что сказать. «Жить не по лжи» на «лжём по установленному тарифу».

В школьную программу вернут «Как закалялась сталь». Вот, тут надо остановиться подробнее. Потому что, если две первые новости носят покамест предлагательный характер (хотя и «в духе дня», и с легкостью эти инициативы могут воплотиться в жизнь»), то здесь уже вполне официальное намерение. Что такое «Как закалялась сталь»? Это не красавец Лановой, лихо мчащийся в атаку. Это совсем-совсем другое. А именно:

Николай Островский, безусловный фанатик коммунистической идеи, мальчишкой вступил в батальон особого назначения ВЧК, в рядах которого и сражался всю Гражданскую войну. После, уже разбитый параличом, утешался товарищ Островский тем, что писал доносы на своих соседей, в которых сплошь видел «недорезанных буржуев» и «буржуйских недогрызков».

Его автобиографического героя Павку Корчагина возвели в идол для советской молодёжи. Каков же сей идол? Роман начинается с того, что мальчик Павка тайком насыпал табаку в тесто для пасхальных куличей, которые готовились в доме школьного священника (изображенного, естественно, в самых черных красках). Поступок героя продиктован личной местью: «Никому не прощал он своих маленьких обид; не забывал и попу… озлобился, затаился». Писатель и далее подчеркивает озлобленность своего персонажа, усматривая в ней достоинство - готовность к революционной борьбе. Например, работая в буфете, Корчагин ненавидит официантов за то, что они получают щедрые чаевые: «Злобился на них Павка… гребут в сутки столько - и за что?».

Злобное, завистливое, закомплексованное создание примыкает к бандитам-большевикам и поступает на службу в Чека, чтобы, как говорится в романе, «добивать господ», «контру душить». «Дни и ночи Павел проводил в Чрезвычайной комиссии», но на его здоровье сказалась «нервная обстановка работы». Действительно, обстановка массовых убийств, насилия, бесчинств, царившая в ЧК, вся эта кровавая вакханалия «добиваний» и «душений», не одного Корчагина довела до нервно-психического заболевания.  Далее весь сюжет романа представляет собой борьбу между желанием героя работать на своем посту и прогрессирующей неизлечимой болезнью… Таков нравственный облик идола советской молодёжи…

Вот это вполне античеловеческое, не говоря уж, антихристианское сочинение психически больного палача хотят вбивать в головы и души подрастающих поколений. Зачем воспитывать юношество на примерах светлых, учащих любви и чести? Зачем приобщать их к идеалам русским и в духе русском образовывать? Зачем знакомить их с героями истинными? Есть же сумасшедшие кровавые павки и голиковы-гайдары… Которые научат ненависти. К России. К Богу. К людям.

Президент поручил рассмотреть вопрос об объединении курсов российской и всеобщей истории. Ну, то есть попросту ликвидировать российскую историю в рамках школьной программы. Зачем детям знать её? Чего доброго, вырастут такие умники, которые самого президента будут сметь нагло поправлять, когда он в другой раз объединит Шведскую и Семилетнюю войны…

- Единый учебник российской истории напишет Мединский. Естественно при участии гаспарянов и иже с ним перевертышей. Бедная-бедная российская история… Особенно, века ХХ. Снова детям нашем вместо правдивого повествования о ней будут «впаривать» советские мифы, снова станут уводить их прочь от России – в дремучие дебри полубольшевизма, полу… А и не поймёшь, чего «полу». «Полуясность, полумрак, полугласность, полутак…» - Тальков 30 с лишним лет тому спел. Так и живём…

По Первому (а по какому бы ещё?) каналу показали «Броненосец Потёмкин». Правильно! Что ещё показывать в воюющей стране, как не прославление измены целого броненосца во главе с ещё одним сумасшедшим (в самом не фигуральном смысле слова, Шмидт был психически болен, о чём сохранились соответствующие документы)?

Катится, катится новое красное колесо, набирая обороты…

- В ЛНР и ДНР приняты постановления о возвращении на «освобожденных территориях» советских топонимов, существовавших до 2014 года.

В Запорожской области в соответствии с указом главы администрации «О восстановлении ИСТОРИЧЕСКИХ названий» (его торжествующе публикует у себя красный пропагандист Борис Рожин по кличке Кассад) переименованы улицы:

Центральная – в Ленина

Независимости – в Дзержинского

Школьная – в Островского (того самого, «павки»)

Вишневая – в Артёма

Таврическая (!) – в Комсомольскую

Приветливая – в Советскую

Патриотическая (!) – в 40 лет Октября

Святопокровская (!) – в 50 лет Советской власти

Мира – в 50 лет ВЛКСМ

Украинская – в Коминтерна

Солнечная – в Красногвардейскую

Козацкая – в Ленинградскую

Святоникольская (!) – в Грязнова

Тенистая – в Маркса

Червоная – в Ленина

Дружбы – в Советскую

Патриотическая – в Маркса

Магистральная – в Кирова

Восточная – в Дзержинского

Фестивальная – в Ленина

Мира – в Свердлова

Садовая – в Безродного

Дружбы – в Ленина

Мира – в Маркса

Молодежная – в Воровского

Счастья – в Маркса

Радостный – в Советский

Исторический – в 50 лет ВЛКСМ

В сущности, этот (неполный) список – всё, что нужно знать об историческом сознании «руководящих и направляющих». Ранее посёлку Никольское было «возвращено историческое имя» (так радостно сообщили центральные СМИ) – Володарское. Это в их, руководящем, понимании восстановление исторической памяти. Исчерпывающе. Можно даже и не прибавлять ничего. Но, вот, читаю я этот список… И думаю: как же ненавистно должно быть переименователям всё, что связано с Россией, как ненавистны им святые, как ненавистно всё солнечное и приветливое, радостное, счастливое, мирное… Как люб им морок и разрушение, как дороги бесы. Вот, только причём здесь «русский мир»? Их мир самый, какой только может быть, антирусский. И отрекаясь от имен святых и заменяя их кличками бесов, никакой победы над другим вариантом антирусского мира под жевто-блакитным флагом одержать нельзя. Ибо… «не ведаете, какого вы духа». На что вы рассчитываете? Одолеть памятью в земле истлевших бесов – бесов, ныне скачущих? Напрасно! Живые бесы мёртвых попирают… «Род сей боится лишь молитвы и поста», - дан две с лишним тысячи лет назад рецепт победы. Креста трепещет род сей. А вы сами над тем крестом глумитесь, с каким-то прямо-таки упрямым сладострастьем! И что толку на фоне такого чудовищного глумления взывать по церквам о спасении России, о даровании победы? Взывать, не противясь этому глумлению, не требуя прекратить беззакония?

Война, которая идёт теперь, не только мировая или гражданская. Это война – духовная. А на войне духовной важны символы, важно духовное, моральное состояние войска и общества. Меньший бес всегда будет побеждён большим, полумрак – мраком. Победу на духовной войне не дадут ни володарские с дзержинскими, ни, простите, «культ кувалды». А без победы духовной не будет даровано и иной победы. Как не давалась она погрязшим в беззаконии русским людям в Смутное время до той поры, пока у последней черты, уже почти утратив свою государственность, не обратились они к Богу, не принесли покаяние…

Кто-то теперь станет тыкать пальцем в Донбасс, в Запорожье – де, там какие-то «совки» окопались, которые советскую топонимику восстанавливают. Не стоит. В Донбассе всего лишь следуют общему курсу. Кто больше всех кричит о том, что древний Бахмут – это Артёмовск? Жители Донбасса? Да не до того им, ежедневно монотонно убиваемым. Это центральное российское телевидение. «Нет никакого Бахмута! Есть Артёмовск!» - выкрикнула многонационально-многовекторная «патриотка» Симонян… Я не поклонница ни Ивана Грозного (при котором заложена была Бахмутская крепостица), ни Петра Первого (при котором Бахмут стал уже городом), но как было бы справедливо, чтобы гражданка Симонян в духе фантастического романа о «попаданцах» получила возможность ответить за свои слова перед этими Государями!

Хотелось бы вслед за многими публицистами сказать, что «проклятые коммунисты раскалывают общество». Да не сказывается. Во-первых, занимаются этим бесславным делом не коммунисты, которые лишь обрадованно подняли головы, получив карт-бланш на любую мерзость, а «руководящие и направляющие». Не надо тешить себя иллюзиями, что 80 сталиных и 40 дзержинских, наросших зловонными грибками на теле нашей многострадальной Родины, это «диверсии» нехороших коммунистов. Это – государственная политика. Каждого дзержинского сгоняют открывать и возлагать идолищу цветы курсантов и кадет, высокое начальство говорит пламенные речи. И кто бы, наконец, позволил коммунистам какие-то «диверсии», если бы политика была иной? Попробовали, вот, мы в последние годы скромные досочки Каппелю, Колчаку поставить. И что? И где? Снесли без всякой демократии.

Во-вторых, будем объективны. Какое общество раскалывается этим тотальным идеологическим преступлением против русского народа? Общество наше ведь так и не успело стать русским. Оно отчасти российское, отчасти советское… И лишь отчасти – русское. И этому обществу по крупному счёту нет никакого дела до топонимов и памятников. Оно слабо представляет себе, что такое, к примеру, Дзержинский, а если представляет, то больше – по советским фильмам-панегирикам и советским же учебникам истории. Раскол общества – это, если угодно, когда хотя бы часть его готова стать на защиту своих святынь от поругания. (А нынешний красный ренессанс – это поругание святынь, надругательство над памятью святых мучеников и страстотерпцев, кощунство против Господа Бога, помощи которого в войне какое же право имеем мы просить после этого?) Теперь попробуйте-ка – нет, не на улицы выходить, но хотя бы собрать подписи против всего творящегося безобразия. Много ли наберётся? Даже люди не слишком советских и вовсе не советских убеждений найдут повод уклониться. Одни скажут, что ныне война, поэтому «не время» (знамо, «товарищам» время всегда, а нам, как безоружным ополченцам времен «сакрального минска» - надо потерпеть и не поддаваться на провокации). Другие глубокомысленно заявят, что Солженицын – враг, хотя они его не читали, но слышали от одного «умного человека», поэтому заявление, где он помянут добром, они подписать не могут. Третьи отговорятся ещё чем-нибудь столь же «существенным». Церковь? Церковь в лице иерархов самоустранится, потому что… «синод и партия едины» (извините, не хочу оскорбить данной горькой иронией чьих-то религиозных чувств), а рядовое духовенство, совестливо мучась, будет в большинстве своём солдатски подчиняться начальству. Мне, например, сложно представить, чтобы сегодня у нас было возможно нечто вроде славного разгрома антихристианско-русофобской выставки в Сахаровском центре.

Поэтому тут не раскол. Тут… «мы вам диктуем свою волю» («Тихий Дон»). Победители 105-летней давности, которых никто и никогда не побеждал и от власти не устранял с той поры, продолжают диктовать. А мы не умеем, не имеем воли этому диктату противостоять…    

Боже мой! Какие мы бессильные!

Боже мой! Какие мы рабы! (А.И. Солженицын) 

В последнюю неделю особенно часто звучит слово «нашествие». Да, так и есть. На нас идёт нашествие, по сути объявленное Западом официально. За год полувойны-полутак Запад, насторожённо следивший за развитием ситуации, в очередной раз убедился не в нашей силе, а в нашей слабости. У историка Керсновского есть формула, относящаяся к Крымской войне: «Мы боялись спровоцировать Европу своей силой, а в итоге спровоцировали слабостью» (речь шла о плане решительных действий, от которого Государь Николай Павлович под давлением Нессельроде отказался в пользу плана половинчатого, имевшего в итоге печальные следствия). Сейчас РФ сделала именно это. Запад убедился, что решительных действий и серьёзной «ответки» не будет, и теперь война перешла в новую фазу. Вся махина НАТО двинулась на нас. И будет двигаться, потому что там нет и не было «полу», там – война. Война, целью которой, откровенно декларируемой уже госсекретарем США, является разгром России и обречение её участи отсталой резервации.

Но параллельно с этим внешним нашествием идёт и другое – внутреннее. Нашествие красных бесов, тени которых вызваны из гробов их нынешними последышами. Сомкнутые вместе, два этих нашествия ведут Россию и русский народ к катастрофе. И следовало бы бить в набат о том, да некому. Умолкли голоса набатные (Солженицын, Шафаревич, Клыков, Ямщиков…), а наши, слабые, кто и услышит?

И всё же, всё же – нельзя молчать теперь о нависшей над нами катастрофе. Нельзя во имя обманчивого «не время», покрывать поругание нашей земли, глумление над святым… Молчанием предаётся Бог, - предупреждает нас апостол. Не будем же предателями – ни Бога, ни русской земли. Нашими слабыми силами не остановить, конечно, красного колеса, и он ещё промчится по нашим спинам. Но – «пусть владеет не через нас». Но не уклонимся от того долга, который заповедан нам и который нам по силам – говорить правду. А услышит ли кто и воспримет ли – это уже не во власти нашей, и за то мы не в ответе.

 

ПС. В роковой день оставления нашей армией Изюма и других территорий российский президент и московский мэр открывали «самое большое колесо обозрения в мире». Колесу сделали ночную подсветку. В духе дня – красную. И теперь в вечерние часы издалека можно видеть – красное колесо над российской столицей.    

Елена Семёнова

Русская Стратегия

Источник Версия для печати