Бесплатно

С нами Бог!

16+

23:27

Среда, 28 фев. 2024

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Виталий Даренский. «И.В. Огурцов – о неизбежности самоуничтожения СССР и возрождения христианской России»

25.10.2023 11:01

Глава Всероссийского Социал-Христианского Союза Освобождения Народа (ВСХСОН) И.В. Огурцов (1937-2023) был мыслителем, сформулировавшим в Программе этой организации концепцию возрождения России, нисколько не устаревшую до сих пор.

 

Часть 1

Глава Всероссийского Социал-Христианского Союза Освобождения Народа (ВСХСОН) И.В. Огурцов (1937-2023) был мыслителем, сформулировавшим в Программе этой организации концепцию возрождения России, нисколько не устаревшую до сих пор. Ещё в 1960-е годы члены ВСХСОН предвидели скорый крах Советского Союза, однако целью ВСХСОН было не ускорить крах, который и без них был неизбежен, а не допустить последующего захвата власти в России наследниками большевиков. Члены ВСХСОН думали о спасении России, единственный способ которого видели в том, чтобы создать к «часу икс» такую силу, которая в условиях падения коммунистического строя сможет взять власть и начать русское возрождение страны. Поскольку в 1991 году силы, подобной ВСХСОН, в России фактически не оказалось, то её дальнейшая судьба складывается именно по тому сценарию, которого ВСХСОН стремился избежать.

ВСХСОН представлял собой уникальное явление в жизни позднего СССР. Во-первых, это было движение христианское, основанное на идее духовного сопротивления безбожной власти и возрождения православной России. Во-вторых, это было движение, организованное для создания новой освобожденной России, но при этом взятие власти предполагалось не в виде кровавого восстания, а наоборот, в виде противостояния хаосу, который возникнет при неизбежном саморазрушении ССССР. В-третьих, это было интеллектуальное движение, основатели которого сделали научный прогноз о неизбежности скорого краха коммунистического режима вследствие его внутреннего вырождения. Мировоззренческие принципы ВСХСОН были сформулированы во многом благодаря знакомству с трудами мыслителей русского Зарубежья. Ими осознавался бесчеловечный и антинародный характер коммунистической доктрины, разрушившей русскую православную цивилизацию и основы существования человеческой личности и народа.

Оценка членами ВСХСОН коммунизма как обезбоженной религии, создающей свою тоталитарную антицерковь, делает их позицию по отношению к коммунистической власти в первую очередь не политической, а религиозной. Это роднит социал-христианство ВСХСОН с Белой идеей. «По глубокому смыслу Белая идея, – писал И.А. Ильин, –выношенная и созревшая в духе русского Православия, есть идея религиозная. Эта идея борьбы за дело Божие на земле, идея борьбы с сатанинским началом в его личной и в его общественной форме. Борьба, в которой человек, мужаясь, ищет опоры в своём религиозном опыте» (Ильин И. «Белая Идея»). Такой же по своему духовному смыслу была и борьба ВСХСОН, чем и обусловлена ненависть к ВСХСОН в кругах русофобской «третьей волны» эмиграции.

Программа ВСХСОН характеризует капитализм и «его болезненное порождение – коммунизм» как явления, в основе которых лежит общая антихристианская концепция человека. Их следствия – растворение личности в стихийных силах, рабство у материи и вырождение личности как результат потери истинных целей и смысла жизни. Главой Союза И.В. Огурцовым было сформулировано емкое и точное определение тоталитаризма как системы тотального насилия над всеми сферами жизни общества и личности со стороны замкнутого класса-касты, организованного как партия-секта. В духовном плане этот класс-каста представляет собой псевдорелигиозную (идеологическую) секту, имеющую непререкаемую «догматику» и культ с ритуалом – сочинения «классиков», директивы партии, почитание вождей, героев и т.д. В экономическом отношении это собственник всех средств производства и рабочей силы. В политическом отношении это всевластная партийная бюрократия мафиозно-террористичекого типа.

В интервью, озаглавленном «В ХХ веке мы пережили геноцид», И.В. Огурцов напомнил: «Огромный процент населения – крестьянство и рабочий класс, и интеллигенция – был просто физически уничтожен советами. За весь период правления Сталина физически было уничтожено почти столько же людей, сколько во время Второй мировой войны, – десятки миллионов. Ещё больше было затравлено. Так что наша судьба в XX веке не просто трагична, мы претерпели геноцид после революции – если события октября 1917 года можно так называть… Страна была подвержена геноциду – и физическому, и духовному, морально-нравственному» (https://s-t-o-l.com/material/68666-v-khkh-veke-my-perezhili-genotsid/). И это – не результат какой-то исторической случайности или чьей-то ошибки. Нет, геноцид России заранее планировался и это хорошо известно: «Энгельс говорил, что Россия стоит на пути захвата пролетариатом мировой власти. Поэтому ей надо навязать… цитирую: «истребительную войну и безудержный террор» (там же). Поэтому у человека, знающего реальную историю ХХ века, остается два пути: либо струсить и закрыть глаза – либо пойти на подвиг спасения России от окончательного уничтожения. Третьего не дано, и И.В. Огурцов свой выбор сделал. В 1963 году он написал «10 тезисов социал-христианства», а в 1964 г. – программу «Всероссийский Социал-Христианский Союз Освобождения Народа (ВСХСОН)», затем – «Народную хартию» из 36 пунктов.

В.И. Огурцов говорит и том, что развал СССР непосредственно осуществлялся под руководством КГБ как целенаправленный процесс: «Поддерживали всеми силами все сепаратистские движения: “Саюдисы”, “Рухи”, то есть просто контора гэбистская поддерживала. Малейшие русские патриотические всплески сразу давились! Я, будучи в Мюнхене, имел очень большую информацию об этом. Провоцировали, давили, не давали даже голову поднять. Стимулируя и чуть ли не создавая на окраинах сепаратистские движения. Курс на распад, на разделение был заложен с самого начала». Тем самым не уже вызывают удивления и все последующие процессы.

Стоит кратко рассмотреть основные тезисы Программы ВСХСОН, важные и для нашего времени. Во «Введении» авторы пишут: «Миру необходимо духовное возрождение… Социальная катастрофа, в которую была ввергнута Россия в результате коммунистической революции, явилась тяжелым историческим уроком для всего мира. На протяжении своего полувекового существования коммунистическая система являла полную противоположность тем идеалам, к которым стремится человечество. Коммунистический опыт построения нового мира и попытка воспитать нового человека привели лишь к созданию бесчеловечного мира. Будучи болезненным детищем материалистического капитализма, коммунизм развил и завершил все вредные тенденции, которые имелись в буржуазной экономике, политике, идеологии. В этом источник поразительного сходства коммунизма с фашизмом. Составные части марксистско-ленинского учения заимствованы из западных буржуазных теорий. Новым в марксистско-ленинской “науке” являются программа обобществления, то есть захвата принадлежащих народу средств производства классом партийной бюрократии, и руководство к установлению диктатуры этого класса над народом».

Таков подлинный смысл так называемой советской цивилизации, которую в наше время пытаются реабилитировать, представляя её «частью русской истории». СССР, конечно, можно считать «частью русской истории» – в том же смысле, в каком частью русской истории было татаро-монгольское иго. Эпоха физического и духовного геноцида народа вообще не может быть частью истории – это антиистория. Манкурты, воспитанные на советском беспамятстве, сейчас устраивают пляски на костях своих предков, похваляясь «великими достижениями советской эпохи». Этим «шариковым», лишенным памяти и совести, даже в голову не приходит, что при любом другом строе эти достижения были бы намного большими уже хотя бы потому, что тогда не была бы уничтожена лучшая часть народа, а рабский труд на государство всегда намного менее производителен, чем труд свободный. Если бы не катастрофа 1917 года, сейчас население России было бы как минимум в два раза больше. И это было бы именно русское население, а не бессмысленная масса людей, лишенных национального сознания и понятия о высшей цели жизни, после того как их лишили и Бога, и национальности.

Духовная катастрофа советского периода намного страшнее любых материальных потерь, поскольку её результаты в полной мере начали действовать только сейчас. Большевики паразитировали на лучших качествах русского народа, доставшихся им от тысячелетней России, но сами эти качества уничтожали. Когда паразитировать стало уже не на чем и народ выродился в массу «субпассионариев», советский строй рухнул, как карточный домик. В советский период были уничтожены духовные основания семьи, трудовой и социальной этики – и теперь происходит вымирание народа, начавшееся еще в 1960-х годах (население позднего СССР росло уже только за счет азиатских республик). В Программе ВСХСОН говорится именно об этих главных – духовных – основаниях русской катастрофы: «Поверхностный буржуазный материализм превратился в фанатический атеизм, который стал почвой страшного антигуманизма, отрицанием человеческой личности. Отступив от Бога, коммунизм тем самым обезличил человека, превратил его в объект, в средство. Не только хозяйство было отчуждено от человека, но отчуждены его воля, его ум, его сердце… закономерно возник и развился до патологических форм культ лжеспасителей человечества». Коммунизм лишь для поверхностного взгляда кажется противоположностью капитализма, а на самом деле является порождением его худших тенденций – материализма и лишения собственности основной массы населения.

Основа противостояния советскому режиму не в так называемых «материальных интересах» (у членов организации их вообще не было, а была лишь жертва собой ради спасения России), но в первую очередь в спасении человека от безбожия и вечной смерти: «Сущность марксизма-ленинизма как философского учения – в отрицании божественной основы мира, в отрицании надматериальных ценностей, в отрицании духовной свободы человека. Поскольку экспериментальная наука не подтверждает и не может подтвердить эти положения, они покоятся на произвольном догматическом фундаменте и представляют собой в конечном счете метафизический материализм – самое безнадежное и ложное философское учение. Это есть культ бессмысленности бытия и абсолютной смерти». Народ с таким мировоззрением уже мертв.

Однако и «материальный фактор» также был чрезвычайно важен, поскольку экономическое порабощение народа также было одним из главных факторов его деградации в советский период. Это закономерно, поскольку «марксистско-ленинское положение об антагонизме классовых интересов в органической хозяйственной системе и в необходимости вооруженного классового столкновения приводит к самоубийственной для нации гражданской войне и к диктатуре коммунистической олигархии, при которой впервые в истории государство становится главным образом органом непрерывного насилия над народом, а интересы нового господствующего класса – действительно непримиримыми с интересами угнетенного народа… Марксистско-ленинское требование принудительно обобществить народное хозяйство ведет к хозяйственной тирании, к абсолютной, рабской зависимости народа от правителей, к резкому падению производительности и низкому качеству товаров, к нищенскому уровню жизни для трудящихся». В нравственном отношении к деградации народа неизбежно приводит то, что «марксистско-ленинское требование идеологического единства и тотального коммунистического воспитания народа вызывает жесточайшее моральное угнетение всего общества, развращает людей в атмосфере всеобщего лицемерия». В политической сфере «это учение, приведшее к необъятной власти новый господствующий класс – коммунистическую бюрократию, враждебно человечеству. Объективно служит оно только этому классу в деле ограбления, обмана и подавления народов».

Как это ни парадоксально, но марксистская теория о так называемых «классах», будучи крайней примитивизацией по отношению к мировой истории в целом, именно по отношению к СССР приобретает вполне реальный смысл. Программа ВСХСОН дает классовый анализ советского режима: «Рабочий класс, закрепощенный на государственных предприятиях, ставших коллективной собственностью бюрократии, стал еще более неимущим и бесправным… Коммунистическое обобществление хозяйства есть экспроприация народа в целом, превращение его в народ-пролетарий… создавались условия для возникновения нового эксплуататорского класса, превзошедшего силой все господствующие классы прежних социальных систем и отличающегося от них своей абсолютно паразитической природой. Этот класс превзошел их силой потому, что милитаристски организован и обладает большими навыками в демагогии и терроре; он превзошел их потому, что стал монопольным собственником всего народного хозяйства и тем самым – собственником рабочей силы… Этот тоталитарный класс коммунистической бюрократии растоптал человека и общество… История коммунистического господства представляет непрекращающуюся – то скрытую, то открытую – войну между диктатурой бюрократов и народом».

 

Часть 2. Окончание

После захвата власти в 1917 г. «коммунистические диктаторы ответили на требования рабочего класса, который они якобы представляли, свирепым террором», а затем, «преодолевая трудности коллективизации, партийное руководство организовало в 1930-х годах великий голод, чтобы окончательно сломить крестьянское сопротивление. Вооруженные отряды были отправлены в деревни, чтобы силой забрать не только так называемые излишки, но и жизненно необходимые для крестьян продукты. Страшные последствия этой меры, в результате которой десять миллионов человек погибли голодной смертью, тщательно скрывались от всего мира за железным занавесом. Одновременно преследовалась и вторая цель – согнать миллионы крестьян с земли, чтобы использовать их в качестве дополнительной рабочей силы для социалистической индустриализации».

Наконец, уже сформировавшемуся «классу партийного чиновничества, который превратил всю страну в трудовой концентрационный лагерь, было нетрудно расправиться со своими вчерашними товарищами, и к 1938 году тысячи и тысячи свободомыслящих членов партии стали жертвами коммунистической системы… Класс партийной бюрократии истребил десятки тысяч командиров Красной армии, что явилось продолжением террора против народа в целях сохранения коммунистической диктатуры».

Вообще, можно с полным основанием утверждать, что концепция русской истории ХХ века, кратко изложенная в Программе ВСХСОН, и наше время может служить настоящим образцом научно обоснованного видения истории, основанного на высоких нравственных принципах.

В частности, точной, объективной и взвешенной является следующая формулировка: «Великая Отечественная война была национальной, и только так она была осознана народом. Не рискуя призывать народ на борьбу под коммунистическими лозунгами, партийное руководство пошло даже на некоторое оживление национальной традиции и проявило более терпимое отношение к церкви. Только после победы была предпринята попытка придать войне идеологический характер. Между тем даже фашизм, являющийся разновидностью тоталитарной системы, не представляет собой столь всеобъемлющей тирании, как коммунизм. Если коммунистическая диктатура сосредотачивает в руках класса партийной бюрократии все три сферы общественной жизни, то фашистская диктатура захватывает только политическую и идеологическую монополии. Отсутствие главного, экономического, рычага в распоряжении партии ослабляет политический и идеологический гнет. Вместе с тем фашистская диктатура не возникает сама собою, а вызывается угрозой коммунизма и, как правило, жизнеспособна только до тех пор, пока эта угроза остается. Но основное отличие фашизма от коммунизма заключается в том, что фашистская партия не образовывает наподобие коммунистической бюрократии паразитического, всемогущего класса эксплуататоров. В борьбе с Германией народ защищал свою Родину, а не коммунистический класс и его страшную систему».

Применение «классового подхода» к советскому строю дает его весьма точную характеристику: «Установление власти тоталитарной партии и превращение частной собственности в государственную стали условиями зарождения всемогущего эксплуататорского класса. Так как почти все принадлежит государству, а коммунистическое государство есть не что иное, как монопольная власть партии… образуются два новых класса со своими особенными взаимоотношениями. С одной стороны, класс всесильных монополистов, с другой – класс неимущих, охватывающий всех остальных, народ, спрессованный в безличную крепостную массу… Крестьянство, составляющее половину населения страны, за пользование ничтожным приусадебным участком вынуждено отрабатывать советскую барщину на государственных латифундиях… Наконец, ни в одной стране мира женский труд не эксплуатируется так широко, как в коммунистических странах».

Эта «отгороженная от всего мира коммунистическая каста создала замкнутую систему хозяйства, которая нужна олигархии для сохранения ее собственности и власти, но которая очень дорого обходится народу… Эта хозяйственная тирания создается и поддерживается особым политическим режимом, который до поры до времени подавляет стремление народа к экономическому, политическому и духовному освобождению. Если с экономической точки зрения коммунистическая система есть разновидность государственно-монополистического капитализма, то с политической представляет собой крайний тоталитаризм, вырождающийся в деспотию».

Глубоко вскрыта и квазирелигиозная сущность советской идеологии: «Марксизм-ленинизм враждебен религии не потому, что это учение атеистическое, а потому, что оно само есть лжерелигия… Однако ее нельзя привить, прежде чем будет искоренена национальная традиция – живая душа народа… Все искреннее, самобытное, талантливое, благородное, что есть в народе, подавлено, вынуждено жить в глухом сопротивлении».

И вот, наконец, итоговая формулировка, объясняющая неизбежность краха всей коммунистической системы: «Никакие доведенные агитаторами коммунизма до виртуозности меры маскировки не могут скрыть, что дело идет именно к разрушению личности, семьи, народа… Внутренняя война против народа вследствие нового углубления коммунистической революции достигает на современном этапе предельного напряжения… Бредовая утопия как будто близка к полному претворению в жизнь. Но несмотря на то что история довела эксперимент почти до предельно уродливой формы, конечные цели коммунистического класса неосуществимы. И мировой крах наступит для этого класса именно тогда, когда ему будет казаться, что он стал всесильным на земле и на небе». Последний тезис кажется парадоксом, но, как мы знаем, именно так и всё и произошло в реальности.

Но, помимо этого глубинного нравственного закона истории, авторы из ВСХСОН очень хорошо понимали и практические аспекты деградации советского строя. В Разделе IV Программы «Историческая обречённость коммунизма» говорится: «Сущность коммунизма настолько реакционна и аморальна, что его идеологи не могут обнаруживать ее в неприкрытом виде. На социальную действительность набрасывается покров иллюзий… Безраздельная власть коммунистической олигархии и партийно-государственное хозяйство не означают социализм. Организованное бюрократическим классом «строительство социализма» явилось ничем иным, как индустриализацией, проводимой наиболее преступными методами и в интересах этого класса. Любой другой путь построения промышленности не только не требовал кровавых жертв, но и был бы значительно короче». Это «непроизводительный рабский труд не заинтересованных в нем миллионов и запрещение всякого свободного труда вне рамок государственного хозяйства… неизбежная в условиях коммунизма бесхозяйственность в гигантских масштабах… Уровень народного потребления… по сравнению с капиталистическими странами ниже в пять-шесть раз, и что самое показательное — народ в СССР потребляет меньше, чем до революции в царской России». Действительно, и до сих пор мало кто знает, что средний уровень народного потребления материальных благ, который существовал перед 1917 годом (перед революцией он рос стремительными темпами), в СССР был достигнут только к 1970-м годам, да и то не везде и не во всем. Фактически СССР на полвека обрушил народ в страшную нищету, прервав нормальный ход экономического развития страны.

Общий вывод таков: «Коммунистическая форма собственности глубоко реакционна, вредна в экономическом отношении, приводит ко всевозможным видам угнетения человека и общества. Историческое развитие форм собственности вело неуклонно к свободному народному хозяйству, и коммунизм представляет собой ненормальную хозяйственную формацию. Этатистская система не выросла закономерно из исторических форм хозяйства, она была искусственно и насильственно создана и приспособлена к интересам самого хищного эксплуататорского класса… Ее временное существование поддерживается исключительно обманом и насилием. Но нельзя обманывать вечно, и насилие будет низвергнуто силой».

Это неизбежно, поскольку, «находясь в состоянии непрерывной борьбы с собственным сопротивляющимся народом, коммунистический класс изолирован и одинок. Положение этого класса, его самочувствие и его поведение очень сходно с положением и психологией оккупантов. Отсутствие легальной оппозиции затрудняет организацию народа для борьбы за свободу, широкая шпионская сеть и карательные чекистские органы пытаются задушить растущие подпольные силы революции, но народ един в своем стремлении к освобождению, его победа историческая предопределена». Сравнение советского строя с оккупационным не ново – оно само собой разумелось и для мыслителей русского Зарубежья. Но для людей, воспитанных в СССР, это было интеллектуальным подвигом.

Для ВСХСОН принципиальное будущее России определяется не текущими процессами (здесь возможны и временные поражения), а духовной сущностью и направлением исторического процесса. Об этом сказано в Разделе VI «Основные принципы социал-христианства»: «Идет духовная борьба за личность. Перед человечеством два пути: свободное обращение к Богу и принятие Его заповедей, и тогда раскрываются все силы и красота Человека, или отпадение от Бога, и тогда – сатанократия, растворение личности в стихийных силах, рабство у материи, вырождение сознания вследствие потери истинных целей и смысла жизни… И капитализм, и его болезненное порождение – коммунизм могут быть преодолены только христианизацией всей жизни общества». Поэтому ложная альтернатива «капитализм – коммунизм» на самом деле создана для обмана масс и уводит их от реальной альтернативы этим двум видам безбожной цивилизации.

Как сказано в Программе, «Хотя христианская религия и не связана ни с какой временной социальной структурой, ее этические принципы могут и должны быть воплощены в экономической и политической практике. Христианство открывает смысл бытия и указывает временные цели, к которым нужно стремиться человечеству; оно в качестве высшего критерия восстанавливает правильную иерархию всех ценностей в мире. Высшей и абсолютной ценностью христианская религия признает каждую человеческую личность и братские отношения между людьми. Восстанавливая личность, социал-христианство тем самым восстанавливает народ как сложное духовное целое, способное на творческое самопроявление. Идеал христианства – индивидуальное многообразие в свободном единстве. Христианство против эгоистического индивидуализма и против безличного коллективизма».

Социал-христианство стремится создать общество, в котором будет устранена эксплуатация человека человеком и взаимоотношения будут построены на всеобщей солидарности, и в котором женщина не будет экономически вынуждена непосредственно участвовать в общественном производстве. Персонализация призвана возвратить непосредственно народу отчужденное от него хозяйство страны. В целях создания смешанной экономики и свободного демократического хозяйственного строя должны быть образованы следующие формы собственности: общенациональная, государственная, общинная, персоналистическая. Государство должно оставить за собой право устанавливать в общественных интересах верхний допустимый предел цен на основные товары и сохранить контроль над внешней торговлей. Основная задача – «возвращение собственности народу». Роль государства в экономической сфере существенна: полезные ископаемые, энергетика, промышленность, пути сообщения и связи общенационального значения остаются под контролем государства. Экономическое принуждение исключается механизмом хозяйственной структуры.

Наконец, социал-христианская государственная доктрина ВСХСОН рассматривает как безусловное зло такую организацию власти, при которой она является призом для соперничающих политических партий или монополизируется одной партией. Вообще, партийная организация власти неприемлема с точки зрения социал-христианства. Непосредственное участие общества в жизни страны должно осуществляться путем самоуправления на местах и представительства крестьянских общин и национальных корпораций – крупных союзов работников физического и умственного труда – в высшем законодательном органе страны. Поэтому в целом «государство должно конституироваться как теократическое, социальное, представительное и народное». По определению Программы ВСХСОН, «Теократическое – поскольку государство должно быть построено на моральной основе и обязано в своей деятельности руководствоваться религиозными принципами, которые являются общими для всех христианских народов, совпадают с внутренним мироощущением человека и представляют собой наигуманнейшие заповеди».

Именно в этом пункте – принципиальное расхождение ВСХСОН с «диссидентами». Именно этим объясняется факт старательного замалчивания истории ВСХСОН как в советское, так и в наше время. Создается иллюзия, будто бы существует только альтернатива советского строя и западнического диссидентства. И «Иного не дано» – как именовался один сборник на эту тему «перестроечных» времен. Информация о том, что, кроме русофобской «диссидентской» альтернативы советскому режиму, существует еще и русская альтернатива им обоим – эта информация крайне невыгодна как советскому режиму, так и нынешней власти РФ, которая является его наследником как по своей идеологии, так и по персональному составу.

 taman

Источник Версия для печати